Пост месяца. Charlaine Lacroix Пишет
Charlaine Lacroix
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Воробей был ярко-зеленым, будто апрельская травка, пробивающаяся на ухоженном газоне в центре Ванкувера. Шарлин ещё раз с удовлетворением провела кисточкой по его пушистым перьям и разжала ладонь, выпуская птицу на волю. Вокруг уже скакало множество разноцветных воробьев... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Предел для бессмертных - Рита Ро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Ростки демократии - Ленард Тумс
Свет свечи - Хино Юки
Впусти меня - Донек Ногатус

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
Требуются графические мастера Приди, дезигнер мечты!

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

АМС:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты » Людоеды, червяк и гонки по вертикали.


Людоеды, червяк и гонки по вертикали.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sg.uploads.ru/VqUCz.jpg

Место действия: Элааден
Сюжет: В Андромеде жизнь идет своим чередом. Кто-то изо всех сил старается обеспечить безопасность колонистов, кто-то трудится на благо Инициативы, а кого-то привлекает возможность легко и быстро разжиться редким вооружением. И дельце вроде не пыльное, и не вполне легальному торговцу врать незачем. А Элааден, что Элааден, разного сброда везде хватает, где сейчас не опасно? Кто не рискует, тот сидит со старым "Палачом" в кармане. Но снова всё пошло не по плану.
Участники: Андерс Данго, Шарлин Лакроа.

+1

2

А жизнь в галактике Андромеда текла своим чередом. На уже известных и не очень планетах делал удивительные открытия Первопроходец, строила свою страну Отверженных мадам Слоан (или она была мадемуазелью, что Шарлин совершенно не касалось), воевали с кем-то и зачем-то плохо знакомые обитателям «Нексуса» ангара, просиживали вторую неделю без дела штаны бойцы «АПЕКС».
Причем в данный момент двое из них занимались этим в самом прямом смысле – развалившись на не очень уютных контейнерах возле склада «личного имущества колонистов, временно пребывающих в криостазе», который им было поручено сторожить.
Конечно, в постоянном патрулировании и усиленной охране давно уже не было нужды – после изгнания недовольных и прибытия «Гипериона» ситуация на станции стала налаживаться: голод, угроза повторного криостаза и охватившая большую часть колонистов безнадежность постепенно отступили, и всё же директор Танн продолжал «дуть на воду», боясь лишний раз обжечься.
Посты даже у самых, на первый взгляд, незначительных объектов, саларианец снимать не хотел, и поскольку в его распоряжении боевых единиц было не так уж и много, АПЕКС-у частично приходилось брать на себя и караульную службу. Но пока это было и к лучшему – на подконтрольных Инициативе территориях кеттов не видели уже более полутора недель. «Какашки с глазами», как их пару раз обозвала Шарлин, будто вымерли в одночасье. Наверное готовили какую-нибудь пакость или сосредоточились на чем-то другом, кроме счастливых колонистов Эоса, но, по понятным причинам, девушке ничего не было об этом известно.  Она сладко потянулась, устраиваясь на жестком контейнере поудобнее, и в очередной раз прислушалась к словам своего напарника, бубнившего уже минут пятнадцать без пауз и приличных для адекватного рассказчика остановок. Впрочем, ничего удивительного, Сибелик Обри был саларианцем.
- Нет, ты только послушай, штука выгодная, дрелл Кепраля не промочит! – в волнении Сибелик соскочил со своего ящика, взмахнул длиннющими руками и забегал вокруг Шарлин, выписывая немыслимые траектории. – Да я сколько раз уже с этим торговцем дело имел, он не обманет! Туда слетаем, на Элаадене еще денек, потом обратно! Расплатится не мелочевкой, а оружием! Реликтов! Совсем не той дрянью, которую мы всё время подбираем! Разве тебе не хочется снайперку какую или дробовик? Будем круче всех в отряде! – саларианец наконец остановился напротив Шарлин, с надеждой заглядывая ей в лицо. Огромные, черные глаза амфибии возбужденно блестели.
«Как антрацит на солнце. - подметила про себя Шарлин. – Только в глаза Сибелика еще посмотреться можно, как в зеркало. Хм… а я неплохо выгляжу на мутно-черном фоне.»
- А что мы скажем на «Нексусе»? – Лакроа глубоко вздохнула и прекратила пялиться в темноту саларианских зрачков.  Описанные перспективы ей, безусловно, нравились, но и рассказы немногих очевидцев об Элаадене всегда отдавали чем-то жутким, пугающим. Ей хотелось вызнать подробности, прежде чем дать согласие на участие в сомнительной авантюре. – Нам не надают по задницам за отсутствие? И Элааден… говорят, там живут совсем опустившиеся люди. Они спят в общих ночлежках, полных всяких насекомых, никогда не моются и гадят в выгребные ямы, как в древности… Да что там выгребные ямы, Герберт рассказывал, они и друг друга сожрать могут. Хоп! И оправили на шашлык провинившегося, или кого пожирнее. Так себе занятие туда лететь без огнемёта или хотя бы… прививки от холеры и прочих заразных прелестей.
- Что такое холера? – заинтересовался было Сибелик, но Шарлин махнул рукой.
- Болезнь такая. На Земле была. Вроде давно перевелась, но на этом Элаадене, чувствую, вполне можно будет встретить.
- Глупости! Ты знаешь, что в последние пятьдесят лет саларианские ученые придумали восемнадцать универсальных вакцин практически от всех известных в галактике заболеваний! И здесь… - не оценивший шутки Обри принялся рассказывать Лакроа о  достижениях лучших медиков Сур’Кеша, пока та жестом не остановила его, прервав на тираде: «И даже если всё будет разворачиваться по самому непредвиденному и печальному сценарию, нас всё равно вылечат и не допустят эпидемии!»
- Ханар с ней, с эпидемией, давай обратно, ближе к нашим баранам, расскажи мне о своем плане и Элаадене.
- Вот полгода с тобой общаюсь, а иногда совершенно не понимаю, о чем ты говоришь. А мой переводчик выдает совершенно несопоставимый набор слов. Нужно обновить программы, а лучше заняться подбором человеческих фразеологизмов, до сих пор мало известных нашим ученым и военным…
- Сибелик!
- А? Кажется, я немного отвлекся. Так вот, я же тебе рассказывал, что прилетел сюда не один, а с родственницей? Она была восьмой в четвертой кладке сестры моей матери, которая была, между прочим, от Нерика Пиха, происходившего от… впрочем, люди вряд ли знают тонкости нашего родства. Позднее Нерик скончался, и мой отец…
- Сибелик!!!
- Кстати, мне всегда было любопытно, как у вас, у людей, называется такое родство? Не тетушка и не кузина, это я знаю точно. Я спросил Герберта, а он ответил: «седьмая вода от негра, помывшегося в Гудзоне.» Я не понял, как это.
- СИБЕЛИК!!!
- Так вот, родственница. Очень строгих правил женщина, и как она попала в компанию бунтовщиков, ума не приложу. Сначала её изгнали с «Нексуса», с Кадары она отправилась на Элааден… Словом, я её иногда навещаю.
- Да ну? Ты не рассказывал, - Шарлин скептически вздернула брови.
- По правде говоря, понятия не имею, куда она подевалась с Элаадена, - саларианец пожал плечами. – Я как-то пытался её отыскать, но безуспешно. Скорее всего, она давно умерла. Но для меня наличие родственницы стало предлогом, чтобы отлучиться ненадолго по своим делам, не вызывая лишних подозрений, ну ты понимаешь…
Лакроа понимала. Сотрудничество с жителями Кадары, а тем более Элаадена, не одобрялось Инициативой. Но кто мог запретить разлученным семьям, друзьям, искать своих? У некоторых такое положение вызывало даже сочувствие, и, вопреки рекомендациям Танна и кое-кого из руководства, им не препятствовали в посещении на свой страх и риск Кадары и Элаадена.
- Скажу, что одному лететь опасно, и я позвал тебя с собой, - молодой саларианец забавно взмахнул руками и, наконец, снова взгромоздился на свой контейнер. – К тому же мы не отправимся дальше Эдема. Ну, может чуть-чуть. Так что на самом деле это ни капельки не опасно. Я знаю, о чем говорю.
- Постой. Раз всё так просто, почему торговец обещает расплатиться оружием реликтов? Оно ценится очень дорого, - в голосе Шарлин всё еще сквозила изрядная доля недоверия.
- По правде говоря, это не я с ним сторговался, а один турианец, Дербеус. Раньше мы вместе с ним летали. И он всегда много просил за «сопровождение». Но вот незадача, Дербеус исчез во время последней вылазки. Меня и попросили подыскать кого… а ты биотик, вполне подойдешь, к тому же умеешь держать язык за зубами и не настучишь.
- Ну, ладно, я с тобой, - кивнула Шарлин, тем не менее, чувствуя, как на её душе скребут темные кошки нехорошего предчувствия.

