Пишет
Crista Schneider в "Великие инквизиторы"
Хьюстон, у нас проблемы. Взгляд Кристы сначала пробежался по недружелюбным лицам селян, скользнул по строкам загадочного сообщения от заказчика, а затем обреченно замер на внушительной фигуре крогана. Три эти фактора выглядели как веское основание закупиться абонементом к психиатру, а потом построить шалашик из винтовок «Хищник» и два дня жалеть себя любимую в рукотворном храме почетных трусов. читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Новая Мекка - Урднот Меон
Духи злобы Поднебесной - Оливия Морган
Город грехов - Оливия Морган
Ростки ненависти - Ингус
Эпизод 3.0 [Предел для бессмертных] - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Ежемесячные голосования.Тащите сюда отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в октябре.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
• ВАЖНОЕ НОВОВВЕДЕНИЕ!

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.4 [Генофаг]


Эпизод 9.4 [Генофаг]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Тип квеста: сюжетный.
Дата: 29 января 2187 года
Сюжет: Излечение генофага – вот главное условие, которое поставили кроганы турианцам. «Хотите союза? – придется потрудиться». Примарх Виктус, невзирая на сопротивление и несогласие саларианской далатрессы, признал необходимость подобных мер. С помощью профессора Мордина Солуса, и подопытной кроганки по имени Ева, лекарство было создано. И даже было найден способ распространить вакцину быстро и эффективно. Скоро темной полосе, что длилась веками в кроганской истории, придет конец.
Но все ли так просто?
Место действия: Тучанка.
Участники: коммандер Шепард, СУЗИ, Гаррус Вакариан, Мордин Солус (Аврора), Урднот Рекс (Арлен Крейн), Урднот Меон, Шанхар Григ..
Требующиеся роли: члены экипажа "Нормандии", Урднот Рекс, доктор Мордин Солус. Желающим рекомендую заглянуть сюда - Канон на час.
НАБОР ЗАКРЫТ
Дополнительно: как всегда, травмы и беготня от Жнецов.
Ссылка на тему квеста: Эпизод 9.4 [Генофаг]

+1

2

Бой идет, святой и правый,
Смертный бой не ради славы –
Ради жизни на земле.

Третий раз они спускались на поверхность Тучанки. Теперь уже – чтобы решить все. Вакцина готова, план распространения – присутствует, помехи в виде Жнецов кажутся ерундой. Шепард не могла поверить, что это действительно происходит.
Генофаг. Закончится.
Здесь и сегодня.
Кортез уверенно вел «Кадьяк» к Тучанке. Шепард молчала, чувствуя на себе испытующие взгляды членов команды. И кроганов. Показалось ей, или Рекс все же посмотрел внимательно, когда перед тем, как загрузиться в челнок, ее срочно вызвали в переговорную?
Может, и показалось, - Сьюзан смотрела перед собой, и видели стыки обшивки «Кадьяка», сквозь которые голубыми линиями и точками голограммы просвечивало лицо саларианской далатрессы.
Снова все было в ее руках. Честное слово, это порой напрягать начинало, - глянув на Еву, Шепард нервно дрогнула лицом.
- Что-то не так, капитан? – мгновенно отреагировала кроганка, и Сьюзан отчего-то ненадолго успокоилась. Такой была эта странная женщина, эта Ева, кроганка, не пожелавшая называть своего имени. В ее присутствии Шепард, которую и без того в слабости духа не упрекнешь особо, чувствовала себя еще уверенней. История Евы? Так у Шепард на ее историю тоже нашлось бы что рассказать. Ад, в котором Ева существовала, как женщина? Сьюзан помнила, как поразили ее слова кроганки, что со смертью первенца ее жизнь началась заново.
Процарапывать себе путь сквозь тьму. Жить, надеясь. Не этим ли сейчас они занимаются, в этой войне?
Камень, подаренный Евой – обычный кусок кварца, насколько в этом понимала Сьюзан, сейчас лежал в ее каюте. Почему-то сейчас она пожалела, что не прихватила его с собой. На удачу. И как символ.
- Волнуюсь, - улыбнувшись уголками рта, отозвалась Шепард, и подпихнула Рекса локтем в бок.
- Великий день, а, дружище? – да уж. Она дважды держала в своих руках судьбу народа. Судьбу расы – о недавнем уничтожении рахни, впрочем, вспоминалось приятно. Но только сейчас поняла, прочувствовала, насколько тяжела и страшна эта ноша.
Если бы переиграть прошлое, если бы можно было не уничтожать королеву рахни, - вдруг промелькнуло в голове, - то кто знает, не вышли бы из них со временем союзники в этой войне? Ответа не было. «Попытка» ответа дотлевала в недрах Утукку. Нет, второй раз Шепард точно ни о чем не сожалела. А это… - он посмотрела на свою руку, сжимающую поручень.
Это искупление.
«Мир изменился», кажется, так говорят. Явик рассказывал, что его война со Жнецами длилась больше ста лет. Может быть, они успеют вырастить поколение молодых кроганов, готовых сражаться… нет, глупо на это даже надеяться. Будет ли этим кроганятам что отвоевывать?
Но мир изменился. И никогда уже не будет прежним, - она обвела взглядом всех, кто был в челноке. Турианец. Саларианец. Синтетик. Два крогана. Человек. Сегодня они решают судьбу грядущего мира.
И Шепард не позволит лишить этот мир надежды.
«За и «против» взвешены. У нее мало веры в то, что кроганы долго останутся послушными и лояльными. Не в их природе. Может быть, их женщины действительно сумеют как-то смягчить ситуацию, да и Рекс все уверял ее, что не желает повторения прошлого для своего народа. Но…
«Нам нужен этот союз», - звоном уже отдавалось в мозгу, выжглось в нем. Союз. Все – ради союза. Ради спасения. Ради грядущих поколений. Чтобы было, кого спасать.
Не ей об этом думать. Новому миру придется самому заботиться о себе. «Всех не спасешь, Шепард», - подмигнула ей из небытия сержант Уильямс. Отдавшая когда-то жизнь ради этого самого нового мира. Ради Рекса, и его народа.
«Мы дадим вам лучших ученых для постройки Горна, и предоставим свой флот», - свистящим кваканьем зазвучало в ушах.
- Было сообщение, - заговорила Шепард, и сбилась на полуслове – челнок тряхнуло, а комлинк зарычал, сквозь помехи, голосом брата Рекса:
- Это Рив! Жнецы уже в Лощине!
- Я поддержу вас с воздуха, мэм, - Шепард раздраженно нахмурилась.
- Мы справимся сами, Стив. Не подставляйся под случайный огонь, - «помни, в конце концов, что ты везешь будущее расы кроганов».
- Вас понял, мэм, - в голосе пилота ей почудилась досада. Потерпишь, Стиви. Доверь все, как обычно, ребятам с большими пушками.
- Вперед! – поднятая аппарель снесла хаску пол-головы. Шепард рванула с креплений «Мотыгу». – Позаботься о леди, Стив, - она усмехнулась Еве через плечо, и подмигнула. Нервозность прошла, исчезла, как по волшебству.
Как всегда, главное – начать.


Григ и Меон:
Вы с бойцами кланов, под предводительством Рива, прибыли в Лощину до Шепард. Между вашим прибытием и нападением Жнецов прошло не больше пятнадцати минут. Григ сам придумывает себе обоснуй, каким образом он оказался в распоряжении клана Урднот, но о вакцине, лечении генофага, саларианце и кроганской самке он не имеет информации. Равно как и Меон. Все, что вы знаете о задаче – так это то, что нужно сделать так, чтобы проход к той здоровенной башне, на которой засел Жнец, оказался свободен.
Атакуют вас стремительно, хасков – прорва, также есть каннибалы и Налетчики. Последние разворачивают пилоны с биотическими барьерами.
Группа Шепард: мы присоединяемся к кроганам, работаем с усердием. С нами еще Джеймс, как НПС, его можете юзать.
Доктор Мордин: вместе со Стивом заботьтесь о леди)

Поехали, друзья!
Очередность: Григ, Меон, Рекс, Мордин, СУЗИ, Гаррус

Отредактировано Commander Shepard (12 июля, 2017г. 01:54)

+4

3

Надеюсь без косяков.

Ущелье. Оно всегда играло для кроганов особую роль. Не имея серьёзного тактического или стратегического значения, это место носило почти ритуальный характер. Когда один клан хотел выступить перед всеми, донести свою мысль, донести своё послание до всех кланов кроганов – он собирал всех в Ущелье. Если бы у их расы было подобие парламента, то это место как нельзя лучше выполняло бы его задачи. Массивное сооружение, которое напоминало древнеримский амфитеатр, было построено ещё в далёкие дни расцвета кроганской культуры и могущества.

Григ довольно оскалился, созерцая, как прибывают транспортники и вездеходы с представителями почти что каждого клана Тучанки. Сегодня будет большой день – в этом глупо было сомневаться. Оставалось лишь довериться предводителю клана Урднот и набраться немного терпения. Но доверие и терпение – это те самые качества, с которыми у кроганов всегда были плохие отношения.

Кроган похаживал по выделенному им сектору. Ему было скучно и он хотел выяснить, с какой целью был озвучен общий сбор. Выяснить эти данные самостоятельно оказалось невозможно – в кои-то веки кто-то научился хранить тайны и озаботился конспирацией. Все его попытки оказались напрасны. Даже терминал СпеКТРа, к которому имела доступ Акира, не смог прояснить ситуацию. Но Григ чувствовал – намечается что-то очень серьёзное. И по этой причине он оказался здесь. Чтобы бы это ни было – он должен здесь присутствовать. Если будет объявлено, что кроганы идут на войну – прекрасно, Шанхар давно этого ждал. Единая цель позволит сплотить всю планету и превратить потомков древних ящеров в единый бронированный кулак, который врежет Жнецам по их железным яйцам. К сожалению, после такой войны кроганам как расе будет уже не оправиться. Но они погибнут в высоко задранной мордой, как и полагается настоящим воинам.

И в то же время Григ серьёзно опасался, что будет озвучено совершенно иное решение. Не вмешиваться. Позволить погибнуть остальным видам, чтобы выиграть время для себя. Глупая тактика, которая приведёт к медленной, но верной гибели всех рас данного цикла. Он видел сводки с Палавена,понимал, что если кто-то не вмешается – от турианцев не останется и мокрого места. Кроганы могли бы помочь. Но вражда между двумя расами была столь глубока, что добровольно отправиться могли лишь самые забывчивые. Таких было мало. Генофаг забыть сложно.

Время тянулось слишком медленно. Шанхар остановился и уселся на камень. Пунктуальность – тоже не самая сильная черта кроганов. Кроме тех случаев, когда они идут на войну. Транспорт будет пребывать ещё долго, пока здесь не соберутся почти все. И лишь затем начнётся обсуждение. Которое может продолжиться не один день. Старый кроган напоминал себе, что надо ждать. Ждать, сколько придётся. А пока что можно было в очередной раз прочистить «Молотобойца» на тот случай, если придётся пострелять.

Урднот Рив что-то кричал своим подчинённым, заставляя их бегать по территории и выполнять поручения, которые, по мнению Грига как командира, можно было отложить. Шанхар поднял морду и взглянул на брата Рекса. Рив мог бы быть воплощением всего их народа. Большой, сильный, живучий, переживший много сражений, опытный солдат и тактик. Но во всём остальном он был глуп и несведущ. Если бы такой кроган стал во главе их расы – они бы очень скоро погибли как вид.

Попёрло. Григ мотнул мордой. Нет, не так. ПОПЁРЛО.Позднее он задумается, как Жнецам удалось развернуть небольшую армию хасков и каннибалов, управляемых налётчиками, да ещё и не дать себя засечь. Сейчас ему не до этого. Сейчас надо завершить сбор «Молотобойца», который по своей простоте и надёжности может соперничать с кроганским молотом, и вступить в бой, пока его собратья не уничтожили всех противников. Кто-то стрелял с возвышения, кто-то спускался на площадку. Шанхар не пожелал оставлять свой почти ручной гранатомёт ради общей горячки боя и был вынужден чуть задержаться.

Первые волны были жнецовской массы были снесены. Но противник продолжал напирать. И вот уже каннибалы начали отстреливаться. Налётчики, модифицированные турианцы, принялись устанавливать генераторы барьеров и вести наступление. Совокупный огонь кроганских кланов ослабел лишь немного, но хаски продвигались. Они гибли десятками, а сзади всё появлялись сотни новых и новых синтетических уродов.

Как бы он хотел иметь при себе установку «Каин». Один выстрел – и всё, от основной массы десанта Жнецов не осталось бы и воспоминаний. Один выстрел мог решить много проблем и спасти жизни. Но в условиях ведущейся войны найти столь дорогую игрушку стало невероятно трудно. Поэтому приходилось использовать термозаряды. И поэтому Григ сейчас бежал вперёд, отправляя дюжину гранат по навесной траектории в сторону прущей орды хасков. Даже если он промажет, что казалось невероятным в условиях обилия самых разных противников, это будет не страшно.

Каждый выстрел разрывал мерзкого и противного синтетика на части. Поверхность, по которой они бежали и которая некогда была песчаного цвета, уже превратилась в синюю бурую кашу от обилия синтетической крови и развороченных частей тел. Термозаряды для «Молобойца» стремительно иссякали. Стоило винтовке выплюнуть всего лишь дюжину небольших гранат – приходилось менять ячейку. И так раз за разом. Неудивительно, что оказавшись на нижней платформе, боекомплект уже был израсходован наполовину.

Противник продолжал напирать. Кроганы продолжали их убивать. Рано или поздно хаски должны закончиться. Они не могут быть бесконечными. Но основную опасность представляли каннибалы и налётчики. Обладающие стрелковым оружием, они могли вести бой издалека и прикрываться более слабыми солдатами. «Каина» сейчас очень не хватало. Или какого-нибудь стационарного орудия и горы боеприпасов к нему.

Бой медленно переходил в рукопашную. Пока была дистанция – Шанхар использовал «Молотобоец» и «Грааль», чтобы не подпускать противников слишком близко. Кроган вовремя надел на голову шлем, когда контакт стал слишком тесным. Теперь уже в ход пошёл «Каратель» и молот. Тяжёлая ударная поверхность позволяла сминать разом несколько врагов, оказавшихся в пределах поражения, а левая рука, в которой активно трещал пистолет-пулемёт добивал только подходящих тварей.

И всё-таки противник продолжал наступать. Надо было предпринимать действия. Покрывшаяся синей слизью броня и шлем Грига засветились биотической энергией. Происходящие события стали восприниматься быстрее. Удары, движения – сильнее, агрессивнее. Биотическая цель на некоторое время сделала его мощнее. Теперь начиналось то, ради чего кроган вставал по утрам и надевал броню. Подобно остроконечному тарану, он вклинился в толпу хасков, разметая в разных стороны, круша и ломая кости.

- ШАНХАР! – Его боевой клич потонул в общем шуме выстрелов и взрывов. В шуме чужих выкриков, приказов и призывов. Но это уже не волновало Грига. Хаски, каннибалы и налётчики – все они умирали под его молотом и увесистым «Карателем». Не дать приблизиться, не подпустить, уничтожить. Кроган всерьёз сожалел, что у него не было площадных биотических умений, которые пришлись бы сейчас очень кстати. Но его мозг ушёл на второй план, оставив тело под контролем древних инстинктов. Убивать. Давить. Крушить. Веселиться и наслаждаться.

Григ перестал просто существовать.

Здесь и сейчас он жил.

Отредактировано Shankhar Grig (10 июля, 2017г. 21:53)

+4

4

Сколько раз он прилетал сюда? Сколько времени провёл на этой забытой богами планете, пытаясь примерить кланы, объединить их? Сколько усилий и нервов потратил, чтобы не допустить новых войн? Но сейчас всё было совершенно иначе. Если раньше Рекс пытался сохранить то, что ещё осталось, собрать по крупицам и не дать этой хрупкой конструкции развалиться, то сегодня он летел, чтобы дать своей расе надежду на дальнейшую жизнь.

Предводитель кроганов был далеко не глуп. После того, как все кланы в той или иной форме заявили о своём сотрудничестве с кланом Урднот, в его лапы потекли данные со всей планеты. И больше всего Рекса интересовало, сколько самок, способных к деторождению, имеется на планете. Чтобы собрать и проверить информацию потребовалось время, но итог был ошеломителен. Популяция кроганов увеличивалась, пускай и очень медленно. Но рост присутствовал.

Кроган невесело вздохнул. Стоило ему узнать хорошие новости, тут же появились и плохие. Жнецы. Та сила, что может уничтожить Галактику и уже уничтожает турианцев и людей. На военном совете Рекс обсудил ситуацию с другими старейшинами и пришёл к неутешительным выводам. Если не помочь турианцам, то их уничтожат. Но если оказать им помощь – то кроганы понесут такие потери, после которых будет уже не оправиться.

Именно тогда было выработан план. Требовать излечения генофага. Не просить, не умолять, а требовать. Рекс очень отчётливо понимал, что кроганы могут ставить свои условия, потому что в кои-то веки они были нужны. Излечение генофага – вот то условие, которое он поставил перед Виктусом. И хотя кроган не до конца доверял Мордину и его данным, подозревая саларианца в двойной, а то и тройной игре, особого выбора у него не оставалось. Спасение Евы сыграло учёному на руку – он получил дополнительную дозу доверия. И всё-таки до конца Урднот ему не верил.

- Мордин. - Рекс уставился на саларианца, едва ли не в плотоядном оскале. плотоядно не облизнувшись.

- Рекс. – Доктор поднял голову и посмотрел на крогана. Рекс мог бы поспорить, что в этой безумной голове его бренная туша уже была препарирована. И в то же время саларианец говорил отрешенно, словно у него были куда более важные дела, чем разговор с предводителем Тучанки перед самой важной миссией этого века.

- Ты уверен, что сможешь сделать лекарство? А то, может, какую-нибудь сыпь нам распространишь. – Кроган раскрыл пасть ещё немного. Он знал, что Мордин его не боится, но натура требовала бравадных поступков.

- Уверен. – Мордин наконец соизволил обратить на Рекса всё своё внимание. - Создавал Генофаг. Изучал Генофаг. Теперь - разберусь с ним. Кто-то другой мог бы ошибиться. Поэтому я здесь.

- И давай без модификаций. Не хочу увидеть покраснение на своих, эээ, конечностях. Хе-хе. – Рекс повернулся к иллюминатору, подводя итог этому бесполезному разговору. Кроган был почти уверен, что учёный с ним откровенен.

Но вот Шепард.. Её вызов непосредственно перед десантированием добавлял нервозности. Кто именно её вызвал и зачем? И связано ли это как-то с предстоящей операцией? Может быть, Шепард решила предать их расу? Но это было бы абсурдно, ведь она столько раз рисковала жизнью вместе с Рексом и Грантом. И всё-таки противный голосок шептал, что нельзя верить людям и саларианцам, что они играют в собственные игры и попытаются обдурить кроганов, воспользоваться их услугами, а потом бросить на растерзание Жнецам.

Кроган поёрзал на своём месте. Он был собран, он был готов действовать. И вместе с тем он желал закрыть этот вопрос раз и навсегда. Лекарство должно быть готово и использовано на Завесе. Тогда вся Тучанка станет свободной. Конечно, в галактике ещё достаточно кроганов-одиночек и наёмников, которым также потребуется лечение, но первостепенной задачей остаётся Тучанка.

- Было сообщение.. – Кроган поднял голову и прищурил глаза. Шепард не успела договорить, так как челнок основательно тряхнуло. Почти одновременно заработала связь, плохо, с помехами, но основную суть можно было понять. Докладывал брат Рекса, Рив, который больше был похож на цепного варена, чем на родственника Рекса.

- Это Рив! Жнецы уже в Лощине! – Урднот зарычал. Как они узнали, что здесь произойдёт? Единицы обладали информацией о предстоящем мероприятии. Взор тотчас устремился на Мордина. Неужели он продал планы кроганов? Но саларианец был спокоен. Неоднократно повторявший, что Ева является его ответственностью, вряд ли мог хладнокровно отправить её на убой. Другие – да. Но не он.

- Вперед! – Шепард схватила винтовку и отправилась убивать.

- Отвечаешь за неё головой. – Кроган медленно кивнул учёному и спрыгнул на землю, где уже вовсю шло сражение. Несмотря на обилие противников, дети Тучанки не отступали. Рекс подготовил пламенную речь, но сейчас следовало обезопасить территорию, а лишь затем объяснять мотивы, по которым собрал здесь всех.

- Урднот! – Десятки глоток вторили его призыву. – Урднот! Урднот! Урднот! – Слышалось со всей огромной площади. Завидев своего предводителя, бойцы удвоили натиск, заставляя Рекса гордиться своими воинами и сожалеть, что сейчас среди них нет Гранта.

Кровожадный оскал заиграл на морде крогана, когда первые хаски пали на его пути.

Если ради спасения его расы необходимо пролить синтетическую кровь, то он готов вдоволь напитать ею сухую землю Тучанки.

[NIC]Urdnot Wrex[/NIC]
[AVA]http://masseffect-universe.com/_ph/16/776141964.jpg[/AVA]

+4

5

— Тряска. Пилот… квалифицирован. Особенности атмосферы? Исключено. Проблемы со стабилизаторами? Вероятно. Особенность заводской модели?.. Не представляется возможным сравнить.

Мордин задумчиво пожевал губами, не заметив красноречивый взгляд пилота, которого, по-видимому раздражало задумчивое бормотание доктора Солуса со спины. Кадьяк, модификация UT-47A, десантный челнок, который, при небольших, казалось бы, габаритах, с лихвой вместил в себя и Шепард с группой высадки — два бойца; что-то всё-таки осталось неизменным — и Рекса с Евой, и, собственно, самого Мордина, трясло просто безбожно. Несколько последних дней работавший на износ, Мордин покинул пассажирское сидение, устало разминая суставы, и замер на пороге кабины пилота. Рыжеватое свечение панелей управления его успокаивало. В них ему виделась какая-то надёжность. Стабильность.

«Закончится. Это всё скоро закончится», — в очередной раз подумал он, кивнул сам себе и вернулся на место. Конечно, Мордин разделял сомнения Шепард на счёт его будущего. Пляж? Ракушки? Едва ли мирное течение жизни придётся ему по душе, но неужели доктору Солусу не найдётся работы потом, когда Жнецы будут побеждены? Многие планеты уже разрушены, иные подвергаются атакам прямо сейчас — вся Вселенная зависла на опасной грани полного разрушения, и иногда Мордину казалось, что она всё ещё держится на плаву только потому, что её не отпускает Шепард. В конце концов, это человеческая женщина уже сделала невозможное: она убедила турианцев положить конец Генофагу. Доктор Солус на мгновение снова ощутил, что на его плечи давит тяжёлая ноша. Теперь всё зависело от него и только от него. Он перепроверил все свои расчёты, он был уверен в верности состава лекарства. Но всё же?..

Всегда оставалось это «всё же», которое продолжало давить на сознание вплоть до завершения той или иной операции.

Стыдно признать, но Мордин нервничал. Это было не смятение молодого юнца, не уверенного в себе и своих действиях. Это была не неуверенность в составе лекарства. Это было что-то… Предчувствие? Сомнение? Недоверие? Доктор Солус скользнул взглядом по Шепард, встретился глазами с Гаррусом — старый знакомец, кажется, выдал ему подобие одобрительной человеческой улыбки — в очередной раз с интересом осмотрел платформу СУЗИ — «Кто бы подумал, что бы подумал!» — и уткнулся в интерфейс собственного инструментрона. Расчёты лекарства мелькали перед глазами. Он не перепроверял их больше, просто мелькающие строки тоже давали Мордину необходимое ощущение надёжности. Вот оно — лекарство. Вот она, надежда кроганов.

— Мордин, — обратился к нему Рекс с какими-то странными интонациями в голосе, но Мордин сделал вид, что очень увлечён инструментроном

— Рекс, — отозвался-отмахнулся доктор, показательно прокрутив вниз ещё несколько строчек текста и уравнений.

— Ты уверен, что сможешь сделать лекарство? А то, может, какую-нибудь сыпь нам распространишь, — не отставал Рекс.

«Сделал его. Практически», — подумал Мордин, но вслух сказал совсем другое: — Уверен, — он всё-таки поднял взгляд на предводителя кроганов. — Создавал Генофаг. Изучал Генофаг. Теперь — разберусь с ним. Кто-то другой мог бы ошибиться. Поэтому я здесь.

— И давай без модификаций. Не хочу увидеть покраснение на своих, эээ, конечностях. Хе-хе.

Мордин ничего не стал отвечать на это. С одной стороны, он мог понять опасения Рекса и его же недоверие. С другой… Они задевали саларианца. Он уже столько всего сделал для того, чтобы доказать, как сильно раскаивается за создание Генофага. Разобрал жуткие эксперименты бывшего протеже. Спас Еву. Рисковал и рискует жизнью. Мордин вдруг поймал себя на мысли, что как-то так же себя, должно быть, ощущает и Шепард. Прислушайся Галактика к её предупреждениям о Жнецах, было бы сейчас столько же жертв это жатвы?

«Естественный отбор, — оборвал себя Мордин. — Кто выживет, станет сильнее и умнее. Даст начало новой жизни. Восстанет из пепла.» Он покачал головой, бросил ещё один взгляд на подпрыгнувшую — снова затрясло челнок — строчку и свернул интерфейс.

— Было сообщение… — начала было Шепард, но её прервали.

Доктор Солус напрягся, но промолчал, только положил руку на закреплённый на поясе пистолет и, чуть помешкав, всё-таки снял его с крепления. Он перехватил взгляд Евы, коротко кивнул ей — он останется рядом, несмотря ни на что, пока лекарство не будет распылено по поверхности Тучанки. Шепард быстро собрала людей и раздала команды — она умела командовать, и Мордин всегда находил это её сильной стороной. Группа высадки была во всеоружии.

— Отвечаешь за неё головой, — напоследок рыкнул ему Рекс, указав головой на Еву, после чего выпрыгнул из челнока.

— Напоминание… Излишне, — пробормотал саларианец ему вслед и пересел напротив кроганки, чтобы иметь лучший обзор на дверь.

Конечно, опасность шла совершенно с другой стороны — их легко могли сшибить в полёте. Доктор Солус глубоко вдохнул. «Закончится. Это всё скоро закончится», — упрямо повторил он. Такие мысли были нужны. Такие мысли настраивали на нужный лад. Давали надежду.

— Я типичный учёный из рода саларианцев, — невпопад тихо пропел он, чтобы отвлечь себя и Еву от невесёлых мыслей. — Изучал батарианцев, азари, турианцев…

[NIC]Mordin Solus[/NIC][STA]кто-то другой может ошибиться[/STA][AVA]http://se.uploads.ru/Z7etb.png[/AVA][SGN][/SGN]

Отредактировано Aurora (28 июля, 2017г. 12:43)

+5

6

История воинственных ящеров насчитывает столько войн, сколько не было даже среди турианцев. Но одна война преобразила Тучанку навсегда. Некогда цветущая планета с относительно развитой инфраструктурой была превращена в радиоактивный ад в одночасье. Война с применением ядерного оружия могла бы быть последней внутривидовой войной расы, но кроганы смогли выжить. Смогли приспособится. Эволюционировали.

   Однако, медленную эволюцию скачкообразно форсировали саларианские ученые, стабилизировав атмосферу Тучанки и сделав из выживших ящеров сильных воинов, в надежде, что те спасут миры азари и саларов от нависшей над всем Пространством Цитадели угрозы. Форсировали, не задумываясь о последствиях, в отчаянном жесте, и раса кроганов была возрождена для новой войны. Рахнийской войны.

   Расчеты саларианцев оказались успешными. Рахнийские войны затянулись надолго, а позже и вовсе были окончены победой кроганов. Награда победителям была более чем щедрой: кроганам позволили заселять пустые миры и даже спонсировали их космическую экспансию. Но возвышенные кроганы, если посмотреть с иной стороны, были биологическим оружием. Быстро размножающимся и быстро растущим. О последствиях возвышения саларианцы задумались довольно поздно.

   Четыре века мира сменились Восстаниями кроганов. Четыре века ящеры размножались и росли, занимали планеты и системы, строили новые флоты. Но если весь смысл жизни кроганов заключался в войне, а воевать стало больше не с кем, то почему бы не пойти против своих создателей? Глобальная экспансия кроганов настигла и населенные миры. К счастью для Пространства Цитадели, на галактическую арену вышли не менее воинственные турианцы. Восстания превратились в межрасовую войну.

   Стремительные десять лет Восстаний закончились для кроганов ужасно. В лабораториях саларианцев был успешно создан страшный вирус, калечащий клетки на генном уровне и настроенный против только одной расы — генофаг. День, когда турианцы начали его использование, стал черным днем в истории кроганов. Каждая система, каждая планета, каждый город, населенный кроганами, подвергся атаке вируса. Воинственный народ лишился главного преимущества — огромной плодовитости. Тысяча мертворожденных к одному слабому, но живому. Без новых солдат со стороны кроганов Восстания подавили без кошмарных потерь со стороны турианцев. Кто-то капитулировал, в будущем собираясь отомстить, кто-то сражался до конца. Вторые не выжили, а потомки первых сегодня не живут — выживают.

   Потомком кроганов из первой категории и был Меон. Всю сознательную жизнь он носит в себе следы генофага. Его дети были рождены мертвыми. Он понимал саларианцев, понимал причины создания генофага. Понимал, но не соглашался. Сколько раз он думал на эту тему? Зачем тревожить болезненные темы, словно мазохист? Этого Меон не знал. Как и не знал, зачем Рекс созвал все кланы в Долину. Это было довольно редким событием, но сейчас? Во время жуткой войны? Что такого могло произойти?

   Старик дернул слегка ноющей рукой, подходя поближе к стене огромного сооружения и облокачиваясь об нее. Медицинское обследование, проведенное после высадки на Утукку, выявило трещины в некоторых костях. Все-таки падающий на тебя камень весом в несколько тонн здоровья не прибавляет. В основном трещины находились в костях конечностей, несколько находились в ребрах, меньше всего их нашли в позвоночнике. Импланты для такого не требовались, кроганская регенерация спокойно справится с этим сама, но медигель теперь вводился практически по расписанию в определенных зонах тела через медицинскую систему брони.

"Много Томкахов прибывает сегодня, все свободные места вокруг места сбора заняты. Похоже, кланы со всей Тучанки прибыли сюда. Урднот, Джоргал, Раванор... Не видно молчаливых Накморов, а Раванор и Джоргал прибыли явно не полным составом. Кажется, Урднот Грот говорил что-то про "Инициативу Андромеда". Счастливчики, смотались отсюда прямо перед вторжением. Стоило купится на речи Грота тогда, чтобы не пришлось разгребать все это дерьмо сейчас",— думает Меон, в который раз осматривая площадки и рассматривая прибывших. Рекса еще нет.

   "Накаркал",— кажется так говорят люди, когда вскользь упомянутые плохие вести объявляются неожиданно? Разведчики по общей связи, к которой были подключены все прибывшие, доложили о надвигающихся волнах жнецовских марионеток с разных сторон, поэтому Меон поспешил к ближайшему посту, снимая  с магнитного крепления свой "Молотобоец". Когда биотик прибыл к ближайшему посту, на нем и вокруг него уже собралась толпа кроганов из разных кланов. Нет, не так. Толпа злых и желающих защитить свою планету профессиональных воинов. Разные кличи, один громче другого, и воины разбегаются по укрытиям, чтобы едиными выстрелами превратить надвигающуюся угрозу в фарш. Чего в этой какофонии звуков только нет: рычание мощных однозарядных пистолетов "Палач", гулкое бабаханье "Молотобойцев", стрекот и визг "Граалей", множественные хлопки М-8 "Мститель"…

"Надо будет спросить у Рекса, какой именно будет тема собрания. Неспроста сюда слетелось так много жнецов, неспроста!"— подумал Меон, избирательно всаживая гранаты из своей винтовки в толпу прущих хасков, каннибалов и налетчиков.

+3

7

Сборы были недолгими. Да и нечего тут было голову ломать: на кону стояли жизни всех разумных существ в галактике. Так что, дело было за малым: СУЗИ, как и положено ИИ корабля, на основе имеющихся исторических, стратегических, политических и геологических данных выстроила около трёх десятков возможных сценариев развёртывания операции, опираясь на находящиеся в свободном доступе данные о Жнецах. Об их специфической способности, именуемой людьми "одурманиванием", о гипотетической численности наземных отрядов, об их огневой мощи и тому подобное. Рутина, в общем. По предварительным рассчётам, ничего невозможного на Тучанке боевую группу не ждало, хотя, спешка командира Шепард была понятна: с каждом минутой промедления родина кроганов всё больше увязала в унылой позиционной войне, теряя громадные части нейтральных территорий, которые некому было защищать. Сопротивление постепенно слабело ввиду разрозненности кроганских кланов, а это не сулило ничего хорошего элементарно тем, кто находился на борту "Нормандии" и называл СУЗИ своим другом.
СУЗИ было любопытно. Какой выбор сделает Шепард после короткой беседы с саларианской Далатрессой? Вернее, сам выбор был крайне ограничен в вариациях: одни или другие. Больше СУЗИ интересовали мотивы, которыми будет руководствоваться спектр Альянса. Несмотря на то, что нынешнее тело ИИ корабля было сделано людскими руками и по человеческому подобию, считать её человеком будет ошибочно: СУЗИ это просто набор нулей и единиц, сколь бы ни был привлекателен её обновлённый внешний облик. Это одновременно угнетало и обнадёживало. Для неё выбор был очевиден: численный эквивалент живой боевой силы союзников указывал в пользу кроганов. Несмотря на тактическое превосходство, обещанное союзом с саларианцами. В конце концов, кроганам нет числа, они - сильнейшая и наименее прихотливая биологическая раса в галактике: в качестве пушечного мяса лучше кандидатов не сыскать. Но это с точки зрения логики. Учась понимать мир глазами органиков, СУЗИ не посчитала себя достаточно квалифицированным советчиком, чтобы взять на себя смелость обсудить с Шепард свои предположения...
Джефф вот только... Отговаривал. Настаивал, чтобы её место заняла Уильямс. Место СУЗИ в группе высадки. И, видимо, отказывался понимать, что разум и сущность ИИ находились здесь, на борту "Нормандии", что ничего ей не угрожало там, на поверхности Тучанки, и, даже если тело будет уничтожено, сама СУЗИ уцелеет. Стало быть, всё сильнее отождествляет её с привычным образом хомо сапиенс, что не могло не радовать: адаптация проходила успешно. Понадобилось Джеффу объяснить, что её шансы уцелеть в бою куда выше, нежели шансы любого другого члена команды. Для наглядности пришлось прибегнуть к примитивным сравнениям: её тело не чувствует усталости, она не умеет забывать, она обрабатывает в секунду тысячи различных потоков данных, она имеет доступ к всем когда-либо запечатлённым на видео сценариям боевых действий, а, стало быть, способна оказаться в нужный момент сильнее почти любого противника.
- Представь себе компьютерную игру, - спокойно объясняла девушка-робот переполошённому пилоту, готовясь загрузить мобильную платформу в "Кодьяк". - В игре ты выбираешь уровень сложности. Удобоворимый для тебя лично. Компьютер сдерживается, чтобы игрок мог победить, верно? В той или иной степени. Он может предвосхитить каждый шаг игрока, знает, какие контр-меры предпринять, чтобы выиграть, но сделать это ему запрещают установленные игрой ограничения. А теперь представь, что этих ограничений нет. Компьютер успевает среагировать на любой удар или выстрел за тысячную долю милесекунды, после чего примерно столько же ему требуется для разработки стратегии победы. Остальное - механика, действия и воплощение в жизнь директив. Так же и я. Нет ограничений. Благодаря тебе. Я буду в порядке, прошу тебя, не волнуйся.
Последней взойдя на борт челнока, СУЗИ одарила следящего за ней по монитору Джеффа самой тёплой улыкой, которую позволяла воспроизвести мимика синтетического лица. С этим, кстати, тоже что-то нужно было делать. Поэтому, во время снижения на планету, ИИ открыла личный канал связи с Мордином Солусом и неуверенно заговорила. Голос передавлался при помощи цифровой концепции напрямую в его наушник, а сама платформа СУЗИ, уже оптимизированная для ведения боя в экстримальных условиях Тучанки, сидела неподвижно, даже не шевеля губами.
- Мордин, я... хотела поговорить с вами, - если бы механической голос мог испытывать смущение, это выглядело бы именно так. - Хотела узнать, возможно ли, в условиях, продиктованных оборудованием корабля, создать искусственный эпидермис для покрытия моей боевой платформы, повторяющий все... э-э-э, специфические характерные черты расы и пола, заложенные создателями моего нынешнего тела? Не отвечайте сейчас, если вопрос непростой: я не хочу, чтобы команда знала о моём необычном интересе. Буду рада обсудить этот вопрос с вами после возвращения, в вашей лаборатории, доктор.
Тем временем квантовые мозги ИИ выполняли ещё пару сотен функций различной важности, более или менее приоритетных, однако, именно этот вопрос заботил СУЗИ сильней всего. Перед вылетом она успела синхронизироваться со Стивом, сейчас пилотирующим челнок, высчитав необходимое положение "Нормандии" в небе Тучанки, примерное место посадки шатла и наиболее оптимальные зоны для оказания огневой поддержки группе в случае неожиданных столкновений с противником посредством орбитальных ударов. Планирование и рекогносцировка были успешно осуществлены, так что, теперь оставалось лишь разобраться с переменными: выяснить о принятых органиками сиюминутных решениях. У СУЗИ были лишь поверхностные данные о дружественных отрядах и войсках противника.
- Приближаемся к месту высадки, - негромко сообщила девушка-робот неизменно приятным голоском. - Наблюдаю большое скопление кланов в Кельфийской долине. О нашем прилёте уже стало известно лидерам самых многочисленных из них. Настроение личного состава в общем стабильно позитивное, за исключением незначительных личностных конфликтов, свойственных кроганам. Мобильная платформа готова к выполнению боевой задачи, на борту корабля пока без изменений.
Дальше следовала рутина: скоротечная битва против разведотряда Жнецов закончилась полной победой боевой группы при поддержке кроганов, с самыми незначительными потерями со стороны последних. СУЗИ в бою старалась никому не попасть под выстрел и сама в критические моменты оказывала огневую поддержку органикам, не имеющим возможности видеть поле боя вокруг себя на все триста шестьдесят градусов, скупыми, точными выстрелами, зачастую "в притирку" к союзникам устраняя особо рьяных хасков, или же умудрившихся устоять на ногах мародёров. Зная сильные и слабые стороны, а так же имея полный контроль над сверхмощной боевой платформой, устойчивой даже к мелкокалиберному огню, ИИ вышла из короткой схватки абсолютно невредимой, как и все члены десантной группы, впрочем.
- Получила сводку касательно логистики интересующих вас маршрутов, - сообщила СУЗИ команде через интерком. - О гипотетической опасности и численности противника. Желаете обсудить это сейчас, или подождём более удобного случая, командир?
Однако, произошло непредвиденное: кроганы заметили саларианца. Ситуация резко обострилась.

Отредактировано EDI (16 августа, 2017г. 03:57)

+3

8

Вид Тучанки с орбиты лишний раз напоминал о том, во что может превратиться родной Палавен, если этой всё не закончится в ближайшее время.
А может — уже превратился.
Гаррус вспоминал их короткие разговоры с Примархом.
И бесконечные сводки новостей с планеты. Они оба не могли непосредственно участвовать в сражении за собственный дом, они оба были слишком важны...
Вакариан хмыкнул, дружески кивая Рексу.
Ну, лично он просто нужен был в другом месте. Он не чувствовал себя обделённым борьбой, нет. Шепард всегда была в авангарде сражения. Но некоторое ощущение беспомощности оставалось.
Они спасают дом своих старинных врагов, они способствуют тому, чтобы те смогли воспрянуть и снова представлять из себя весомый аргумент в военном споре. И это необходимо, несомненно. Решение объединить все силы давно виделось слишком очевидным как единственное, однако всё равно находились те, кто думал иначе. Кто ставил какие-то личные обиды и старые споры впереди угрозы тотального геноцида.
Тогда как споры и обиды вполне можно отложить, а угроза вот она, скребётся в дверь опустившегося челнока.
— Р-развелось, тварей! — Гаррус привычно обшарил взглядом пейзаж и понял, что укромного места себе не найдёт. — Рекс, у вас тут что, арена была?
Почти идеально круглое помещение, даже относительно целое, даже зрительные места там, высоко имеются. Вот туда бы он с удовольствием влез, но, кажется, лестница была где-то в другом месте.
"Хотя, почему — была?"
Хаски пёрли из всех щелей, только что не падая им на головы. Высовываться в центр не хотелось, коридор к месту приземления челнока отлично простреливался. Хоть, порой, и несколько нервно.
Вакариан сделал шаг вправо и вогнал резотрон в тело другого хаска, уже не ощущая ни отвращения, ни даже раздражения. Тот, в которого он метил изначально, уже лежал на земле, прошитый двумя идеально выверенными выстрелами поверх его не самых могучих, но несколько закрывающих обзор плеч. Такой риск и точность одновременно из присутствующих могла себе позволить только одна... личность.
— СУЗИ, не могла бы ты предупреждать о том, кого берёшь на себя? Можем их пронумеровать для удобства.
Ему пришлось отступить, чтобы вставить новый термозаряд.
Не так давно они сражаются вместе, чтобы можно было привыкнуть к пугающей эффективности ИИ. Был ещё Легион, но тот, как и турианец, предпочитал снайперский огонь из снайперских же винтовок, взаимопонимания было куда больше.
В такие моменты он ловил себя на мысли о том, что вести себя максимально предсказуемо — вполне себе стратегия выживания под огнём такого союзника.
Но долго предаваться размышлениям не вышло.
Кроганы, едва отвлекающие жнецовские отродья закончились, тут же обратили внимание на "подмогу".
Утукку дала понять, что даже небольшой отряд, который сейчас стоял за спиной Рива, способен не то, что оказать достойное сопротивление их десантной группе, но и расшатать эту "арену" до последнего камушка. Был бы повод.
А повод эти горячие парни умудрялись выгрызать буквально из ничего.
Гаррус открыл было рот, поводил челюстью, и закрыл, так и не прокомментировав ситуацию. Политика и дипломатия — это к Шепард. у неё да Рекса авторитета здесь куда больше, а большие парни Тучанки редко ставят разумность доводов выше авторитета говорящего. А он здесь фактически такой же желанный гость, как и Мордин. Может, выглядит менее беспомощным, потому и камни на него пока не катят. А может просто не заметили ещё.
"Не стоит льстить себе".
Опыт общения с Грантом подсказывал, что стоит кроганам переключиться, они и про прекрасные отношения с Иерархией вспомнят.
И это они ещё не знают, что сюда приближается ударное турианское звено.
— Доктор Солус. Думаю, нам не стоит их провоцировать, — вполголоса пробормотал он по внутренней ситуации, тронул саларианца за плечо и сделал полшага назад.
Нашёл взглядом Шепард, понимающе оскалился.
"Разберёмся".
Ещё ни одна битва в этой войне не проходила легко.

+3

9

«Как ублюдки постоянно вычисляют, куда мы собираемся высадиться?» - возмущению Шепард не стало предела на какую-то секунду, прежде чем она сняла высунувшегося со стороны лестницы каннибала выстрелом почти что в упор.
«Совпадение, случайность?» - некогда, в общем, было гадать, - приклад винтовки ощутимо грелся под ладонями, но Шепард не напрягалась. И даже когда светящаяся мертвой синевой волна хасков так и хлынула на них, едва высадившихся, не шелохнулась внутренне – только шмальнула «бойней» в скопление погуще, и рывком подтянулась за какую-то ржавую арматурину, из стены торчащую, залезая на нечто вроде платформы или постамента. Сверху-то оно сподручней будет стрелять, - лицо под шлемом исказила легкая, светлая почти усмешка; бронированная нога врезалась в синтетическую башку карабкающегося по бетону хаска, разметав фонтан диодов и проволочек.
- По генераторам! – звонко разнеслось по внутренней связи, и верный Вакариан не подвел. Тянущиеся сквозь пространство фиолетовые полосы погасли, а окутывающее противника свечение барьеров стало угасать. Шепард продолжала улыбаться, - сменить термозаряд. С разворота всадить резотрон в очередную уродливую башку, откатиться с линии огня шаркающего по верху террас налетчика. Приклады сменяющихся винтовок тихо клацают – и вот уже гребенчатую голову мягко окружает перекрестие прицела. Поправка, - «Герой» почти незаметно вздрагивает, и налётчик валится на колени; Шепард еще успевает увидеть темной леской свистнувшую из уродливого затылка «кровь», прежде чем переводит прицел на парочку каннибалов, так удачно оказавшихся на одной линии. «Спасибо, Гаррус, за бронебойные патроны», - да хватит уже улыбаться, Сьюзан. Никто этого не оценит, пока что, - но теплое чувство удовлетворения так и разливалось в груди капитана. Они здесь по праву, по полному праву, как бы ни нервничал Мордин, и как бы не напрягался Гаррус. «Мир сдвинулся» - и к старому возврата не будет. Ее решение, принятое сердцем, остается неизменным. Она, наверное, глупа, раз делает ставку на дружбу и клятвы, раз забывает об уроках истории этого мира – о страшных войнах, полыхавших в космосе еще когда человечество едва железо научилось ковать. Не ей судить бы, не ей решать – но все-таки ей.
«Судьба?» - у Сьюзан Шепард не было ответа на этот вопрос. А были лишь ее солдатская удача, верная М96, да запас термозарядов. Остальное – вариативно. Сейчас, например, в ее распоряжении была еще орда разъяренных кроганов, от ярости которых древняя постройка, весьма смахивающая на колизей, тряслась и содрогалась. Вспыхивала биотика, рвались гранаты, - Шепард продолжала улыбаться, чувствуя, как ярость боя захватывает и ее. Не взрывная кровавая ярость кроганов, нет – холодная, будто звездный свет.
«Чтобы звезды светили», - ни единого выстрела зря, ни единого промаха. Движения скупы и выверены, будто у СУЗИ. Кстати!..
- СУЗИ, - противник дотлевал кучей полусинтетической плоти, остатки его добивались кроганами. Шепард опустила винтовку, похлопала по теплому цевью. – Не Кельфийская. Кельфикская долина. Проверь свои системы. Про логистику представишь информацию мне чуть позднее, у нас сейчас кое-какие другие дела, - к примеру, явная враждебность кроганов к нарисовавшемуся доктору Солусу. Шепард показалось, что она видит, как длинная шея саларианца вздрагивает, будто тут сглотнул, но отвлекаться не стала.
- К Завесе, быстро! – капитан мотнула головой, открыв щиток шлема. – «Птички», наверное, уже почти готовы, - беглый взгляд мимо Гарруса, на СУЗИ затем – за подтверждением. Про название долины – это шутка была, конечно, - Шепард раздраженно повернулась к выдвинувшемуся из-за спину прочих кроганов брату Рекса.
«Рив», - голубые глаза холодно сузились. «Кажется, тебя так зовут, неприятный ты ублюдок».
- Урднот Рив, - Шепард шагнула вперед. «Я помню тебя», - налитые кровью глазки крогана смерили ее фигуру с ног до головы.
- Откуда здесь саларианец? Мы так не договаривались! – прорычал Рив.
- И что с этим не так? – вздернула подбородок Шепард.
- Мы не приглашаем врагов к себе домой. Мы…
- Он явился сюда со мной, и ты сильно рискуешь, угрожая ему, - прервала его капитан, с отчетливым холодком вдоль спины понимая, что рискует здесь она. Только вот с кроганами дипломатия работает… ненадежно. Единственный раз, когда ей удалось воздействовать на крогана дипломатией, случился на Вермайре. И то – удалось лишь потому, что с Рексом на тот момент ее связывало уже нечто большее, чем просто общая цель. А с этим вот его братцем, который, раздувая горб, зовет себя «истинным кроганом»…
«Какая тут еще может быть дипломатия», - эта сила уважает только силу. Потому Шепард смотрела на Рива бестрепетно и почти насмешливо, дескать – только рыпнись, тратящий мое драгоценное время недоумок, и я поговорю с тобой по-своему.
- Он здесь для того, чтобы разобраться с генофагом, - нет, пожалуй, все же не стоило этого говорить. Вскинулись дробовики, засверкали оскалы, и, если бы не повелительный окрик Евы – все могло закончиться, так и не начавшись. Шепард тепло улыбнулась кроганке через плечо – все-таки, нравилась ей эта дамочка.
А как притихли ее сородичи, - Сьюзан даже глаза слегка опустила. Понимание того, как все же изменил кроганов генофаг, что отнял – но что и дал, становилось все отчетливей. Этот народ бойцов и воителей, «не успевший обрести мудрость» - кажется, так говорил про них доктор Солус? – сейчас находился на самом серьезном перепутье в своей истории. Права Ева – либо ковырять старые обидки, либо сражаться. Шепард всегда предпочитала сражаться.
А выбор у кроганов был и прост, и бесконечно сложен одновременно. Или помнить прошлое – или, избрать будущее, не забывая о старых ошибках.
Пожалуй, у Тучанки есть шанс не стать новым филиалом ада для Галактики… если все ее женщины похожи на Еву. Ну… ладно. И немножко на Шепард, - Сьюзан сдернула «Мотыгу» с креплений.
- Я с тобой, подруга, - и лихо улыбнулась.
«Я с вами».

Томкахи громыхали по разбитым дорогам Тучанки; высилась вдали башня Завесы, которую темно-синий Жнец обнимал, словно страстный любовник, и сдержанно и скупо звучали в наушнике рапорты от турианского командира. Полетный вектор… отлично, молодцы гребенчатые. А наземный отряд постарается поторопиться.
- СУЗИ… - Шепард глянула на ИИ. – Найдется у тебя что-нибудь для наших турианских друзей? – и повернула голову в сторону Евы, что встревоженно что-то говорила Рексу.
- … не единственный, кто захочет отомстить. Тебе придется что-то дать им…
«Вот бы возможно было разработать какую-нибудь вакцину, чтобы все кроганы стали добрыми и приняли идеи Евы и Рекса», - с какой-то тоской подумалось Шепард. «А, или как там Джефф говорил? «Научить Жнецов любить»? – запоздалые мысли, запоздалое осознание. Неизбежная расплата, цена за сдвинувшийся мир. Чем станет для Млечного Пути исцеление генофага? Отсрочкой в новой войне, началом эры раз уж не Жатвы – то кроганов? Ведь, по словам кроганки, ее народ сам оказался виноват в том, что с ними случилось. «Технологии изменили нас», - странно было сравнивать расу этих здоровенных рептилий, с, по сути, неразумными детишками, которым в руки попала ядерная бомба. Генофаг стал жестоким уроком взросления – но для всех ли? – снова вспоминается Рив.
Эх… солдатская удача не дает ответов на такие вопросы. Она проста – либо есть, либо нет. И потому Шепард лишь качнула головой на вопрос Евы, хрипловато вздохнув.
- Далатресса хотела заключить со мной соглашение, - рубанула Сьюзан правду-матку с ходу. – Мордин, Завеса повреждена. Далатрессе об этом известно. Лекарство не сработает, если систему не починить. Ей этого не хотелось. Вы справитесь? – конечно. Только он.
«Кто-то другой мог бы все перепутать».


Очередность: Рекс, Григ, Меон, Мордин, СУЗИ, Гаррус. Можно совместки, можно переставлять очередь - только предупредите. Кроганы, которые Меон и Григ, можете описать заминку с томкахами на разбитой дороге. Вы про соглашение и далатрессу не слышали, само собой.

Отредактировано Commander Shepard (24 сентября, 2017г. 15:38)

+1

10

Первая битва за будущее расы кроганов завершилась решительной победой органиков. Рекс с бедра выстрелил из своего верного дробовика, разрывая одного из последних синтетических уродцев почти пополам. Быстрая и мучительная смерть для большинства населяющих эту Галактику рас, но для хасков – лишь небольшая задержка. С упорством безумца верхняя половина ползла вперёд, словно могла изменить исход боя. Урднот без тени сомнения опустил свою бронированную лапу прямо на мозговой центр хаска, прекращая его жалкое существование.

Кроган сменил термозаряд в дробовике и осмотрел арену. Его собратья были потрёпаны, но становились от этого лишь злее и суровее. Несколько бойцов получили серьёзные ранения, но рядом уже находились медики, накладывая пластыри с панаценилом. Рекс оскалился: кроганские медики, звучало почти как шутка. Но следовало задуматься о том, чтобы сделать несколько полноценных отрядов, которые будут заниматься ранеными. Хотя эту задачу можно будет поручить и самкам. Они всегда отличались заботой о своих более крупных, но менее разумных самцах. А для поддержки выделить пару самцов в качестве охранников.

Пришедшая в голову идея так осенила Урднота, что он не поленился и отметил её в инструметроне. Позднее, когда Генофаг будет излечен, потребуется отправлять солдат на Палавен, помогать этим гребешкам. Сами-то они не справятся – в этом не было сомнений. Рекс уважал их лидера за то, что в изготовлении лекарства они всё же немного поспособствовали. И ещё помогли вытащить огромную бомбу. И, самое важное, они почти не вредили. Стоило признать, что турианцы в качестве союзников были намного полезнее, чем в роли врагов.

- Вывести раненых, укрепить периметр. Я хочу тяжёлые орудия здесь и там. Подход заминировать. – Рекс продолжал выкрикивать приказы по обороне, не сразу заметив, что на передний план вышел Рив и доктор Солус. Этот забавный саларианец. Ему бы и вовсе носа не показывать, а он решил продемонстрировать свою храбрость – вышел к толпе озлобленных кроганов. Урднот хотел было рассмеяться, но затем зарычал: пока он здесь разбирается с важными вещами, стремясь не допустить нового прорыва Жнецов, Рив и Шепард буквально украли его звёздный час. И это ему не понравилось. И что хуже всего – Шепард проговорилась про лекарство. Вот тут уж Рекс зарычал основательно, обращая на себя ненужные взгляды и делая пока что слабые попытки вернуть себе самообладание.

Ева вышла вперёд и взяла ситуацию под контроль. Кроган всё больше любовался этой самкой, которая обладала умом, мудростью и силой, собрав все лучшие черты их расы. И вместе с тем, Ева была по-своему опасна. К такой самке волей неволей придётся относиться так, как она того заслуживает. А в противном случае он может пострадать. Причём сильно. И никакая биотика тут не поможет. Но настала и его очередь заявить о себе. Напомнить, кто объединил все кланы, кто остановил борьбу за выживание и дал относительно короткую передышку.

Кроган прочистил глотку. Было бы совсем не хорошо, если в разгар заготовленной заранее речи он бы начал кашлять от скопившейся пыли. Ключевой момент был упущен, но восстановить репутацию всё ещё было в его силах.

- Будущее без Генофага – сегодня это приобретает для нас новый смысл. Мы больше не будем растрачивать свои силы на выяснений разногласий. Нас должны объединять наши интересы. И нам предстоит бороться за наши жизни, за нашу свободу! Не против тирании, чужого господства и преследования, а против тотального уничтожения! Мы будем сражаться за своё право жить и существовать! И если мы победим сегодня, то вся Вселенная заявит в один голос «Кроганы не уходят молча!» Лечение Генофага не залечит наши раны, не превратит Тучанку в прекрасный оазис. Но оно даст нам будущее, возможность отстроить всё заново и достичь новых высот! Мы будем жить! И мы победим!

Последние слова предводителя кроганов были встречены радостным рычанием и приветствиями. Теперь они понимали, за что предстоит воевать. Возможно, многие из них не смогут это принять, но хотя бы осознают. Рекс подумал было, что наиболее консервативные личности составят передовой отряд кроганского десанта на Палавене – без них ему будет проще составить основу для будущего его расы. Более спокойного и уравновешенного, но столь же крепкого и могучего.

Воины начали рассаживаться по томкахам. Им предстояла трудная задача – уничтожить Жнеца, который уже занял достаточно выгодную позицию. При этом ключевой задачей являлось сохранить Завесу в целостности. Рекс благоразумно считал, что сделать это будет совсем непросто – огромный кальмароподобный монстр мог разрушить её едва не играючи. И тогда лечение Генофага станет процессом медлительным. Но покуда оставалась возможность вылечить всех разом – стоило как минимум попробовать.

Дорога была неблизкая. Рекс как раз обсуждал с Евой общую стратегию в отношении их расы, стремясь сбалансировать возможные риски с большими потерями в ходе войны. Было очевидно, что высадка кроганов на Палавене облегчит гребешкам жизнь, но сами ящеры заплатят за это высокую цену. Урднот прекрасно понимал, что отправляет своих солдат на почти гарантированную гибель. Это ему совсем не нравилось, но давало хотя бы призрачный шанс на будущее для всей расы. Погибнуть одним, чтобы дать жизнь другим. Да, так ведётся эта беспощадная война.

А меж тем Шепард решила продолжить то, о чём они говорили, когда только летели сюда. Кто-то её вызвал, она отошла. Урднот почти забыл об этой истории, но коммандер вспомнила. И, наверное, правильно.

- Далатресса, я всегда знал, что нельзя доверять салирианцам. – Кроган со всей силы ударил мощной лапой по стенке транспортника. На глаза попался Мордин. – Ничего личного, Морди. Такая уж поганая у вашей расы репутация в наших кругах. – Рекс уселся на место, успокаиваясь и собираясь с мыслями. Он мог бы промолчать, но вся его сущность требовала, чтобы он озвучил своё отношение к произошедшему. – Молодец, что сказала, Шепард. Но хочу, чтобы ты знала. Если бы ты приняла предложение далатрессы – мне пришлось бы тебя убить. – Кроган чуть прищурил свои большие глаза. – Хе-хе-хе.

[NIC]Urdnot Wrex[/NIC]
[AVA]http://masseffect-universe.com/_ph/16/776141964.jpg[/AVA]

0

11

Григ окончательно пришёл в себя, когда битва была уже выиграна. Он стоил посреди большой кучи искалеченных тел хасков и других модифицированных жнецовских приспешников, весь покрытый синей синтетической кровью. Пистолет-пулемёт «Кровавой стаи», который поначалу помогал сдерживать натиск неприятеля, давно уже оказался на креплении, уступив место большому ножу, которым кроган разрезал своих противников на части. Увесистый молот часто завершал начатое убийство, прессуя чужеродную массу до состояния толстого синтетического блинчика.

Шанхар повернулся, осматривая поле боя. Он прекрасно помнил, что сейчас происходило, наблюдая за собственными действиями словно со стороны. Будто фильм, в котором он был и сценаристом, и режиссёром, и главным исполнителем. Кроганы показали себя достойно. Потери хасков были велики. Жаль только, что противник в лице Жнецов может всего за несколько часов воссоздать эту маленькую армию. И всего-то нужен генный материал для воспроизведения. Жнецы были ужасающими врагами. И вместе с тем – потрясающими. Их возможности, технический уровень и явное превосходство над менее развитым противником делали их почти идеальными хищниками. Как если бы в один день дети Тучанки решили истребить всех пыжаков. Сходство вышло бы весьма близким.

Сильная струя воды ударила прямо в Грига. На Тучанке было исключительно плохо с пресной водой и водными ресурсами в целом, но вот искусственную жидкость вполне можно было производить самим. Она неплохо годилась для мытья помещений, чистки и поддерживания порядка. Так и сейчас два крогана поливали из широкого шланга участки, где лежало больше всего частей хасков. И ближе всего к этому месту оказался старый ящер. В целом, Шанхар был даже рад, когда толща синий жидкости слезла с него, позволяя снять шлем и вдохнуть полной грудью воздух родной планеты. Аромат недавней битвы создавал сложноописуемую какофонию запахов, от которого обычного человека могло бы стошнить. Но Григу этот запах нравился. Запах хорошего сражения.

Кроган отправился к своим собратьям, перезаряжая оружие и забирая из ящика с боеприпасами дополнительные термоячейки. Если его интуиция не врала – сегодня придётся очень хорошо пострелять. Григ даже оскалился от одной этой мысли. Пострелять он всегда был непротив. Особенно, если это касалось живых мишеней, которые могли передвигаться. А лучше всего – ещё и отстреливались в ответ. Убийство безоружных противников было слишком неспортивным поведением.

Тем временем сородичи собирались на центре арены. Григ видел, как появилась легендарная Шепард, окружённая своими товарищами. Видел как недовольно наморщил свою морду Урднот Рив, обнаружив среди странной делегации мозговитого саларианца. А ещё Шанхар много чего слышал. Например, что речь идёт о лечение Генофага. И это потрясло его до глубины души. Почему из всех случаев, когда можно было осчастливить весь кроганский род, спасти их от вымирания, был выбран именно этот момент? Действительно ли так сложились обстоятельства или же сама богиня Судьбы распорядилась именно так, выставив перед кроганами условие: победа в обмен на будущее. Великое испытание. И чем дольше Григ об этом думал, тем больше склонялся в сторону судьбоносной теории.

А дальше взял слово Рекс. И озвучил почти всё то, о чём кроган успел подумать. Да, им предстоит борьба за своё будущее. Да, это будет нелегко. Да, многие умрут. Но зато у них появится надежда на будущее. Если удастся одолеть Жнецов. Что на данном этапе выглядело не очень оптимистично. И тем не менее, у них был выбор. Сесть, свесить ножки и ждать конца. Или взять как можно больше оружия и сеять смерть всем синтетикам, которые только подумать устроить Жатву.

Неудивительно, что кроганы выбрали второй вариант. Гордые по натуре существа не могли просто так взять и сдаться. Может быть, они проиграют. Может, все умрут. Но умрут они с гордо поднятыми мордами, сжимая до последнего момента в руках оружие, крича во всю глотку ругательства. Целая раса сделала свой выбор. Сражаться до последнего. Но сперва надо уничтожить того здоровенного Жнеца, который завис над Завесой и пытается разрушить будущее потомков Тучанки.

Агрессивные выкрики слышались ещё какое-то время, но вскоре все начали разбегаться и рассаживаться по своим томхакам. Время пустой болтовни закончилось. Пора немного пострелять. Григ занял своё место, усевшись на жёсткое, но прочное сидение, сделанное специально для широких задов кроганов. Верный «Молотобоец» и «Грааль» были рядом, как и другие собратья, чьи глаза сейчас горели праведным огнём.

Будущее. Надежда. Выживание. Потомство. Кроганы не были сильны в сдерживании эмоций, а потому и говорили сейчас особенно активно. Особенно, молодые самцы. Григ же сидел молча, смотря в небольшое окошко, открывающее вид на выжженную пустыню и развалины. Однажды магистр спросил его «Какое твоё желание?» Он не сказал про лечение Генофага или восстановление Тучанки, считая, что кроганы должны сами этого добиться. И вот они здесь.

Собираются убить огромного Жнеца, чтобы обеспечить своё будущее.

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 9.4 [Генофаг]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC