Пишет
Joe в "Белые стены"
МАКО шёл ровно, без рывков и резких остановок - что ж, лягушонок не обманул, что справится с техникой не хуже Джо, хотя в табло за самоуверенность получил заслуженно. Человек, сидя в салоне, посмотрел в спину водителя и подумал, что лишь навыки второго в сфере управления транспортом и программирования роботов не дают ему собственноручно пристрелить этого наглого уродца. читать дальше >>
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. "Новая Мекка" - Урднот Меон
Город грехов - Акира
Генофаг - Гаррус Вакариан
Найти и вернуться - Аврора
Этот мир - наш Ад - Рита Ро

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Ежемесячные голосования. Не забывайте про этот подфорум. Мы категорически агитируем тащить туда все отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в августе.

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, людиВолки: демонический лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные квесты » Эпизод 4.8 [XIII]


Эпизод 4.8 [XIII]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://noorysan.ru/wp-content/uploads/2016/05/russkaia_ruletka00.jpg
Эпизод 4.8 [XIII - Тринадцать]
Место отыгрыша: планета Земля
Время, дата, погода: 12 декабря 2185 года.
Краткое описание:
Добраться до Витто Ларгуса пока не удалось никому. Один из королей преступного мира, он неуловим и финансирует десятки криминальных и террористических организаций не только на Земле, но и на соседних планетах. «Альянс» давно хочет убрать эту опасную фигуру с шахматной доски, но подобраться к хитрой мишени далеко не так просто.
Из надёжных источников поступает информация, что Витто организует некий «турнир», на который можно отправить несколько человек в качестве участников и их нанимателей. И если ключевая задача нанимателей - поставить деньги на своих игроков, то информация о том, какого рода будут состязания - остаётся загадкой. Меры безопасности обещают быть беспрецедентными. Но награда будет достойной – Ларгус будет присутствовать на финальном этапе игр в качестве зрителя.
Участники квеста:
Jonathan Cormar
Lisa
Nova Wilson
Greek

Технический раздел

Отредактировано Marauder Shields (25 августа, 2017г. 21:10)

0

2

Идущие на смерть приветствуют тебя.

Нова и Грек

- Проходите сюда, пожалуйста. – Высотное здание больше всего напоминало дорогую гостиницу, выполненную в стиле XXI века с огромными и дорогими люстрами. Сейчас весь холл гостиницы был пуст. Стоящая на улице охрана проверяли каждого гостя и открыла дверь особым ключом. Для туристов и прочих лиц здание было закрыто. В холле собрались двадцать живых существ, один дворецкий, который держал старомодную дверь открытой, и администратор за стойкой.

- Дамы и господа, подходите по одному, пожалуйста, и получите свой ключ. – Администратор приветливо улыбнулся профессиональной улыбкой. Новая партия гостей не вызывала в нём ровно никаких чувств.

Среди двадцати участников предстоящей игры, которые попали сюда по совершенно разным причинам: кто-то ради азарта, а кто-то – ради денег, подавляющее большинство составляли люди. Десять представителей человеческих колоний, две азари, батарианец, кроган, турианец, волус, кварианец, два саларианца и даже ханар. Участие в играх считается у криминальных структур почётным и весьма прибыльным делом. Неудивительно, что здесь собрались почти все межгалактические представители.

- Номер на вашем ключе обозначает этаж. На этаже находятся две комнаты. В первой вы оставляете все свои личные вещи. Я обращаю ваше внимание на то, что надо оставить всё. Включая нижнее белье, инструметрон и предметы бижутерии. На кровати вас будет ожидать временная одежда. Когда переоденетесь и оставите всё лишнее, то выходите из номера и проходите в следующий. После того, как вы зайдёте выходить обратно запрещено. Если вам что-нибудь понадобится, например, одежда или еда – вы сможете выбрать всё необходимое через терминал во втором номере.

- Вопросы есть? Забирайте по одному ключи и проходите в свои номера. Напоминаю, что не рекомендуется попытаться пронести что-нибудь во второй номер. Приятного пребывания в нашей гостинице. Чувствуйте себя как дома.

//Одежда в номере состоит из тапочек и лёгкого спортивного костюма серого цвета. Во втором номере можно заказать любой наряд или еду. Горничная в течение десяти минут принесёт всё необходимое. Доступ в экстранет с терминала отсутствует. Если решите попробовать что-нибудь пронести в другой номер – сообщите ГМ.//

Лиса и Кормак

Для людей с большими деньгами – большие и комфортабельные условия жизни. Чёрный официальный лимузин забирает вас с обозначенного места и долго везёт за город. Спустя почти час транспорт пребывает в роскошный особняк, который очень хорошо охраняется. Два блокпоста, через которые проезжает машина по пути к главному зданию, контролируют по три охранника в броне с штурмовыми винтовками, а сам интерьер старинного особняка сильно портят современные камеры безопасности.

Машины приезжают отдельно. «Управленцы» не видят друг друга, хотя и знают о существовании других «коллег». У входа каждого встречает личный сопровождающий противоположного от гостя пола и исключительно привлекательной наружности, в обязанности которой или которого будет обеспечить досуг гостя на территории поместья. Сопровождающий сразу же сообщает о необходимости снять браслеты с инструметроном, а также передать все передающие устройства службе безопасности, небольшая комнатка которой оказывается совсем рядом и совсем незаметной. Проводить досмотр охрана не станет.

Каждому гостю выделяется личная спальня королевских размеров. Рядом также стоит терминал, где можно заказать любой разрешённый и запрещённый предмет, за исключением оружия и взрывчатых веществ. Пополнить гардероб одеждой ручной работы, воспользоваться услугами борделя или провести час-другой в профессиональном спа-салоне – гостей почти не ограничивают в выборе.
Ассистент также рассказывает, что передвижение по особняку не контролируется, позволяя тем самым посетить роскошную библиотеку, спортзал, бассейн, кухню, зал развлечений и многие другие места. Однако в некоторые помещения, контролируемые службой безопасности, проходить нельзя.

//Можете попробовать найти общий язык с другими «управляющими», побродить по поместью или просто выспаться. Если решите пройти за закрытые двери – сообщите ГМ.//

Всем:

//Время полуденное. До конца дня вы вольны делать то, что захотите в рамках вводной. По любым вопросам можно обращаться в ЛС.
Очередность постов в первом раунде свободная. Просьба сильно не задерживать друг друга и ориентироваться на чужие посты.
Приятной игры и удачи.//

+4

3

Иногда бывает достаточно полезно прочесть текст контракта прежде чем кидаться в предоставленное дело с головой. Читать необходимо внимательно, вдумчиво. Возможно, в очках, для большей красоты ситуации. Возможно, с угрюмо-заинтересованным, ненатурально-сосредоточенным выражением лица. Пробить все неизвестные термины в экстранете. И обязательно ознакомиться с мелким шрифтом. Тем, который обычно бывает между строк.
На самом деле он - невидим в большинстве своих случаев. Но это вовсе не значит, будто его там нет.
Это называется разминка для мозгов. Профессионализм в иных кругах. А в третьих - ненаплевательское отношение к собственной жизни.
Другое дело, когда контракта на самом деле нет. Писулек вот этих, которыми начальство швыряет в тебя в ответ на просьбу выписать премию к Новому Году, потому что дочери обязательно нужна говорящая (а также писающая, какающая, орущая в три часа ночи кукла с синтезатором эмоций - прямо всё как в жизни!) на стоимость которой можно было бы полноценно слетать в Канун в Лондон или же завести ещё одну дочь для пущего реализма. Контракт равно кукла. И никак иначе. И чувствуя себя рабом системы, хмуришься, ищешь тот самый невидимый, но существующий межстрочный текст, которого иногда и не бывает. Потому что так нужно. Потому что дочка хочет куклу, а ты - прибавку к зарплате.
Нова уже забыла, каково это, когда есть строгий босс, швыряющий в тебя контрактом на просьбу повышения заработной платы. Кукол с имитацией реализма тоже никто не требовал. Никаких писулек-контрактов у неё не было тоже.
А межстрочный текст был. Она сама его придумала. Не сейчас, разумеется. Но уже сидя в аэрокаре. Тогда, когда в иллюминатор начали мелькать здания. Те, которые предполагали совершение задания, на которое контракта у неё, опять же, не было.
Зато имелась уйма энтузиазма, желания и - что самое главное! - отсутствие навыка вовремя заблокировать свой альтруистический подъём. Скверная, скверная это штука, на самом деле.

Это будет последнее её воспоминание о Млечном Пути перед отбытием в другую галактику. В другую Чёрт_возьми_Галактику. Оно обязано стать фееричным. Невозможным. Потрясающим и потрясным. Таким, чтобы сидя на астероиде или - возможно, она ещё не решила - выпивая по коктейлю с новоприобретёнными друзьями новой, неизведанной доселе расы, она рассказывала им эту историю, а они проникновенно ей внимали, изредка пуская суровые иногалактические слёзы. И непременно думая: как возможно было бы им весело, попади они когда-нибудь в Млечный Путь с ответным визитом.
Вот он, её межстрочный текст, который она сама придумала.
Терранова Уилсон пустилась в дебри азартных игр с большими деньгами и пушками для того, чтобы было, что вспомнить о своей родной Галактике.

Опускаясь пятками в холодную воду металлической ванны, Нова думала о том, что должна запомнить каждое мгновение, проведённое в этом странном, замысловатом приключении. И кирпичное лицо администратора отеля, где размещали игроков, и то, как она уколола подушечку указательного пальца ключом, пока все разъезжались на лифтах по нужным этажам.
То, как выглядит сама эта комната. Даже зеркальный - извращение - потолок, в который она смотрелась, кружась по комнате абсолютно обнажённой и думая о наличие скрытых камер и доплатят ли женской половине игроков за это.
Криво висящее в ванной зеркало - тоже, пожалуй. И каких усилий стоило повынимать все железки из своего лица. Нова уже забыла, когда в последний раз выглядела такой нормальной. И спокойно вытирала лицо полотенцем, не боясь оторвать себе кусок брови или носа.
Даже это холодную воду, от которой едва не свело икроножные мышцы, она запомнит.
- Тик-так, тик-так, тик-так... - шептала Уилсон до тех пор, пока её черноволосая макушка не скрылась под кромкой воды.
Разумеется, она всё это забудет уже через два дня. Но и не оставить о себе ничего в этой жизни было бы крайне, крайне глупо.

Костюм, любезно предоставленный организаторами, оказался широк в бёдрах, узок в плечах, болтался в области груди и бёдер, а тапочки... Отдельная история.
Нова заказала женский костюм строгого офисного покроя, блузку и туфли-лодочки на среднем каблуке. Это если придётся куда-то идти, с кем-то знакомиться и озвучивать приветствия. Немного подумав, она решила заказать ещё и хорошие военные ботинки. На случай, если это и есть их униформа на игру. В костюме офисного покроя прыгать Нова ещё сможет. А вот в туфлях-лодочках - уже нет.
Принятие ванны после пути заняло у неё ровно двадцать минут с момента опускания голых пяток, а потом и головы, под воду. Учитывая то, что весь день был формально в их распоряжении, требовалось найти себе занятия. Вряд ли в такие строгие планы входит праздное шатание по коридорам отеля с целью поисков бара или других игроков. И даже если из чисто ознакомительных целей - рисковать местом в турнире отнюдь не хотелось.
Поэтому подумав ещё с минуту, Нова выбрала из двух зол меньшее: она заказала в номер самую костлявую речную рыбу и несколько книг. Любовный роман и что-то там про разведение космических хомяков. Достаточно, чтобы убить время хотя бы до ужина. А там может кто самолично влетит к ней в окно и предложит сходить в кино.
Или как минимум принесёт ещё одну книгу.
Из тех, которых в списке нет.

- А ведь где-то там... - рассуждала она вслух, развалившись в кресле, - разместили человека, который будет моим распорядителем. Который не пожалеет круглой суммы за то, чтобы я устроила гладиаторские бои на светящихся жужжащих палках. Интересно, как чувствуют себя эти люди, глядясь в зеркало по утрам?
Туфли-лодочки были красными. И отвратительно подходили к чёрному деловому костюму. Но включать ещё раз бесполезный терминал, с которого нельзя даже глянуть обучающие видео по макрамэ, Уилсон не стала. Она лучше займётся рыбой.
И тем, что на самом деле необходимо - ожиданием.

+3

4

[AVA]http://i12.pixs.ru/storage/5/8/0/yayayayaya_9659047_27347580.jpg[/AVA]

Этюды, исполняемые на риклиндинсе - саларианском аналоге человеческой скрипки, вызывали у Лисы физическую зубную боль. Музыка в точности соответствовала манере речи большинства амфибий - такая же быстрая, порывистая, переполненная слишком резкими сочетаниями звуков, что было непривычно для человеческого уха. Однако образу особы эксцентричной, увлекающейся изучение непринятых современниками направлений инопланетной классической музыки, следовало соответствовать. Хотя оперативница подозревала, что для миссис Евы Кавендиш, у которой лет через десять-пятнадцать были все шансы стать герцогиней Девонширской, это всего лишь очередная прихоть, возникшая в её хорошенькой, но взбалмошной головке под давлением мужа.
Уильям Кавендиш, несмотря на свой почтенный шестидесятилетний возраст, являлся всего лишь младшим отпрыском древнего рода герцогов Девонширских, но был чрезвычайно богат, мало в чем себе отказывал, и свою пятую или шестую жену Еву подобрал на каком-то очередном музыкальном конкурсе, на котором появился в качестве спонсора. Еве, не имевшей ни слуха, ни голоса, выигрыш не светил, зато вполне подошло предложение поужинать вместе, поступившее от ловеласа не первой свежести.  Как ей удалось окрутить Кавендиша, Лиса не интересовалась, но всего через две недели Уильям снова женился, к всеобщему неудовольствию своего семейства, считавшего, что младшенькому Билли давно пора подыскать женщину своего круга и заняться продолжением рода, чего он пока так и не сделал.
В результате вспыхнула ссора, Уильям хлопнул дверью и уехал жить в живописную, но очень уединенную колонию, прихватив с собой молодую жену, чрезвычайно разочарованную тем, что вместо блестящей музыкальной карьеры или, на худой конец, мероприятий для особ высшего света, ей предстояло проводить скучные дни и вечера в обществе лишь слуг и стареющего мужа. 
В довершение ко всем злоключением оказалось, что у Кавендиша совсем не ангельский характер. Стремясь доказать своему семейству, что на этот раз он выбрал девицу достойную, он немедленно потребовал от Евы заняться чем-либо подходящим, например защитой редких зверюшек или организацией детского благотворительного фонда. Ева терпеть не могла и вечно пищащих детишек, и бесполезных зверюшек, потому заявила, что она - человек искусства, и раз уж ей не суждено блистать на сцене, то она хочет писать книги или экспериментальную музыку.
Уильям поворчал, но всё-таки согласился с таким решением, что оказалось очень удобным для Евы. В поисках "вдохновения" она получила возможность хоть ненадолго выбираться из золотой клетки, отправляясь даже на мероприятия сомнительного характера. Конечно, речь шла не о буйных вечеринках, на которых она могла попасться на глаза репортерам, но времяпровождение "не для всех" не возбранялось. К таким миссис Кавендиш отнесла и турнир Витто Ларгуса и даже собиралась его посетить, но надо же бедняжке было накануне так неудачно сломать себе обе ноги, упав с аэробайка в собственном поместье. Теперь она отлеживалась в особняке Кавендишей и ведать не ведала, что турнир за неё посетят совсем другие люди в надежде повстречаться с организатором лично. Впрочем, никому из гостей не требовалось называть настоящие имена, и легенда про бывшую певичку, а ныне скучающую аристократку, была проработана на всякий случай, про запас.

Мысли Лисы вернулись обратно к Ларгусу. Судя по досье, неуловимый Витто мешал многим в этой галактике. Он мало с кем считался, зарабатывая капитал, принципов не имел, своих же криминальных и не криминальных партнеров частенько уничтожал, а совсем недавно, проведя успешные переговоры с несколькими преступными лидерами азари, собирался при их поддержке начать наступление на теневые структуры на планете Трезубец, подмятые под себя "Цербером" ещё в далеком 2168 году. Первые "военные действия" в Новом Костю, столице колонии, прошли успешно, но тем самым Витто подписал себе смертный приговор, хотя и привык считать себя неуязвимым. Рано или поздно  агенты Призрака должны были до него добраться, и вскоре случай представился.
Впрочем, в качестве участника турнира, на которого Лиса сделала ставку,  должен был выступить вовсе не оперативник "Цербера", а всего лишь наемница по кличке "Баба Бешеная", представляющая собой мускулистое белобрысое существо гигантских размеров, когда-то служившее в Альянсе и являвшееся даже биотиком, но потом сильно повредившееся головой. Хотя, как уверяли Лису аналитики организации, круглой дурой "Баба" не была, что вселяло некоторые надежды если не на победу, то на прохождение этой женщины в финальный раунд.

"Септима в сочетании с си пятой октавы, ещё одна. Секунда, квинта, секунда, секунда, кажется кварта... Если бы рядом просто сидел саларианец и визжал - это было бы милосерднее." - Лиса прикрыла глаза и откинулась на спинку сидения.
Облачившись в элегантное белое платье с юбкой чуть выше колена и такого же цвета пиджак, девушка преобразилась. Никаких декольте до пупа, никаких вульгарно кричащих драгоценностей. Здесь носить такое было не принято. Аккуратно уложенные волосы, неброский макияж. Впрочем, драгоценности на ней всё же были - пара браслетов, небольшое ожерелье и серьги из цветного золота с мелкой россыпью александритов хорошо сочетались с белоснежной тканью, а свойство этих камней  менять цвет в зависимости от освещения придавало блеску украшений необычную загадочность. В полумраке салона они приобрели таинственный зеленоватый оттенок, в солнечном же свете казалось, что кожа девушки охвачена сиянием.

Но сейчас уже вечерело. Пассажирский лайнер приземлился на планету с многочасовым опозданием, и если оперативница и рассчитывала успеть за это время выяснить о турнире и о других гостях как можно больше, теперь её планы находились под угрозой.
Впрочем, проявлять слишком большую активность в поисках или провоцировать подозрения охраны было опасно. Ведь основная цель - Витто Ларгус, должна была показаться на глаза только в самом финале. Следовало проявить терпение.
- Достаточно, - негромко произнесла оперативница, переставая нервно царапать ногтями дорогую кожу салона. - Хватит пока музыки.

Лимузин благополучно миновал два поста охраны, въехал в распахнутые ворота и остановился. Пассажирская дверца немедленно распахнулась, и сильно надушенный молодой человек в смокинге подал оперативнице руку. Зазвучали звуки вальса - неподалёку играл настоящий оркестр.
Девушка шагнула на вымощенную черным камнем дорожку и не смогла удержаться от восторженной улыбки. Несмотря на мрачные предгрозовые тучи, сгущавшиеся на небе, здесь было чем полюбоваться. Даже напротив, темный покров и силуэты высоких деревьев чуть поодаль образовывали прекрасное обрамление ярко освещенному старинному особняку впереди, у входа которого били фонтаны, подсвеченные светом фонарей. Небольшие фонтанчики из полупрозрачного алебастра стояли и вдоль дорожки. Они были увиты плетистыми розами и украшены хрустальными призмами, рассеивающими далеко в небо все цвета радуги. Струи воды то усиливались, то ослабевали, то, поменяв цвет, ударяли вверх с новым напором. Казалось, они танцуют под музыку.
- Здравствуйте, миссис Ева (Лиса решила не мудрствовать и назвать настоящее имя будущей герцогини Девонширской, впрочем, только лишь имя). Надеюсь, дорога до нас была не слишком утомительна? - настало время обратить внимание и на обладателя вонючего одеколона и ярко мелированной челки а-ля зебра. Оперативница с легким сожалением отметила, что несмотря на мужественное телосложение и лицо, которому обзавидовались бы многие актеры, привыкшие изображать на экранах мачо, сопровождающий был совершенно не в её вкусе. Хотя и сам по себе этот угодливый молодой человек становился значительной помехой. Ни к чему, чтобы он всюду таскался за ней по пятам и возникал под носом в самый неподходящий момент. Значит...
- Пой, - негромко произнесла оперативница. В чуть прищуренных светлых глазах заиграли дерзкие и задорные огоньки.
-  Что? - сопровождающий, который уже успел пройтись по формам "миссис Евы" "масляным" взглядом, теперь удивленно застыл, не понимая, что от него требуется.
-  А что тут непонятного? -  Лиса весело улыбнулась. - Музыку слышишь? Не хватает голосового сопровождения. Вот и пой. Что мне хотел сказать - пропоёшь тоже.
-  Доро-огая ми-и-ссис... Я вы-ынужден вас попросить оста-авить тут ору-жие, инстру-ментрон и-и- дру-угие-е э-эле-ектро-онны-ые устро-о-ойства-а, - с натугой протянул молодой человек, в глазах которого сверкнула ненависть к богатой и эксцентричной твари, явно над ним издевающейся и заставляющей заниматься извращениями под вальс великого Штрауса.
"Чудесно. Теперь ты точно постараешься лишний раз не приближаться к "этой стерве". Слова "эта стерва" слишком явно отражаются на твоей холеной физиономии, несмотря на все старания."
Удовлетворенно кивнув, Лиса сняла с руки инструментрон, вынула из сумочки датапад и отдала их подошедшему охраннику. Лицо гориллоподобного сторожа приобрело кирпичный оттенок, уголки губ слегка подергивались. Кажется, он сдерживался изо всех сил, чтобы не засмеяться.
- Всё в по-орядке, мо-же-те-е пройти, ва-ас встре-етят... - проорал с ещё большей ненавистью молодой человек и сделал приглашающий жест.

Гроза разразилась внезапно. Не успела Лиса пройти и трети пути до особняка, как по тучам засквозили яркие нити молний, совсем рядом оглушительно грянул гром. Резкий порыв ветра едва не сорвал с девушки юбку, а мгновенно хлынувший с небес поток воды намочил до нитки и её, и сопровождающего, и музыкантов оркестра.
- Ва-ам лучше ве-е-ернуться к ма-ашине, я при-и-несу  зо-о-онт, - ехидно пропел мелированный, не попадая в заигравшую быструю мелодию, а Лиса чуть раздосадовано от него отмахнулась.
- Да поздно уже. И, ради Бога, замолчи!
В освещенных окнах особняка мелькали чьи-то силуэты. Другие гости наверняка наблюдали за происходящим, и Лиса живо представила, как под гремящие звуки музыки она поковыляет по дорожке, оскальзываясь на высоких каблуках, ввалится в холл, похожая на растрепанную мокрую курицу с растекающимся макияжем... Чёрт... Чудесное начало!

Для настроения)


Девушка беззаботно расхохоталась и скинула пиджак прямо в лужу, оставаясь в одном открытом платье, облепившем её хрупкую фигурку, как вторая кожа.
- Что вы делаете, миссис Ева? - с ужасом прошептал мокрый мелированный, бросаясь поднимать одежду.
- Схожу с ума. Мешать не советую, - Лиса уже стягивала туфли. В сияющих глазах девушки в это мгновение действительно промелькнуло счастливое безумие. - Я хочу танцевать!
Камни дорожки оказались леденяще холодными, но ей было уже наплевать. Неправда, что во время танца кто-либо раздумывает, насколько пластичной вышла та или иная фигура, насколько чётки или доработаны движения. Сейчас Лиса жила звуками скрипки, всё что попадало в поле зрения, смазывалось, превращаясь в бесконечную карусель образов и разноцветных вспышек. Её переполняло чувство лёгкости, полёта, скольжения над этим бренным миром, над обжигающим потоком дождя, над силуэтами, изумленно замершими в окнах, над вселенной. Не было больше ни "Цербера", ни дурацкого Витто, ни прошлого, ни будущего. Только сегодняшний вечер, только эти минуты... Она и сама больше не осознавала, насколько привлекательно выглядит, танцуя под дождем среди сверкающих огней. Казалось, разноцветные фонтаны танцуют вместе с ней.
Мраморные ступеньки особняка были уже совсем близко. Девушка остановилась, переводя дыхание. Её щёки слегка порозовели, а грудь вздымалась под намокшим платьем, ставшим почти прозрачным, но глаза сверкали нескончаемым вызовом и задором. Горделиво вскинув голову, она ярко улыбнулась и сделала реверанс зрителям, прежде чем быстро взбежать по лестнице. Швейцар услужливо распахнул перед ней дверь.

- Ваш номер на втором этаже, миссис Ева, - портье уже маячил возле входа, торопливо протягивая промокшей девушке пластиковую карточку. - Ваши вещи доставят через минуту. Если вам что-либо понадобится...
- Благодарю, - Лиса не стала его слушать, дождевая вода стекала с неё ручьем, оставляя на красном ковре темные следы. Она поднялась в номер, сорвала с себя платье и, оставшись в одних трусиках, рухнула прямо на покрывало огромной кровати, снова звонко смеясь.
 
Что за вечер... Однако теперь ей не придется бродить по пустынному особняку, стремясь завести нужные знакомства с другими гостями, что-либо выясняя. Не пройдёт и часа, как в номер принесут визитные карточки с приглашениями поужинать, позавтракать и ещё черт знает с чем. Удачно.
Но со всем этим она разберется завтра, а сейчас примет душ и заснёт, как убитая на этом королевском траходроме, покрытом роскошным шелковым бельем. Одна.

+4

5

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/zQ3MP.jpg[/AVA]
[STA]Mr. Wayne[/STA]
Капитан Дэниел Холланд откинулся на спинку кресла и внимательно посмотрел на мужчину в форме. Два года назад зашитая рана на его лице была темно-бордовой, а сам он казался совершенно сломленным. Но сейчас подчиненные Холланда выглядел здоровым, он набрал пару крайне необходимых килограммов, а плечи его расправились, до предела натянув отглаженную рубашку. Уставная форма. Холланд помнил, что его подчиненный всегда появлялся в своей дурацкой броне, и ни в чем другом.Так же непривычно было видеть на его лице полуулыбку. Забавно, но когда они встречались вживую в последний раз, Дэниел не мог похвастать столь удачным местом, а кабинет, в котором он теперь живет, был надежно закреплен за Филлипом Миллером. И сейчас сидящий напротив него мужчина был гостем в его доме. Но этот гость расположился на стуле в своей обычной позе: скорее лежа, чем сидя.
Ты выглядишь лучше, — соврал Холланд, вставая с кресла. Ему пора отучиться от общения с подчиненными в подобной манере. Некоторые считают его подлизой и только и ждут момента, чтобы как можно сильнее унизить. Но Кормак не из таких, ему слишком сильно плевать на окружающих, чтобы думать о том, как бы им поднасрать.
Много работаю в последнее время, ты должен понимать. — Джонатан сложил руки за головой и вытянулся так, что чуть не соскользнул со стула. Холланд вздохнул:
Ты не сказал мне, что привело тебя на Арктур, Джон.
Разве не сказал?
Нет. А если точнее, что привело тебя сюда, в мой кабинет.
Разве не принято навещать бывших коллег?
Да, у других, нормальных, социально адаптированных людей. Которые и раньше получали задания очно, а не через экстранет. Или хотя бы знакомились со своим новым начальством. Чего ты хочешь?
Хорошо. — Джон в задумчивости почесал подбородок, взглядом скользя по кабинету. Все слишком изменилось, но осталось по прежнему. Даже забавно. — Моя профессия — убийство.
Ты хочешь сказать, твоей профессией было  убийство? Сейчас, несмотря на твою любовь делать все по-своему, твоя профессия заключается в сборе информации. Никаких преднамеренных убийств.
Давай я сформулирую по-другому: моя профессия, моя специальность — убийство. И это по-прежнему единственное, в чем я по-настоящему хорош.
И чего ты хочешь?
Работать по специальности. Продолжать собирать информацию и убивать.
Холланд поднял бровь:
Ты снова хочешь активной работы без ограничений? Тогда тебе нужно попробовать себя в качестве СпеКТРа, вдруг получится.
Почему бы и нет? У меня есть шансы. Сейчас мне нужно всего одно дело...
Не льсти себе. — возразил Холланд и снова сел в кресло.
Я бы взялся за какое-нибудь убийство неугодного Альянсу преступного короля.
Холланд сухо усмехнулся:
Какого из них? У нас их появилось четыре только за последние полгода. И ни по одному мы не продвинулись.
Главная головная боль всего отдела. Витто Ларгус. — Холланд не ответил. Прокашлялся, пристально посмотрел на Кормака. Кажется, для того, кто вот уже несколько месяцев работает под прикрытием и собирает информацию в настоящей глуши, он был слишком хорошо осведомлен о том, что происходит в этой части Млечного Пути. Выдержав небольшую паузу, мужчина продолжил: — Витто Ларгус.В нашей базе числится как продавец всего, что можно продать, и главный друг каждой уважающей себя банды от Земли и до самой Цитадели.
Холланд невесело рассмеялся:
Почему ты хочешь взяться за дело, над которым мы работаем вот уже несколько месяцев?
Думаю, тебе это известно.
Да, известно, — вздохнул Холланд. — Но если бы я был твоим начальником, я бы дал тебе другое дело. Батарианец...
Я хочу то дело.
Существует, если округлить, около ста причин, по которым ты никогда не получишь этого дела, Джон.
Например?
Холланд пристально посмотрел на собеседника. Кажется, он не шутит:
Достаточно упомянуть первую. У нас уже есть план по его ликвидации.
И что дальше?
План давно согласован и уже скоро будет воплощен в жизнь. Уже поздно что-то менять. — Не без удовольствия сообщил Дэниел, чувствуя свой триумф. Так приятно отказывать отчаявшемуся, даже если ты можешь ему помочь. Власть развращает.
У нас множество дел, требующих твоих талантов, над делом работает подготовленная команда. На тебя нельзя положиться, когда дело касается командной работы. Мне продолжать?
Я несколько месяцев прожил на Омеге. В этом деле командная работа не важна. Двухметровый Алонсо привлечет слишком много внимания. Я знаю, что требуется от обеих групп и могу справиться в обоих случаях. Я могу пронести туда оружие так, что его никто не заметит. Мне продолжать? — Было в этом треклятом разведчике что-то, из-за чего ему невозможно отказать. Но нужно свести эту битву хотя бы к ничьей, чтобы не было так уж обидно.
У тебя не будет никакого прикрытия, и если тебя поймают, ты должен отрицать любую причастность к Альянсу. Все как всегда, но в несколько раз серьезнее.— Последние слова он произносил уже в спину Кормаку, который шел к выходу, но остановился в метре от двери.
Мне кажется, что у Джейсона Уэйна нет подходящего костюма.
Холланд был готов грязно выругаться уходящему гостю в спину, но тот уже исчез за дверью, когда капитан подобрал нужные слова. Чтоб его.
Здравствуйте, мистер Уэйн. Добро пожаловать на Землю, мы слышали, что это ваш первый визит сюда. Надеюсь, что дорога вас не сильно утомила? — Стоило “мистеру Уэйну” ступить ногами на твердую землю, как его тут же завалило фоновой информацией порхающее вокруг существо, похожее на ангела. Девушка невысокого роста с настолько светлыми волосами, что в свете ламп казалось, что это ореол. Только спустя несколько секунд, когда глаза привыкли к свету, Джон смог разглядеть свою спутницу. Лицо с высокими скулами, ровно очерченные красивой формы брови цвета воронова крыла над большими, словно детскими, глазами с синей радужкой, сверкавшими юным женственным блеском. Пухлые губы словно целуют друг дружку, — впрочем, рот немного великоват. Длинная, тонкая шея, такое же стройное тело, маленькая грудь.прекрасная, хотя немного по-зимнему бледная кожа. Мягкая линия бедер. Все было бы идеально, если бы не одно “но”: Зубы мелкие и острые, которые она постоянно норовит обнажить в улыбке. Интересно, а кто-нибудь говорил ей, что ей не стоит так часто улыбаться? Вряд ли.
“Мистер Уэйн” откашлялся, поправил очки и улыбнулся самой ненатуральной, но располагающей к своей персоне улыбкой.
Все просто чудесно. — И снова эта милая, но гнетущая улыбка в ответ. Кажется, он уже скучает по разодранным в кашу рожам с Омеги.
Передав службе охраны свой инструментрон и гарнитуру, Джон несколько минут бродил по просторному холлу. Сопровождающая его девушка терпеливо ждала рядом, увлеченная собственными мыслями. Причуды богачей давно перестали ее волновать и сейчас она тупо делала то, за что ей платят. А  платят ей за милое личико, обворожительную улыбку и приятный голос. О вовлеченности речи нет и никогда не было. Но именно этот гость, уроженец далекой колонии, казался ей чужим, словно он пришелец. Возможно, все дело в его акценте, который ей за несколько лет работы не доводилось слышать ни разу. Или очках с непрозрачными стеклами, как у слепых. Зачем ему эти очки? На слепого он не похож и писком моды это не назвать. Причуды богачей, не иначе. И все же, может, стоит потом спросить.
Закончив осматриваться, Кормак бросил взгляд на портье, который маячил вокруг с натянутой до ушей улыбкой. Тот почувствовал на себе чужой взгляд и незамедлительно подошел. Причуды клиентов волнуют его еще меньше, чем девушку, это видно сразу. Либо гости, не замечающие его, что он привык и не дает о себе знать пока его не позовут. Все они зовут его в конечном счете. Он нужен им. И эта мысль грела его душу, когда он поравнялся с мужчиной, косящим под слепого. Даже на своих высоких каблуках, он был сантиметров на двадцать ниже.
Ваш номер на втором этаже, мистер Уэйн. Ваши вещи уже доставлены.— Сообщил портье, протягивая гостю пластиковую карточку. Он выдержал неуместную театральную паузу, прежде чем продолжить: — Если вам что-нибудь понадобиться, можете воспользоваться личным терминалом.
Клиент не ответил, только кивнул и пошел дальше по коридору. Впрочем, этого было достаточно.
Вот ваш номер, мистер Уэйн. До начала турнира весь особняк в вашем распоряжении, за исключением нескольких комнат службы охраны. Для комфортного времяпрепровождения вам следует держаться от них подальше. Если вам захочется устроить себе экскурсию по особняку, можете вызвать меня через личный терминал в своем номере. Также с помощью терминала вы можете заказать любую еду и напитки, сменить костюм, вызвать к себе компанию. — Стандартный инструктаж, предписанный правилам, всегда особенное событие для девушки. Ведь она всегда преподносит один и тот же текст разными словами, которые подбирает прямо на месте и делает это так, чтобы клиент не заметил.
Хорошо. — Коротко произнес мужчина, открывая дверь в свой номер. Как он и просил, света в нем практически не было и теперь он мог снять очки. Но девушка этого уже не видела. Теперь, до соответствующего звонка, она будет ждать его за пределами этой комнаты.
Оказавшись наконец-то в одиночестве, Джонатан снял пиджак и бросил его на кровать. Легенда о том, что у мистера Уэйна светобоязнь и он вынужден постоянно носить очки хороша, но привлекает слишком много внимания к нему. Еще в холле он заметил, как на него смотрит один из охранников и портье. Вряд ли они подозревают его в чем-то, скорее просто считают странным. Но даже такое внимание в конечном итоге может навредить.
Правила требовали, чтобы он еще немного просидел в комнате, а потом отправился осматривать особняк и прилегающие территории на предмет полезных знакомств, камер, постов охраны и путей отхода. Опыт же говорил, что это излишние телодвижения и сейчас лучше просто сесть и расслабиться. Сесть и выпить что-нибудь, посмотреть кино, при желании, пообщаться с кем-нибудь из распорядителей и лечь спать. Последовательность не столь важна.
Поравнявшись с терминалом, Джон заказал себе кофе и то, что на Земле было принято называть спагетти карбонара. Скорее всего “турнир” будет проходить в другом месте и их перевезут туда, что сделает знания местности бесполезным. А так хоть будет возможность попробовать настоящей земной еды.

Отредактировано Jonathan Cormac (30 августа, 2017г. 04:26)

+4

6

Первым, что заметил Грек, был контраст между огромными, технологичными  и даже по-своему не отвратительными  люстрами и пустотой в помещении, которое они освещали. Холл был почти пуст – никаких резных столов или стульев, с претензиями на старины, никаких кустов или горшков с растительностью либо какой-нибудь ерундой, призванной ее заменить, никаких тележек с мудреными названиями, в которых работники отелей возили всякий хлам, принадлежащий самой гостинице, а может ее гостям. Нет, вместо этого была лишь глупая стойка, за которой стоял мужчина лет пятидесяти, лысый, усатый, чистый и улыбающийся.  Грек видел его глаза – безвкусные, бессмысленные, неспособные понять и принять смысл жизни, выросшие лишь для того, чтобы рассматривать безумие мира сего. Хорошо бы было его прирезать, - подумал Грек. Но это желание не могло быть исполнено быстро.
Помимо него тут было двадцать участников турнира и дворецкий. Последний мало интересовал Грека, который не очень любил убивать таких – как правило, это были совершенно обычные люди, задавленные грузом житейских проблем. С ними нельзя было провести интересный диалог, резать или стрелять в них тоже было глупо. Во всяком случае в такой ситуации. И вообще, для чего нужны дворецкие? Только прельщенный глупец будет желать, чтобы перед ним открывали дверь. Такой человек противен самой природе, он не лучше, чем животные.
А вот к другим участникам стоило присмотреться. Азари, люди, турианец и кроган, как и батарианец, могли быть серьезными противниками. Особенно если они биотики – Грек ненавидел сражаться с биотиками, без хорошего снаряжения это сложно. Саларианцы могли быть не плохи, а могли быть и полным дном, которое, наверно, будет глупо убивать. Но не убивать еще глупее. С кварианцами наемник никогда не сражался в бою, но от выстрела они умирали так же, как и все. А вот что будет с ханаром, если в него выстрелить?
Впрочем, вел себя Грек совсем не агрессивно – что-то планировать было еще рано, а убийство без причины в такой ситуации – идея весьма сомнительная. Поэтому стоило подождать. Правда, любви к контролю над собой у Грека никогда не было, он любил свободу. Удивительно, почему никто больше не любит ее так, как я? Но все любят деньги. Летят на них, словно мухи на навоз. Противно. Почему никто не ценит человеческую жизнь? Но он внимательно выслушал все, что говорил администратор, аккуратно оглядывая конкурентов. Иногда какой-то мелкий жест, или выражение лица, эмоция, смешок – да что угодно - могли показать слабое место. Однако разум отказался в этот раз – Грек давно не чувствовал тепла крови и стонов умирающих, не слышал выстрелов, не ощущал непередаваемое жжение в руках перед очередным делом.
Когда все кончилось, и Грек поднялся в номер, он набрал в ванну горячей воды и устроился подремать – так лучше думалось, и можно было немного успокоить ноющее от былых страданий тело. И предаться раздумьям о том, что готовит ему грядущий день, отдавшись в плен сладкого бреда и безумия.

+4

7

Территория гостиницы

Была уже глубокая ночь, когда в предназначенные для участников комнаты через вентиляцию запустили парализующий газ. И хотя его количество было рассчитано под особенности каждой расы, без инцидентов не обошлось. Ханара и кварианца пришлось усыплять вручную, вкалывая им препарат внутривенно через шприц-ингалятор. С более традиционными расами, которые не используют дыхательные фильтры, проблем не возникло.

В каждую комнату заходила группа из трёх человек, которая осматривала будущих игроков на предмет запрещённых предметов, делая особенный упор на передающие устройства. В криминальных кругах очень не любили стукачей. После осмотра все личные вещи, оставленные в первой комнате, собирали в небольшие контейнеры и выносили. Следом приходили грузчики, в задачи которых входило перенести мирно спящие тела на минус первый этаж, где другие люди займутся погрузкой и извозом столь ценного «груза».

Участники просыпаются в небольшой комнате, которая очень похожа на номер отеля за тем лишь исключением, что в несколько раз меньше. Крошечный душ, небольшой столик для еды, кровать и минимум дополнительных удобств, что ясно намекает, что новый номер не входит в категорию люкс. У кровати также стоит терминал, с которого можно заказать еду, но список блюд весьма ограничен. Впрочем, эксклюзивные блюда доступны за дополнительную плату, которая будет автоматически сниматься со счёта. Выход из комнаты только один, дверь на данный момент закрыта. На кровати лежит простой комбинезон, на котором написан номер каждого участника. Рядом лежит записка с требованием надеть выделенную одежду и быть готовым.

Через тридцать минут начнётся первый раунд.

Управленцы.

С утра в каждую отдельную комнату постучится дворецкий. Он вежливо попросит гостей-распорядителей просыпаться, предложит выпить кофий и позавтракать. Другие пожелания он выслушает и постарается выполнить в самое ближайшее время. И всё же слуга сообщает, что необходимо подниматься с кровати, ведь скоро вас ждёт начало соревнований.

Через час в дверях появится тот самый помощник, который днём ранее встречал гостей у въезда в особняк. Он вежливо попросит проследовать за ним и пойдёт по коридорам в сторону двери, охраняемой усиленной группой службы безопасности. Створки разъедутся в стороны, а внутри оказывается лифт. Других гостей пока не видно: возможно, организаторы очень грамотно рассчитали всё по времени. На панели всего три отметки: три, два и один. Ассистент нажмёт кнопку два и пояснит, что третий уровень отведён для участников, а первый – для организаторов. Дорога вниз окажется долгой.

Второй уровень встречает управленцев роскошью. Длинный коридор, ведущий от двери, украшен дорогими картинами и скульптурами, на полу лежит немыслимых размеров персидский ковёр ручной работы. Кто-то потратил немало средств, чтобы всё тут обустроить. Помощник проводит вас в вашу комнату, которая хотя и не имеет столь больших размеров, но отделана дорогими материалами. Как и в первом помещении, здесь есть терминал, с которого можно потребовать доставку любого предмета совершенно бесплатно.

Вскоре по внутренней связи будет сообщено о просьбе пройти в комнату ставок. Перед её дверью будет стоять вооружённая охрана. В центре помещения стоит огромный дубовый круглый стол, рассчитанный на двадцать одного гостя. Помощники вежливо указывают гостям на их места. На спинке каждого резного дерева есть своя римская цифра, обозначающего управленца и его игрока.

Наконец-то есть возможность оглядеть всех управленцев.

Но одно место остаётся свободным. Вскоре его займёт невзрачный человек с совершенно незапоминающимся лицом и зачёсанными светлыми волосами. Его зовут Вильгельм Фергюс и он – правая рука Витто Ларгуса, помощник по особым вопросам. Цифра на его стуле – XXI.

- Дамы и господа, рад вас приветствовать. Делайте ваши ставки.

Голографическая панель на столе оживает, показывая картинку игрока, находящегося внизу, и баланс на счёте. Поставить всю сумму сразу, половину или даже четверть – решение было оставлено за владельцами денег.

Очень скоро будет объявлено о начале первого раунда.

//Примечание ГМ – у каждого управленца есть две попытки поставить на победителя. Если угадаете – вас ждёт маленький бонус. Если побеждает игрок – бонус достаётся ему. Результаты каждого тура будут определяться посредством дайса.

Лиса – XIX
Нова - VI
Грек - XII
Кормак - II//

Помещения на карта:
1 Центральная игровая
2 Комната Ставок
3 Индивидуальные комнаты
4 Оружейная
5 Комната охраны
6 Запасной лифт (дверь заблокирована)
7 Комната отдыха
8 Основной лифт
9 Зрительская ложа

Карта

http://se.uploads.ru/t/xaHF1.png

+1

8

[AVA]http://i12.pixs.ru/storage/3/0/4/jpg_1686668_27519304.jpg[/AVA]Утро встретило Лису ярким солнечным светом, назойливо пробивающимся сквозь жалюзи, ароматом кофе и кем-то присланных роз, а также ещё со вчерашнего вечера заказанным завтраком.

Казалось бы, девушке оставалось только невероятно сладко потянуться и продолжать наслаждаться жизнью, но её незатейливым наслаждениям тут же помешал дворецкий, явившийся осведомиться, не нужно ли "миссис Еве" что-нибудь ещё. Пришлось отправить его восвояси,  осмысливать длинную лекцию о том, что в приличных отелях так не поступают, для подобных вопросов и напоминаний номер должен быть оборудован специальным терминалом, а он сам, несмотря на приличный костюм, вовсе не личная горничная "миссис Евы", чтобы встречаться по утрам в неглиже, даже не приняв ванну. Оставив господина дворецкого краснеть за проявленную  бестактность, Лиса и в самом деле направилась в душ, решив, что овсянка, кофе и ледяной апельсиновый сок проживут ещё какое-то время без неё.

Личный туалет не занял у привыкшей к спартанскому образу жизни оперативницы много времени, уже минут через двадцать она сидела за столом, попивая кофе и разглядывая  принесённые вместе с завтраком визитки. Забавно, что почти на всех фамилии оказались зачеркнуты, а на нескольких и вовсе не значилось даже инициалов, видимо специально для случаев, когда владельцы изначально желали сохранить инкогнито.
Лиса прочитала часть посланий и разочарованно зевнула. Суть большинства из них можно было свести к двум классическим предложениям: "Приходите в полночь к амбару. Не пожалеете." Избалованный контингент, чаще всего сводящий взаимоотношения мужчины и женщины к привычной для себя и простой схеме "Деньги - товар",  предпочитал и действовать со всей прямотой данной схемы. Самое интересное, обычно такой подход устраивал обе стороны. Ермолова усмехнулась, раздумывая, как лучше будет использовать столь неприкрытые желания, однако уже через пару минут бросила это неблагодарное занятие. Слишком мало информации для составления четких планов. Значит, снова будет сплошная импровизация, будоражащее чувство волнения и азарт игры. Наверное, что-то такое испытывает актер перед выходом на сцену в своём лучшем спектакле.
Впрочем, сегодня Лиса уже не собиралась шокировать публику. Выбранное для присутствия на игре длинное платье отличалось легкостью и элегантностью, украшения же и вовсе выделялись простотой и изяществом. Их даже можно было принять за относительно дешевые молодежные аксессуары, коих хватало в галактике, если не знать, что каждая проволочка, каждый элемент в хитрых сплетениях цепочек и браслетов выполнены из разных металлов и сплавов. Удивительная и трудоёмкая работа представляла собой не только интересное, на взгляд знатока, произведение ювелирного искусства, но и становилась хорошей маскировкой и защитой для встроенного инструментрона, в выключенном состоянии не излучавшего никаких радиосигналов и являвшегося лишь тонким  силиконовым проводком в оплётке из металла. Неяркий макияж, несколько капель духов от Guerlain - Лиса всегда любила эту фирму за то, что вот уже несколько сотен лет в их новинках отсутствовала вычурность ароматов, свойственная многим другим парфюмерам, и в то же время сохранялся некий фирменный аккорд, который было сложно с чем-то спутать. Пожалуй, теперь она была полностью готова...

В дверь осторожно постучали. На пороге растерянно маячил вчерашний сопровождающий-певец, пытаясь соблазнительно улыбаться. Улыбка у него выходила тревожной, даже пугливой, ибо чего ожидать от "миссис Евы" на этот раз, он понятия не имел.
Инженер же повела себя достаточно миролюбиво и, чисто по-женски спохватившись о сумочке, выскользнула из номера вслед за молодым человеком, к которому тут же обратилась с вопросом:
- Звать-то тебя как, забывчивый исполнитель вальсов?
- Почему забывчивый? - смирившийся было, что капризная стерва не проявляет к нему интереса и намерена использовать лишь для издевок, молодой человек снова встрепенулся. - Как вы хотите меня называть? - в его голосе проскользнула наигранная сексуальная хрипотца и вкрадчивые нотки.
- Потому что пришёл встречать гостью без зонтика! - отчеканила инженер ледяным тоном, впрочем, тут же смягчаясь и снова продолжая довольно мирно. - Ну, не знаю, давай Штраусом?
Совершенно сбитый с толку "певец" согласно кивнул, и дальнейший путь до лифта сопровождался вполне дружелюбными вопросами и ответами, хотя было очевидно, что новоиспеченный тёзка композитора предпочитает держаться от "миссис Евы" на достаточном расстоянии.
- Первый уровень - для гостей или организаторов, второй - для игры, третий - для участников, - любезно пояснил почти расслабившийся "Штраус", как только они сели в лифт.
- У вас очень много охранников, - заметила Лиса. - И в руках у них... Это винтовки, да? Я ни разу таких не видела, даже в кино.
- Мы заботимся о безопасности своих гостей, - если до сих пор в улыбке сопровождающего чувствовалась неуверенность, то теперь в ней скользнула гордость. - Даже весь персонал проходит необходимые курсы самообороны, чтобы в случае опасности суметь защитить не только себя, но и гостя. Например, я когда-то служил в Альянсе, Хэл неплохо владеет холодным оружием... но, наверное, вам это не очень интересно? Поверьте, вам нечего здесь опасаться.
Молодец, ценная информация. Но, пожалуй, хватит вопросов, а тем более страхов, а то он сочтёт, что стерва нуждается в охране и ещё бог знает в чём, - сделав вид, что затронутая тема и правда её не слишком интересует, Лиса перевела разговор на качество местных яств, на одеколон Штрауса и другие, на первый взгляд, незначительные мелочи.

Лифт остановился, являя за открывшимися дверями коридор, скорее претендующий на роскошь, нежели бывший роскошным на самом деле. Обилие картин и статуй быстро наводило на мысли о подделках, а персидский ковер хоть и хранил традиционные орнаменты, но явно был уже современным, скорее всего Иранского производства. Впрочем, и такой антураж требовал от владельцев основательных затрат, хотя у самой Лисы это и не вызывало одобрения. Она предпочитала более современную и оригинальную внутреннюю отделку.
- Сюда, пожалуйста, - Штраус учтиво распахнул перед девушкой дверь, за которой она увидела помещение, чем-то отдалённо напоминающее небольшую бильярдную. Тёмные стены, общее довольно тусклое освещение и круглый стол, занимающий почти всю комнату и покрытый зелёным сукном.
- Прошу вас, присаживайтесь, - совершенно точно, сопровождающий чувствовал себя неуютно в этой торжественной обстановке ожидания. Он отодвинул перед Лисой тяжёлый стул с римской цифрой девятнадцать и предпочёл побыстрее испариться. Оперативница же спокойно улыбнулась, ловя прикованные к ней взгляды: насмешливые и равнодушные, завистливые и вожделеющие, раздражённые и чуть смущённые, настороженные и заинтересованные. Взгляды зрителей, направленные на человека, внезапно ворвавшегося в закрытое сообщество, только немного устоявшееся, но вновь растревоженное. Инженер же сохраняла на своем лице невозмутимое и приветливое выражение.
- Добрый день, дамы и господа. Меня зовут миссис Ева, позволите мне занять моё место?
Последовали редкие ответные приветствия. Атмосфера в комнате царила напряжённая. Все эти незнакомые друг с другом люди ощущали себя соперниками, а необходимость в ближайшее время сделать ставки лишь добавляла враждебности. Впрочем, инженер и не собиралась пока её нарушать, лишь исподтишка и мимолётно наблюдая за окружающими, делая собственные выводы.

Наконец последнее место под номером двадцать один занял человек среднего роста с мелкими и острыми чертами лица, немного придававшими ему сходство с грызуном. Однако темно-серые глаза смотрели цепко, не вызывая сомнений, что их обладатель не склонен к напрасным  иллюзиям и кое-что знает об этой суровой и грешной жизни. Лиса его узнала.
Вильгельм Фергюс. В старых мафиозных кланах его бы наверняка называли "консильери". Как советника, как правую руку Витто Ларгуса, занимающуюся отнюдь не силовыми вопросами, и оперативница понимала - этот человек чрезвычайно опасен.
- Дамы и господа, рад вас приветствовать. Делайте ваши ставки, - едва опустившись на стул, "консильери" тут же перешел к делу. И Лиса в большей степени теперь старалась наблюдать за его реакцией на ставки, нежели изучать данные участников, которых представляли шаг за шагом на голографических экранах.

Она никогда не была азартным игроком, не любила карточные и другие игры, включавшие в себя лишь капризы госпожи Фортуны. Полагаться только на простую удачу и везение казалось инженеру занятием слишком глупым, бессмысленным и скучным.  Впрочем, сейчас первостепенное значение имели совершенно другие игры. Её и "Цербера".
- Трюфель Мартини, - негромко произнесла девушка, не оборачиваясь к официанту, пробегавшему в это время за её спиной. - И часы.
- Простите? - мужчина, разносивший заказы, на секунду замер с подносом, но тут же получил пояснения:
- Коктейль "Трюфель Мартини", но трюфель должен быть вымочен в коньяке, а не в водке. Марка часов роли не играет, потрудитесь лишь проверить их точность, - Лиса отвернулась.
- Я... попробую, миссис Ева.
- Надеюсь на положительный результат.

Ставки, ставки, ставки... запоминать. Сделанные выборы и реакцию на них соперничающих игроков, особенно Фергюса. Делать выводы. Сама Лиса собиралась ждать почти до самого конца. "Бешеная баба" числилась под номером девятнадцать, на неё ушла ровно половина суммы, "консильери" сделал ставку на номер двадцать один. Все деньги.

Инженер внимательно вгляделась в двадцать первого участника. Совершенно обычная женщина, довольно крепкая и хорошо сложенная, но такую легко можно встретить на улице и не заметить. В мышиного цвета волосах и карих глазах тоже нет ничего особенного, но почему именно на неё ставит Фергюс? Слишком просто для расчётов на победу. Ларгусу нет нужды всё время побеждать, он и так неплохо зарабатывает на своих мероприятиях. Однако на этот раз он решил присутствовать. Почему?
Куча разных мыслей и предположений вихрем проносились в голове. Оставались секунды до заветной фразы: "Ставки сделаны, ставок больше нет".
- Я ставлю на номер шесть! - Лиса очаровательно улыбнулась, снова ловя на себе удивлённые взгляды соперников, не понимающих столь резкого и непредсказуемого выбора.
- Ставки сделаны, ставок больше нет.

+4

9

Утро началось с головной боли, если это вообще было утро. Грек с трудом открыл глаза, и заметил перемены в обстановке. Во-первых, он лежал совершенно голый на полу возле койки – вероятно, свалился, когда спал. Во-вторых, комната явно была другой – она была намного меньше, почти без мебели. Хуже всего была тусклая белая лампа на потолке, которая постоянно моргала и ужасно гудело. Вместе эти два фактора делали головную боль еще сильнее. Впрочем, если подумать, все было не так уж и плохо – он жив, в сознании, да и ощущения были явно лучше, чем после Мендуара, когда четырехглазый выродок прострелил ему, тогда еще солдату Альянса, голову.
Грек медленно поднялся. Казалось, что новая конура то плывет, то качается перед глазами, а то вообще сворачивается в спираль. Новый удар головной боли пошатнул наемного убийцу. Впрочем, лихорадки не было. Движения были немного заторможенными, но при таком состоянии это – вполне нормальное явление. Тем более, что был способ несколько прояснить голову – в углу комнаты была душевая кабина. К ней Грек и направился, и, после пары минут ковыряния, все-таки смог включить холодную воду и окунул голову под мощную струю. По телу сразу пошли мурашки, на правую ступню свела судорога, но разум прояснился, и боль словно бы ушла в ногу. Несколько минут постояв, и дождавшись успокоения ноги, Грек подошел назад к кровати. На ней лежал комбинезон с номером 12, написанном римскими цифрами. Рядом лежала записка, которую Грек лишь оглянул взглядом. Похоже, что безумные мечтания затаились в глубинах больного рассудка¸ и на смену им пришла холодная трезвость.
Повесив комбинезон на терминал, Грек взял одеяло, вытерся им, поле чего бросил на кровать и, наконец, оделся. Теперь нужно было подумать, чтобы примерно восстановить ход событий. Я лежал в ванной, и, вероятно, заснул. Скорее всего, они использовали сонный газ – сон был крепкий и нездоровый, а я не помню, чтобы что-то принимал внутрь. Одна проблема была решена. Полностью собравшийся наемный убийца под номером 12 сел на кровать и включил терминал. Впрочем, это мало что дало – Грек никогда не дружил с пользовательскими интерфейсами, и, если там и были какие-то таблетки от головной боли, он их не нашел. Впрочем, это было уже не важно – ясность ума и действий вернулись, а боль – не самый плохой спутник.
Наверняка до кульминации осталось недолго. Грек мог гадать о том, что будет, но вариантов было очень много. Бежать он не хотел, так как пришел на игры не просто так. Оставалось ждать. «Только лучше делать это не на кровати», - подумал наемник, и отошел к стене, став в паре метров от двери. Впрочем, думать что за ним не следят, было глупо. Даже на Омеге было легко найти кого-нибудь, кто видел куда ты ходил, сколько спал и сколько раз ты чесал хозяйство утром. Здесь, в оплоте цивилизации, контроля было еще больше – спасали лишь людская расхлябанность да отсутствие мощных ИИ, способных обработать всю эту информацию. Хотя может такие ИИ и были, только принадлежали сильным мира сего, которым до Грека не было никакого дела – слишком мелкая муха для таких больших людей. Ну а копам просто так никто не доверит такие технологии даже на Иллиуме, где следили все за всеми.

+4

10

"В следующий раз, Фрэнки, я тебе эти твои развлечения в задницу засуну", - таковы были её первые мысли после пробуждения. Если это можно было считать пробуждением, конечно.
Поначалу она действительно придремала в кресле, задумавшись то ли о книгах, то ли о Испании, то ли о экзотической еде, то ли о бородатых рыжих норвежских парнях. А потом было большое, сочное ничего. Уснула? Нет.
Нова помнила, что сперва в комнате запахло чем-то едва уловимым, но противным, нудным, обволакивающим. Так пахнут некоторые виды газов, которые используются в дымовых шашках, предназначение которых, как говорится, не убий. Видимо, она отключилась, как и было задумано. А после её, также как и было задумано, куда-то перенесли.
Терранова быстро подметила лёгкие различия комнаты, в которой она засыпала от той, в которой проснулась. К тому же, когда она валялась в кресле, на ней был тот не по размеру сшитый спортивный костюм. А сейчас она была абсолютно нагая.
- Надеюсь, - сказала она уже вслух, осматривая руки и ноги на предмет свежих ран от уколов, - что только раздели. А не что-нибудь внезапное... Ещё...
Ран, разумеется, не было. Потому что это, разумеется, был газ. Видимо, куда дешевле оказалось травануть всех участников и переправлять их вручную, нежели позволить им спускаться самим.
- И в чём смысл, - продолжала она рассуждения вслух, - наличия иллюзии выбора, если все наши выборы остались там, наверху?
В основном это, конечно, относилось к ботинкам, которые она так и не успела хорошенько разносить. А жаль. Они ей безумно понравились.
А теперь приходилось возвращаться к тривиальной безвкусице - прямо-таки чуме тех, кто всё это организовывал.
На этот раз комбинезон сел впору. На груди красовался номер.
- Шесть, - произнесла Нова вслух. Она будет номером шесть. Значит, есть ещё пятеро, если рассуждать логически. И неизвестно, сколько за шестёркой. Семь, восемь, двадцать...
Уилсон опустилась на кровать, потирая виски. Голова побаливала так, будто она хорошенько набралась. Не ринкола, но как после двух литров виски в одно горло и без закуси - вполне приемлемое сравнение.
Ещё она подумала о том, что не так уж всё на самом деле и плохо. Бывало-то ведь и хуже.
Однажды, например, ей пришлось отстреливаться от Кровавой Стаи в костюме стриптизёрши. А здесь хотя бы приличного вида комбинезон.
Душ Нова принимать не стала. Умылась холодной водой, намочила шею и прошлась холодной влажной пятернёй по волосам. Глотнула воды. Потому что пить хотелось так, будто в её рацион в последний год входил лишь раскалённый песок. Головную боль это не уняло, но приятная прохлада загуляла по всему телу. А это уже что-то.
"Скорее всего, - думала она, - скоро всё и начнётся".
Глянув на терминал, откуда скорее всего можно было порадовать своё чревоугодничество, Уилсон явственно ощутила ком тошноты, подкатывающий к горлу. И подумала, что если хоть ещё кусок съест - её точно вывернет. И хорошо, если это будет здесь, а не на поле... Хм. Игры.
Однако имеют ли право сейчас называть они игрой то, где главный приз - не деньги. И не слава.
А голова.

+4

11

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/zQ3MP.jpg[/AVA]
[STA]Mr. Wayne[/STA]

Ночь была долгой и безлунной. Сразу после ужина "Мистер Уэйн", с собственного позволения, открыл огромное окно в своих апартаментах и сел на подоконник. Окно выходило в сторону главного входа и Джону были видны аванпосты, через которые он проехал несколькими часами ранее, главный вход и немногочисленные охранники. Он снял дурацкие очки и теперь при желании каждый проходящий под ним человек мог видеть лицо богача, ищущего для себя острых ощущений, возможно даже запомнить его и опознать в дальнейшем, если в этом будет необходимость. Но такого желания ни у кого не было, все были настолько однозадачны, что смотрели строго перед собой. Никто даже не поднял в его сторону головы, когда он свесил ноги из окна. Только одна камера была направлена в его сторону, но зрительного контакта между ними не было.
“Им платят за охрану толстосумов от внешнего мира, но не от них самих. А потом удивляются, почему они мрут быстрее детенышей крогана.”  Другое задание или немного самодеятельности, и на утро в особняке можно найти труп человека с перерезанным горлом. Или несколько трупов. Или вообще ничего не найти.

Время было заполночь, когда разведчик залез обратно в номер и закрыл за собой окно. Он лег и уставился в потолок. Закрыл глаза. В детстве отец рассказывал ему, что зимой на Земле выпадает снег, много снега. Он не спал после ухода из кабинета Холланда и теперь, несмотря на нарастающее чувство тревоги, заснул. И увидел тот же сон, что иногда снился ему вот уже девять лет: он бредет по заснеженной пустыне, поглощающей все тепло. Он уже давно перестал чувствовать окоченевшие конечности, но продолжает идти. В какой-то момент снег под ногами перестает хрустеть и он чувствует, как начинает падать в белое ничто.

Кормак открыл глаза и посмотрел по сторонам. Кругом тишина, за окном все еще темно. Он проспал в лучшем случае пару часов, но знал, что больше не уснет. Поднявшись с кровати, мужчина провел рукой по лицу. Несколько месяцев ему удавалось держать их на расстоянии, но они пришли, обступили со всех сторон и теперь не отпустят. Призраки. Его лучшие друзья. Единственные друзья.  Они будут с ним до самого конца.
Джон горько усмехнулся и подошел к подоконнику. До рассвета еще далеко.

Дворецкий, постучавшийся в дверь с целью сообщить о том, что пора завтракать, застал того в бодрствующем состоянии. Из ванной комнаты доносился шум воды, а на кровати лежала свежая рубашка и галстук. Вода затихла и из-за двери донесся голос гостя. Он сообщил, что будет на завтрак только кофе. Дворецкий по привычке поклонился и вышел.

Когда спустя час в комнату зашла Ангел, “Мистер Уэйн” стоял возле окна, в своих странных очках, и застегивал белую рубашку. Девушка про себя отметила, что на шее у него шрам, как от удара ножом с целью достать до сонной артерии, который она не заметила вчера. В их заведение заносило “бизнесменов” с самыми разными интересами, но ни один из тех, кого ей доводилось видеть, не выглядел как жертва неудавшегося покушения неумелого убийцы, который даже не мог перерезать своей жертве глотку. И вообще весь он казался каким-то нескладным, неестественным и чужим здесь. Но что-то ускользало от ее взора и она до сих пор не могла понять, в чем дело.
- Не заметил, как вы вошли. - Слова гостя вернул ее к реальности. Она засмотрелась на него, изучая каждый миллиметр, но, кажется, этого не заметил. Или сделал вид, что не заметил. Сейчас он стоял в метре от нее, завязывая галстук. Девушка сообщила, что “турнир” скоро начнется и что “Мистер Уэйн” должен следовать за ней. Мужчина кивнул и шагнул вперед,
- Катрина, верно? -  Спросил он ее по дороге к “служебной комнате”, вход в которую еще вчера был под строжайшим запретом. Он хотел спросить что-то еще, но передумал. Он запомнил ее имя. Господи, когда в последний раз к ней обращались по имени, а не пытались выдумать какое-нибудь дурацкое прозвище? Может не так уж и важно ей знать, что с ним не так.
- Первый уровень -  организаторов, второй - для игры, третий - для участников, - с дружелюбной улыбкой пояснила Катрина, как только они зашли в лифт. Крайне бесполезная информация, но правила требовали. “Мистер Уэйн” понимающе кивнул, не глядя на нее. Или он глазел на нее? Сквозь эти дурацкие очки ничерта не видно.

Лифт остановился, являя за открывшимися дверями просторный коридор,
- Сюда, пожалуйста, - Катрина учтиво распахнул дверь, за которой находилось помещение, первой ассоциацией с которым  был гроб. Не так уж и плохо, если ты не избалованный жизнью богатей.
- Если хотите что-то заказать, воспользуйтесь терминалом. Официальная часть скоро начнется в комнате ставок. Я провожу вас.
- По уже устоявшейся традиции, “Уэйн” кивнул, но ничего не сказал.
- У вас здесь много охранников. Думаете, что с участниками могут возникнуть проблемы? - Поинтересовался мужчина, с помощью терминала заказывая себе еще две порции кофе и чтобы одну из них принесли в комнату ставок, а вторую сюда.
- Меры предосторожности, сэр. Весь персонал подобран для устранения неожиданных затруднений. Открою вам секрет, но я знаю несколько десятков боевых стилей разных рас и готова использовать свои знания на практике, если что-то будет угрожать вашей жизни. Вам не о чем беспокоиться, мистер Уэйн.
- А если попадется буйный участник, но, скажем, я поставлю на него большие деньги и, по вполне понятным причинам, не захочу, чтобы его мм… устраняли. Что тогда с ним будет? - Джон с интересом посмотрел на свою собеседницу. Кофе должны были доставить через пару минут.
- Зависит от того, насколько он будет буйным. Но, в любом случае, у вас нет причин для беспокойства. Наслаждайтесь вашим визитом на Землю. Надеюсь, он запомнится вам надолго.
Разумеется. - Дверь открылась и в нее вошел паренек лет двадцати в типичном одеянии официанта. Он поставил чашку кофе, поклонился и исчез также неожиданно, как и появился. Повинуясь секундному импульсу, Катрина поклонилась и вышла следом. Пусть человек, которого она должна защищать, спокойно выпьет свой кофе в одиночестве.
Вскоре по внутренней связи сообщили о просьбе пройти в комнату ставок. Разведчик не стал дожидаться, когда в комнату войдет его сопровождение и вышел сам. Девушка попросила следовать за ней. Перед нужной дверью стояло несколько вооруженных охранников. Хорошо вооруженных.
Сама комната напоминала погреб или подземных тоннель, популярные на Земле несколько столетий назад. В центре помещения стоит огромный дубовый круглый стол, рассчитанный на двадцать одного гостя. Катрина вела его к противоположной стороне стола. Сильно бросалось в глаза, что девушка чувствовала себя неуютно. Она остановилась рядом с тяжелым стулом с выгравированной на нем римской цифрой два. В комнате их осталось двое, остальные, видимо, еще не подошли: Джон и невысокий мужчина с женственным лицом. Они поприветствовали друг друга, не нарушая тишины, кивком головы. 
Постепенно комната начала заполняться людьми. Последовали редкие ответные приветствия. Атмосфера в комнате царила напряженная. Все эти незнакомые друг с другом люди ощущали себя соперниками, а необходимость в ближайшее время делать ставки лишь добавляла враждебности.
Наконец последнее место под номером двадцать один занял человек среднего роста с мелкими и острыми чертами лица, немного придававшими ему сходство с грызуном.
Вильгельм Фергюс. Опасный тип, встретить которого в темном переулке пожелаешь только злейшему врагу. Но ситуация этого не требовала, поэтому ожидать подвоха с его стороны следовало не больше, чем от других участников игры.
- Дамы и господа, рад вас приветствовать. Делайте ваши ставки, - едва опустившись на стул, Фергюс тут же перешел к делу. Несколько человек поставили все свои деньги в ту же секунду, когда перед ними появились данные о состоянии их счета. В их числе находился и Фергюс, поставивший все на не примечательную бой-бабу под номером двадцать один.
“Мистер Уэйн” для себя разделил свое состояние на три части и поставил четверть денег на крепкого, но такого же не примечательного, как бой-баба Фергюса, ветерана каких-нибудь боевых действий под номером два. И еще четверть на номер двенадцать. Был еще вариант вместо “двенадцатого” поставить на задействованного там члена Альянса, но Кормак не рассчитывал на его победу. Наоборот, он был уверен, что того быстро разнесут и это будет пустой тратой кредитов. Но он был бы не прочь ошибиться в этот раз.
- Ставки сделаны, ставок больше нет. - Джон поправил очки и поднес чашку кофе к губам. Ставки сделаны, это точно.

+2

12

Новый расклад событий. Колдун окинул взглядом помещение, в котором он стоял вместе с другими участниками игры. Ему было пофиг на то, что там говорил усатый мужик - турианец слушал с безразличным выражением лица, запоминая лишь ключевые, по его мнению, сведения. Ему категорически не нравилось это занудство, но так было всегда и везде - длиннющий инструктаж, а уже потом дело. Тем не менее кое-что таки смогло привлечь внимание Колдуна:
- И свою броню тоже оставить? - Возмущённо переспросил турианец. - Зар-раза. Если эти уродцы её хоть поцарапают, я жизни своей не пожалею, но отомщу.
-А ты мою пожалей. - Возник в голове голос Джэрина.
- Заткнись, и без тебя тошно. - Колдун повернул голову немного в сторону, как всегда делал, разговаривая со своим "напарником".
- Это всего лишь броня. Не лучший выбор для привязанностей. - Язвительным тоном отметил Джэрин.
- Это моя броня. И если они её повредят...
- Да-да, ты всё тут разнесёшь, я это уже сто раз слышал. А теперь, может, перестанешь тупить, возьмёшь ключ и пойдёшь наверх?
Колдун взял протянутый ему ключ и двинулсч на указанный этаж, недовольно дёргая мандибулами. Он не любил снимать броню. Без неё голос Джэрина становился особенно громким и назойливым. Не любил Колдун этого. Сняв всё снаряжение в отведённой комнате и припомнив десятка три ругательств он одел предоставленный спортивный костюм и отправился в свой временнвй номер. Теперь оставалось лишь ждать. Заказав себе через терминал обычный гражданский костюмчик Колдун расселся на диване, размышляя о том, чем бы заняться. Совсем скоро горничная принесла новую одежду и Колдун, а теперь уже Джэрин вновь переоделся и, заказав себе теперь уже еды, принялся расхаживать кругами по комнате. Время шло медленно и скучно. Слишком скучно. Поев, Джэрин навернул ещё пару кругов по комнате, а затем решил попытаться уснуть пораньше - выходить из комнаты он опасался, а вот внутри неё дел было ноль. По крайней мере так утверждал не затыкающийся Колдун в голове. Заснуть удалось тоже далеко не сразу и Джэрин к тому времени уже досконально изучил все неровности на потолке. Но сон был какой-то неправильный. Неестественный. Тяжелый.
Джэрин очнулся уже в совершенно другой комнате.
- Вот же... Что произошло?
- Игру решили начать по-особому. Только не дай им себя урыть и, ради всех Духов, оденься. - Недовольно заворчал Колдун в голове.
- Без тебя знаю. Да чего ж голова так болит... - Джэрин одел комбинезон с номерком и сел на кровать, хватаясь за голову. Колдун не остался в долгу:
- Гляди до начала Игры не сдохни, герой хренов.
- Эй, не мешай. Иди поворчи о своей броне или ещё что... Дай мне прийти в себя.
- Пфф, когда я прошу тебя захлопнуть варежку, ты меня никогда не слушаешь.
- Ты не дашь мне покоя, да? - Джэрин встал с кровати и пошел к душевой кабинке, отмахиваясь от комментариев Колдуна по поводу пьяной походки, раскосых глаз и вообще всего подряд.

+1

13

Даю полную нумерацию:

I - Распорядитель – ханар, игрок - ханар
II - Распорядитель – Кормак, игрок – женщина-человек
III - Распорядитель – волус, игрок - волус
IV - Распорядитель – мужчина-человек, игрок – женщина-человек
V - Распорядитель – азари, игрок - азари
VI – Распорядитель – мужчина-человек, игрок - Нова
VII - Распорядитель – мужчина-батарианец, игрок - мужчина-батарианец
VIII - Распорядитель – женщина-человек, игрок – мужчина-человек
IX - Распорядитель – женщина-человек, игрок – женщина-человек
X- Распорядитель – мужчина-саларианец, игрок – мужчина-саларианец
XI - Распорядитель – мужчина-кварианец, игрок - женщина-кварианец
XII – Распорядитель – мужчина-человек, игрок - Грек
XIII - Распорядитель – самец-кроган, игрок – самец-кроган
XIV - Распорядитель – мужчина-турианец, игрок - Колдун
XV - Распорядитель – азари, игрок - азари
XVI - Распорядитель – мужчина-человек, игрок – женщина-человек
XVII - Распорядитель – мужчина-человек, игрок – мужчина-человек
XVIII - Распорядитель – мужчина-человек, игрок – женщина-человек
XIX – Распорядитель – Лиса, игрок – женщина-человек-биотик
XX - Распорядитель – мужчина-саларианец, игрок – мужчина-саларианец
XXI – Распорядитель - Вильгельм Фергюс, игрок – женщина-человек

Управленцы

На то, чтобы осмотреть личные дела других участников, а также посмотреть общее количество ставок и прогнозируемый процент победы было отведено почти десять минут свободного времени, по итогу которых Фергюс встал со своего места и молча удалился. Интерком выждал всего несколько минут и выдал уведомление, что господам-распорядителям рекомендовано занять свои места, ведь игры вскоре начнутся. Вход на трибуны находился в том же коридоре, где и комната-ставок. Помощники показали дорогу и провели распорядителей к их ложам.

Мягкий удобный диван, который благодаря десятку манипуляторов можно переделать в твёрдое кресло или вовсе разложить до состояния кровати, стоящий рядом официант и римская цифра участника – вот ключевые особенности каждого отдельного места. Отсутствие перегородок между кабинками позволяло напрямую общаться с другими «владыками» и обсуждать происходящее.

Арена была внизу. Просторное помещение, отчётливо видное с более высоких этажей. Голые стены и минимум технологий, которые сводились к хорошему освещению и наличию меток на ровном расстоянии. Небольшой шкаф в самом начале комнаты пока оставался едва ли единственной крупной деталью интерьера. Тонкий, но оттого не менее прочный стеклянный купол отделял богатых распорядителей от более бедных наёмных игроков.

Если задаться такой целью и выбрать грамотный угол, то можно увидеть, что ложе Фергюса расположено на верхнем уровне, а соседнее с ним кресло пока пустует.

Игроки.

Лампочка на двери сменила цвет с красного на зелёный. Диктор попросил участников выйти из комнат. За дверью открывался длинный продолговатый коридор, который позволил увидеть часть игроков и новую дверь в конце помещения. Лифтовая камера оставалась заблокированной. По бокам коридора через каждые десять метров стояли два вооружённых охранника в тяжёлой броне. Если разбираться в оружии, то становилось ясно, что в руках у них пневматические винтовки, которые стреляют транквилизирующими дротиками. Боевое оружие находится за спиной на креплении.

Крайняя дверь в конце коридора открылась. Вежливый, но настойчивый голос попросил гостей пройти дальше. Круглое помещение арены встретило их ярким светом. Кто-то из распорядителей издал утробный рык, приветствуя своего товарища. Кажется, это был кроган. Остальные молчали. В центр помещения вышел эффектный мужчина в дорогом фраке, который, как могло показаться, когда-то снимался в хороших фильмах.

- Дамы и господа. Мы рады приветствовать вас на открытии очередных Игр. Надеюсь, вы уже сделали ваши ставки, потому что первый этап вот-вот стартует. – Мужчина театрально поклонился. – Раздадим же нашим героям их инструменты.

Небольшой шкафчик эффектно подсветился. Двое охранников подошли к нему, вставили специальную ключ карту и открыли дверь. Участник номер I, коим являлся ханар, получил в свои руки тяжёлый увесистый револьвер, который легко можно было назвать архаичным. Актёр продолжил.

- Ещё до начала межзвёздных перелётов на Земле была распространены игра, в которой участвовали лишь самые отважные и самые безрассудные. Имя ей – русская рулетка. Желая подтвердить свои слова действиями, молодые и горячие юноши заряжали в пистолет один патрон, крутили барабан и стреляли. Знаю, для вас это звучит дико, но тогда все использовали пороховые заряды. Ответчик должен был сделать то же самое или отказаться от своих слов. Сегодня, в день Памяти, мы воссоздадим эти условия. Итак, первый раунд.

Каждому из игроков одному за другим один охранник выдавал древний по своему механизму, но современный в плане производства револьвер и один патрон к нему. Второй показывал, как открывается барабан, заряжается патрон взводится курок. После этого игроки вставали на обозначенные на земле метки со своими номерами. Друг за другом.

- Чтобы наши герои не устроили расправу друг над другом, их оружие будет заблокировано до начала состязания. Когда выключится свет, вы будете крутить барабан. Когда загорится сигнал – приставите его к голове стоящего перед вами игрока. Когда загорится лампа – стреляйте. Удачи вам.

Актёр ушёл со сцены, сопровождаемый охраной. Дверь закрылась на магнитный замок.

Свет погас.

Игроки принялись крутить барабан своих револьверов.

Загорелась небольшая табличка приставить револьвер. Красный огонёк на оружии погас. Блокировка была снята.

Наконец, когда напряжение стало невыносимым, лампочка в центре зала с изображением паутины загорелась.

В зале оглушительно прозвучали первые выстрелы.

//Итоги первого раунда вы узнаете в следующем посте. Если доживёте=)//

Отредактировано Marauder Shields (19 сентября, 2017г. 18:54)

+1

14

[AVA]http://i12.pixs.ru/storage/3/0/4/jpg_1686668_27519304.jpg[/AVA]

Выбор напитка был сделан не случайно. Неоправданно дорогой "Трюфель Мартини" был любимым коктейлем Вильгельма Фергюса, Лиса уловила на себе его слегка заинтересованный взгляд, когда потребовала изменить рецептуру заказа. Так поступали только люди, знавшие толк в изюминке странного сочетания вермута и густого шоколадного ликера.
И тем не менее, "консильери" не произнес ни слова, с каменным выражением лица удаляясь в свою ложу.  Интерком, объявивший о скором начале игры, и тот был поприветливее. В комнате для ставок вновь появились сопровождающие.
- Ваш напиток принесут в ложу, - тут же засуетился "Штраус", невольно всколыхнув в глубине души оперативницы волну глухого раздражения. Прошедшие двенадцать часов совершенно не прибавляли ясности в её планах. Она даже пока не узнала, какие задания будут в каждом раунде турнира. Впрочем, оно и понятно, организаторы держали это в строжайшем секрете, дабы подогреть интерес у зрителей и избежать предварительной подготовки игроков. Всё должно быть честно... Или нет?
По обрывочным сведениям, раздобытым агентами "Цербера", Витто каждый раз преподносил своим гостям сюрпризы. Не всегда приятные, но запоминающиеся и щекочущие нервы.
Драка с варренами голыми руками или пытки щекоткой были далеко не самыми экстремальными испытаниями, которым подвергались участники. Поговаривали, что некоторые после арены сходили с ума... Добровольно идти на такое? Но многим ли лучше была она сама, слишком часто притворяясь и скрываясь под масками, рискуя жизнью, пребывая в постоянном напряжении и веря, что всё это ради идеи? Ради человечества. Не считая нужным поступать иначе.
"Рефлексия и глупости", - Лиса резко оборвала ненужные размышления, неожиданно вспомнив "мистера Янга", руководившего начальной подготовкой агентов под прикрытием и преподававшего им азы оперативной работы. В то, что этого старого азиата действительно зовут "Янгом" не верил никто, скорее фамилия служила напоминанием, предостережением, как на первый взгляд незначительные мелочи могут вызывать расположение или отторжение, умиление или раздражение у других людей. В работе разведчика всё было важно.
Небольшого роста старик в национальном одеянии, да ещё и именующий себя "Янгом", чаще всего заставлял новичков доброжелательно или даже снисходительно улыбаться.  А потом бесследно исчезать, если странный инструктор считал ученика непригодным к дальнейшей работе, но узнавшим слишком много. Здесь не было места сантиментам.
Следующие же его уроки во многом отличались от обычной идеологии "Цербера". По мнению Янга в работе агента её не существовало.
"Забудьте обо всех идеях, - объяснял он. - Преданность идее равна морали, эмоциям, которых у вас быть не должно. Рано или поздно вы невольно выдадите себя мимикой, испытывая к кому-либо неприязнь. А мысля предвзято, вы начнете допускать ошибки в планах и расчётах!"
Что же, несмотря на то, что актёрское мастерство Лиса осваивала с лёгкостью, ей никогда не удавалось окончательно загнать свои предпочтения на край подсознания. Эмоциональность и предвзятость в суждениях частенько давали о себе знать.
Впрочем, именно благодаря этому, сейчас очередной каприз получил нужные оттенки возмущения и визгливую окраску.
- Фу! - скривилась инженер, едва опустившись на предложенный диван и проведя по его нежно-замшевой, пупырчатой поверхности рукой. - Это же СТРАУС! СТРАУС! Да вы спятили?! Не нашлось обычной, козьей кожи, двойной обработки? И вы заставите меня на этом сидеть?! НИЗАЧТО!
- Сейчас мы всё поменяем, - "Штраус" заметно побледнел, жестом подзывая двух охранников, неловко хватающихся за злополучную мебель.
- Безобразие! Варварство! Что вам сделали бедные птицы?! Нельзя просто так истреблять редких животных! - Лиса подхватила бокал с "Трюфель Мартини" и подошла к перилам своей ложи с крайне недовольным лицом.
Сверху за разыгранной сценой наблюдал Вильгельм Фергюс, попутно отдавая какие-то распоряжения. Встретившись с ним глазами, Лиса постаралась вложить во взгляд всю степень негодования и обиды будущей герцогини Девонширской, которую пригласили на званный обед в  МакДональдс. И ни один "консильери" не должен был догадаться, что "герцогиня" -  лишь маленькая девочка из рабочего квартала. Фергюс слегка усмехнулся, инженер же гордо отвернулась, давая понять, что намеревается смотреть представление стоя, пока виновный в её плохом настроении диван не будет заменен на другой.

Вскоре на арене стали появляться главные участники игры. Некоторые из них тревожно озирались по сторонам, некоторые старались сохранять на лицах выражение полнейшего равнодушия, какой-то кроган воинственно зарычал.
- Ave, Caesar, morituri te salutant, - тихонько пробормотала оперативница, вновь разглядывая это странное сборище идущих на смерть.
- Что, простите? - она и не заметила подошедшего сзади "Штрауса", но ответила, не оборачиваясь:
- Вид, говорю, у них какой-то потерянный. Уверен, что это будет интересно?
- Что вы, это потрясающее зрелище! Вы нигде больше такого не увидите, не испытаете столько эмоций от побед и разочарований, - заученно начал рекламную речь молодой человек. Лиса слушала его невнимательно.
"Рулетка? Они будут сейчас просто убивать друг друга, а там, кому как повезёт?" - Ермолова сдержалась, чтобы снова не скривиться. Как уже упоминалось, игр, где руководит лишь слепая удача, она не любила, предпочитая мастерство преферанса азарту "двадцати одного". Но своё мнение она по понятным причинам предпочла оставить при себе, с тревогой спросив "Штрауса":
- Им что, выдадут оружие? А это точно не опасно? Ваша защита надёжна?
- Не извольте беспокоиться! Абсолютно надежна! Она способна выдержать даже выстрел из современного оружия, а эти пукалки не опаснее музейных экспонатов.
- Я не разбираюсь! Но ведь из них можно убить по-настоящему? - Лиса нервно терзала сумочку, делая вид, что слова сопровождающего не убедили её окончательно.
- Разумеется! - несмотря на темноту, инженер готова была поклясться, что на физиономии "Штрауса" появилась самодовольная улыбка. - У нас всё по-настоящему, и в то же время безопасно для наших дорогих гостей!
На этот раз оперативница ничего не ответила, а только сделала большой глоток прямо из бокала. Грохнуло несколько выстрелов.

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные квесты » Эпизод 4.8 [XIII]