***

Как и ожидалось, Эдем, да и сам Элааден оказался тем еще гадюшником. Возможно, какой-нибудь художник и счел бы привлекательными пустынные пейзажи под вечно ярко-голубым небом, а любитель артхауса назвал бы просто находкой атмосферу безразличия и цинизма, и снял бы здесь свой лучший шедевр на тему человеческих отношений в умирающем сообществе. К сожалению, Шарлин не была ни тем, ни другим. Её подташнивало от местного зноя и гнилостных, резких запахов, злило вечно лезущее в глаза слепящее солнце, а по очередной небритой и каменной физиономии хотелось ударить и закричать так, чтобы эти мутные глаза наконец  очнулись. Разумеется, она не собиралась делать ничего подобного. Эти люди, турианцы, ангара сами выбрали свой путь. Это их поганая жизнь, не её. И всё же темные уголки Омеги показались бы девушке сейчас намного уютнее ярко освещенных площадок Эдема. К тому же торговец, оказавшийся худощавым, вертким человечком лет пятидесяти, а то и старше, заявил, что им придется отправиться вниз, к холмам, так как в поселении слишком много лишних глаз и ушей.
Кроме Сибелика и Шарлин он наскоро сговорился еще с парочкой наемников местного розлива в качестве охранников.  Накидав полный не то бронетранспортер, не то грузовик каких-то ящиков и коробок, опытные и новоявленные любители легкой наживы двинулись в путь.
«Любопытно, что ты сюда притащил? – Лакроа ерзала на ящике, вглядываясь в бесконечную желто-серую рябь песков негостеприимной планеты.  – Наверняка какие-нибудь запчасти, списанные на «Нексусе», но еще считающиеся вполне годными в таких местах. Ладно, не мое дело, как ты их добыл и с кем договорился о вывозе. В конце концов, и здесь, и на Кадаре, людям нужно как-то выживать.»
Подобные размышления, как ни странно, прибавили Шарлин настроения. И так ли плохо они поступают, потворствуя откровенной контрабанде? Среди «Отверженных» было не мало порядочных колонистов, не пожелавших в свое время мириться с решениями Танна. Но не вечно же теперь враждовать? Они все прибыли сюда с единой целью и все хотели одного и того же – создать новый мир в новой галактике, найти своё место здесь, раз его не нашлось среди многообразия цивилизаций Млечного Пути. И, по сугубо личному и, возможно, наивному мнению Шарлин, ничего нельзя изменить, если продолжать действовать методами старыми, проверенными веками, но от которых они и уходили, отправляясь практически в неизвестность...
- Приехали! - торговец, предложивший всем называть себя не иначе, как "дядюшка Бен", кивнул водителю-наемнику на крутой каменистый спуск, уходящий вправо. - Там, за поворотом, нас уже ждут.

+2

3

Едут, — вылавливая в прицеле снайперской винтовки дребезжащий и поднимающие столпы пыли грузовик, процедила Кейт. Она подняла левую руку и сделала несколько жестов пальцами. Это заметно оживило кадаровцев у подножия холма.

Наблюдая сверху за товарищами, копошащимися внизу и старающимися придать товару презентабельный вид, Андерс докурил сигарету и выкинул бычок.

Могу им прямо отсюда головы снести, — прошипела Кейт. — Больше они никогда торговать с нами не будут.

Андерс тяжело вздохнул и подошёл ближе. От любопытных глаз их скрывали каменистые выступы, а от солнц Элаадена — старое ветвистое дерево с плотной красноватой листвой.

Расслабься, — Андерс легонько пнул Кейт в бедро. Та посторонилась, позволяя Андерсу заглянуть в прицел и оценить покупателей. — Не все с «Нексуса» высокомерные бюрократы.

Это ты так решил после того, как они тебя на Эосе спасли? — злобно фыркнула Кейт и забрала снайперскую винтовку. — Они спасали своих, Данго, а ты просто попался под руку. А вот тебе стоило бы их взорвать.

Не все методы Слоан одинаково хороши, — Андерс отряхнулся и поднялся. Кейт тоже, даже не взглянув на протянутую для помощи руку.

А не ошибся ли Андерс, связавшись с этой фурией?

Узнав о нелегальной сделке на Элаадене между «Нексусом» и Кадарой, он не стал требовать аудиенции у Слоан ради такого мелкого дела, а обсудил всё с её доверенными лицами. Те, изучив информацию и коротко всё обдумав, решили не расторгать сделку, видя во всём этом выгоду. Ведь в первую очередь Отверженные заботились о благополучии Кадары, а уже потом — о порядках и деньгах.

И всё шло очень даже неплохо: Андерс вошёл в доверие к контрабандистам, навязался в сопровождение и даже нашёл с торговцами общие темы, как вдруг ему поручили взять с собой Кейт.

Стоило поподробней узнать о ней, прежде чем соглашаться, однако время — то, чего никогда не хватает. Андерсу достаточно доверяли, чтобы не сомневаться в его товарищах. К тому же Кейт держалась особняком и только один-два раза вступала в общие беседы. 

А ещё она почему-то так сильно ненавидела «Нексус», что Андерс опасался, видя её с оружием.

Спускаемся, — приказал Андерс, — посмотрим, что нам приготовил «Нексус».

Кейт размяла спину и, сложив снайперскую винтовку, последовала за ним.

Ты ведь не совсем размяк, а, Данго? — не дождавшись ответа, она продолжила: — Зачем нам сделка? Убьём ублюдков — и заберём груз. Всего-то нужно, — она чуть качнула винтовкой, — застать их врасплох.

—  И потерять поставщиков?

Мы их и так потеряем, как только выдадим себя и скажем, что Слоан ими крайне недовольна.

Если бы только слова Кейт не сочились ядом некоей лютой неприязни сродни отвращению, Андерс бы даже согласился.

Ты же хочешь лучшего для Кадары? — и, услышав тяжёлый вздох Кейт, который можно было считать согласием, Андерс спрыгнул с небольшого пригорка на каменистый уступ, вмиг оказываясь под палящим солнцем.

Параметры силового щита медленно менялись и встроенный простенький ВИ выводил на дисплее визора рекомендацию как можно быстрей оказаться в тени.

Сзади послышался шорох и ругань. Андрес кинул мимолётный взгляд на Кейт. Та неуклюже спускалась, держа наготове пистолет. Не став предлагать помощь, прекрасно понимая, что от неё откажутся, а, возможно, ещё и оскорбятся, Андерс продолжил путь и на середине пути заметил карем глаза столпы пыли. Буря? Нет, метеорологи бы предсказали.

Андерс коснулся шлема и отрегулировал фокусировку визора, приближая изображение.

Мы ждём ещё кого-то? — услышал он Кейт.

Падальщики, — Андерс вернул приближение экрана на ноль, — а они здесь откуда.

Он уже хотел выйти на связь с торговцем, как Кейт положила ему на плечо руку, останавливая.

Ты посмотри, сколько их! — восхищённо прикрикнула она. — Пусть их перебьют.

Если у них нет грамотного сопровождения, падальщики, знающие пески Эдема как свои пять пальцев, окружат их , зажимут в каньоне и действительно перебьют. Наверняка у них засада ещё и на склонах холмов, и, если Андерс с Кейт не видят врагов рядом, не значит, что их нет. Вот только падальщики обычно нападают небольшими группами, а здесь они собрались если не всей шайкой, то несколькими бандами точно. Что означало лишь одно — их предупредили заранее.

Что ж в этом грузе такого?

Дан!.. — его прервал голос Кейт.

Он обернулся и увидел падальщика, зажимающего железной струной горло Кейт.

Бросившись к ней, Андерс ударил фирааном в шею нападавшему. Того пробил электрический разряд — и хватка ослабла, что позволило Кейт вырваться, сорвать с пояса дробовик и выпустить заряд. Звук выстрела прокатился между холмов и ниже. Андерс обернулся. Грузовик «Нексуса» резко остановился, однако его уже окружали падальщики.

Песок на холмах начал вздыматься — и весь каньон заполнился безумным смехом.

+2

4

Внезапно Шарлин почудилось движение на гребне холма. Нет, она ничего не увидела, сколько не всматривалась в ярко освещенную возвышенность, скорее это было ощущение стремительно нарастающей тревоги, предчувствие опасности, которой уже не миновать.
- Там кто-то есть! ТОРМОЗИ! - секундой позже и сам "дядюшка Бен" успел разглядеть кого-то или что-то впереди, но его крик запоздал - точный выстрел из снайперской винтовки пробил лобовое стекло грузовика, отправляя водителя-наемника в небытие. Умиротворяющий, полный теплых красок пейзаж Элаадена взорвался клубами пыли, воинственными криками и выстрелами.
Лакроа вскочила, закружилась на месте, пытаясь сконцентрироваться и поставить защитный барьер, но эти люди, эти существа надвигались со всех сторон, и были уже слишком близко, чтобы спасаться бегством. Многие из них были без шлемов, и Шарлин легко могла рассмотреть их грязные физиономии, улыбающиеся гнилыми зубами рты. А ещё ей казалось, что эта лавина тел распространяет за собой жуткий, удушливый смрад. Странно, что они раньше не почуяли вонь, или вся планета насквозь пропиталась запахами гнилья, стухшей падали и пота?
- Мы погибли! Мы точно погибли! Это "падальщики"! - бормотал, как заведенный, Сибелик, даже не пытаясь поднять оружие. Оставшийся в живых наемник и торговец угрюмо молчали, похоже заранее смирившись со своей участью. Но и нападающие больше не стреляли. Практически в полном молчании они обступили грузовик, чему-то ухмыляясь и весело перемигиваясь, будто игроки, только что сорвавшие солидный куш, но решившие сохранить победу  в секрете. Но не слишком ли много "знающих" было для тайн? Шарлин казалось, что сейчас она одна-единственная не понимает в происходящем ровным счетом ничего: ни мрачного спокойствия "Бена", ни какой-то возни в отдалении, ни тонкой, лучезарной улыбки быстро приближающейся к грузовику рыжеволосой женщины.
- Матильда идет, - прошелестело вокруг. "Падальщики" стремительно расступились.
- И что у нас здесь? - голос низкий, грудной прозвучал почти хрипло и в то же время завораживающе. - Старый таракан Бенджамин вновь угодил в ловушку, и к кому? Рыжей Тилли, настоящее имя которой он и помнить-то всегда отказывался.
- Ты лжешь, Матильда, я всегда помнил твое имя, даже когда ты умудрилась пасть так низко. Хотя я всегда считал, что ниже проститутки с Омеги уже не падают, - удивительно, но "дядюшка Бен", высказывая в адрес женщины не то обвинения, не то воспоминания, становился всё более и более спокойным. - Так чего же тебе нужно от меня теперь?
- Свою жизнь, Бен. Хотя бы ту её часть, которую ты отнял уже здесь, в Андромеде.
- И снова глупости, Тилли, я ничего у тебя не отбирал!
- Даже порассказав о моем прошлом много веселых историй директору Танну прямо перед бунтом? Сделав меня первым кандидатом на повторный криостаз?
- Я счел нужным так поступить!
- Или решил опередить меня? Посчитал, что я слишком много знаю о тебе? Довольно! - женщина устало махнула рукой. - С тобой мы разберемся позже. А вы... - её темные глаза пытливо оглядели Шарлин, Сибелика и второго наемника. - Не оказывайте сопротивления и пока вам не причинят вреда.
- Э нет, дамочка, мы так не договаривались! -  из рядов "падальщиков" выступил детина исполинского телосложения с длинными, обвисшими усами и пышущим здоровьем лицом, что создавало сильный контраст по сравнению с шелудивой неровностью, сизой бледностью или нездоровой краснотой физиономий его подельников. -  Твои - торговец и синий контейнер, который он вез, весь остальной груз, его люди - мои. Почему ты им что-то обещаешь?

Человек сделал еще два шага вперед, весело осклабился на испуг шарахнувшейся было от него Лакроа, и ловко ухватил за ногу саларианца, вытаскивая его из грузовика.
- Не ссы, девочка, недоросшие сиськи меня не интересуют, а вот лягушонок - вполне ничего. Симпатичный!
До сих пор молчавших бандитов будто прорвало. Они загоготали и бросились к грузовику. Шарлин почувствовала, как в неё вцепилось множество рук, срывающих броню, хватающих за грудь, за волосы, раздвигающих ноги и задирающих голову... Липкий, охвативший её страх взорвался криком омерзения и страшной волной силы, которую она уже не могла контролировать.
Кажется всё, чему учили Лакроа в "Цербере", на "Нормандии", перед полетом в Андромеду, смешалось в одну яркую короткую вспышку. Она сжигала, как поле аннигиляции, она выдирала нервы и ломала кости, не хуже опустошения или деформации, она не давала бежать, будто стазис. Прежде, чем рухнуть на землю, Шарлин окинула помутневшим взором пространство вокруг себя. Кровь. Чьи-то трупы. Хорошо. Так им и надо. И голоса...
- Пристрелим её, от греха подальше?
- Ты всегда был дураком, Вашингтон. Она же биотик. Хороший биотик всегда пригодится.
- Толку с неё, того и гляди у нас на глазах окочурится.
- Отдай её Кло. Может выходит. Ну, в дорогу!
- И то верно.

***

Темно. Тепло. Сквозь крепко сомкнутые веки пробивались красноватые вспышки, будто от огня. Прислушавшись, Шарлин поняла, что где-то рядом и правда трещит огонь, а воздух вокруг наполнен вовсе не гнилью, а крепким ароматом заваренных трав. Совсем рядом кто-то тонко застонал, закряхтел, зашевелился.
- Зачем, зачем, зачем я тут? Это и есть холера? Отвезите меня на Сур'Кеш, там всё пройдет...
- Сибелик? - Лакроа приподнялась на локтях и резко обернулась. Рядом с ней, на широком деревянном топчане, укрытом какими-то оборванными одеялами, метался Сибелик. Шарлин попыталась дотронуться до его лица, как-то успокоить, но едва коснувшись кожи саларианца, отпрянула - вместо черных, живых, сверкающих глаз Сибелика на неё смотрели две окровавленные пустые глазницы.
- А ну, не тревожь его!
Какой странный, каркающий голос, будто у вороны.
Из полумрака выступил силуэт. Мужской? Женский? Очертания расплывались от прошлого сна и от осознания ужаса происходящего.
- Досталось бедняге. Всё Вашингтон, чтоб он кроганам попался! Выпить хочешь?
Перед носом Лакроа оказалась громадная бутыль с каким-то мутным настоем. Машинально Шарлин ухватилась за неё обеими руками и резко отхлебнула, не чувствуя ни вкуса, ни запаха. Всё нутро обожгло страшным холодом, а перед глазами вновь заклубилась чернота.
- Не бойся, сейчас полегчает, - прокашлявшись и сумев снова сфокусировать взор, Шарлин наконец рассмотрела перед собой худую, седую женщину в маске. Странной маске. Такие она видела в учебниках истории. Такими скрывали уродства после черной оспы или инквизиции.
- Нравлюсь? Ну, конечно. Тилли, она покрасивее будет. Хотя та ещё дура, что всю заваруху затеяла. Тьфу, Бенджамин, ни рожи, ни кожи, а она мстить собралась, - женщине явно хотелось поговорить, но ни пребывающий в беспамятстве саларианец, ни испуганная Шарлин для этого совсем не годились. Чуть помедлив, она и сама начала свой рассказ, совершенно не интересуясь мнением слушателей.

- Так вот, Тилли значит. Уж не знаю, как Бен её подобрал, только молодая она тогда была совсем, красивая. На Омеге блистала даже среди азари. К Арии её звали танцовщицей, да только хорек этот её вместе жить позвал, золотые горы обещал. Жениться, само собой, не собирался. Ну и прожили они так лет десять, может больше, может меньше, долго и счастливо. А потом выгнал он Тилли на улицу без гроша в кармане. Однако встречаться не перестал, а та всё на что-то надеялась, кем только не пристраивалась. И посудомойкой в бары, и поварихой. Потом в наемницы подалась, но всё равно едва концы с концами сводила. В Инициативу пошла от отчаяния, даже не надеялась ни на что, но Гарсон её история приглянулась. Только судьбу не обманешь. И Бен здесь оказался, встретились, значит.
Сути не знаю и тайн их, а побежал бывший любовничек Танну докладывать о всех прошлых грешках Матильды. А времена мутные, у всех у них поджилки тряслись, ну директор под шумок и спровадил "неблагонадежных" на Кадару. Теперь Тилли люто отомстить Бену хочет. До чего дойдет - не знаю.

- А Сибелик? Его за что? - тяжелым шепотом спросила Шарлин. Губы её не слушались. Хотелось вновь упасть на топчан и предаться блаженному забытью.
- Так это Вашингтон. Он много что творит. Раз заступилась за такого вот мальчишку, а он мне полноса зубами отхватил. Недаром на Элаадене его все так боятся. А этого... съедят скоро.
- Где мы? - девушка попыталась привстать, но мир потемнел и закружился блестящим вихрем. Там был Ванкувер, Рождество, гирлянды и улыбающийся Андрэ, который почему-то взлетел на крышу, нахохлился и произнес:
- Где на Элаадене нет солнца? Конечно, под землей. До чего ты глупая, даром, что биотик.

Отредактировано Charlaine Lacroix (10 февраля, 2018г. 06:35)

+2

5

Столкнувшись спина к спине, Кейт и Андерс отстреливались от «падальщиков». Те подобно пустынным червям ныряли в пески и показывались то совсем рядом, то непреодолимо далеко. Андрес не мог даже скосить взгляд, чтобы посмотреть, что с караваном, потому как боялся внезапного удара или выстрела. Он истратил все три заряда Баррикады, щиты его и Кейт едва успевали восстанавливаться, а снаряды вновь задевали их и оставляли новые следы на доспехах.
Мы их не отобьём, посмотри, их как грязи, — услышал он по связи усталый голос Кейт.
Андерс и сам с трудом соображал, пот заливал лицо, а руки болели от отдачи винтовки. В глазах двоилось.
Жарко.
Толком не сосредоточиться.
Убегай, предупреди аванпост, вызови подмогу... я постараюсь продержаться, — решил Андерс и чуть тише добавил: — И спасти кого-нибудь...
Они тебя убьют, Данго! — тут же выкрикнула Кейт. — Уходим вдвоём!
Перехватив удар проскользнувшего к ним «падальщика», Андерс воткнул в него фираан и пока судорога овладевала его телом, оттолкнул ногой.
Кейт, уходи, — приказал Андерс, увидев, что машину торговца окружили, а большая часть «падальщиков» собралась вокруг грузовика кадаровцев. — Давай же!
Видит бог,  я не хотела этого делать, — услышал он Кейт, прежде чем мощный выстрел пробил сначала силовое поле, а в шею, между гермошлемом и воротом, воткнулось что-то тонкое. Под кожей будто тысячи маленьких пауков начали плести паутину, колкую и холодную, стремительно окутывающую каждую нервную клетку и не позволяющую двинуться с места.
Меньше стоило геройствовать, Данго, ты уже давно не в N7, — фыркнула Кейт, когда Андерс рухнул к её ногам.



Андерс сначала увидел камни, освещаемые помигивающим белым светом. Голова не поворачивалась, а тело слушалось с трудом и то через болевые судороги, поэтому он скосил глаза, надеясь разглядеть обстановку. Он лежал на холодных камнях. Впереди — железная решетка, за которой на стене помигивала старая электролампа. Плохо изолированные провода свисали и уходили в сторону, к небольшому ящику с аккумулятором. Вмятины и следы красноречиво говорили об обращении здесь с техникой, ровно как и погрызенные в нескольких местах провода.
Наблюдая за кнопкой индикатора на ящике , Андерс прикрыл глаза и не заметил, как уснул.
Его разбудила Кейт.
Сначала, услышав этот голос, он почувствовал облечение. Но секундой позже воспоминания пронеслись перед глазами будто кадры из фильма. Он привстал на руке и, зарычав, сел, хотя рёбра ломило от от боли, а в груди словно вырос ком. Попытка сглотнуть не принесла облегчения — язык от сухости во рту почти присох к нёбу.
И только сейчас Андерс осознал, что раздет — оставили только климат-бельё.
Его вновь окликнула Кейт.
Андерс медленно повернул голову.
Она стояла возле прутьев, сложив руки на груди. 
Стоило лучше узнать своих спутников, да? — усмехнулся Андерс. — Не убила хоть. Спасибо.
Хотя в голосе не звучала благодарность, что заставило Кейт опустить руки и удивлённо на него посмотреть.
Ты просто начал копать, Данго. Но это даже хорошо. После Эоса я почти уверилась, что твоя лояльность Слоан подорвана. В какой-то момент пути мне показалось, что ты симпатизируешь ребятам из «Нексуса». Но ты должен понимать, что они ничем не отличаются.
Я это понял, когда меня изгнали, — вздохнул Андерс, — люди везде одинаковы, здесь или в Млечном Пути, или в какой-либо другой Галактике.
Слушай, Данго, есть люди, которые не хотят подчиняться ни "Нексусу", ни Слоан. Одни бюрократы с каким-то пунктиком на идеализме и идеальном обществе, а это всегда ведёт к утопии, вспомни хотя бы Цитадель. — Андерс пожал плечами. — А другие, те, кого ведёт Слоан, повёрнутые идиоты, возомнившие себя постапокалиптическим обществом! Честное слово, и это мы, выходцы из цивилизованного мира. Разве тебя не тошнит от них всех?
И поэтому мы говорим об этом здесь? У падальщиков? — Андерс качнул головой и вздрогнул, когда несильная судорога прошлась от шеи до пальцев ног.
Как бы там ни было, — отрезала Кейт, — таких людей, кто не хочет подчиняться, не мало. Вспомни кроганов. Они способны удерживать в своих руках колонии, главное, правильно демонстрировать власть.  То же можно сделать и с падальщками. Убрать самых отвязных лидеров, занять их место, прочистить головы остальным, но не настолько, чтобы они начали здраво размышлять. И построить на этой выгребной яме нормальный город. Позже этих людей можно будет излечить полностью.
На Эос есть нормальный город, называется — Продромос.
Кейт ударила по прутьям решётки.
Ты не слушаешь! А я хочу тебе помочь, Андерс! Только мой приказ держит разъяренную толпу от того, чтобы разорвать тебя!
Андерс покачал головой и мельком улыбнулся.
Я много чего совершил в Млечном Пути, — он пожал плечами, — сюда я прилетел за новой жизнью. Ради искупления, если хочешь. Так что предавать я не намерен. Ни Слоан, ни свои идеалы. 
Кейт молчала. Её взгляд, казалось, проникал в душу Андерса в надежде её сжать, придушить и вырвать. На миг показалось, блеснувшая в глазах этой женщины ярость освещает лучше любой лампы.
Но вот черты лица Кейт разгладились, и она улыбнулась. Почти нежно.
В таком случае мне больше не за чем сдерживать кого бы там ни было, не ручаюсь за то, что с тобой захотят сделать. Но поверь мне, ты пригодишься по многим пунктам.
Она отвернулась и помедлила ещё секунду. Возможно, она ждала его слова или окрика. Но Андерс сидел неподвижно, разглядывая невидимую точку на стене. Как только звуки шагов Кейт стихли, Андерс медленно поднялся и, держась за бок, ноющий от боли при каждом шаге, подошёл к прутьям решётки и подёргал их. Приварены намертво. Небольшая дверь, через которую, чтобы пройти пришлось бы согнуться, ещё подаётся силе, но именно её-то из Андерса как будто выкачали.
Он попробовал надавать на прутья, но решётка подалась всего на пару миллиметров. А замки, к несчастью, он никогда не умел взламывать. К тому же падальщики, не сказать, что тупые: прутья решётки достаточно узкие, пролезет только кисть и то какой-нибудь девушки или ребёнка.
Что ж, оставался только один вариант. Ждать, пока кто-нибудь зайдёт, а там — действовать по обстоятельствам.

+2

6

Воробей был ярко-зеленым, будто апрельская травка, пробивающаяся на ухоженном газоне в центре Ванкувера. Шарлин ещё раз с удовлетворением провела кисточкой по его пушистым перьям и разжала ладонь, выпуская птицу на волю. Вокруг уже скакало множество разноцветных воробьев: вон тот, оранжевый с золотистыми бликами, должен был изображать солнце на закате, а чуть лиловый с красным - на рассвете. Ещё было ярко-голубое небо жарких стран, синее с беловатыми вкраплениями море и семицветная радуга после грозы. Лакроа сидела на лавочке и красила серых, унылых воробьев в морозном парке.
- Зачем? - девушка не заметила, что за её работой уже некоторое время наблюдает незнакомый прохожий. Или знакомый. Только она никак не может вспомнить, где его видела. - Ты их мучаешь.
- Вовсе нет, - Шарлин пожала плечами. - Видишь, они довольны. Все любят попугаев, потому что они яркие и разноцветные. Их берут домой, о них заботятся, их несут к врачу по первому чиху. Даже когда они умирают, их закапывают в персональном ящичке под раскидистым деревом. А некоторые даже оставляют своим домашним любимцам наследство. Любой воробей тоже хочет быть счастливым.
- Хочет, но не каждый сможет жить в душной клетке, повторять за хозяином нужные слова и умильно засыпать у него на плече. Хозяин разочаруется и выгонит воробья вон. Сменить окрас - это лишь ложная надежда.
- А вдруг кому-то из них действительно повезет? - Лакроа громко чихнула и открыла глаза. В нос  лез едкий дым из разгоревшегося подобия камина, над которым склонилась пожилая женщина в маске. Чуть приподнявшись и приглядевшись, Шарлин поняла, что незнакомка, совсем недавно поведавшая ей страшные истории из жизни "падальщиков", спит, уронив полупустую бутыль на землистый пол. Исчез и Сибелик, лишь тёмно-зелёные полустертые подтёки на ложе напоминали девушке о беде, случившейся с её другом... Сколько времени прошло с тех пор, как она отключилась во второй раз? Несколько часов, а, может быть, суток?
Шарлин вскочила, сделав несколько шагов на негнущихся, затекших ногах. Страшно хотелось пить. На глаза попался железный чайник с остатками какого-то отвара. Не задумываясь, Лакроа в несколько глотков осушила терпкую жидкость. Ту же участь постигла и бутыль рядом со спящей старухой.
"Так-то лучше", - теперь в горле не скреблись тысячи кошек, Шарлин даже казалось, что сейчас-то  она сможет что-то придумать и выбраться. Но что именно? Осторожно она обошла небольшую комнату, по всей видимости подземную келью старухи, но обнаружить ей удалось лишь туповатый ножик, видимо служивший для нарезки и размятия сухих травяных веников неизвестного Лакроа происхождения, да длинную палку - помешивать угли.
Оба предмета - оружие так себе, и ещё одна бутыль на полке, очень похожая на ту, которую оприходовала странная дама, показалась Шарлин гораздо надежнее.
"Перспективно", - хмыкнула девушка. Этим словечком любили разбрасываться инструкторы ещё в "Цербере", раздавая оценки своим подопечным. - Перспективно. - с некоторым удовольствием  произнесла она вслух.
В ответ раздался шорох. Женщина у огня тяжело всхрапнула, но не проснулась. Лакроа же мгновенно нахмурилась, запоздало сообразив, что не только ведет себя опрометчиво и неаккуратно, но и попусту теряет время. Разумеется, надо было выбираться из жуткого логова "падальщиков", но, к собственному большому сожалению, Шарлин понятия не имела, ни о расположении помещений в подземной пещере, ни о наличии охраны, ни о том, где она, собственно, находится. Впрочем, сдаваться было ещё рано.
"Ведь бываю разные случаи, некоторым тупо везет, только и всего", - твердила себе Шарлин, продолжая осмотр старушечьей кельи. Наконец она заприметила потрепанное одеяло в углу, загораживающее низкий проход. Странно, что бандиты ограничились лишь такой ненадежной "дверью" или же здешние обитатели считали, что опасаться им абсолютно нечего... Девушка не стала над этим долго раздумывать, а просто двинулась вперед, прижимая к груди прихваченную бутылку.
"Если мне кто-нибудь встретится, не стану применять биотику, а просто шарахну бутылью по голове", - какая-то из выпитых недавно жидкостей явно придавала девушке храбрости, однако темный коридор был совершенно пуст. - Конечно, это и к лучшему, только куда они все могли подеваться?" - рассуждала Шарлин, останавливаясь перед толстой деревянной дверью, которой заканчивался подземный проход. Она прислушалась к происходящему за преградой - тишина.
"Может все они отправились за новой добычей или ещё куда? А вдруг, совсем не вернутся?" - Шарлин толкнула дверь и осторожно протиснулась  в образовавшуюся щель. Уже привыкшие к полумраку глаза быстро оглядели просторную пещеру с низким потолком. Какие-то ящики, мешки, грязные тряпки валялись у стен или в темных углах. Едва различимо проступали очертания двухъярусных нар или чего-то похожего, - у Лакроа не было времени тщательно исследовать нехитрые предметы каннибальского быта. Её внимание мгновенно приковал к себе не то каменный стол, не то алтарь, украшенный причудливой росписью. Но не от странных рисунков Шарлин никак не могла оторвать взгляд - жутко обезображенный обрубок человеческого тела, в котором девушка с трудом узнала "дядюшку Бена". Как завороженная, Лакроа подошла к несчастному, с ужасом рассматривая вскрытую грудь с развороченными ребрами, распоротый живот. Кажется, кто-то удалил у торговца часть органов, какие точно, Шарлин сказать не могла. Опомнившись, она отвернулась от страшной картины, но тут же отпрянула в сторону - прямо перед ней стояла та самая рыжая Матильда - одна из предводителей "падальщиков".
- Не нравится? - зеленоватые с яркими коричневыми прожилками глаза смотрели на девушку прямо и пристально. На мгновение ей показалось, что Матильда наслаждается её испугом. - Это вовсе не месть, - пояснила женщина просто, - здесь свои порядки, и чем скорее ты к ним привыкнешь, тем лучше для тебя.
- Жить, как животное, и есть себе подобных? Да лучше сдохнуть! - запальчиво произнесла Шарлин, стремясь реабилитироваться за свой страх. Ей стало стыдно. В конце концов, она была в команде Шепард, они сражались с коллекционерами, и теперь бояться каких-то сраных людоедов?! Обойдутся!
Во рту появился знакомый привкус металла, предвещающий вспышку темной энергии, однако на Тилли гневные слова не произвели никакого впечатления.
- Далеко не каждому представлялся шанс выжить здесь, и многие говорили так же. Только где они теперь? Их кости сохнут в пустынях Элаадена, их плоть давно превратилась в дерьмо... или же они стали одними из нас. Мы не просто выброшенное отребье, борющееся за выживание, мы - братство! Трусливый "Нексус" жалок с его законами! Несмотря на все технологии, власть Танна однажды сметут, и его порядки уже не защитит никто, ведь расположение кроганов он потерял давным-давно. Кадара... бандитское королевство во главе со злобной и алчной королевой, чего оно стоит? Слоан не выбирает, кого привечать в своем городишке, лишь бы платили, - лицо женщины исказилось нешуточной злобой. - Но в случае серьезной опасности, будут ли за неё сражаться обобранные до нитки изгнанники? Отдаст ли за неё жизнь избитый до полусмерти её же охраной работяга или торговец? НИКОГДА! А мы... мы скоро поднимем головы! Ты и сама это отлично поймешь, если не будешь упрямой дурой...
Множество вопросов вертелось на языке Шарлин, но задать их она не успела. Пол в пещере ощутимо дрогнул, прошелся волной, будто где-то внизу зашевелилось исполинское чудовище, с потолка посыпался песок и мелкие камешки.
- А... ещё один сюрприз, - Матильда широко улыбнулась. - Спорю, ты никогда не видела ничего подобного! Идём же наружу, я покажу!
"То я пленница, то эта баба рассказывает о каком-то амбициозном братстве и волочет меня за собой, "дядюшка Бен" мертв, Сибелик изуродован, если вообще ещё жив... Что тут вообще происходит? - Шарлин не сопротивлялась, когда рыжая крепко ухватила её за руку и потащила по закоулкам подземных коридоров, вздрагивающих и вот-вот готовых обвалиться.  - Неужели она не понимает, что так мне будет проще сбежать? Или... бежать здесь просто некуда, кругом пустыня?" 
Девушка приуныла, но яркий свет разом смахнул набежавшую на её лицо тень. Кожу обожгло потоком горячего воздуха, но главное - далеко впереди громадными холмами вспучивалась земля. Серые пески Элаадена то поднимались, то опускались, образуя воронки, но вдруг из них вынырнуло... существо.
- Трусы Шепард мне в рот! - в минуты опасности или большого удивления Шарлин иногда переходила на жаргон, изощренности которого мог позавидовать если не кроган, то грузчик из космопорта в Ванкувере. -  Вы разводите здесь молотильщиков?!
- Что за глупости? - теперь предводительница явно не была удовлетворена произведенным впечатлением. - Разве ты не видишь, что рядом - святилище реликтов, а этот монстр - вовсе не живое существо? Это Архитектор!
Действительно, стоило получше присмотреться, и Лакроа увидела вдалеке огромные колонны и нескольких летающих вокруг них дронов-наблюдателей.
- Видишь? Они нас не трогают. Между прочим, среди нас есть прекрасные ученые, выброшенные вон бюрократами с "Нексуса", и не пригодившиеся кадарской королеве, - в голосе Матильды отчетливо звучало торжество. - Им удалось найти общий язык с реликтами! Очень скоро у нас появится прекрасная армия, вот с такими милашками во главе! - женщина кивнула на громадного  червяка, вылезшего из песка уже на добрые пятьдесят метров и мерно разевающего подобную алому цветку пасть.
"Раз, два, раз, два... - Лакроа считала зевки, - они тут точно все психи. Раз, два, раз, два... а эта рыжая тетка - особенно. Надо что-то придумать." - несмотря на все ужасы, пережитые сегодня, Шарлин старалась оглядеться. Поблизости она заметила ещё один вход в пещеру, возле которого собралась группа "падальщиков", несколько грузовиков-бронетранспортеров на холме и небольшую дорогу-лощину, уходящую вниз. На ней виднелись свежие следы шин.
- Ну, хватит с тебя на этот раз,  - словно что-то заподозрив, Матильда потянула девушку за рукав. - Успеешь налюбоваться.
А метры туловища механического монстра замерли над землей. Вдруг Архитектор покачнулся, а затем с ужасающей скоростью рухнул вниз, взметая столбы пыли. Вихрем взлетел серый песок, слепя глаза и мешая дышать, снова заколыхалась под ногами земля.
- Что... он напал на НАС? Он всё РАЗРУШИТ! - только и успела выкрикнуть Матильда, но её тут же отбросило, завертело как обычную щепку, отшвырнуло ко входу в пещеру.
Не удержалась на ногах и Шарлин. Тщетно она пыталась сконцентрироваться и биотикой хоть как-нибудь остановить вертящий её поток из песка и каменного крошева. Её успело поднять в воздух достаточно высоко, чтобы заметить внизу фигурки мечущихся  в панике "падальщиков", услышать несколько выстрелов и... всё же направить темную энергию вниз.
"Я разобьюсь, непременно разобьюсь... слишком высоко! МАМА!" - смягченное биотикой и песком падение вышло вполне удачным. Не слишком хорошо отдавая себе отчет о последствиях своих действий, Лакроа вскочила и бросилась, куда глаза глядят. Впереди была ровная пустыня, под мышкой - бутылка старушечьего пойла, жизнь продолжалась!

+2

7

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная, засохшая кровь.

Кажется, эти ребята совсем недавно ели. Мозг — как у детей, а силы — как у мужика. Более того, под наркотиками — как у крогана. Опасное сочетание, от которого сводило мышцы. Андерс коснулся раненного бока и фыркнул. Резка боль слилась в объятия с судорогой и пронзила тело.

Хэй, хэй-хэй, ты это, не умирай, давай, — один из падальщиков стоял, обхватив прутья грязными пальцами и прислонившись к решётке лбом, — не надо, ты нам ещё это, того, пригодишься.

Андерс взглянул на него. Двое других падальщиков стояли позади и шептались.

Хорошо, не умру, — Андерс тяжело вздохнул, — но немного панацелина бы не помешало. Тогда я точно продержусь ещё пару… — он цыкнул от боли, мурашками отдавшейся по телу, — …суток.

Падальщик, прислонившийся к прутьям, отступил и обернулся. Все трое зашептались, порой переходили на крик, и Андерс выхватывал лишь некоторые нелестные фразы в свой адрес. Затем заговорщики глянули на Андерса, а он сделал вид, что ещё чуть-чуть и поминай как звали.

Двое падальщиков ушли. Оставшийся сел напротив решётки, скрестив ноги и обхватив их руками.

Сейчас принесут, только чуть-чуть, чтобы ты не умер, потом, на тебя планы есть, не только… не съедят. Ты боец. Как та девочка, с биотикой.

Девочка с биотикой? Значит, не только его схватили. Из каравана «Нексуса» тоже взяли пленников. Это… прискорбно. Девочка… Хоть бы эти твари ничего с ней не сделали. Хотя зачем им ещё может понадобиться девочка? С другой стороны, если она биотик и в их группах есть некое подобие иерархии, тогда да, тогда всё с девочкой нормально. Если она согласилась работать на них, конечно.

Молодец, Данго, опять ничего у тебя не вышло. Мудак.

Спасибо, — только и ответил Андерс, топя гнев в недрах души.

Он прикрыл глаза.

Падальщик зашуршал. Кажется, встал и шоркал ногами, а затем ударил по решётке.

Мы вернёмся?

Что? — Андерс глянул на него.

Падальщик грыз ноготь и подёргивал правым плечом.

Домой, на Землю. М-мне тут не нравится. Всё как-то не так, да? Я ведь… не так… я ар-археолог.

Андерс долго не отвечал. Что за странные люди тут? Кейт, этот парнишка…

Мой батя. Он учёный. Возится с реликтами, — продолжал падальщик, — он, типа, умный такой. Только, м-м-м, хочет подчинить Архитектора, чтобы, ну, чтобы… не знаю. Понять? Он говорил, а я забыл. Это из-за наркоты. Немного… с этой планетой что-то не так. Но без неё… без неё сложнее. Сложно.

Он уселся, снова обхватив колени руками. Андерс не сводил с него удивлённого взгляда. Вот этот парень озадачил так озадачил. Выходит, падальщики не все поголовно съехавшие с катушек наркоманы, решившие устроить постапокалиптическое общество в песках неизведанной планеты. Просто они пережили кризис не совсем удачно.

Па-на-це-лин! — по слогам выкрикнули двое падальщиков, показавшись из темноты пещерного прохода.

Они принесли всего одну капсулу для ввода внутрь, но это уже какой-никакой шанс. Ему стоило согласиться на условия Кейт: подыграть им, сойти за своего, а затем сбежать. Какого черта он вообще решил в тот момент включить гордость? Где была его гордость, когда он уничтожил батарианскую колонию? Сколько невинных из-за него погибло? Он — такая же мразь, как и эти падальщики, так что одним грешком больше, одним меньше…

Капсула прокатилась к его ногам, и он взял её в руки. Грязная какая… но он проглотил. Хоть бы этого хватило. Он поднялся и, держась за стену, пошёл вперёд. Действительно, какая разница, скольких ещё он убьёт и как поступит? Насилие и смерть преследуют его по пятам. Так уж лучше отдаться на волю случая и не сдерживаться. Кашлянув, он схватился за горло, упал на одно колено и рухнул. Боль словно плавленое железо растеклось по телу, но оно того стоило, если…

Раздался скрежет.

Да, оно того стоило.

Эй? Он мертв? Ты мертв? Зовите старшего! — крикнул падальщик.

Послышался топот, а Андерса в это время перевернули на спину. Чуть приоткрыв веки, он заметил открытую дверь в камеру. Это шанс, пока не подоспела подмога…Он перехватил падальщика за грязное сухое запястье, подмял под себя и ударил лицом о каменный пол.

Извини, парень, так надо. — Отобрав ключ, Андерс рванул из камеры и захлопнул решётчатую дверь.

Крыса! — раздался срывающийся на визг голос, стоило ему повернуть ключ.

Андерс, не оборачиваясь, бросился в сторону сталагмита, спасаясь от выстрела. Прыгнув и приземлившись на колено, он захрипел от боли — не вовремя развеселился, дождался бы хоть, когда начальная регенерация тканей завершится.

Падальщик выскочил из-за угла и прицелился. Хочет выстрелить на бегу, ноги в диспозиции, руки дрожат — точно промажет: Андерс отклонился чуть вправо, пропуская заряд и, бросившись вперёд и поднырнув под рукой соперника, сделал ему подсечку и резким движением отобрал пистолет.

Нет-нет-нет! — стоило Андерсу наступить на грудь соперника и направить на него оружие, как он услышал голос запертого падальщика. — Только не Пола! Мы... мы не причём! Мы не выходим отсюда, помогаем инженерам… Нет. Не надо.

И людей вы тоже не жрёте, да? — бросил Андерс, не спуская глаз с Пола, из глотки которого вырывалось хриплое со свистом дыхание. На оголённых руках, шее и лице зияли язвы и нарывы.

Да без реабилитации он продержится месяц-два.

Не хочу… не хочу умирать… — Падальщик корчился под ним, кажется, этот парнишка и правда не воин. И всё же…

Одним грешком больше — одним меньше. Он чуть надавил пальцем на спусковой крючок. Они же звери, а не люди, будет милосердней перебить их всех.

«Я же прибыл сюда начать НОВУЮ жизнь», — Андерс сделал шаг назад, а затем, не сводя прицела с мальчишки, юркнул в тоннель.

Стареешь, Данго, стареешь. Каннибалов жалеешь, без брони, в обносках термобелья и босиком бежишь хрен пойми куда. И что ты сделаешь против кучи падальщиков? Надеешься на удачу? Стареешь, Данго, стареешь…

Земля под ногами всколыхнулась, да так внезапно, что он едва устоял на ногах. Скрежет слились с воем где-то в лабиринте тоннелей, на голову посыпались камни. Андерс бросился вперёд, минуя отдельные комнаты с перепуганными падальщицами. Кажется, это остатки недееспособного племени. А где же воины? Ему повезло или очередная ловушка?

Интересно, где Кейт?

Андерс завернул и лоб в лоб встретился с падальщиком. Тот открыл рот и хлопнул большими, залитыми кровью с расширенными зрачками глазами. Андерс взял инициативу на себя и прыгнул вперёд, ударив неожиданному сопернику кулаком под дых, а затем — в ухо. Падальщик завалился. Пристрелить — вернее будет. «Нет, только шуму наделяю, сейчас тряски нет, эхо хорошее… Чёрт». Он побежал дальше, одной рукой сжимая пистолет, а второй держась за многострадальный бок. Чёрт! Надо было отдохнуть хотя бы пару минут, чтобы панацелин адекватно заработал. А так… развалится по частям.

Да и какой план, Данго? У тебя вообще есть план?

Землю вновь затрясло, и Андерс, на этот раз не удержавшись, завалился на бок. Провидение ли, слепая удача, но проводку закоротило и весь тоннель потонул во мраке, лишь вдалеке виднелся свет.  Послышались быстрые шаги вперемешку с тяжёлым сопением и хрипом.

Пленник сбежал! — проорал падальщик, пробегая вперёд и скрываясь за углом.

Андерс прижался спиной к стене. Панацелин уже не работал, а боль не утихала, и всё же дышалось хотя бы без боли. Хорошо, значит, помогло. Он вгляделся в конец тоннеля. Это план — идти и вырубать освещение, так они будут с падальщиками в равных позициях, пока ему не встретится соперник с визором. 

Пленник!.. — вновь послышался знакомый голос.

Вдалеке, где проход освещался, замаячили тени.

Да е*ал я этого пленника, — раздался грубый бас, — нас Архитектор сейчас выеб*т во все щели, так скажи-ка мне, на х*й мне этот пленник?! Пи*дуй к вездеходам!

Вдалеке показались силуэты, прошедшие из одного коридора в другой. Андерс, сцепив зубы, поднялся и поспешил к туда. Он завернул за угол и увидел удаляющиеся спины падальщиков. Вездеходы — вот его шанс.

Следуя за падальщиками, он держался на далёком расстоянии, подпорчивая проводку и тем самым скрываясь в тени тоннелей, когда падальщики нагоняли сзади. Чудом его так никто и не заметил. Кажется, из-за наркотиков и неожиданной ситуации с Архитектором, внимание падальщиков совсем рассеялось, ведь один раз в темноте его даже задели ногой и лишь выругались.

Вскоре он вышел в просторный зал, тонущий в ярком свете Элаадена. Если бы не горячий воздух, запах мазута и крики снаружи, он бы даже вдохнул полной грудью, радуясь свободе. А так… до свободы далековато. Вездеходов осталось три. Он спрятался за одним из них и дождался, когда очередная группа падальщиков уедет. Оставшись в относительное тишине, Андерс присмотрелся к тому вездеходу, за которым скрывался.

Нельзя больше терять времени.

Он забрался в вездеход — старый, пыльный и салон наполовину засыпан песком. Кажется, падальщики совсем не следили за техникой.
«Надеюсь, не заглохнет на полпути, — Андерс ухмыльнулся, — или на входе»
Работая в альянсе, он пару раз катался на вездеходах, хотя предпочитал передвигаться на ногах. Как-то больше доверия.

Он повернул ключ зажигания и, выбрав нужную передачу, уже приготовился к отправке, но тут послышались голоса и в вездеход заглянули.

Секундочку, блэт!

«Хотел же мирно»

Он обернулся. Выстрелит из пистолета — испортит технику, оглушит себя и соперника, ещё срикошетит не дай бог… Чёрт!  Падальщик бросился в салон, сжимая в руке боевой нож. Андерс полуразвернулся и перехватил соперника за запястья. Силы в этом верзиле оказалось немеренно, наверняка стероиды и наркота, вон какие глаза обдолбанные.

Никто не ворует у Джек-Пота! — заорал падальщик и, резко дёрнувшись вперёд, ударил Андерса лбом в лоб.

В ушах зазвенело, а хватка на секунду ослабла, но этого времени падальщику хватило для того, чтобы одёрнуть руку с ножом и направить лезвие в Андерса.

Твою!..

Андерс уклонился, лезвие рассекло скулу и звякнуло о приборную панель. Шанс! Андерс зажал руку падальщика и направил кулак ему в изгиб локтя, но тут его самого ударили кулаком второй руки (и как он мог про неё забыть!) по лицу и, ухватив за волосы, приложили головой о приборную панель.

Твою мать, а ты не в форме, Данго!

Однако руку с ножом он не выпустил и, метнувшись вправо, навалился на неё всем телом и таки заставил падальщика выронить оружие. Отлично! Он выдержал второй удар кулаком, подставив плечо, и, развернувшись, наконец сумел ответить ударом локтя в нос. Да, на сиденье вездехода в узком салоне он ещё не сражался… Но всё бывает впервые. Прилив адреналина или что бы там ни было помогли воспользоваться замешательством падальщика — Андерс развернулся, ухватился за спинки соседних кресел и ударом ноги отправил соперника на задние сиденья. Падальщик с рёвом бросился обратно, но Андерс уже приготовился для повторной атаки. Соперник это заметил. Решив наконец играть серьёзно, он попытался перехватить удар, но в последний миг Андерс отвёл ногу и, воспользовавшись тем преимуществом, что соперник ниже, со всего размаха впечатал кулаком в подставленную голову.

Падальщик не потерял сознание, но рассеяно взмахнул руками и промямлил нечто нечленораздельное.

А Андерсу много и не надо. Он схватил его и с ноги вытолкал из вездехода. Увидев приближающуюся группу падальщиков, он с тяжёлым вздохом закрыл дверь и заблокировал её. Сразу бы так, Данго, стареешь, подставился.

Раздался стук по обшивке — вели обстрел.

Вот чёрт!

Он вернулся за руль. Перед глазами всё плыло, но он сумел тронуть вездеход с места.

Андерса чуть накренило, в глазах на долю секунды потемнело. Он, тряхнув головой, что отдалось шумом в ушах и резью в затылке, сосредоточился на управлении вездехода и старался не слышать всё ещё барабанящие звуки выстрелов по корпусу. Землю тряхануло так, что вездеход подпрыгнул, и, показалось, что при приземлении все кости разом перетасовались и грудой легли в теле. Сквозь иллюминатор вездехода, правее от себя, он увидел боле битвы — Архитектор и падальщики.

Интересно, а ему когда-нибудь удастся сразиться с Архитектором? Говорят, на Кадаре они тоже есть. Это вызов получше , чем обдолбанные разумные существа.

Чёрт… — на приборную панель неравномерно капала кровь.

По носу и щеке стекало тёплое, липкое, скапливалось на подбородке. Андерс провёл тыльной стороной ладони по лицу и цыкнул — удачно его приложили. Вся рожа поди в крови, а голова так раскалывается, что он и вовсе её не чувствует. Просто отъехать подальше, вон к тому перешейку. Там он затаится, отдохнёт и решит, что делать дальше.

Дробь снарядов прервалась — оторвался.

Хорошо… Только вот что это за точка впереди? Или у него галлюцинации… Неужели человек? Падальщик?
Он покопался в бардачке, не сбавляя скорости. В вездеходах должны быть бинокли, ну же… Бинокль вывалился на пол. Андерсу пришлось нагнуться, вновь терпя помутнение в глазах. Выпрямившись и прислонив бинокль к глазам, он приблизил изображение.  Точно не падальщица. И вообще, кажется, он её где-то видел. Или?..

«Девочка с биотикой» — подсказало сознание.

Шарлин, имя вспыхнуло в памяти. Вечно это девчонка там, где неприятности. Интересно, у неё вообще бывают дни без приключений? Тем не менее это придало бодрости духа. Он улыбнулся и переключил передачу, чтобы ускориться. Только бы она не сочла его врагом и не отправила вездеход своей биотикой куда подальше.
В любом случае долго она так бежать не сможет, тем более по песку. Увидев, что она запыхалась, он подобрался на безопасное расстояние и остановился.

Андерс выглянул из вездехода.

Эй, — крикнул он так громко, насколько позволял голос, — подбросить?

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты » Людоеды, червяк и гонки по вертикали.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC