Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Предел для бессмертных - Рита Ро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Свет свечи - Хино Юки

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
Требуются графические мастера Приди, дезигнер мечты!
ПЕРЕКЛИЧКА! Все отмечаемся!

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

АМС:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 1.0.А [Ковенант]


Эпизод 1.0.А [Ковенант]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s9.uploads.ru/f8jmJ.png

Участники квеста: Reyes Vidal, Sloane Kelly, Alan Normann, Titus Endor, Hayden Hoxworth
Место отыгрыша: Кадара, база "Вепрь"
Время, дата, погода: 2819
Краткое описание:
На Кадаре объявляется новая группировка "Ковенант", целиком состоящая из любителей человеческой плоти, - это частично помешавшиеся Изгнанники с жаркой планеты Элааден. Их отчаянный лидер со зловещим прозвищем "Молох" заполучил в свои руки очень деликатную информацию и поспешил ею тут же воспользоваться, отправившись на Кадару. Он задумал сместить сразу обе сильных кадарских банды - Отверженных и Коллектив, задумав заполучить себе Порт-Кадара, но для этого сначала решил привести в действие свой хитрый план, ибо силой победить не мог. Молох начинает свою жуткую завоевательную кампанию с того, что занимает лагерь других мелких разбойников, естественно, истребив их всех. То место быстро обрастает зловещими слухами, и начинают всё чаще пропадать люди (чаще обычного на Кадаре).  Затем Молох связывается с лидерами обеих группировок и начинает свою игру.

0

2

Свет, нещадно обжигавший, солнечный свет казался Майку пыткой. Но он помнил условия - никакой брони. Однако с каждым шагом по иссушенной пустоши, его уверенность таяла. Зачем он только согласился? Майк уже не помнил, а когда он пытался это сделать, то голова трещала по швам. События последних дней стали отдалённым эхом, неразборчивым месивом. Для Майка, упавшего четвёртый раз за день, они не имели абсолютно никакого значения. Всё, что было важно, и что неутомимо кричало где-то под рёбрами - вода! Пить! Поднимаясь с земли, мужчина машинально отметил, что здешняя трава была необычайно похожа на оголённые кости. Может, он уже близко? Майк с надеждой прищурился и потащился быстрее. "Костяная трава", скребущая по ботинкам, зашуршала злобно и голодно.
Все звали его Молохом...
"Надвигается беда. Молох принесёт спасение." - так гласили строки послания от неизвестного адресата, которому Майк сначала не внял, отмахнувшись словно от мухи. И совершенно зря. Через несколько дней он почувствовал себя не очень хорошо. И некоторые другие люди - тоже. Майк не понимал, в чём дело и почему судьба так с ним несправедлива. День ото дня ему становилось тяжелее, да ещё и начала одолевать нестерпимая жажда. Одна из очередных беспокойных ночей едва не стала для Майка последней - человек, которого он считал другом, навис над ним с ножом в руке.
Не сразу до Майка дошло, что его сочли заразным, а от всякой инфекции на Кадаре привыкли избавляться стародавними методами... Только лишь страстное желание жить уберегло его от "чистки". Так Майк бежал из Порта, а в его смутном разуме всё плавали строки загадочного сообщения... Оставалось лишь одно.
Майк слышал, что найти Молоха невозможно, если только он сам не захочет тебя найти, но было ли это поводом сдаться и лечь в пыльную безымянную могилу здесь и сейчас? Отнюдь. О Молохе уже давно гудела толпа во всех углах, и Майк запомнил, что искать нужно на востоке от Порта.
Когда перед глазами забрезжил неясный призрак каких-то построек, беглец и сам себе не поверил. Но "призрак" всё приближался, нарастал как гребень штормовой волны, и в итоге превратился в причудливый лагерь. Майк сразу понял, что не ошибся - люди, охранявшие это место, носили странную, словно бы покорёженную броню и лица их были чаще всего скрыты. Выглядело это жутковато, Майк даже напугался, несмотря на то, что эти мрачные истуканы-часовые даже не думали атаковать его, просто провожая поворотами своих безликих голов. Но пара силуэтов всё же покинула свои "насиженные" места, ступая следом - их шаги были едва различимы. До этого момента Майку казалось, что вспотеть ещё больше невозможно... Ему хотелось развернуться и уйти, однако теперь пути к отступлению по понятным причинам не стало.
Всё, что оставалось - это идти вперёд, к большому шатру. Вероятно, это и было обителью Молоха?
Здесь! Он здесь! Я спасён!
Впервые Майк был так рад кого-либо видеть. Хотя, на самом деле, картина, представшая его глазам, у разумного человека вызвала бы только страх. В центре шатра на возвышении стояло внушительных размеров кресло, увитое украшениями из костей. Майку показалось, что эти кости были человеческими... Значит, слухи не врут, и Молох питался плотью разумных? Сам он был ещё более устрашающим, чем о нём рассказывали. Вначале Майк даже не принял его за человека. Не-ет, это было настоящее чудовище, Зверь, сплетённый из неживого. Солнечные лучи, пробивавшиеся через потолок шатра, боязливо скользили по "мёртвым" синтетическим конечностям и замирали на мощном нагруднике. Лицо его... Его словно и не было. Будто Молох пожрал сам себя и теперь жаждал сожрать ещё кого-нибудь. Однако приглядевшись, Майк увидел бугристую безглазую маску, окрашенную в тёмно-бордовый цвет - она напоминала деформированный череп. В середине, впрочем, виднелись чёрные паучьи "глазки" грубо, но умело вкрученного визора. Когда киборг поднялся со своего "костяного трона", у Майка и вовсе отнялся дар речи и способность двигаться, будто бы ему в ноги бросили заморозкой. Он был огромен! Метра два ростом так точно. Майку даже показалось, что солнечный свет всё-таки испугался, частично померкнув, но это сам Молох просто подошёл ближе, отбросив исполинскую тень.
- Итак, ты пришёл, незваный гость. Назови причины, и я решу, что с тобой делать, - от неестественного голоса, напоминавшего шуршащее шипение воды вперемешку с какими-то помехами, у Майка волосы встали дыбом. Однако Молох ведь не угрожал ему сейчас, так?
- Я... Спасение...Письмо..
Увы, но на то, чтобы сказать что-то более внятное, у Майка не хватило сил и выдержки. Впрочем Молох оказался на редкость проницательным, или, может, сам вид Майка ему о многом говорил? Так или иначе, рука Молоха медленно опустилась на плечо Майка, отчего у того невольно подкосились ноги. Кивнув своей головой-маской, киборг произнёс медленно, но отчётливо:
- Тогда ты там, где нужно. Спасение ждёт.
Затем Молох отпустил его и отступил обратно к своему месту. От неожиданности Майк снова упал (в пятый раз!), почему-то вдруг почувствовав себя несправедливо брошенным и даже слегка испугавшись.
- Стойте! А у вас ведь есть вода?
Молох обернулся, в его шелестящем голосе слышалась насмешка:
- Вода есть только у нас.
Майк хотел было ещё что-то сказать, но не успел - перед ним вдруг возникла ещё одна фигура, которую он ранее не приметил. Наверное, это потому, что была она значительно меньше Молоха и, конечно, изящнее. К Майку склонилась безмятежно улыбавшаяся женщина с жёсткими выбеленными волосами... В отличие от большинства, она не полностью скрывала своё лицо, а лишь небольшую его часть - примерно верхнюю правую половину, при этом используя утончённую маску с позолотой... Или полумаску? Впрочем, не столь важно... Женщина выглядела человечнее всех остальных, и даже второй глаз в прорези имелся - внимательный, изучающий, живой глаз.
Узкоглазая, - между делом отметил Майк, свободно позволяя изучать себя ладоням в тонких перчатках. Женщина с золотым "полумесяцем" мягко взяла его за подбородок и повернула сначала в одну сторону, потом в другую, словно рассматривая нечто невидимое самому Майку. Наконец, она кивнула самой себе, склонилась ещё ближе и прошептала на ухо:
- Ты молодец, что пришёл. Мы так рады... особенно я. Твоё спасение. Ты заслужил.
Майку показалось, что рука в перчатке просто гладила его шею, но внезапно он почувствовал лёгкий укол. Окружающий мир сразу стал расплываться перед глазами. Майк видел, как отдаляющийся "золотой полумесяц" становится луной в белоснежном облаке...
***
Молох молча наблюдал за тем, как уносили тело.
- Нам нужно больше людей, Мелоди. Твой вирус слишком...медлительный.
- Терпение-терпение-терпение. Он уже начал набирать обороты, и это не остановить. Ничем. Только лишь непосредственно приняв его внутрь в чистом виде...и приобретя полезную мутацию. Или украв у меня вакцину. Кстати, я думаю, этот красавчик переживёт своё второе рождение.
- Хорошо. Но люди слишком медленно поддаются твоему вирусу. У нас в запасе не так уж много времени.
- Увы, это всё, что я могу. Мы ведь не могли запустить вирус сразу во все фильтрующие механизмы - это было бы слишком подозрительно. А так, они даже не понимают в чём дело. Не понимают, что вирус "очищает" их воду, только пить её сможет лишь тот, кто с вирусом "дружит" через симбиотический союз.
- Конечно. Я просто рассчитывал на большее.... Возможно, стоило бы дать им больше подсказок. Но не суть. Я уже выслал приглашения, так что подождём наших "главных гостей".
- Славно! Пойду, пожалуй, подготовлюсь... - Мелоди торопливо куда-то испарилась. У неё был какой-то особенный талант неожиданно появляться и исчезать.
Молох задумчиво подпёр рукой свой "череп".
- Не забудьте подготовить стол для наших гостей. Только лучшие блюда... Для последнего пира.

персонажи

Молох - повелитель ужаса лидер "Ковенанта", деспот, угнетатель, садист, каннибал и весь остальной сопутствующий "букет". Никогда не разговаривает громко. Возможно, в прошлой жизни был связан с Цербером. До недавнего времени водил знакомство с Видалем.

Примерный внешний вид (маска тёмно-бордовая):

http://se.uploads.ru/tYihs.jpg

Мелоди - гений на службе силы зла, учёный ум, но после нейроболезни ставший чем-то иным...
Знакома с доктором Накамото, живущим на Кадаре.
Под маской Мелоди скрывает несводимые ожоги от Скверны, которую изучала.

Примерный внешний вид:

http://s5.uploads.ru/06fDL.jpg

я не мог не :D

Примечание: Игроки так же могли получить "приглашение" от Молоха.

Очерёдность: Alan Normann, Titus Endor, Reyes Vidal, Sloane Kelly

+2

3

Челнок ощутимо трясло, горный ветер в этих местах был настолько силен, что с легкостью мог сдуть не только человека, но и полноразмерного крогана. Но причина тяжелого дыхания Алана была совсем не в этом.
- Капитан, как-то ты плохо выглядишь, даже хуже чем всегда.
- А ты не на меня пялься, а проверь лишний раз оружие. - Алан был слегка более агрессивен чем обычно, сказывался довольно долгий перелет и не очень хорошее самочувствие.
- Да я же просто спросить хотел, может помочь чем могу...
- Не можешь. Отвянь и займись полезным делом.
- Странно, - сказал женский голос через динамики в десантном отсеке. - показатели капитана Норманна в пределах нормы, не вижу серьезных отклонений. Укачало? - Это была доктор Каролина Рашер, руководитель медицинского отдела проекта Элисса и соответственно главный медик на всем корабле, именно она отвечает за здоровье всех членов экипажа, а так же за профилактику и медицинское оборудование. Перелет в другую галактику - дело не простое, потому Цербер нанял солидный штат весьма талантливых медиков и врачей, хотя уровень развития современной медицины и медицинской техники позволяет ограничиться лишь одним медицинским специалистом на борту, как то было на абсолютном большинстве кораблей Альянса. Высокая численность второстепенных сотрудников в проекте обуславливается наличием "запасных" членов экипажа - людей, которые в случае гибели основного состава или иных причин заменят собой их на важных постах. Единственные две должности, лишенные запасных - руководитель тактического отдела, т.е Алан, и руководитель исследовательской группы, т.е капитан Эндор. Регламентом проекта предписывается что они самостоятельно могут назначить себе заместителей по своему усмотрению. 
- Это не связано с моим здоровьем. - сказал Алан, еще раз тяжело выдохнув. - Просто тяжелые воспоминания.
- Расскажите об этом и вам станет лучше.
- Доктор, я не против ваших игр в психолога, но можно сделать это как-нибудь позже? У меня действительно дерьмовое настроение.
- Капитан, от вашего психического и физического здоровья напрямую зависит успех всей операции, так что считайте, что это приказ. - Доктор Рашер прекрасно знала, что даже ее статус главного врача не позволяет ей приказывать Алану, будь он даже при смерти, однако стараясь избегать ненужных внутренних конфликтов в команде корабля, Алан решил подчиниться.
- Вся эта ситуация в Порту не дает мне покоя, у меня долбанное дежавю.
- Поясните.
- На Омеге, когда я был совсем ребенком, такое периодически случалось. Всякий раз, когда группировки затевали передел власти, в районе, где сталкиваются их интересы, вспыхивали заболевания и начинались конфликты на расовой почве. Обычно это делалось с целью расшатать обстановку, чтобы в дальнейшем было проще отвоевать район, но иногда это делалось и просто так, чтобы местное население попугать. Как-то раз, когда мне было лет десять, в районе где я жил вспыхнула эпидемия, выкосившая семьдесят процентов зараженных. Мне тогда повезло, вирус был безобиден для людей, но вот остальным... Тела выносили целый месяц. И сбрасывали их через мусоросборники в космос...
- Сочувствую, но как это связано с нашей операцией?
- Судя по информации, которую мы получаем от наших агентов, в Порту творится черти знает что. Эпидемия неизвестного заболевания, массовые исчезновения людей, а еще кто-то задумал скинуть местную власть. Де-жа-вю. Нихрена не меняется. Галактика другая, методы старые.
- Нельзя исключать иные причины заболевания, возможно это какой-то местный вирус просочился через фильтры или какое-то растение производит его в период цветения. Мало ли может быть причин в чужой нашему виду галактике. Нет причин считать, что все так, как описали вы.
- Поверьте, доктор, в таких вещах мое чутье меня ни разу не подводило. Я всегда чувствую когда кто-то грязно играет. Ладно, разбираться с моим прошлым будем позже, а сейчас поговорим о целях миссии. - Алан встал с сиденья и ухватился за поручень над головой, чтобы придать своим словам большую значимость. Этот прием всегда срабатывал и в этот раз сработал тоже, тихие разговоры между собой прекратились и все приготовились внимать слову капитана Норманна. - Напоминаю всем план действий, по прибытию в Порт-Кадара необходимо на месте определить обстановку, чтобы понять с чем нам предстоит работать. Сперва нам необходимо будет договориться с местными властями, а если быть точным, договориться с Слоан Келли, больше известной вам как бывшая начальница службы безопасности Инициативы.
- Уже дерьмовое начало, капитан. Келли не из тех людей, с которыми будет легко договариваться, готов поспорить на три порции обеда, что после своей маленькой революции лучше характер у нее не стал. Личное мнение, ничего более. - сказал Стоунер, второй после МакМилана участник операции от тактического отдела. Помимо этих двоих и самого Алана в операции так же участвовал капитан Эндор и его протеже, ассистент Лобаев. Оба находились здесь не столько по собственной воле, сколько из-за позиции Норманна по вопросам участия в подобных "скользких" операциях.
- Позволю себе напомнить, - произнес Лобаев, - что ни я, ни капитан Эндор нисколько не заинтересованы в этой операции, более того, вы оторвали нас от важного исследования и мы...
- Ассистент Лобаев, - когда Алан был не в настроении, он переходил на официальные обращения. В его исполнении получалось достаточно жутковато и потому многие сразу осаживались, чем Алан со временем начал пользоваться. - ваши с капитаном Эндором исследования подождут. Если мы в кратчайшие сроки не разберемся с происходящим в Порту - возможны серьезные осложнения для всего проекта, смена власти в Порту может очень сильно поменять обстановку на всей Кадаре, а мы только недавно развернули тут полевой штаб, будет очень расточительно сворачиваться едва успели начать ваши исследования, кроме того наши агенты здорово рискуют, поставляя нам информацию для ваших исследований, потому имейте храбрость защищать тех, кто предоставляет вам информацию. Если вдруг, по прибытию на место, я пойму, что делать что-либо слишком опасно - мы просто заберем наших информаторов и вернемся на корабль, но если есть хотя бы малейшая возможность решить ситуацию малыми жертвами - мы должны попытаться это сделать. Еще важные заявления будут? Нет? Тогда я продолжу. В порту держитесь друг друга и никуда не отходите, не предупредив меня или капитана Эндора. Мы будем не на своей территории и я понятия не имею как отнесутся к нашему вторжению местные банды, но если нам удастся договориться с Келли - будет значительно проще получить всю информацию касаемо бушующего вируса. Если договориться не получится... Будем действовать по обстоятельствам. Капитан Эндор, рассчитываю на ваши аналитические навыки и советы по нашим действиям. И помните, работаем в режиме биологической угрозы, защитное снаряжение не снимать ни при каких обстоятельствах, усекли? Даже думать не хочу что произойдет, если мы притащим вирус на Терминус.
- Я вам лично головы поотрубаю. - вклинилась в разговор доктор Рашер.
- Вот, сами слышали. Если вдруг почувствуете недомогание или еще что - немедленно сообщите о своем самочувствии доктору Рашер, она будет находиться с нами на прямой линии и будет контролировать нашу работу с Терминуса. Так же, пока я буду договариваться с Келли, нам потребуется провести сбор образцов у зараженных колонистов. Капитан Эндор, Лобаев, оставляю эту тонкую работу на вас, в случае необходимости обращайтесь за консультациями к доктору Рашер. Пилот, сколько там до Порта?
- Садимся через тридцать секунд, держитесь крепче капитан, трясти будет знатно, видимость близка к нулевой, идем по приборам. Долбанная сера в атмосфере.

И действительно, трясло так, будто в челноке марширует войско кроганов. Даже Алан, обычно устойчивый к тряскам, почувствовал легкие рвотные порывы. Наконец, с третьего захода, пилоту удалось посадить челнок на посадочную площадку. Оперативно выгрузившись, Алан отправил челнок на корабль и приказал тому оставаться в карантине до выяснения природы поразившего Порт-Кадару вируса. Едва разгрузка была завершена и челнок отчалил от площадки, к Алану и компании подоспела парочка турианцев - явно местная охрана. Будь это не исследовательская группа Цербера, а кучка враждебно настроенных ксеносов - они бы пропустили все вторжение. Охрана обьекта оставляла желать лучшего, ничего удивительного впрочем нет, чего ожидать от мятежников из кучки бывших колонистов и ученых? Всех, кто умел нормально пользоваться оружием , Слоан скорее всего держала при себе, по крайней мере сам Алан именно так бы и поступил, будь он в ее ситуации.
- Люди? Вы кто такие и почему все в белом? - сказал один из турианцев, демонстративно щелкнув предохранителем на своей винтовке. Модель была старая, чувствовалось, что оружие пережило не мало боев, потертости и царапины по всей ширине корпуса выдавали в нем далеко не новую вещь, в отличии от снаряжения самого Алана и всех его спутников. В отличии от мятежников, вооружавшихся и одевавшихся как попало, проект Элисса обладал куда более внушительными запасами вооружения и снаряжения, превосходящими по качеству исполнения даже многие образцы для Инициативы. Финансирование проекта было на высоте, единственное, что вызывало в Алане праведный гнев - цветовые решения Цербера касаемо брони и оружия. Нет, серьезно, белый, черный и желтый? У кого-то в Цербере было плохо с цветовым вкусом. И хуже всего то, что Цербером от них буквально воняет.
- А по нам не видно? Ханарские стриптизеры.
- Очень смешно, еще раз спрашиваю, кто такие и че надо?! - турианец был уже на взводе, еще одно неосторожное заявление Алана и начнется перестрелка, в которой явно будут жертвы. МакМилан и Стоунер тем временем тоже приготовились к бою, прикрыв своими омни-щитами Эндора и его ассистента.
- Мы... Друзья. Веди меня к Слоан Келли, у меня есть для нее предложение о сотрудничестве.
- Ты ничего не попутал? Госпожа Келли не станет слушать кого попало...
- А я не кто попало. Алан Норманн, больше известный как Викинг. Сейчас я представляю независимый исследовательский проект "Элисса".
- Какой еще, мать твою, Викинг? Какая "Элисса"?! - турианец нервничал, группа людей в сверкающих белых доспехах явно вызывала у него какие-то неправильные ассоциации. Привет дизайнерам Цербера.
- Погоди, Викинг... Это же ты помогал нам во время восстания, мы тогда здорово намяли кроганам задницы на третьей палубе.
- По моим ощущениям, задницы тогда намяли нам, а не кроганам. Так вы отведете меня к Келли или мне здесь нужно кого-нибудь убить, чтобы с ней поговорить?
- Проводи этого к госпоже Келли, такие люди как Викинг нам нужны. Только будь осторожнее, этот парень опасен.
- Не ссы, я не кусаюсь без причины. Капитан Эндор, оставляю руководство на вас, МакМилан, Стоунер, остаетесь с ними и держите связь. И держитесь подальше от местных, они могут быть опаснее чем кажутся. - сказал Норманн и отправился в самый центр логова местных бандитов вслед за турианцем. Порт-Кадара отчетливо напоминал Алану родную ему Омегу, настолько, что это было омерзительно даже ему самому. Какой-то древний мудрец сказал, что не меняются только люди и войны. И кажется, он был прав. Едва люди и другие виды остались без руководства Инициативы и стали предоставлены самим себе, как гнилая натура многих вышла наружу. Те, кто еще вчера был безобидными учеными, поселенцами и фермерами, сегодня могли заколоть тебя за пару неосторожных слов. Законы и правила рухнули, межрасовые отношения откатились на стартовые значения, а именно все ненавидят всех. Вчерашние союзники становятся врагами, вчерашние враги могут стать друзьями. То, что было очевидно вчера, сегодня уже может быть неоднозначно, а завтра и вовсе не будет соответствовать действительности. В этом бешеном водовороте перемен, в чужой галактике, за много световых миль от Земли, под руководством двух амбициозных личностей небольшой исследовательский проект Цербера "Элисса" должен построить для человечества новый мир. Но сперва, необходимо было построить хотя бы отношения с местными лидерами, чем и собирался заняться Алан. Дело это было опасное, но никто впрочем и не обещал Алану смерть от старости.

Отредактировано Alan Normann (18 февраля, 2018г. 10:20)

0

4

Шаг вперед. Удар двумя сложенными щепотью пальцами чуть ниже глаз. Сквозь визор шлема? Скорости должно хватить, шлем полимерный.
Шаг вправо. Удар по голени. Захват. Линия огня перекрыта - турианец не может открыть огонь. Движения правой руки замедленны - травма? Вероятность успешной контратаки - около пятнадцати процентов. Риск оправдан. Разгерметизация доспехов повлечет временную дезориентацию.
Левой рукой достать пистолет, сделать два выстрела между горжетом и шлемом второго турианца - там тоньше слой брони. Пользуясь дезориентацией первого, заблокировать левую руку, взять за черепной нарост, поворотным движением сломать шею. Результат - мгновенная смерть первого, тяжелое ранение или смерть второго. Расчетное время - семь секунд.

...наконец, Норманн ушел вслед за турианцами и Эндор позволил себе расслабиться. Не то, чтобы он всерьез ждал начала боя - в конце концов, убивать солдат той, с кем ты пришел договариваться, просто невежливо - но на Кадаре... Было очень разнообразное общество. Сложно было предугадать, кто и по какой причине вдруг решит, что ударить в спину для него будет очень правильным и выгодным решением. Оглядев группу высадки и переведя оружие в безопасное положение, капитан полностью отдался наблюдению за обстановкой, удовлетворяя свою главную потребность - потребность в новой информации. Очень многое можно извлечь из самых мелких деталей - даже из того, как стоит транспорт, как ведет себя охрана, как держатся иные, не обремененные службой разумные существа - такие, как работники порта. По идее, ввиду усугубившейся обстановки, оборона должна быть усилена, однако четко скоординированных действий Эндор не заметил - их челнок сел на площадку без досмотра, а Викингу хватило одного своего имени, дабы выйти за территорию посадочной площадки. Зенитных орудий на первый взгляд словно бы вообще не существовало - хотя капитан и подозревал, что их просто не выставляют напоказ. Впрочем, будь в сопровождении челнока пара ганшипов, разнести тут все в пыль они успели бы раньше, чем на них бы среагировали - и это только при самом предсказуемом нападении в лоб. Альтернатива - незаметная высадка десантной штурмовой группы в пределах порта, задачи которой свелись бы к доразведке местности и, по возможности, нейтрализации охранных систем - тоже не сулила владельцам порта ничего хорошего. Крайне ненадежное место для организации пункта постоянной дислокации - именно поэтому исследовательская группа базировалась на висящем на геостационарной орбите "Терминус Эст", появляясь на поверхности лишь по необходимости, благо, расход топлива для компенсации гравитационных возмущений с учетом оптимизированной Эндором траектории был столь мал, что для относительно коротких промежутков времени - меньше двадцати шести с половиной лет - его можно было не учитывать вовсе. Был бы около Кадары естественный и достаточно массивный спутник - можно было бы разместить корабль в одной из точек Лагранжа и тем самым уменьшить расход топлива почти до нуля, однако, такого счастья судьба не предоставила.
- Есть мнение... - раздался по связи голос ассистента ничем не занятого Лобаева - в общем, если подозрения капитана Норманна верны и инфекция, ради которой, в числе прочего, мы здесь, имеет искусственное происхождение... Иначе говоря, является биологическим оружием...
Эндор кивнул, глядя на экипаж. Теорию об искусственном происхождении инфекции он, в принципе, поддерживал, хотя и не совсем понимал сути такого метода смены власти - зачем распространять теоретически способный к малопредсказуемым мутациям вредоносный микроорганизм, если цель - не уничтожение, а захват власти? Впрочем, возможно, в подобных схемах Норманн разбирался лучше.
- ...то почти наверняка возбудитель будет мимикрировать и на основе одних лишь собранных анализов даже вычленить его будет сложно. И разработка э... лекарства, займет время. Возможно, неоправданно большой отрезок времени. С другой стороны, разработчики почти наверняка должны иметь противоядие - ведь им необходимо защитить своих сторонников. Ну или хотя бы установочные данные возбудителя - это в любом случае облегчит работу нашим биологам - доктор Рашер может подтвердить.
- И это логично.
- Отсюда следует, что для успешной борьбы с заражением необходимо иметь доступ к исследовательской группе, разработавшей или запустившей инфекцию. Возможно, будет достаточно и одних результатов их работы - хотя бы записей.
- Но желательно захватить самих ученых. Живыми и говорящими -
закончил Эндор - мысль правильная. Определенно, ее стоит донести до Норманна.

0

5

Густая колкая тень оседала на Кадару - тень страха. В последнее время, пожалуй, только глухой не слышал о расползшейся по порту заразе. Страх звенел и отражался всюду, как рой мелких местных мушек, обожавших биться в стёкла по ночам и этим доводивших до бессонницы половину порта. Другая половина в это время обычно резалась в карты или упивалась алкоголем самого разнообразного качества до самого рассвета (если у них не было намечено никаких важных дел). Сам Видаль, правда, не относился ни к одной из этих категорий, ухитряясь казаться вроде бы своим в доску, но, тем не менее, редко появляющимся в общественных местах. На самом деле, он был настолько занятым человеком, что даже на сон выкраивал время по кусочкам. А иногда с этим вообще никак не клеилось, и второй рассвет уже лез в сосредоточенное отрешённое лицо, напоминая о том, что на сон снова было забито. 
"Ремесло у меня такое. Либо у меня будет много дел, либо ни одного", - так он отвечал тем мимолётным знакомым, которым взбредало в голову чрезмерно интересоваться досугом контрабандиста. Иные замечали странноватую отрешённость во взгляде, но и здесь Рэйес холодно парировал тем, что всего лишь играет в шахматы в уме, как его дед когда-то научил. Мол, умнее будешь казаться и скроешь то, о чём можно прочитать по лицу. При этом он даже не врал (что редкость).
Однако, с пришествием странной болезни на Кадару, всё здесь несколько переменилось. И сейчас не было слышно весёлых возгласов из уютных, загадочно светившихся баров, объятых завитками никотинового тумана или всякой дури, что была способна заменить его (и тоже являлась предметом местного товарооборота). Не было и многочисленных прохожих, шелестевших каждый о своём. Всё замерло в напряжении и безмолвии, сквозь которое был слышен методичный скрип натачиваемых ножей - друг против друга. У кого-то пока только в мыслях звучал этот скрип, а кто-то уже давно наточил свой "нож" и даже использовал по назначению. Впрочем, не новость для этого места. Только вот, слишком далеко всё зашло на этот раз. Рэйесу, а ещё точнее, Шарлатану нравилось видеть, что всё шло под контролем, что он в курсе всего и что, в некотором роде, влияет на многие события, пусть и скрыто. Конечно, он знал, что Кадару ожидают трудности, что он по сути содействовал всему тому, что сейчас происходило, руководствуясь собственной выгодой. Кадару должна была поразить болезнь, безусловно, но именно Коллектив должен был стать её "панацеей", что явно убавило бы популярности Слоан, столь крепко угнездившейся на своём троне. Для достижения такого результата, Видаль сбилизился с Молохом, ещё когда тот ошивался под жарким небом Элаадена, предложив тому выгодное сотрудничество и вместе с ним соорудив приблизительный план, согласно которому Молох должен был объявиться на Кадаре и посеять смуту. Однако вместо этого Рэйес получил сущий ад и прямую угрозу себе же. Всё порушили невообразимо возросшие амбиции Молоха - Видаль рассчитывал лишь на существование своры Молоха наряду со всеми прочими кадарскими группировками, на то, что этот здоровый ублюдок потреплет нервы Слоан и ослабит её в результате весьма вероятной конфронтации (и в ходе неё же будет уничтожен). Но вышло так, что Молох решил собрать целую армию, вообразив себя настоящим царём-полководцем. А для этого он порушил все планы Видаля по поводу "панацеи", использовав их себе во благо. Вирус, неожиданно, был усовершенствован. Теперь лекарство было только у Молоха, хотя ранее им располагал и Видаль. То есть, вышло так, что спасение обещать мог только Молох. А доктор Накамото, к которому регулярно наведывался контрабандист, только пожимал плечами и всё просил дать ему больше времени на синтез нового лекарства. Увы, теперь времени не оставалось вовсе, оно утекало слишком стремительно вместе с чистой водой, которой оставалось всё меньше, и вместе с чужими жизнями, выкашиваемыми то силами Отверженных в периодических "чистках", то в случайных склоках. А некоторые просто уходили из Порта и более не возвращались. Видаль знал, куда они все пропадают - соглядатаи в Пустошах сообщали о десятках людей, бредущих в одном и том же направлении, и о появлении каких-то странных людей в помятой броне и с жутковатыми повадками.
Что за чёрт... этот демон провёл меня, - Рэйес сокрушённо покачал головой.
До сих пор он не предпринимал особых попыток как-то помочь Слоан, всё надеясь, что Накамото удастся найти лекарство, однако угроза становилась всё отчётливее и обретала весьма угрожающие очертания. Становилось понятно, что совладать с выпущенным на волю "демоном" в одиночку уже никак не удастся и тянуть время дальше - всё равно что задыхаться в собственноручно вырытой болотной могиле с гниющими останками и россыпями жемчужных червей на них.
Порт уже давно утратил прежний облик себя, и это совсем не нравилось Видалю. Даже по пути к Кэлли контрабандист вновь наткнулся на очередное свидетельство необоснованной и чрезмерной жестокости. Распластавшись по песку, как прекрасная, выплывшая на берег русалка, на него смотрела некая юная особа.... Смотрела совсем отрешённо, но в шахматы она, конечно, не играла. Она была мертва, и обтекавшие её синие отсветы, падавшие от вывески какой-то мелкой лавочки, лишь усиливали этот очевидный факт. Ветерок от проходившей неподалёку решётки вентиляции слегка раздувал её пушистые тёмные волосы, часть которых утопала в луже неочищенной воды. Рэйес чуть прищурился, хмыкнул и присел у тела. Причиной смерти оказался, конечно, выстрел - в скрюченных, уже тронутых трупным окоченением, пальцах девушки до сих пор виднелась примитивная "Гремучка", возможно, даже собранная ею же. Но вся соль была в том, что Видаль не видел никаких следов боя, погони и других признаков борьбы за жизнь. Это казалось ему странным до определённого момента. Он ещё раз взглянул на лужу, в которой убитая лежала половиной лица, и жутковатое осознание кольнуло, словно электрический разряд. Часть синих губ, что оставалась на виду, была совсем сухой, даже иссохшей. Видимо, "русалка" умирала без воды, что вкупе с ассоциацией было даже символично. Совсем отчаявшись, девушка бросилась к первой попавшейся луже, и конечно, обрекла себя на ужасные муки, которые решила прервать выстрелом в горло из своего же оружия. Синие отсветы вычерчивали и лужицу крови, натёкшую из разорванного багрового горла "русалки", словно бы там у неё действительно выросли, вздыбились жабры. Рэйес протянул руку в перчатке и аккуратно приподнял голову "русалки". Ему доводилось видеть разъеденную плоть и ранее, но смотреть на частично оголённый череп было жутко. Не без содрогания он оставил мёртвую в покое, ведь вряд ли она ещё что-то могла ему рассказать. Рэйес поторопился пройти дальше, не рискуя больше нигде задерживаться. Достаточно. Решение уже было принято окончательно.
Это не по плану. Этого всего не должно было произойти. Нам нужно объединить усилия, чтобы избежать катастрофы.
Сейчас Видаль в принципе не хотел ни с кем знакомым сталкиваться и потому спешно натянул капюшон на голову, сразу став просто неразборчивой серой тенью. Разве что следы крови на перчатке могли бы смутить охрану Слоан, так что Рэйес мимоходом просто протёр рукой стену её "дворца", избавившись от подозрительных следов. Конечно, он заранее договаривался о встрече, и даже держал в кармане ампулу с недоработанным лекарством Накамото. Но даже уже подходя ко входу во "дворец", сомневался, что хочет показывать её кому-то ещё. Рука лишь крепче стиснула ампулу, а взгляд, направленный на стылую рожу охранника, стал ещё более хмурым.
- Меня ожидают, - буркнул Видаль, стягивая капюшон и тут же переступая порог "дворца".

+2

6

музон для атмосферы

Совместно с Reyes Vidal.

Кали-юга. Эпоха смут, болезней и раздора. Если бы время на планете исчислялось космологией индуизма, последний месяц знаменовал бы приход века демона Кали в жизни и души жителей Кадары. Экономическая и духовная деградация, смерть, страх и разложение, вспыхнувшая эпидемия воистину была беспощадной. Поселившись в самом лоне источника жизни – питьевой воде, хворь безвозвратно заключала тела людей в свои удушливые, чумные объятья. Обнаружение парочки обезвоженных трупов не только в задворках, но и на центральных улицах порта, становилось чем-то наподобие будничной картины. Не таким оно представлялось, это «новое начало» Джиен Гарсон, - Слоан часто ловила себя на этой мысли. После убийства Калликса, изгнания с Нексуса и захвата Порта-Кадара, всё как-то пошло набекрень. Судьба била не в бровь, а в глаз, рас за разом заставляя обороняться тщательнее. И вот, казалось бы, когда все карты разыграны, а все роли утверждены, на крепость, в которую ты, как правитель, вкладываешь всего себя без остатка, совершается нападение. Но не такое как привычно, враги Келли давно усвоили урок нападения на её территорию в лоб, так как головы усвоивших давно красовались на пиках городских ворот рядом с кеттскими. Новые претенденты на трон теперь были куда более аккуратными, предпочитая блуждать в тенях и плести заговоры. Трусы. Алчные тараканы. Если аморальная травля поданных была единственным шансом скинуть «королеву» с престола, то они не заслуживали даже грамма короны, на которую так претендовали. Не такой правитель был нужен людям, ибо они чувствуют, они знают и видят монархов насквозь. Только сильный и решительный лидер способен вести людей за собой, а не тот, кто решил приложить свои грязные ручки на всё чистенькое и готовенькое.

- Черта с два эти ублюдки получат Кадару! Я сожгу дотла все до единого тараканьи логова! Все эти высушенные трупы на улице и битком набитые изоляторы инфицированных, наглядно показывают, что остальные группировки только вредят благополучию Порта. Они разрушают всё, что за этот год было построено «Отверженными» кровью и потом. Я долго терпела присутствие этих «коллективов», «ковенантов» и прочих хренактивов, которых давно пора пустить на корм червям! – Слоан была вне себя от злости, мечась по апартаментам из угла в угол.

- Мы не должны делать поспешных выводов, ты же знаешь, что доверие жителей к нам и так сильно подорвано в последнее время. Объявление карантина только укрепило их опасения. Мы, считай, просто держим в больных в клетках, как скот на убой, - голос статного турианца оставался спокойным, хотя и не скрывал в своём тоне ноту открытого осуждения.

Келли на пару секунд остановилась от своих метаний по комнате. Сжав кулак до треска кожи перчаток, она развернулась к собеседнику и посмотрела на него испепеляющим взглядом, полным ярости и разочарования. В нём отчетливо читался вопрос – «Ты вообще на моей стороне, грёбаный умник?».

- А что мне оставалось делать, Кайтус?
– наконец, выкрикнула она после затяжного молчания. – Я не могу позволить эпидемии выйти за рамки Кадары. Ты представляешь, что было бы, не опечатай я космопорт и город? Сохранить доверие и позволить свободно разносить бациллы по скоплению Элея, от Элаадена до неженок на Нексусе? Я не могла на это пойти. Даже после всего случившегося я всё ещё верю в эту наивную грёбаную идею Гарсон – построить новый, не грёбаный дом для всех нас, грёбаных идиотов, отправившихся в грёбаную Андромеду. Но этого явно не случится, если вся экспедиция вымрет от грёбаного вируса. Тяжелое время требует тяжелых, ГРЁБАНЫХ решений, Кайтус! Легче обвинить, легче подставить, легче получить всё готовое, чем нести бремя порицаний общества на своих плечах, - она подошла вплотную к турианцу и буквально чуть ли не тыкнула пальцем в его лицо.   
 
Кайтус устало вздохнул и медленно отвел руку Келли в сторону от себя:
- Люди не верят в то, что мы можем что-то изменить... и уже не верят в то, что ты способна защитить их, Слоан. Я не осуждаю, просто лишь пытаюсь оградить тебя от необдуманных поступков.

Взгляд женщины обрёл хищный прищур, и она снова подвела свою руку к лицу собеседника, медленно сжимая ладонь в кулак.
- Тогда я ДОКАЖУ ИМ, что это не так.

Повисшая тишина между лидером «Отверженных» и её правой рукой продолжилась ещё секунд двадцать, прежде чем их не нарушило якобы неловкое «кхм-кхм». Оба взгляда, и Келли, и Кайтуса вопросительно устремились к фигуре, застывшей в дверном проёме.

- Ооо, я ведь не помешал, да? - в чуть прищурившихся, золотистых глазах промелькнули задорные искорки, какие бывают, если застал кого-то за чем-то таким...занимательным. Видаль чуть подождал, пока все присутствующие примут более-менее подобающие для беседы позы, и заговорил снова:
- В Порте большие проблемы, - Видаль осторожно растягивал слова, словно опасаясь подорвать и без того взведённую Слоан во второй раз, - И у вас, похоже, не достаёт информации о происходящем, иначе я бы здесь не стоял. Правильно?

Слоан раздраженно смерила мужчину взглядом, а затем слегка качнула головой вбок, обозначив негласное приглашение гостю войти в её «грёбаный тронный зал»:

- Десять высушенных жмуров из десяти за наблюдательность. А теперь сотри это придурковатое «оу-удивление» со своей рожи и слушай, - Келли сделала несколько шагов на встречу Рейесу и остановилась напротив, вытянув шею вперёд. - В порту не просто проблемы, а настоящая беспросветная жопа, поэтому, вся Кадара и я в том числе, были бы крайне признательны... - слова о признательности женщина намеренно тянула в коряво-смазливой манере, вложив в них всё своё «удовольствие» от проведения сторонних сделок, - если бы ты взял в руки лопату и прорыл туннель в чумное логово.

- Серьёзно? Ты же на самом деле не думаешь, вести дела с этим пронырой?.. - турианец с открытым презрением покосился на контрабандиста.

Ярко-голубой глаз Слоан привычно налился кровью, впившись взглядом в Видаля, с её уст сорвалось нарастающее шипение, но она так и не отвела взора от контрабандиста:
- Заткнись, Кайтус! Это именно то, что я собираюсь сделать. Ты сам просил повременить меня с тем решением. Что же, это последний рубеж моего терпения, - в словах Келли не было блефа, она действительно была готова пойти на крайне радикальные меры, даже если бы это означало бесчеловечную резню всех заподозренных в связях с остальными группировками.

- Кровавый ад, ну что там снова происходит? – неожиданно прервавшись от шума позади, Келли устремила взгляд на фигуры нескольких членов банды, нелепо топчущихся в дверном проёме, - Разберись с ними, - небрежно махнув рукой в сторону Кайтуса, женщина вновь перевела взгляд на собеседника.

Жвалы турианца нервно дёрнулись от отданного приказа. Он неспешно освободил свои руки, которые всё это время держал за спиной, и покинул апартаменты, нарочно задев контрабандиста своим плечом. Когда в «тронном зале» не осталось больше никого кроме Слоан и Рейеса, Слоан обратилась к нему: 
- Скажи мне, Видаль, ты знаешь, как наши предки боролись с чумой в древние времена?

Контрабандист, вяло обернувшись через плечо, пронзил взглядом удалявшегося турианца, думая о том, что если бы у того на голове росли иглы, наподобие дикобразьих, то он непременно бы ими выстрелил в спину, - такую желчь, ненависть и презрение сейчас излучал шипоголовый затылок Кайтуса.
"Интересно", - впрочем, что именно "интересного" в этом находил Видаль, было сейчас не так важно. Рейес полностью вернул внимание к Слоан и более насущным вопросам, хотя глаза его оставались такими же непроницаемо-безразличными - будто он играл в покер или, быть может, снова в шахматы.
- Ммм, внезапный исторический экскурс, как интересно. Если ты хочешь, чтобы я нацепил маску помойного ворона и с ритуальным зловещием размахивал факелом, проводя для всех "целованных Чумой" принудительное самосожжение, то смею разочаровать. Я не мясник. К тому же, вода не горит. Разве что спирт.
На мгновение концентрированная флегма во взгляде снова уступила место лёгкой насмешке, но всего на мгновение.
- А вот по поводу чумного логова идеи есть. Но для такого понадобится не один топор... - Рейес тянул нарочно. Раздумывал, разминая пальцы и неспешно тарабаня ими по карману с ампулой, - И даже не только топор. Вирус им, увы, не разрубишь.
Он словно был сейчас обратным отражением беснующейся владычицы Порта - незыблемо, почти что пьяно-спокойным и раздражающе медлительным, словно бы никакой чумы и не гуляло сейчас, прямо в этот момент, по отравленным улочкам Порта. Ведь это был не совсем его Порт, и наблюдать за метаниями действующей "королевы" по собственному тронному залу доставляло какое-то особое, извращённое удовольствие.

Слоан буравила взглядом мужчину, словно была готова просверлить в нём несколько черных дыр. Безразличие. Равнодушие и... пофигизм? Черт побери, явно не этого она ожидала увидеть в глазах кадарского жителя, увязшего в той же «Джобе», что и она. Этот Видаль - он никогда ей не нравился. Возможно, Кайтус был прав на счёт него. Очередной эгоистичный наёмник, заботящийся только о количестве нулей после запятой на своём кредитном балансе. Было в нём что-то отталкивающие, что-то раздражающее, наверное, то самое отсутствие искры мечтателя во взгляде, которое было у Джиен Гарсон и Алека Райдера. Иногда она задавалась вопросом, по каким критериям «Инициатива» вообще отбирала добровольцев на ковчеги. Люди вокруг неё давно потухли изнутри. Наверное, поэтому внутренний огонь Слоан так привлекал их. Последовав за ней, отчаянные изгнанники вновь поверили в своё будущее, получив надежду таки найти свой дом в негостеприимной Андромеде. Таким же как Рейес это не требовалось, их дом был там, где крутились деньги и прибыль. Низко? Не идеалистично? Да. Зато удобно, учитывая нынешние грёбаные реалии. Келли с горечью осознавала, что её искра уже не такая яркая, как раньше. Не зря говорят, что со временем люди становятся твёрже и скептичнее. Мысленно придираясь к Рейесу, женщина ловила себя на мысли, что просто ищет к чему бы придраться, дабы выпустить пар. А ведь явно не за этим она звала сюда этого человека. Отринув прочь кипящие эмоции, Слоан хищно прищурила взгляд и заговорила, держась в пассивной агрессии:

- Кажется, ты не полностью осознаёшь всю бедственность положения на Кадаре, не только чужого, но и твоего в том числе, - женщина ближе наклонилась к Рейесу, на её усеянном шрамами и ожогами лице, читалась угроза, вполне открытая и реалистичная.

- Если чуму не остановить, скоро маска помойного ворона – единственное, что сможет уберечь тебя от самосожжения, - она замолчала, словно давая время переварить озвученные перспективы, - Но я звала тебя не за тем, чтобы предостеречь от трагичной участи. Надеюсь, ты вполне осознаешь, что Кадара – это единственное будущее, которое осталось у изгнанников. Визгливых соплежуев с Нексуса и отморозков-каннибалов с Элаадена я даже не беру в расчёт, ибо у них нет будущего, лишь насущные помои настоящего, которые они жадно пожирают, и в скором времени таки пожрут, после чего начнут жрать друг друга. Для того чтобы взять факелы и топоры в руки, у меня есть парни и девушки куда покрепче твоей карамельной шкурки, - Келли скептично фыркнула, указывая на ошибочность нелепых предположений Рейеса. Конечно, она не собиралась вручать ему топор в руки и отправлять в добрый путь с «местным отрядом саниснпекции».

- Ты нужен мне для куда более тонкой работы, которая скажем так, моим ребятам не совсем по профилю, - Слоан, словно, потеряв интерес в бурлении собеседника взглядом, вдруг, развернулась и неспешно отправилась к столу, на котором стояла недопитая бутылка виски.

- Но прежде чем озвучить их, я бы сначала с радостью послушала ТВОИ идеи касательно чумного логова, - сделав высокомерный акцент на слове «твои», Слоан небрежно подвинула стоящий стакан в сторону и сделала с горла бутылки затяжной глоток.

"Слоан в своём неподражаемом стиле медведя гризли с горящим хвостом", - только и подумал Рейес, молча наблюдая, как та опрокинула в себя некоторое количество виски, как раз давая время поразмыслить. Впрочем, размышлял он до этого и не единожды - можно сказать, что мысли уже давно были перемолоты в пыль и разложены по отдельным формочкам.

- Конечно, не по профилю, потому что во многих ситуациях необходима гибкость, а не, - Рейес замялся, но потом просто развёл руками, как бы подчёркивая очевидное, - ..мускульная сила. К счастью, у меня есть всё необходимое, в частности сведения о точном местоположении лагеря Молоха, с которым, как мне казалось, тебе хочется расплатиться кровавой монетой. Я бы только поддержал такую похвальную инициативу, ибо ты НЕ права - я прекрасно осознаю, что я сижу в том же самом болоте, что и все изгнанники. Ну, и ещё один важный момент, - Рейес снова на секунду призадумался, словно это было чрезвычайно сложно вспомнить, - Я знаю человека, который может изобрести лекарство от нашей чумы. Доктор Накамото, если интересно. Было бы крайне опрометчиво игнорировать определённые его...таланты в этой области.

Когда Видаль заговорил о «гибкости» Слоан снова громко фыркнула и вновь опрокинула бутылку с виски.

- О гибкости будешь рассказывать своим подружкам, Рейес. Я знала, что тебе что-то известно о Молохе, иначе бы ты не стоял сейчас здесь. Лишь один приказ и мои «мускулы» и сровняют этот гадюшник с землёй, без чьей либо помощи. Я бы уже давно так сделала, будь у меня грёбаное лекарство без которого у Кадары нет будущего. Эти мрази изобрели вирус, эти мрази его и вылечат. Но проблема в том, что с психами невозможно иметь дело. Даже если удастся взять в плен кого-то из них живьём, нужный человек при штурме может просто сдохнуть или слинять, а мы так и останемся сидеть с разбитым корытом отравленной воды. Я не могу так рисковать, когда есть другие варианты.

Когда же Рейес заговорил о Накамото, глаза Слоан шокировано округлились, на голубом глазе проступили кровавые прожилки от растущего гнева и напряжения.

- Ты знал о нём всё это время и просто молчал?! Твою же, грёбаную мать! – Келли яростно ударила бутылкой по столу, от чего та разлетелась на мелкие осколки. Кусок стекла порезал её пальцы, от чего женщина лишь сильнее сжала их. Тёмно-синие языки нулевого элемента окутали её силуэт, и она с колоссальной скоростью метнулась в сторону Видаля, словно, собираясь сбить его с ног всей своей массой. Но этого не случилось, сцепив зубы до шипения, Слоан гневно впилась взглядом флегматичные карие глаза своего собеседника. Другой бы на его месте, наверняка, бы уже обосрался от страха, но Видаль держался так же равнодушно, как и раньше, что вызывало в Келли невольное уважение к собранности мужчины.

- Эй, вы там, - лидер «Отверженных» обратилась к охранникам, стоящим за дверями, - турианец и азари среагировали моментально, войдя в «покои» с винтовками наготове. - Приведите ко мне Накамото, сейчас же, мать вашу! – слегка кивнув, «Отверженные» удалились, вновь оставив Слоан и Видаля наедине, - Было крайне опрометчиво с твоей стороны не сообщить мне об этом раньше! Мои люди уже приходили к нему, но он лишь пугливо пожимал плечами, перебинтовывая очередного бомжа. Чертов узкоглазый дурила, - покачав головой, Келли решила оставить разборки о непростительном умалчивании важной информации до лучших времён, если они, конечно, наступили бы.

- Меня задолбало ходить вокруг да около, Видаль. Поэтому скажу прямо - мне нужно, чтобы кто-то проник в логово Молоха под прикрытием и разнюхал о происхождении вируса. Кто это будет, ты или кто-то из твоих людей, мне насрать, важен лишь результат. Все «Отверженные», которых я отправляла к Молоху, мертвы, ублюдка постоянно кто-то информирует и с этим, не сомневайся, я очень скоро разберусь. А пока я хочу услышать от тебя лишь одно: мы договорились или нет?

По выражению лица Келли было видно, что она не в настроении продолжать бессмысленный трёп, и явно ожидает конкретных слов или действий со стороны своего собеседника.

Лицо контрабандиста всё ещё оставалось ровно кирпичным, хотя это стоило ему немалых, почти ощутимо физических усилий - так и хотелось улыбнуться хотя бы краем губ над раздражением Келли по поводу невесть куда пропадающих шпионов. Вот ведь незадача, кто же это такой мерзкий их сдавал всё это время? К сожалению или к счастью, но такая информация (как и информация насчёт лекарства до этой самой поры) тоже была Для Слоан где-то за гранью, за горизонтом событий... Где-то в тёмной недосягаемой Джобе, если уж на то пошло.
Видаль понял, что молчание подзатянулось, и с трудом вернулся к предмету обсуждения и всем этим неприятным насущным проблемам.

- Договорились, тем более, раз не пришлось проверять здесь мою гибкость на практике. Я так полагаю, мне нужно раздобыть каких-то рисковых людей, где бы их только взять... - Видаль что-то проворчал себе под нос, скорее просто для вида. Он нарочно прибеднялся, ведь будет крайне странно, если всего лишь какой-то контрабандист будет вести себя чересчур вольно в этом плане, так словно у него есть свита верноподданных, которые за него и в огонь, и в воду, и вообще круглосуточно висят на той стороне провода, ожидая указаний. Рейес демонстративно "потупил" в развернувшуюся на руке светящуюся табличку инструментрона, которую свернул через несколько секунд, небрежно махнув рукой.

- Ладно, я придумаю что-нибудь, но будет непросто, - перед уходом он бросил последний взгляд в разноцветные злые глаза, так, для закрепления сделки вместо казавшегося неуместным рукопожатия, - Только "узкоглазого дурилу" своим энтузиазмом не убивайте, он нам ещё пригодится.

Слоан скривилась, выслушивая откровенную дерзость, за которую уже хотелось пару раз въехать по «карамельным рёбрам» контрабандиста.
- Никто не говорил, что будет просто и не беспокойся. Я тщательно позабочусь о сотрудничестве с нашим несговорчивым доктором, - уголки её губ немного приподнялись, не скрывая того, что уговоры могут стать для Накамото не только словесными, но и «костехрустящими», если он и второй раз откажется помогать, - А теперь проваливай, Рейес, пока я не начала проверять твою гибкость на деле.

Лидер «Отверженных» развернусь к Видалю спиной и последовала к своему трону. Устало усевшись на него, женщина вздохнула и обхватила рукой, трещащую от проблем, голову. Хотелось хотя бы несколько минут посидеть в тишине, но, конечно же, очередной крик верзилы с дверного проёма нарушил её скоропостижный покой.
- Босс, тут какой-то хер с того челнока, приземлившегося неподалеку от порта, хочет поговорить с вами. Какой-то «Викинг». Говорит, что знаком с вами и помогал изгнанникам при восстании.
- В душе не секу, кто это. Ладно, веди этого грёбаного героя сюда, - рука Слоан нервно дёрнулась, пряча за ладонью уставшее лицо. - Эти хреновы аудиенции начинают меня утомлять...

Отредактировано Sloane Kelly (8 апреля, 2018г. 17:27)

+1

7

О том, что сказки на этой планете не будет, сколько бы волшебных колёс ты в себя не закинул, Хайде понял ещё во время предотлётного инструктажа на Гиперионе, уже изначально настраиваясь на огромного и не особо дружелюбного северного зверя песца. Однако происходящее в последнее время, даже по меркам диверсанта, повидавшего всякое, выходило за все существующие рамки приличия и дозволенного. И, похоже, многие жители считали во всём виноватым Нексус, таки внезапно решивший уничтожить изгнанников, сделав это в весьма изощрённой форме, заставив хорошенько помучаться перед смертью. И хотя сам Хоксворт получал информацию о непричастности своего руководства, исключать такую возможность он не мог, равно как найти причину проворачивать столь хлопотное, медленное и хитроумное дело. Куда проще было бы использовать его самого по привычному профилю, отдав приказ о проведении большого бада-бума, с последующим сваливанием всех обвинений на местных, не довольных вторжением, ксеносов, просто распространив весть о том, что враждующие шайки благополучно выпилили друг дружку во время войны за власть или сочинив ещё какую-нибудь красочную и убедительную историю, конечно же исключив любые упоминания о себе. Впрочем, и особой помощи от Нексуса так же не поступало, даже когда Хейд кое как сумел отправить образцы местной питьевой воды для подробного исследования. Политика, чтоб её.
Самому же Язычнику оставалось только лишь убивать скуку и собственный организм в ожидании новой работы от своего текущего командования, одного из двух, смешивая коктейли из прописанных дотошным доктором микстурок и крепкого алкоголя, иногда разбавляя это дело очищенной водицей из личных, стремительно скудеющих запасов. Временами нежелание в один не самый прекрасный день превратиться в мясной сухарик начинало старательно подбрасывать идею соорудить персональную машинку для очистки собственной мочи, но предстающая перед глазами картина потребления переработанной жидкости вызывала у желудка не самые приятные позывы, тем самым отметая мысль до следующего раза.
Вот и сейчас бывший старший сержант вооружённых сил Альянса систем сумел взять себя в руки, сделав из фляжки добротный глоток привезённого ещё с родной Земли рома и занявшись медитативным чирканьем самым обыкновенным ножом по дереву. Крыша Тартара не только располагала к расслабленному времяпровождению, но и давала хороший обзор, позволяя намётанному глазу снайпера следить за всеми визитёрами, занесёнными не лёгкой в Трущобы. Впрочем, в этот раз внимание мужчины привлекла очень даже знакомая фигура с не менее знакомой макушкой, довольно шустро покидающая бар и направляющаяся в сторону лифта. «Рейес Видаль, куда же ты так спешишь?» Пусть особо тесно и долго сотрудничать с контрабандистом Хайде пока не доводилось, он всё же сумел сделать свои выводы об этом представителе местной фауны, и его умение ввязываться в весьма интересные дела было в числе первых.
Выждав, пока ангарский связной закончит рассматривать труп очередной жертвы местного проклятия, который до сих пор не удосужились хотя бы просто убрать, не говоря уже о похоронах, и пройдёт в лифт, замаскировавшись под неприметного обывателя, диверсант с тихим хрустом размял шею и аккуратно спустился на грешную землю, оставив недоделанную заготовку для лука рядом с насиженным местом. Проверив, благополучно ли прошло приземление для непочатой заначки и его собственных ног, мужчина поспешил к подъёмнику, не особо сильно надеясь нагнать свою новую цель. «Знал бы ты, незабвенный, что подозрительные личности, прячущие лицо под капюшоном, зачастую куда сильнее бросаются в глаза…»
В эпицентре Порта бурлила своя размеренная жизнь, если такое описание подходит для места, где крайне велика вероятность схлопотать пулю цепной шавки Слоан за неосторожное слово или неправильное действие. На лицах многих обывателей читалось несбыточное желание поднять очередной бунт и вытребовать у местной Королевы ответы вместе с избавлением от чумы, разбавленное добротной порцией животного страха и нежелания становиться следующей жертвой нависшего проклятия. Сам же Язычник, будучи сторонником радикальных мер, решил бы проблему так, как учили, как привык и лучше всего умел – без лишних слов разнёс бы всё к чертям и не морочил себе голову, но к величайшему сожалению старшего сержанта не всё проблемы можно было решить, просто превратив их в хорошенькую воронку от взрыва. На худой конец он мог бы сам плеснуть горючего в огонь и заставить восстание ярко вспыхнуть, но без приказа проворачивать подобное было равносильно подписи собственного смертного приговора.
Обнаружить контрабандиста среди жителей мужчина не сумел, однако один из торговцев подтвердил, что недавно некий мутный и явно скрытный Херр направился в логово Слоан. «Ого, похоже и в самом деле намечается какая-то крупная игра… Во имя Света лампы накаливания, я заинтригован!» Решив, что вламываться в покои Её Величества будет не самой хорошей идеей, диверсант стратегически удобно пристроил свою задницу на каких-то контейнерах, оставленных недалеко от надёжно охраняемого входа, бросая себя в омут томительного ожидания.
Дабы скоротать время, Хайде вызвал омнитул и принялся старательно изображать увлечённое чтение, то и дело украдкой наблюдая за происходящим вокруг, стараясь не проворонить собственную цель, но и не желая привлекать к себе излишнее внимание. И вроде бы не происходило ничего необычного, ровно до тех пор, пока в нос не ударил незнакомый запах, не характерный для этого места, сразу же заинтересовавший и привлёкший к себе внимание. «Император милосердный!» Стоило снайперу поднять взгляд и наткнуться на группу в белой, с чёрными и жёлтыми вставками, броне, как условный рефлекс затребовал выхватить оружие и открыть стрельбу на поражение. «Очень надеюсь, что это либо галлюцинация из-за моих коктейлей, либо у местных шаек появился дизайнер с дурным вкусом, но с хорошей памятью на ублюдков» Почувствовав, как волосы на загривке встают дыбом, Хоксворт тихо рыкнул и легко ущипнул себя за руку. И это движение ему вполне помогло успокоиться – боли он не почувствовал, а значит всё ему просто чудится. «Говорила же мне мама не мешать таблетки с алкоголем. Привидится же такое…» Осознание, вместе с тихим «wait a second…», пришло всего через пару мгновений и заставило про себя выругаться. «С другой стороны, если это и в самом деле церберовские выродки, то получить возможность очистить всё здесь огнём становится куда реальнее. Хотя стали бы они так открыто палиться? О, конечно же стали бы, это же неотъемлемая часть корпоративного имиджа! Хоть открывай курсы по обучению азам маскировки на местности, уже есть как минимум три кандидата…» Увы, опешив от такого поворота событий, брюнет даже не успел заметить на весьма узнаваемой броне какой-либо опознавательной символики в подтверждение или опровержение своих теорий. Проводив группу взглядом, всё ещё надеясь на ошибочность сделанных выводов, Хейден тут же наткнулся на контрабандиста, теперь уже не так сильно заботящегося о своей скрытности.
- О, величайший из всех изгнанников, чьё великолепие способно затмить даже убийственную красоту «Чёрной Вдовы»! – отключив омнитул и поднявшись на ноги, снайпер беззлобно усмехнулся и отвесил Рейесу шутовской поклон. - Тебе не откусили голову в этом логове страшного зверя, я удивлён. – Выпрямившись и выудив из нагрудного кармана запечатанную плоскую металлическую флягу, мужчина с лёгкостью бросил свою ценную ношу в руки ангарского связного. - Считай это главным призом и моей благодарностью за предоставленное место под Кадарским солнцем… - Подойдя на несколько шагов ближе к цели и совершенно не думая скрывать хитрую улыбку, диверсант протянул правую ладонь для приветственного рукопожатия. - Конечно с вероятностью в три сотри процентов это меня не касается, но я ведь окажусь прав, сказав, что намечается нечто весьма интересное, но при этом не являющееся очередным бунтом? –Однако улыбка быстро сменилась серьёзным выражением, а голос Язычника стал несколько тише. – Ты и сам заметил тех ребят в белых костюмчиках, что направились к Слоан, верно? Если мои опасения верны, то нас с большой долей вероятности ожидает здоровенная задница космических масштабов, поверь моему опыту.

+1

8

Повисшая в воздухе тишина давила, создавая ощутимое напряжение. Алан медленно шел вслед за турианцем по узкому и довольно плохо освещенному коридору, ведущему прямо к тронному залу самозваной королевы Кадары - Слоан Келли. С интервалом в несколько метров вдоль всего коридора стояли хорошо вооруженные и солидно экипированные охранники, они разительно отличались от того вооруженного сброда, который встретился Алану в космопорту. В отличие от последних, они обладали выправкой, оружие держали уверенно и что самое характерное - они пристально следили за каждым его движением. По всей видимости, это были преданные Келли остатки службы безопасности Инициативы. Ощущая на себе несколько десятков прожигающих взглядов, Алан шел уверенно, каждым шагом показывая свой статус: Он не пешка, которую можно запугать одним лишь косым взглядом или хлесткой фразой, он матерый, опытный ферзь, на своем пути сломавший шею не одному десятку других фигур. Для таких как он страх является непозволительной слабостью, моментально выбивающей с занимаемого в пищевой иерархии места. Страх сковывает, замедляя движения и затуманивая рассудок, он побуждает на неоправданные действия, подвигает к ошибкам. Любая, даже мельчайшая ошибка, может стоить жизни - Алан давно усвоил это правило, однако не всем в этом мире "повезло" жить на Омеге и не каждый мог бесстрастно смотреть на иссохшие трупы вдоль городских улиц. Царившая вокруг атмосфера была пропитана страхом, он чувствовался в воздухе, преодолевая воздушные фильтры скафандра, он ощущался в жгущих спину взглядах охранников, пробиваясь сквозь непрозрачные забрала их шлемов, он был заметен даже в нервной походке турианца, идущего прямо перед Аланом.

Казалось, что даже стены вокруг сочились страхом, но в этом не было ничего удивительного. После того, как отчаявшиеся обитатели Нексуса покинули свое убежище и отправились самостоятельно осваивать эту чуждую нашим видам галактику, их общество погрузилось в первородный хаос. Привычный мир был уничтожен, законы и порядки, сдерживающие их истинную натуру, оказались лишь иллюзией и вчерашних безобидных фермеров и ученных понесло кто во что горазд - убийства, расовая ненависть, классовая борьба, гомофобия и даже каннибализм были лишь вершиной той кучи дерьма, в которую вляпались изгнанные с Нексуса мятежники. Одна научная статья, которую Алан прочел незадолго перед отлетом Нексуса в Андромеду, гласила: общество всегда стремится одновременно к двум противоположным явлениям - к порядку и к хаосу. Накушавшись безвластия и отчаяния, общество начало создавать новый порядок. На волне анархии и беспредела к власти пришла Слоан - изгнанники были готовы на что угодно, на хоть какой-нибудь, пускай даже абсолютно варварский, порядок. Власть поддерживалась жестокостью и грубой силой, за безопасность приходилось платить, а всех, кто платить не был способен, попросту выселяли за пределы безопасной зоны - в самый что ныне есть природный хаос и анархию. Показательные избиения и казни несогласных стали нормой жизни. Порядок, даже такой кровавый, был необходим обществу чтобы оправиться от перенесенных тягот и потрясений, никто ведь не ожидал такого развития событий - все ждали, что по прибытию их будут ждать прекрасные "золотые" миры, полные жизни, любви и надежды, а получили... То, что получили. Алану сложно было вообразить, какого было разочарование, когда вместо обещанного рая в далекой галактике колонисты обнаружили выжженные, радиоактивные и пропитанные ядовитой кислотой и газами свои новые планеты-дома. Пропали корабли-ковчеги, а вместе с ними огромное количество пассажиров, семьи тех, кто отправился в первой волне, оборудование, припасы, провиант и что хуже всего - все без исключения Первопроходцы, на которых возлагались основные надежды в освоении чужой галактики. Проект "Элисса" отличался от остальных участников Инициативы, среди его членов не было никого, кто был привязан к старому миру, не было тех, кто нуждался в Первопроходце чтобы предпринимать какие-то действия и решения, не было тех, кто тешил себя мечтами и надеждами. Вся "Элисса" это сборище независимых одиночек и индивидуалистов, каждый из которых сделает все для выполнения своей цели. Исследовательская группа капитана Эндора состояла в основном из непонятых и недооцененных научным сообществом ученных, каждый из которых был готов положить жизнь на алтарь науки, оперативная же группа самого Алана состояла из завербованных наемников-самоучек, прошедших тяжелую школу жизни и способных выжить и выполнить задачу там, где другие сломаются. Страх, надежда, вера в будущее, моральные нормы, принципы и так далее были не важны для "Элиссы" - для них существовало только хладнокровное движение к цели. Единственная установка, данная Цербером проекту, заключалась примерно в этих словах: Процветание человечества. Любыми путями, любыми способами, любыми средствами. Что делать и как, какие применять при этом инструменты, как достигать цели, чем для этого придется пожертвовать - в глобальной перспективе все это было не важно. Все ради цели, такое одновременно простое и сложное условие. И в данный момент Алан поставил на кон свою жизнь, забираясь поглубже в логово одного из самых опасных хищников Кадары.

- Оружие на стол. - скомандовал провожатый-турианец. Хотя Алан его хорошо слышал, выполнять установку он не спешил. Остаться без оружия, да еще и в окружении стайки подчиненных Слоан - очень, очень плохой для него расклад.
- Оглох? - переспросил турианец. - Оружие на стол и поживее, госпожа Келли сегодня весьма занята. - еще раз оглядевшись в помещении и оценив ситуацию как безвыходную, Алан, скрепя сердцем, положил винтовку и пистолет на стол. Только после того как турианец и один из его помощников убедились в том, что Алан не припрятал в рукаве еще какого-нибудь оружия, они пропустили его в тронный зал. Помещение было удивительным, оно одновременно походило на королевские покои какого-нибудь средневекового короля и шатер вождя племени дикарей. Внутри было довольно людно, некоторые из присутствующих переговаривались между собой шепотом, остальные помалкивали и тихо наблюдали за происходящим. На столах виднелись шикарные по нынешним меркам блюда и напитки, не чета тому, чем обычно питались остальные обитатели Кадары. Королевской свите всегда достается все самое лучшее, классика.
- Церберская шавка. - с презрением произнес кто-то за его спиной. Не удивительно, Цербер многие не любили и не просто так, сказываются десятилетия терроризма и соответствующая репутация организации, а в своем идеально белом (удивительно, как инженерам Цербера удалось добиться настолько ядовито-белого цвета) скафандре, Алан выглядел как эталонный представитель компании. Эмблему на броне рисовать не стали, видимо церберские инженеры все таки понимали чем это закончится, однако фирменный дизайн сохранили и благодаря этому каждый таракан на Кадаре мог без сомнения определить принадлежность проекта "Элисса" к Церберу. Хотя сам Норманн и был против подобной показухи, в ней предусматривался некоторый смысл - проекту "Элисса" предстояло вести за собой все человечество в светлое будущее, стать для него символом процветания, этаким маяком света в царстве непроглядной тьмы, а подобный символ должен быть ярким и запоминающимся. Что ж, им это удалось, никто из присутствующих даже не сомневался в принадлежности Норманна к Церберу, вот только нынешняя его слава одной из самых опасных террористических группировок Млечного Пути совершенно точно не облегчала ситуацию. В иных обстоятельствах, Алан бы ответил на грубость грубостью, такое было вполне в его стиле, но в сложившейся обстановке принял решение оскорбление проглотить и попытаться перехватить разговор в свои руки.
- Босс, это Алан Норманн, он же Викинг, он здорово помог нам на Нексусе... - начал было представлять гостя турианец.
- Я сам в состоянии представиться. - сделал выпад Алан, переняв инициативу. -  Рад знакомству, мисс Келли, я Алан Норманн, капитан тактического отдела независимого исследовательского проекта "Элисса". Я наслышан о сложившейся ситуации и пришел сделать вам деловое предложение. Мы сильно заинтересованы в скорейшем разрешении конфликта и установлении порядка в Порту и предлагаем для этого скоординировать и объединить наши действия и усилия. Если вы согласитесь допустить наших специалистов к зараженным и позволите нам работать на вашей территории, мы окажем вам всю посильную помощь в разрешении сложившегося кризиса, в том числе и силовую, если потребуется. Взамен, мы просим предоставить нам всю имеющуюся информацию касаемо ксенотехнологий Кеттов и Ангара, которой на данный момент обладает ваша организация, это позволит нам компенсировать затраты времени и в целом значительно ускорит наши исследования. Уверен, у нас получится взаимовыгодное и долгоиграющее сотрудничество. - Алан был очень аккуратен в словах, аккуратнее чем всегда. Он понимал, что в сложившейся ситуации помощь со стороны была бы для Слоан очень кстати, чтобы восстановить пошатнувшийся не в ее сторону баланс сил, но так же он понимал, что довериться чужакам было бы очень рискованно с ее стороны. Впрочем, у него был один козырь - Слоан как бывший руководитель службы безопасности должна знать, или по крайней мере догадываться, что "Элисса" была далеко не рядовая исследовательская группа в составе Инициативы. Еще бы, персональный корабль, минимальные ограничения свободы действий и выход из криосна в первой волне - все это стоило Церберу огромных сумм, пожертвованных Инициативе и кое-кому в ее руководстве лично. Сомнений в профессионализме оперативников "Элиссы" быть не может.

Во взгляде Слоан чувствовалась необычайная усталость, по всей видимости обстановка последних дней здорово подточила ее эмоциональное здоровье. Алан лишь надеялся, что она еще не выгорела до конца и не станет отказываться от сотрудничества в порыве ярости, ведь в противном случае ему придется переходить к плану Б, а план Б был прост и не затейлив - попытаться выйти на контакт с Коллективом, второй по значимости группировкой Кадары, чего ни Алану, ни другим членам экспедиции делать бы очень не хотелось, ведь общеизвестно, что игра с Коллективом это хождение по очень тонкому и очень острому лезвию, которое вращает в своих руках поистине призрачная личность "Шарлатан". И победить в игре по его правилам просто невозможно.

Отредактировано Alan Normann (9 июня, 2018г. 06:37)

+2


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 1.0.А [Ковенант]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC