Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Предел для бессмертных - Гаррак
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
ПЕРЕКЛИЧКА! Все отмечаемся!

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты (2186 год) » Вслушайся в меня, как в дождь


Вслушайся в меня, как в дождь

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

« засвети же свечу
     на краю темноты.
     я увидеть хочу
     то, что чувствуешь ты
»
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
https://i.imgur.com/89HOO3q.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Время; Место действия: 24/06/86;  Цитадель//Квартира Кларка
Сюжет:  Когда, жизнь теряет всякий смысл, нужен тот, кто создаст для тебя новый.
Участники: Janice Moreau// Varon Skatorus( as Clarke Heinlein).

[AVA]https://i.imgur.com/by6CWGS.png[/AVA]

Отредактировано Janice Moreau (12 июня, 2018г. 06:17)

+3

2

[AVA]http://s8.uploads.ru/f2ZYI.png[/AVA]
[NIC]CLARKE HEINLEIN[/NIC]

Голографическая клавиатура инструментрона осветилась оранжевым. Маленький динамик у двери пикнул, дисплей сверкнул зеленым светом, затем створка ворот отъехала в сторону.
Жалкое, печальное зрелище, что предстало перед Кларком, сжимало его сердце. Отчего-то слишком сильно. Он не хотел видеть ее такой. И немного удивлялся самому себе.
- Я верю и я помогу тебе, - сказал он. И свой голос он едва ли узнал. Пока слова срывались с уст, пытался понять: и вправду ли, объективно ли верил? Или заставлял себя поверить?
А ведь верить хотелось.
- Десять лет прошло, - сказала она.
- Что? - переспросил Рик. В этот момент он выкладывал из сумки ее одежду, в какой Джен взяли в той квартире. Когда вещи перестали представлять интерес для следователей в качестве вещдока, Рик взял их к себе домой и тщательно отстирал. Дважды. Пусть она не видит эту кровь, пусть забудет ее поскорее!..
- А... - словно опомнился он. - С нашей встречи. Да.
Он и не знал, что говорить. Барьеры, что разделяли его и окружающих, были слишком толсты и крепки... И... нет, он не терялся в разговорах. Никогда. Просто она была особенным случаем.
Но он не чурался откровенных разговоров, пусть это было не совсем ему по душе. Он их стоически выдерживал, понимая простую истину: спугнет - потеряет. И к тому же - он не сразу себе в этом признался - ему самому хотелось говорить с ней. А терять ее из виду он ни за что не хотел. Только не сейчас.
Декард намеренно избегал тем, касающихся ближайшего прошлого. Разговоры заходили дальше, глубже - но удивительно, чем более откровенные, чем более глубокие пласты души они затрагивали, тем они были... желаннее...
Он пришел в очередной раз. Не просто проведать.
Календарь показывал начало будней. Часы показывали начало рабочего дня. И это должен быть хороший день. Рик любил осознавать, что он поступает правильно.
Хайнлайн открыл дверь камеры в самое раннее время, какое только мог. Слишком уж ему не терпелось это сделать. Спросит кто - почему? - он сможет дать лишь самые банальные, самые неопределенные ответы.
Но самое раннее свободное время у него было глубоким вечером.
- Вставай, - сказал Кларк. - Идем отсюда.
Его голос был тихим, но не настолько, чтобы Джен его не услышала. Ему показалось, что она словно ждала этого.
Они прошли сквозь отделение, сели в его машину. И Кларк замер, будто в ожидании. Может, Джен и собиралась попросить куда-то ее отвести, но молчание продлилось слишком долго. И к тому же, Рик уже знал, где его кар припаркуется сегодня. Он был готов рассмотреть другие варианты, как уберечь ее - но других вариантов и не видел.
Неоновый свет сегодня действовал на нервы. Вывески баров, лампы модельных машин - все это словно подгоняло его быстрее вернуться в дом, в это хоть сколько-нибудь надежное укрытие. Неон - это что-то... что-то, связанное с компанией, с отрывом. Это было не его. Совсем.
И Джен было не до этого. Он знал.
- Это моя квартира, - сказал Рик, взяв Джен за руку и заведя ее в помещение. - Лучше тебе остаться здесь. Твое дело... не уладилось до конца. Туда могут вернуться еще раз. Тебе может угрожать опасность… или очередная подстава. Ты ведь… Тебя ведь подставили. Улики, что я нашел, говорят именно на это. И… и я тебе верю, - повторил Хайнлайн фразу, на которую через силу решился недавно.
Он на мгновение задумался. Наверняка она, измученная условиями камеры, сразу же оккупирует ванную, причем надолго. И потому Рик, скинув ботинки, попросив подождать, сразу же отправился туда первым. Быстро умывшись, помыв ноги-руки, он вернулся и тут же отправился на кухню. В кулинарии он не был мастак, но точно знал, что бекон, жаренный на сковороде вперемешку с яичницей и специями, будет вкуснее того бреда, которым кормят в камере.
- Я приготовлю ужин, - сказал Рик. - Ты пока можешь принять нормальный душ, не эту тюремную фигню. Там есть полотенце, шампунь, мыло. Если вдруг не найдешь чего-то - говори.

+2

3

Хотелось утонуть. Всё, что хотелось, так это утонуть, скрыться впотьмах озера, что находится где-нибудь на спутники, что вечно находится в тени своей планеты и никогда-никогда не всплывать. Потому что всё вокруг казалось сущим адом. Каждый день она пыталась твердить себе, что происходящее лишь сон. Каждый день становилось хуже. Не было слез, они закончились ещё во время ареста. Не было ярости, она закончилась, после того, как соседка по камере, прознав, что Джен из Альянса, постаралась приложить её об кафельный пол так сильно, как могла. Почти получилось, стоит сказать. Лишь после того местные поняли, что в данном случае одиночная будет лучше.

Моро было уже без разницы. Она буквально физически чувствовала, как после этого вся её жизнь разрушится. Ни службы, ни друзей, ни семьи. Пусто. Ведь кому нужны убийцы, тем более столь глупо попавшиеся. (Никто же не поверит, что она ничего не совершала. Уже никто не верил.).

Осталась лишь тоска, которая каждый раз подобно оголенному и очищенному от всего лишнего нерву отзывалась в сердце при каждом его визите. Кларк. Старый ни то друг, ни то чёрт пойми вообще кто. То было десять лет назад, они были другими людьми. Он уже тогда был взрослым мужчиной, а Джен лишь девчонкой, что не познала жизни, но столь хотела. Но пальцы и голос каждый раз предательски дрожали, когда он заходил проведать. Стыд и позор съедали сердце. И тоска по столь прекрасному прошлому. Моро не думала, что сможет сломаться так скоро, а нет. Смогла. Жизнь уже казалось слишком горькой на вкус и ей все меньше и меньше хотелось жить дальше.

- Я верю и я помогу тебе, - Моро, до того нервно дергавшая ножкой, сидя на краю койки и смотревшая словно куда-то в пустоту, тут же остановилась и повернула голову в сторону Рика. Первым желанием было обнять со словами благодарности, заплакать, но она тут же одернула себя, не малая девчонка, как-никак. Потому и лишь улыбнулась краешками губ. Зато так искренне, как не улыбалась давно.

- Десять лет прошло, - не вопрос, лишь констатация факта. Да, десять. Сколько ей было тогда? Восемнадцать, девятнадцать? Совсем дурная девчонка была, по Омеге думала одна шастать. Ей тогда лишь по-удачи встретился Рик, а не кто-то в тысячу раз хуже. И сейчас всё произошло по какой-то извращенной и странной удаче. Первая встреча столько лет спустя и как... руки вновь слегка затряслись. В попытке спрятать дрожь, Моро скрепила их в замок и положила на колени.

Свобода казалась приторной, казалась ненастоящей и ложной. Ощущение сна не покидало, а лишь становилось сильнее. От того она и молчала - банально не знала что говорить. Спасибо? Оно и понятно, но одним глухим “спасибо” едва ли она сможет высказать всю свою степень благодарности. Но другие слова не приходили в голову. Точнее их было слишком много, и Моро не могла подобрать их них ни одного нужного. Потому, пожалуй, и была вне всякой меры (вновь) благодарна Рику за то что он принял решение за неё. Не спросил где она живет, хотя наверняка и знал, не спросил куда ей надо. Просто поехал подальше от этого места, связываться с которым Моро не хотела больше ни на секунду. Он позволял ей молчать весь путь, а Джен и была рада не знать куда они едут, он позволял завороженным взглядом наблюдать за яркими неоновыми вывесками всех цветов галактики, иногда, лишь иногда, тихо-тихо удивленно вздыхая, когда кар проносился сквозь очередную яркую голограмму. Он позволял ей забываться и затеряться мыслями где-то среди всего этого неонового бедлама. Он позволял. Оттого и обладал властью, той властью над Моро, которая казалась чем-то страшным уже и ей самой. Она ему задолжала свою жизнь по факту, а такой долг так просто не может сойти с рук. Эту мысль пришлось оставить напоследок, дабы не расшатывать свою психику ещё больше. Потому Джен старалась просто не думать. И оттого молчала, поскольку обладала удивительным в современном мире качеством - сначала думать и лишь потом говорить.

Но неоновые вывески начали постепенно сменяться мрачными силуэтами жилых домов. А салон машины, уже даже едва ли практически незаметно для самой Моро, в прихожую квартиры. Маленький коридор с зеркалом напротив входа и парочкой шкафов вдоль стены. Только сейчас она заметила, что всё это время у неё тряслись руки. Рик говорил, говорил что-то без сомнения важное, но не сейчас, не для Джен. Губы дрогнули. Ей не было страшно (вроде бы). О ней пытались беспокоиться (вроде бы). Но паранойя, что мерзким червем поселилась в мозгу, не давала даже на секунду расслабиться. Тем не менее Моро лишь осела на кушетку в прихожей, боясь даже двинуться. Она понятия не имела что делать в такой ситуации. Весь опыт кричал - беги! Беги пока можешь! А измученная душа предлагала остаться ведь можно подумать, ей есть куда бежать. Лишь в тот момент Джен поняла насколько же она одинока. Сослуживцы они сослуживцы и есть - ничто более. Стоит им только подумать, что Моро предала свою родину, Альянс, то сразу же ополчатся против неё. Брат всё ещё смотрит на неё с тихой ненавистью, не безосновательно виня в смерти семьи. А отца видеть не хотела она сама.

Теперь же, кажется, у неё не осталось никого. Никого кроме Рика, старого друга, по какой-то своей причине решившего вытащить её из бездны в которую она упорно скатывалась вплоть с нападения на Цитадель. Решившего, скорее всего, рискнуть своей карьерой ради неё. Вопрос почему, что ему было нужно был самым, пожалуй, важным. Поскольку Джен даже и на секунду не могла задуматься о том, что это всё могло быть лишь порывом души.

И Моро была благодарна ему за то, что он ни о чем не спрашивал, не пытался допрашивать, что можно было бы от него ожидать. Просто помогал с, кажется, четким пониманием того, что нужно Джен в таком состоянии. Самое смешное-то было в том, что она сама едва ли понимала чего хочет. Вот и зайдя в душевую, закрыв за собой дверь на щеколду, где-то с минуту она пыталась просто осмыслить происходящее. Получилось едва ли хоть как-то хорошо. Сняв черную кофту и глянув в зеркало буквально мельком, Джен уже не узнала себя. Подтянутое спортивное тело, которым она чертовски гордилась в свое время, уже не было таковым. Через тонкую, чуть ли уже не прозрачную кожу, были видны и вены, и выпирающие ребра. Темно-фиолетовые синяки то тут, то там резко выделялись на фоне бледного тела, ровно, как и шрамы, которыми было испещрено всё тело.

Впрочем, какие-то абсолютно бытовые навыки никуда не делись. Моро всё ещё вполне самостоятельно могла и воду включить, и в душевую залезть. Вода была с непривычки куда теплее, чем обычно и, казалось, обжигала первые пару минут. С длинных волос капали темно-алые капли - не смытая ещё с поимки и с той драки кровь. Хотелось стереть кожу до кровоподтеков, до её ярко-розового цвета, чтобы было больно. Лишь бы на теле не осталась ни следа тех событий, лишь бы смыть, счистить и уничтожить каждую маленькую частичку, что помнила тот ужас. Но казалось, что для этого надо снять кожу вплоть до мышц.

Джен, в своих тщетных попытках, осела на холодный кафель ванны и заплакала. Тихо-тихо, так чтобы никто не услышал. Тонкие пальцы с обкусанными ногтями впивались в кожу головы настолько сильно, что ещё чуть-чуть и закровоточит, вскроется и польется наружу вся та внутренняя тьма и прочая гадость. Хотелось кричать. Орать, раздирая глотку, что это не её жизнь, что всё тут неправильно. Но знала же - не поможет. И всё что оставалось так это совершенно по-девичьи рыдать, плакать уткнувшись головою в собственные колени, пытаясь с этими слезами вывести всю ту желчь из организма, что люди обычно зовут эмоциями. Видит Бог, она хотела бы не уметь чувствовать. Ведь так проще, так легче и спускать курок, и жить. Быть может, тогда и жизнь сложилась бы лучше. От мыслей о потерянном прошлом пальцы впились в кожу ещё сильнее, хотя до этого казалось, что сильнее-то некуда. И, казалось, это помогло. Эмоции, столь сильные и столь внезапно нахлынувшие, начали постепенно отступать. Становилось легче. Она уже дышала чуть легче, чуть ровнее.

Выключив воду и выйдя из ванны, Моро вновь взглянула в зеркало, желая умыть лицо. Протерев его рукой, Моро тут же ахнула, тихо, едва ли слышно. На фоне густых темных волос показались первые белоснежные прядки седины. Раньше она пошутила бы, мол, стареет, сейчас же пальцы безжалостно вырывали эти пряди, несмотря на боль. Ведь это лишь ещё одно напоминание о её слабости. Джен не хотела быть слабой. Не хотела показаться Кларку ещё более слабой и жалкой, чем она была сейчас. Понимала, конечно, в душе, что тщетно это всё.

Вышла из душевой Джаннис уже одетая, но с головой, укутанной в полотенце. Глаза всё ещё были слегка красноватыми от слез, но губы да пальцы рук уже не дрожали. Ей стало и вправду куда легче, словно с водой смылись большинство тех плохих эмоций, что сдавливали грудь в тиски, не давая дышать. В небольшой, но достаточно уютной квартире (которой, впрочем, очевидно, что не хватало женской руки) пахло жареным беконом, что возвращало её в утра ещё где-то пятилетней давности. Когда она чувствовала себя по-настоящему счастливой. Джен дошла до кухни и тихо присела на краешек стула, поджимая ноги, так, словно просто пыталась занять как можно меньше места во вселенной.

- Спасибо. - В это “спасибо,” Джаннис вложила всю нежность, всю благодарность, на которую она была только способна, - Я знаю, что этого едва ли хватит, чтобы описать... - девушка запнулась буквально на секунду, понимая, что слов-то ей и не хватает, - сказать насколько я тебе благодарна. Но спасибо.

И она тут же замолкла, поджав губы, словно сказав, что-то не то. Стало холодно, по позвоночнику пробежалась дрожь. С минуту она молчала, прожигая взглядом какую-то черную чашку, стоявшую на краю раковины.

- Ты меня вытащил. Почему? В плане... ну ты же не был обязан. - голос дрожал, руки и губы дрожали. Она была похожа на маленького, потерянного котенка, который не знал, что делать, который потерял свою семью. И Джен смотрела на него, словно моля, при этом даже не понимая особо о чем. Быть может, о спасении, быть может, о смерти.
[AVA]https://i.imgur.com/by6CWGS.png[/AVA]
[STA]Когда все мои переменные станут постоянными[/STA]
[SGN]Не бойся, верь мне, идём на восток,
Даже если мир треснет.
Не бойся, верь мне, режь поводок,
Мы будем вместе

https://i.imgur.com/orInbWh.gif https://i.imgur.com/722Ych8.gif
Мы будем вместе,
Когда воскреснем.
[/SGN]

Отредактировано Janice Moreau (12 июня, 2018г. 06:59)

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты (2186 год) » Вслушайся в меня, как в дождь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC