Пишет
Nero Lucius в "Запретная территория"
Когда пилот в очередной раз словно между прочим упомянул о приоритетности спасения колонистов, Люциус, удержавшись от того, чтобы скептически хмыкнуть, просто промолчал. Он не обманывался. Прошло достаточно много времени с момента столкновения людей Продромоса с кеттами, а из своего опыта подобных ситуаций Неро выстраивал отнюдь неутешительную статистику. Взявшись рукой за поручень, Неро смотрел в прямоугольный иллюминатор... читать дальше >>
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. "Духи злобы Поднебесной" - Авлаас Вокату
"Новая Мекка" - Джонатан Кормак
"Выход из тени" - ГМ
"Елка" - Харли Уоррен
Город грехов - Акира
Этот мир – наш Ад - Чероки

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Ежемесячные голосования. Не забывайте про этот подфорум. Мы категорически агитируем тащить туда все отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в августе.
Открыт упрощенный прием! Акция действует до 15 сентября.

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, людиВолки: демонический лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Альтернативная реальность » Право на силу


Право на силу

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://se.uploads.ru/n87TK.gif
http://s2.uploads.ru/A4mtz.gif http://s8.uploads.ru/3hRAE.gif

Сюжет: Прошло пять лет, как Война закончилась. Шрамы начинают зарастать, боевые травмы беспокоят всё меньше, а жизнь постепенно налаживается. Восстанавливаются города, станции и ретрансляторы. Понадобилось пять лет, чтобы Земля перестала быть тюрьмой для сотен тысяч живых существ. Понадобилось пять лет, чтобы починить ретрансляторы и такое событие не может пройти тихо. 
Участники: Ингус, Джаннис Моро, Рита Ро.

[STA]They made you into a weapon and told you to find peace[/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/riQ4v.gif[/AVA]
[SGN]http://s4.uploads.ru/8i6hB.gif http://s3.uploads.ru/68ybe.gif[/SGN]

+3

2

Ингус стояла и смотрела куда-то в голубое земное небо.
На Палавене оно было другим. И на родной колонии тоже - не таким, как на Палавене, и не таким, как на Земле. Желтое светило этой планеты (все равно чужое светило, все равно, по-прежнему, чужой планеты) сегодня грело ярко и тепло. Казалось, хотело их проводить так, чтобы они запомнили его дружелюбным.
...А не так, как первой их зимой, когда замерзали вода и кровь. В первую зиму после победы они едва-едва наладили регулярное сообщение с Цитаделью, а база у их отряда была в Нью-Йорке. Нью-Йорке, выстывшем в ту зиму до минус тридцати пяти. Аномалия? Может быть. А еще бы, после перемещения Цитадели-то.
...А не так, как следующим летом, когда (все та же, видимо, аномалия) обжигающим огнем высушило посевы на большей части планеты. Те самые посевы, которые казались тогда надеждой на будущее. Хорошо еще, что в бывшей Галактической столице запасов пищи, медикаментов, вещей первой необходимости вообще, с тем, как сократилось население, должно было хватить еще надолго. И хорошо, что ее сразу взяли под контроль власти. Нормальные власти. Потому что... с победы прошло четыре дня (четыре!), когда произошел первый межрасовый конфликт, и этим все было сказано.
А вообще, бывало по-разному.
После того, как откричали, отпалили в воздух, отцеловали землю, отревели, отподнимали едва разведенный спиртовой концентрат, отобнимались и очухались, после того, как осознали, что вообще было сделано, после победы - жили очень по-разному. Вот действительно, хватало всего - и действительно героических усилий по восстановлению мира, в котором можно жить, и мирных побед, строительных, каждая из которых была по-настоящему общей, единым усилием достигнутой. Одно восстановление межпланетной и межсистемной связи чего стоило. И в то же время мародерства (поначалу), преступности, а потом более утонченной дряни - возникавших тут и там идеек о расовом превосходстве, о том, что "мы-то внесли вклад больший, чем остальные".

Но сегодня речь была не об этом.
Сегодня, с трудом сдерживая дрожь в голосе, суровый мужик, адмирал Альянса, которого за всю войну никто не видел потерявшим самообладание, стоял перед ними на трибуне и говорил.
- Это великое достижение объединенных рас Галактики. Первый корабль, "Молниеносный", пройдет сквозь восстановленный ретранслятор к Палавену. Неоценимый вклад внесли в дело победы, - Ингус вдруг подумала, что эти слова, вроде бы, такие правильные, начали покрываться глянцем. Мрамором, как сказали бы тут, на Земле. Пять лет. И уже вот, да, - Наши братья и сестры из Иерархии, из Саларианского Союза, из Республики азари, с Мигрирующего Флота, с Тучанки и других планет. Сегодня мы делаем огромный шаг, чтобы каждый из них вернулся домой. На родной мир. На свою родину, которую мы отстояли вместе. И с первым кораблем отправляется группа людей. Каждый из них прошел через эту войну. И символично, что...
Ингус слушала.
"Чем я достойна такой чести?" - думала она. Ее жизнь должна была сложиться куда более обыкновенно. А если перечислить, скольких прекрасных турианцев и ксеносов она знала, в скольких местах бывала и сколько видела, наверное, хватило бы на какого-нибудь... героя. А ведь Рела Ингус не была героем. Обычной, и, в сущности, не слишком молодой уже турианкой. Которая просто каждый раз старалась действовать так, как надо. Все остальное вышло само.
И глупо это было, что у нее подкатывал к горлу комок, несмотря на "глянцевость" всех этих слов, и мандибулу, ту, что не из пластика, приходилось прижимать, чтобы никто не видел, как она на самом деле взволнована.
Она слушала речь, смотрела в голубое небо, за которым где-то далеко был Апийский Крест, и... хотела домой. Просто к себе домой.
Что бы там ни было сейчас, на ее Рассвете. Может быть, Палавен строили, бросили туда все силы, и выжженную колонию с одним-единственным заводом еще и не успели восстановить. Ничего. Она еще и там поучаствует. Главное - домой.

Они вошли в "Молниеносный", один за другим. Объективы фотокамер отщелкали выглаженную броню и форму, у кого что, запечталели уверенные (на камеры-то) лица. Молча, потому что говорить было сложно, слишком много чувств сразу, Ингус заняла свое место рядом с двумя человеческими женщинами. По идее, она должна была сопровождать их, как сотрудница СБЦ участниц проекта. К каждой двойке участников было прикреплено по безопаснику. По факту, они просто летели вместе. Не от кого тут было охранять людей, сюда случайных личностей не брали.
- Рела Ингус, - турианка человеческим жестом протянула женщинам руку, по очереди.
Представились. Помолчали. Корабль летел ровно, равномерно гудели двигатели.
- Мы будем рады видеть вас в Иерархии, - сказала официально, потом покачала головой, думая, что сейчас ляпнет совсем не "по протоколу". Но они прошли всю войну со Жнецами. Они должны были ее понять. Прибавила негромко. - Черного Предка. Я не могу поверить. Мы... дожили.
Встряхнулась, снова продолжила о своих спутницах. Об обычных, вежливых вещах.
- Вы впервые будете у нас на Палавене? Или доводилось уже?

+3

3

Кошмары почти перестали сниться, от этого помогал третий, справа пузырек в ванной комнате. Второй помогал не оглядываться на каждый подозрительный звук, первый - не завыть от боли, с которой всё ещё было сложно жить.
Будильник всегда звонил в шесть утра. В шесть-пятнадцать оживал ВИ-секретарь, которого за баснословные деньги удалось раздобыть во время одной из поездок в Европу. Теперь жизнь изменилась… сильно изменилась. Военные привычки давали о себе знать, одна из них - не залеживаться в постели. Вообще, правы были те, что твердили, мол, человек может уйти со службы, но армия из его жизни никуда не денется. Джаннис это почувствовала прекрасно на своем опыте. Теперь у неё были эти пятнадцать минут на размышления, что на службе было редкой роскошью.
Пятнадцать минут, чтобы подумать о своей жизни.
Всё шло не по плану. Вот уже лет шесть, с начала той чертовой Войны всё шло не по плану, а лишь куда-то… вниз. Шло вниз - сейчас уже нет. Война закончилась и раны начали заживать, если их только не тревожить лишний раз.
Армия стала первым и самым больным ранением, от которого пришлось избавиться, резко и болезненно, но избавиться, правда лишь когда самые трудные времена прошли (казалось). Кто ж знал, что потом настанут времена похуже и такие пороки человечества как расизм и эгоизм вновь полезут наружу с невиданной силой.
Её уже тошнило от вида оружия. От смерти и боли, что оно приносит. Но помогать Альянсу она всё ещё была не столько готова, сколько должна, потому что иначе что? Уехать в Марсель, найти то, что осталось от дома и попытаться это отстроить? Нет, после смерти отца она уже не видела ни капли смысла в этом, да и знала что просто сил не хватит.
А смысл был в другом - попытаться изменить ход вещей. Чтобы мир новый не повторил ошибок мира старого. И Джен была готова благословить судьбу, что она была не одинока в своих суждениях, благословить за…
Компактный ВИ на столе пискнул и засиял, озаряя темную комнату, все окна в которой были прочно зашторены, мягким голубым светом.
- У вас три входящих сообщения. Два от мисс Банерджи, одно от Мишель Дюпон.
- Хорошо. Скопируй от Мишель на инструментрон. Ещё раз - план на сегодня.  - в последнее время Джаннис начала искренне удивляться как жила раньше без такого чудо-секретаря. Одновременно с этим Моро быстрым шагом шла на кухню, затем поставла чайник и угробила несколько минут на попытку найти не пустую коробку хлопьев.
- В семь-сорок пять выезд в сторону космодрома. На сегодня намечен первый проход через ретранслятор. Вы приглашены, как бывший офицер Альянса, внесший весомый вклад в… - тут Джен не сдержалась и перебила робота.
- Да-да, в победу над врагом. Ничего не изменилось? Это всё ещё, считай, на два дня, если учитывать все переезды?
- Точно так.
- Хорошо. В таком случае скопируй все данные по последнему проекту на инструментрон и воспроизведи сообщение от Тришны. Подготовь все документы для вылета.
Жизнь изменила русло, но она наладилась. Теперь Джаннис прекрасно чувствовала это. Больше нет той приятной дрожи в коленках, при встрече с вышестоящими по званию, нет больше ни страха, ни волнения - лишь уверенность. Спустя столько лет Моро чувствовала, что нашла свое место в жизни, пусть и жизнь такая… ни то политика, ни то чёрт пойми кого. Да и жизнь эта по сути своей мало отличается от жизни военной - лишь в деталях. И детали этой новой жизни Джен нравились намного больше.
Теперь вместо формы был красивый костюм, вместо ботинок - туфли на небольшом каблуке, вместо длинных волос, с которыми приходилось постоянно бороться - аккуратное каре. К хорошему быстро привыкаешь.
Именно поэтому она и чувствовала себя не в своей тарелке. Сегодня пора было впервые надеть форму за сколько? Года за три точно. Парадокс, но в шкафу всё так же хранилось два комплекта формы: обычный и парадный, а где-то в сейфе аккуратно лежали все медали и награды. И это всё несмотря на желание разорвать как можно больше ниточек, связывавших её с Альянсом. На память, говорила она себе каждый раз и рука не поднималась что-то сделать с ними. Около 14 лет жизни, как-никак. Вот и сейчас приходится вновь влезать в идеально выглаженную белую форму. Потому что праздник.
Часы отбили семь-сорок и взяв заранее приготовленный багаж, Моро быстро вышла из квартиры, разумеется, не забыв закрыть её и спеша начала спускаться вниз, к парковке. За практически четыре года Джаннис почти привыкла, что в Лондоне больше не пахнет болью и смертью. Теперь не нужно обходить завалы и бояться засады мародеров за каждым поворотом, по-хорошему, теперь вообще не нужно бояться, но здравая паранойя зачастую всё равно брала свое и из раза в раз Моро просила объезжать улицы, где раньше было большое скопление Жнецовских тварей.


Шанс отказаться был, чего уж греха таить - Моро подумывала им воспользоваться, но что-то внутри переклинило. Так надо было, хотя бы ради того, чтобы почтить память тех, кто остался позади, дабы наступил этот день... и каждый день после.
А когда Джен увидела свою старую подругу, сердце покрытое тонкой коркой льда чуть не выпорхнуло из груди и она поняла что именно заставило её согласиться. Вновь судьба внесла свои коррективы, чтоб её. “Как? Тебя же не было в списках” - маленькая разумная мысль потеряла всякий смысл достаточно быстро. Сколько они уже не виделись? После окончания войны уж точно. Моро подошла, быстро, отстукивая каблуками сапог по стальному полу и обняла, словно и не было всех тех лет разлуки.
- Рита, какими судьбами?
- Джаннис! - Вылетело у Риты. Громко. Сердечно. Она бросилась к подруге навстречу, крепко обнимая стройную Моро. Выглядела та красавицей, прибавив с годами тот шарм очарования, который появляется на лицах и в движениях женщин в расцвете своих лет.
- Рада тебя видеть! - Рита смахивала выступившие на глазах слезы. Неожиданное появление Джен взволновало ее не меньше предстоящего запуска. А может даже больше.
- Не поверишь, но я здесь оказалась по такой случайности, что сама удивляюсь, как только… - Замолчав, Рита прикрыла рот рукой в белой перчатке, не в силах поверить, что Джен здесь. И снова обняла ее, не боясь помять отглаженную рубашку капитанской формы.
- Как ты? Как Фил?
- Я сама очень рада, но ты меня только не раздави, хорошо? - Джен улыбнулась, слегка натянуто, но достаточно искренне. Что-то внутри всё твердило, мол, Моро-то и забыла что значит искренне улыбаться, не потому что так надо для камеры или репутации, но Джаннис каждый раз предпочитает отмахиваться от таких мыслей и вновь в ответ она обняла Риту, на этот раз ещё крепче, забыв о том, что парадную форму всё таки стоило бы поберечь.
- Я? Да неплохо. Налаживаю всё потихоньку, привыкаю к тому, что тут, - Джен обвела рукой ангар, - теперь безопасно и не надо бояться, ну, знаешь, какой-нибудь твари упавшей на голову. - вспоминая о профессиональной этике Моро решает лишний раз не упоминать, что в нынешнее время люди могут стать тварями пострашнее Жнецов.
А вопрос о брате сбил с колеи, Улыбка стала выглядеть действительно натянутой, - Нормально, когда мы говорили в последний раз, но... давно это было… Снова нас пораскидало, что поделать, - тоску по брату в голосе скрыть было сложно. Да, она скучала, дико скучала и каждый раз порывалась набрать его, попытаться вновь связаться, но каждый раз находились оправдания… впрочем, как и всегда, - Ты-то как? Всё так же в Альянсе?
Рите показалось, что глаза у Джен оставались печальными. Хоть вся она изменилась за это время, ее большие серые глаза продолжали нести в себе отпечаток прошлого.
- Жаль. - Рассеянно ответила Рита, ожидая услышать более красноречивые подробности о Филлиппе Моро. Раньше Джен держалась за брата, как за единственный смысл жизни.
- Да... - Ро, поджала губы, мол, есть, что есть. - Трижды уйти пыталась, но все без толку. - Оказалось, что кроме как стрелять она ни на что не способна. То, чего она боялась больше всего - застрять в Альянсе, - осуществилось как по взмаху волшебной палочки. Рита стала частью военной системы, надежным винтиком механизма, который никогда не любила, элементарно не имея представлений как жить и чем заниматься в том, другом мире. - Андерсон уговорил в свое время, и вот я здесь. - Рука в белой перчатке машинально пригладила воротник рубашки.
- А ты… занимаешься политикой?
- Трижды? Ты серьезно? - от удивления Джен вздернула бровь и слегка скривила губы. Ищи шансы, во всех людях... так, кажется, говорила одна мудрая женщина. В старой подруге Джаннис видела сейчас хороший шанс, если не для себя... Ох, не сейчас. Записать, не забыть и позвонить позже. Не сейчас - время и место совершенно не подходящие.
- Он всех нас уговорил, и... где он сейчас. Жалко его, всю войну была готова поставить на то, что он выживет, а мы нет, - едва заметно Моро поджала губы и тяжело вздохнула. Пять лет, а она всё не могла поверить, что их неубиваемый Адмирал... что всё-таки он не увидел этого чистого неба над головами.
- Только не говори, словно разочарована мной, - Джен усмехнулась, сколько раз она уже слышала всякие "прелести" про "кабинетных крыс" и прочее, впрочем... от Риты она надеялась, этого никогда не услышать, - Пытаюсь сделать мир лучше без оружия в руках. Довольно я уже жизней загубила.
- Да брось, приятно видеть, кем ты стала. - Рита улыбнулась и на секунду прижалась к плечу Джен. - А теперь извини, надо еще раз проверить “все ли в порядке”, - она смешливо закатила глаза. - Поговорим еще, позже? - не хотелось отпускать Джаннис, но должность и обязанности не позволяли тратить время на разговор.
- Обязательно. Позвони мне как-нибудь, у меня будет тебе одно предложение, - Джен подмигнула старой подруге и улыбнулась. До посадки оставалось уже немного, и такая неожиданная встреча определенно подняла настроение. Встретить человека, с которым, считай, прошли всю войну и который в самый сложный момент не дал от отчаяния и боли пересечь ту грань с которой уже не возвращаются… Из раза в раз жизненный опыт подсказывал Джен, что такие встречи случайными не бывают. И на губах на секунду застыла улыбка до безумия искренняя.

Перед камерами ноги уже не подкашивались и руки не дрожали - опыт помогал держаться ровно, как и подобает бывшему офицеру. Ноги-то дрожали от другого - от грандиозности момента и четкого осознания того, сколько жизней было отдано ради этого момента даже после окончания войны. Дыхание Джен перехватило, когда она ступила на борт “Молниеносного, " а в голове одна мысль - “Неужели?”
А потом были удручающие приготовления к взлету, которые Моро всегда откровенно и всей душой ненавидела. Благо работы было много, и занять себя, чем было, пока с ней не поздоровались.
Назвав свое имя турианка протянула руку в абсолютно человеческом жесте, что несколько смутило Джен, впрочем, за пять лет большинство ксеносов начали как-то ассимилироваться с людьми и простое рукопожатие… что в нём странного?
- Джаннис Моро,  - она отложила датапад, пожимая руку и не забывая улыбаться.
И окунуться дальше в работу до тех пор, пока её вновь не потревожили оказалось самым лучшим решением. Потому что так в голову не лезли мысли, которым сейчас нет места.
- Спасибо, но боюсь я своё уже отвоевала. Теперь пора всё отстраивать, - Джен незаметно усмехнулась. Отвоевала… в реальность этих слов вот уже сколько лет поверить всё ещё было сложно, но вот она правда. Да, отвоевала и Моро больше не солдат. Да и мысль турианки была схожа с тем, что творилось у неё в голос. “Не могу поверить.”
- Покажите мне на кого-нибудь на этом корабле, кто может. Мы все прошли через ад, чтобы заслужить свое место здесь. Ни для кого такое так просто не может пройти, - говорить Джен уже привыкла тихим и спокойным голосом, вообще на любые темы. Даже связанные с войной, в том числе той самой. 
Ответить на вопрос про Палавен Джен уже не успела. Где-то справа от них что-то загрохотало, громко. Очень громко. Корабль уже взлетел так что это не могло не напрягать.
- Я же не одна это слышу?
[STA]They made you into a weapon and told you to find peace[/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/riQ4v.gif[/AVA]
[SGN]http://s4.uploads.ru/8i6hB.gif http://s3.uploads.ru/68ybe.gif[/SGN]

+3

4

[AVA]http://sf.uploads.ru/rt3PN.jpg[/AVA]

Осень окрасила деревья горячим золотом, пробивающимся размытыми пятнами сквозь туманную дымку. Когда Рита была здесь в последний раз, то промозглый ветер беспощадно трепал многочисленные гирлянды, развешенные цветными букетами вдоль улиц, намереваясь сорвать головные уборы с прохожих и вывернуть зонты наизнанку. Сейчас не хватало того ветра, чтобы снять усталость и выступившую на лбу испарину. Они поднимались по крутому холму и мелкие капли тумана моросили едва касаясь лиц.

Разрушенные дороги и дома постепенно восстанавливались, но многие места еще напоминали о недавней войне. Как и дом, к которому они приближались. Разбитый сад все еще оставался пустым и безжизненным, хотя основное здание удалось восстановить, заменив крышу и отстроив фасад с нуля. Рита, увидев хозяина дома, убавила шаг, как бы специально растягивая приятное ожидание; медленно пошла навстречу, осматрвая необычно красные листья сакур.

Она остановилась в шаге от мужчины. Мальчик, сопровождавший ее, вопросительно поднял брови, а потом снял с плеч пару тяжелых сумок и, поставив их наземь, произнес:
- Здравствуйте, мистер Токедо!
Хмурый взгляд Риты встретился с серыми глазами мальчика, она толкнуло его локтем в бок.
- Кенши-сан! - Сказал мальчик, краснея, и тут же исправился, окончательно запутавшись, какой из вариантов был верным: - Токедо-сан! - Он поклонился достаточно низко, чтобы показать бритый затылок и едва не уронить квадратные очки с носа. Длинная челка вернулась за ухо, когда он поднялся. Рита улыбнулась и без всяких поклонов обняла Кенши, ощутив болезненный укол внутри: война закончилась, но остаток жизни они проведут в тени боевых машин.
- Ты как? Все в порядке? Выглядишь отлично, - взяв Кена под руку она вошла с ним в дом. В ответ Кенши едва заметно улыбнулся: чувствовал он себя хуже, чем выглядел, а искусственные глаза не позволяли рассмотреть Ро в мелочах и ответить тем же. Мальчик, подобрав сумки, поплелся следом.
- Шевелись Кори! Ботинки сами себя не почистят.
Она приезжала вместе с Корвином пять лет подряд, ровно с тех пор, как подобрала мальчика в невадской пустыне, пытаясь спастись от жнецов во время очередной самоубийственной операции. Они пережили вместе так много, что она не имела права бросать его, после объявления мира. И поэтому, оформив над ним опеку, Рита оставила парнишку с собой. Все, что она хотела для Кори, так это оградить его от военного будущего, но все, что он видел, живя в воинской части вместе с ней, именно к этому будущему его и подталкивало.

Когда на общие вопросы были даны ответы, а тарелки, оставшиеся после ужина, Кори шумно мыл на кухне, Рита вывела Кенши на широкий балкон под затянутое тучами небо. После того, как Хамелеон разбился, она все еще чувствовала себя брошенной и редкие встречи с Кеном вместе с теплотой душевного общения приносили чувство тягучей тоски, которое делало ее замкнутой и от былой разговорчивости не оставалось и следа. Она долго молчала, выкурив несколько сигарет подряд, пока Кори не принес им чай.
- Я бы не делала этого, будь у меня выбор, - произнесла Рита, беря в руки фарфоровую чашку. - Но я вынуждена просить тебя присмотреть за Кори больше, чем пару дней. - Чай отражал ее лицо. Увиденное не понравилось Рите и она вернула чашку на поднос. - Не хотела я лететь на запуск ретранслятора, веришь? - Когда носишь нашивки капитана, к приказам относишься совсем иначе. - Но дело даже не в этом. Я планирую вернуться за Кори через неделю, когда новость активно пройдет в массы, а я заполню всевозможные отчеты. Но если я не появлюсь, позаботься о нем. - Просьба прозвучала с холодным спокойствием, на свой счет она уже давно смирилась. Волну, надвигающуюся на нее, Рита видела издалека, но понятия не имела, как избежать цунами.
- Расскажи, в чем дело... - предложил Кенши, но Рита резко прервала его.
- Мне очень жаль, Кен, но ты не сможешь меня спасти как в тот день на Часке.
- Ты и тогда так думала. - Ответил Кенши. Над чашкой в его руке поднимался пар.
- Это совсем другое. В этот раз я не там перешла дорогу. - Она не хотела рассказывать, чтобы Кенши не порывался помогать ей, и он это знал, потому что знал ее. Она все еще оставалась той Ритой, которая использовала каждую возможность, чтобы жить, была прямой и открыто говорила все, что думала или чувствовала, бросалась в огонь и воду, готовая рисковать и менять мир к лучшему, смело глядя в лицо смерти. И в то же время она больше не была ею. Ветер поднял запах сырой листвы, пронесся холодным порывом, путаясь в длинных волосах, остужая зеленый чай. Рита решила, что если вернется, то обязательно поцелует Кенши.

В раздвижных створках появился Корвин с планшетом подмышкой, сонный и одетый в пижаму. Рита собиралась уезжать рано утром и он знал, что проведет несколько дней без нее. Мальчик помахал им рукой.
- Спокойной ночи, мистер Токедо! - Он уже не кланялся, но все же покосился на Риту. - До встречи, ма!
- Хороших снов, Кори. - Ответила Рита, глядя как ее названный сын скрывается за дверью. Она очень хотела и не стала обнимать его, чтобы он не понял, как она на самом деле его любит.

**********
Событие планетарного масштаба, связанное с запуском ретранслятора, будоражило своей грандиозностью. Уже и забылось как это - летать через звезды. Рита должна была только помогать в организации безопасности, но наверху решили иначе. Сразу она не слишком обрадовалась, но стоило ощутить под ногами корабельную "почву", как Ро вспомнились лучшие годы службы на Хамелеоне, оставившие на ней неизгладимый след от светлых, тронутых печалью моментов. Гордость наполнила ее, когда адмирал Альянса говорил свою речь. Гордость за людей, человечество, расы, приложившие усилия к победе. И вновь чувство, что лучше бы на ее месте был кто-то другой, более заслуживающий такой чести.

Наличие камер немного напрягало и Рита старалась делать вид, что их просто нет. Вела себя естественно, демонстрируя не присущую ей ранее строгость и прямоту осанки. Все пошло крахом, когда она увидела Джаннис Моро. Человека, чьи инициалы красовались расплывчатой татуировкой на левом запястье, сделанной уже и не вспомнить по какому поводу. Рита снова стала собой, искренней и до простоты открытой. Бегло обменявшись общими фразами, она пообещала позвонить подруге, хоть и не верила, что так и будет. Для начала стоило сделать то, для чего они все здесь собрались.

На борту "Молниеносного" их сопровождала турианка, незамедлившая представиться. Рита с чувством пожала протянутую руку. Ее все еще распирало, то ли от речи адмирала, то ли от встречи с Джен.
- Рита Ро.
Корабль покидал Землю. Рита поблагодарила Релу за приглашение, отметив, что война, скорее, дело молодых. Также она высказала желание узнать Палавен поближе, не только со слов его жителей.
- Должно быть, ты ужасно скучала по дому все это время? - Время банальностей. Не могла не спросить, глядя, как горят глаза турианки. Приятно видеть, как сбываются чьи-то мечты и надежды. Вот бы взять с собой в полет Кори и показать мириады несущихся звезд в окно иллюминатора, чтоб сбылась еще одна маленькая мечта... Джаннис напряглась, а Рита и не сразу обратила внимание. Грохот действительно раздался без всяких на то причин. Громкий, неожиданный.
- Надеюсь, это не двигатель отвалился.

+3


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Альтернативная реальность » Право на силу