Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
2.9 [Кладоискатели] Новый квест

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Танец драконов


Танец драконов

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://emax.ru/wp-content/uploads/2016/12/jhgfjhgfj.jpeg
1. Время: 11 декабря 2180 года
2. Место действия: Чаньюань, Пространство Альянса Систем
3. Сюжет: Танец драконов витиеват и загадочен. Он опасен как хождение по лезвию ножа и именно этим и прекрасен. Однако, танцем драконов называют не только это, но и конфликт на планете Чаньюань между этническими группировками вьетнамцев и китайцев. Дело осложняется равностью численности группировок, потому война между ними является жестокой и безжалостностью. Однако, "Цербер" извлекает из конфликта свою выгоду. Дело в том, что Чаньюань является колонией с очень крупными запасами нулевого элемента, которые могли бы сильно пригодиться организации. Однако, одна из корпораций по его добыче, акциями которой втайне ото всех (а именно — официальные её акционеры и главенствующее начальство является агентами "Цербера") владеет организация, получить право на добычу не смогла. "Цербер" решил схитрить и начать реализацию плана, согласно которому будет спровоцирована война между ключевыми группировками планеты, которые имеют абсолютное влияние на правительство. Группировки уничтожат сами себя и тогда в колонии объявится на деле втайне управляемая "Цербером" политическая группа, целью которой будет декларировано восстановление мира и безопасности на планете. При тайной поддержке "Цербера" создав вооруженные группы дружинников и разгромив остатки мафии, новоизбранное правительство Чаньюаня получит большую власть и, обязанное своим воцарением прочеловеческой организации, согласится передать им контроль над добычей. Однако, ситуацию для реализации плана испортило установившееся между  группировками перемирие, которое рискует перерасти в мир, что обратит усилия "Цербера" к краху. Поэтому, организация решилась на отчаянную меру. С помощью своих информаторов они выяснили, что племянник лидера Триад вместе с несколькими авторитетными её членами соберутся в ресторане "Ми Фанг". На Чаньюань были посланы несколько оперативников, задача которых — устранение вышеназванных целей.  Сделают это они под видом вьетнамских бандитов, что спровоцирует развитие войны между группировками.
4. Участники: Тень

Отредактировано Shadow (13 марта, 2017г. 06:32)

0

2

Ничего личного, просто долг.
          Философия синоби странна и загадочна для обывателя. По мнению исторической философии синоби, весь мир всегда находится в постоянной опасности. Каждое действие, каждое сказанное слово уже нарушает существующую гармонию. Подобно змее, на которую наступили, она отвечает действием, тем сильным, чем была нарушена гармония. Говоря простым языком, чем
шумнее деяние тем сильнее резонанс. И мудрость создателей учения проявлялась как нельзя хорошо. Тень представлял (именно
представлял, но не факт, что являлся) себя вершителем и судьей гармонии, который карает его нарушителей со всей жестокостью.
Однако, выходит так, что часть деяний Мацумото с помощью идеи объяснить нельзя. Идея яро осуждает терроризм даже по сути, ведь он нарушает баланс паче всего остального. Поэтому, Ричард подсознательно изменяет доктрину. Можно сказать, меняет под себя часть постулатов, истолковывает их в свою пользу. Подобно ниндзя прошлого, которые, хоть и были более правоверны, однако
сами не гнушались восстаний, бунтов и убийств стабилизирующих ситуацию политических деятелей. Тень в этом плане был честнее своих соотечественников и предков. Его "балансом" был путь к абсолютному превосходство человеческой расы над всеми остальными во всех сферах. И те, кто этот путь нарушал (то есть те цели, на которые укажет Призрак или которые открыто враждебны ему), объявлялись "разрушителями гармонии" с предсказуемым отношением. А в первом случае — и с "восстановлением справедливости", то есть банальным выполнением данного задания. Все вышесказанное говорит само за себя, показывает мораль.
Честь война, которой Мацумото следовал, была и была яркой, но и как любая другая идеология в руках политиков, она подвергалась изменениям тогда, когда это сделать удобно. И пусть содержание этих слов не противоречит предыдущим, ведь Ричард действительно служил "господину" преданно и рьяно.
          Вьетнамцы и китайцы были частью общей с японцами монголойдной расы и буддистской веры, а потому Тень был неравнодушен к их истории. Часто читая, изучая их исторические трактаты, исследуя их традиции и нравы. О китайцах информации было в разы больше, к тому же их история была более насыщена. Изобретение пороха, завоевание монголами, маньчжурами, японцами, вторжение России в северные его пределы в конце XXI века — Китай прошел через серию многочисленных кровавых конфликтов и остался единым и неделимым. Все это стало возможно благодаря его народу, который, преодолевая все тяготы и невзгоды, объединялся перед лицом опасности и отражал любую агрессию, продолжаемый, однако, быть раздираемым внутренними спорами. Возможно, именно это дало триадам — этнически китайским преступным группировкам — такое могущество и власть. Ведь все они были едины со всеми китайскими имиигрантами, выступая как целостный плацдарм, и благодаря этоу выигрывали. Однако, на Чаньюане были равные им. Вьетнамцы. Изначально Чаньюань был колонизирован всеми странами Азии, однако китайцы и вьетнамцы оказались наиболее жизнеспособными. Клановость и единство вьетнамцев не уступали триадам, а китайские связи "на верхах" (ведь верховенство в колонизации принадлежало КНФ, как ни крути) вьетнамцы компенсировали поддержкой низших слоёв общества, многочисленных и беспощадных. Плодом этого стала кровопролитная гангстерская война, поднявшая уровень преступности на планете до небес. И "Цербер" опосредованно поддерживал обе группировки, обескравливая их в борьбе друг с другом. Но пришло время и с борьбой было покончено. Триады и вьетнамская группировка заключили мир. Но прочеловеческой организации это не понравилось. Война дала бы разгром обеих группировок. И тогда бы "Цербер" выдвинул собственного кандидата на выборы губернатора колонии, который бы прекратил кровопролитие. Итого — полная поддержка, так необходимая организации.
             Именно поэтому Тень здесь. В окружении семерых оперативников, готовящийся к военной операции. Снятая организацией квартира была небольшой. Несколько чайников на затхлой плите, расставленные по периметру шкафчики. Несколько кроватей. Телевизор. Терминал для выхода в экстранет. Все здесь было пронизано духом вьетнамской культуры, выражающимся в традиционных обоях, в некоторых элементах искусства. Перед Тенью стояло несколько человек. Все они были этническими азиатами — кто корейцем, кто японцем, кто филлипинцем, кто китайцем, кто вьетнамцем. Одетые в гражданскую одежду, они вместе с Тенью спокойно обсуждали план будущих действий. Ричард был главой операции. Несмотря на то, что приказывать он не имел никакого права, все слушались его, так как именно он обладал наибольшим опытом военных действий.
Начнем. — промолвил диверсант хриплым голосом.
            Операция готовилась несколько дней. Через осведомителей "Цербер" выяснил местонахождение членов семьи, по которым можно было бы ударить. Удар готовился по китайцам, а не по вьетнамцам, поскольку в китайской мафии наиболее крепки семейные узы. Выяснив, что "Ми Фанг" станет местом встречи племянника и нескольких авторитетных членов группировки, "Цербер" пришел к выводу, что такой шанс попросту нельзя пропускать. На смерть племянника глава триад отреагирует весьма предсказуем и война между группировками будет попросту непредотвратима, что будет на руку прочеловеческой организации. Стоит отметить, что собирабтся они не спонтанно и не случайно. Деловой партнер (оперативник "Цербера") назначил им встречу в ресторане на окраине
китайского квартала. Партнер, разумеется, туда не придет, но придет ударная группа, которая уничтожит собравшихся. Встреча была назначена за неделю до составления итогового плана. Спустя день на планету тайно прибыла группа оперативников, состоящая из профессиональных бойцов. Однако, главным критерием была именно национальность, ведь тогда им будет намного проще скрыться с планеты после совершения акта.

Отредактировано Shadow (13 марта, 2017г. 07:13)

0

3

"Цербер" никогда не отличался непродуманностью действий, что еще раз доказала обстановка в командном штабе, который представлял из себя маленькую, но до смерти уютную квартирку. Обстоятельства намекали, что Тень не ошибся в кадровом вопросе.
Оперативники были исполнительны, думали только о деле, имели необходимую креативность. Тень отбирал их лично по ряду критериев. Первым из них была, разумеется, расовая принадлежность. Внутричеловеческая, разумеется, ведь кроме людей никто в "Цербере" и не служил. Ричард отобрал в отряд исключительно "желтых людей", представителей монголойдного ответвления человеческой расы. Причина была банальна — дабы слиться с населением Чаньюаня в случае опасности, отряду было необходимо быть похожим на это самое население. А учитывая национальную принадлежность колонистов, особого выбора у Тени не было. Помимо расы, столь же важным фактором служил лишь профессионализм. Загляни в биографию каждого из бойцов и найдешь полноценное портфолио, наполненное заслугами. Однако,
на душе Тени лежала недобитая годами службы тяжесть — отсутствие духовной близости с бойцами. Никто из них никогда не был знаком тесно друг с другом за исключением братьев-близнецов филлипинской наружности, которые не только в бою, но и в разговоре действовали как одно целое. Все отвечали по протоколу, были дисциплинированы, однако не имели того самого духа команды, который заставлял в прошлом побеждать даже в, казалось бы, безнадежных сражениях. У Ричарда складывалось чувство, будто все собравшиеся являются лишь наёмниками-одиночками на службе у раскошелистого бизнесмена. Однако,  даже сам Мацумото не скажет, правдиво ли оно. Ведь на войне как на войне — эмоции не должны быть видны, уступая место холодному как лёд сиянию чистого разума.
           Тень стоял, оперевшись на высокий деревянный стол, имея прямую как спичка осанку. Глаза оперативника, единственная не скрываемая чёрной маской-балаклавой часть тела, горели ясным огоньком, а руки сжали деревяшку на столе, на которую Ричард оперся. Несмотря на тот факт, что Мацумото был в маске, его было довольно хорошо слышно. Голос его был неровным и слегка прерывистым, выражающим решительность начатого. Когда Ричард входил в помещение, ему было интересно узнать своих оперативников в деле. Серьезные и одноликие по взгляду, они на деле были искусными мастерами своего дела, однако никого из них, кроме Франца, единственного в группе европейца, который координировал их издалека, Тень в деле не видел. Однако, вызванная этим некоторая обеспокоенность была краткой и слабой, ничем не потревожив нерушимое спокойствие Ричарда Мацумото.
Итак, бойцы. Наша цель — это Жиао Дун.
             Покопавшись в инструметроне, Ричард активировал проектор, который показал фотографию цели. На ней был изображен лысый мужчина в очках и с серьгой в ухе, одетый в костюм, имеющий аккуратные черты лица. Невысокого роста, он тем не менее был одной из самых сильных фигур в триадах, отвечая за ростовщичество. "Молодой Дракон" обладал познаниями в баковском деле, из-за чего наладил финансы собственной  группировки. Это поспособствовало расцвету Триад и существенному укреплению их позиций. Жиао был изображен на фоне престижного автомобиля, сопровождаемый двумя телохранителями, один из которых открывает для него дверь, а другой садится за руль.
Жиао является одним из самых крупных ростовщиков Чаньюаня. Успешный бизнесмен, поднявшийся благодаря своему влиятельного дяде. Сегодня мы перечеркнем историю его жизни.
— после сказанного Тень позвал одного из технических специалистов группы, Па Хон Квая — корейца, выдающегося технического специалиста с большим стажем службы N7.
Квай, включи проектор.
               Па Хон Квай активировал на собственном инструметроне ручной проектор. Через несколько мгновений стол стал "почвой" для "выстроившегося" в одночасье плана ресторана, в котором была запланирована встреча. Однако, план был все же схематичным — такие элементы, как внешняя обшивка и украшения, все же отсутствовали. Но грехом было бы пожаловаться на Па в этом, ведь никакого практического смысла для задания упущенные украшения не имели. Тень показал пальцем на цель, которая сидела за длинным столом в окружении своих оперативников.
Через час Жиао Дун, его телохранители и несколько старых друзей прибудут на место. Всего предполагается увидеть около 7 человек. Убить всех семерых и сразу же эвакуироваться на челнок без промедления. Все запомнили?
        Среди семерых оперативников не было не понимающих и не запомнивших. Никто не поднял руку и не выразил свое несогласие с планом. Оно и немудрено. "Цербер" имел четкую субординацию между членами. Каждый приказ, каждое назначение выполнялось беспрекословно и без промедлений.
Это и радовало Тень. Никаких сюрпризов, а значит, все стабильно и Ричард может продолжать плести паутину стратегии.
Собирайтесь. Через 5 минут выдвигаемся.

Отредактировано Shadow (13 марта, 2017г. 18:07)

0

4

Тень никогда не погружался в духовные переживания, однако постоянно оказывался окунавшимся.
Не полностью, доходя максимум до низа живота. Но всегда выплывал. Борьба с эмоциями, с их пагубным влиянием, стала промыслом Тени, подобно охотнику, который зарабатывает свой хлеб убийством диких животных. Промыслом, который давал, однако, не материальные блага, а духовные.
Душа Ричарда очищалась в те моменты, когда он боролся с ней.
И бороться приходилось часто. Каждый день был ареной баталий и успокаивались они лишь к ночи, во время снов, которые были эдаким перемирием между Злом и Добром в его сердце. Но сейчас был вечер. Судьба еще не подступила к тому моменту, когда Морфей погладит Мацумото, убаюкав его и отправив в земли снов. Борьба продолжалась. Здесь и сейчас. За визором, отражавшим спокойствие чумного доктора, был мужчина, что оскаливал свои зубы и закрывал глаза дабы выбить греховные мысли из головы.
Призрак обманывает тебя. Он недостоин твоей преданности. Брось его. Убей его. — говорили голоса.
Голоса ласковые, но порочные. Шепот их был слышен на плато сознания, которое было бы девственно чистым от эмоций полем, если бы не извечная борьба Спокойствия и Страсти.
Нет! Я не буду! Нет! — молил Мацумото. Молил Будд. Молил судьбу. Молил мир. Молил о том, чтобы Страсть и Страдания отстали от него, ушли прочь. И молил он каждый день. Молил часто. Молил, ненавидя людей вокруг в этот момент, но сдерживая свои эмоции, так как понимал, что ненависть — не более, чем просто выражаемая направленно злоба от отчаяния.
Голоса были повсюду.
             Голосам лишь способствовало задание. Задание, жестокое по своей основе. Однако, жестокость не была гневной. Это был расчет. Стоя выше Страданий и Спокойствия, она словно наблюдала за Тенью, выражая его срединное "я", которое и было видно по движениям Тени. Вернее, по их отсутствию. Тем временем, в аэрокаре, который летел по улочкам Тяньюаня, продолжался разговор двух оперативников. Перед глазами сиял отдающий в желтый цвет тоннель, наполненный пылью и аэрокарами, несущимися к небосводу, а разговор все не умолкал. Речь шла о морали, обсуждение задания шло полным ходом.
Я уверен в целесообразности задания, чту Призрака как икону, но... посвятите меня, зачем мы делаем это? Зачем убиваем племянника главы Триад? Зачем сюда отправляют "Цербер"? — спросила девушка-блондинка азиатской внешности, облаченная в куртку, чья утонченная внешность была скрыта маской.
Так сказал Призрак. Он всегда прав. Десятки узкоглазых — ерунда по сравнению с его мнением. Игра стоит свеч.
             В ячейке царила всепоглощающая преданность идеалам организации. Однако, быть может, это было банальное желанип выслужиться. Но если перед кем и выслужиться, то только перед Тенью. Их разговор несколько успокаивал оперативника Мацумото, поскольку он мог перевести мысли со своих страданий на высшую цель. Впоследствие, один из оперативников спросил у другого то, что и было лозунгом Ричарда.
Пан... когда мы с тобой были возле памятника кроганам, помнишь то, что ты сказал? "Если бы человечество знало, какими усилиями мы защищаем его каждый день." Может, это и есть причина?
Это всегда было причиной. Для каждого из нас. История нас оправдает. 
            Вот эти слова. История нас оправдает. "Цербер" всегда нес этот лозунг как знамя, подобно древнеримским штандартам. И сейчас история оправдает и их, террористов без рода и племени, для которых честью стало служение роду человеческому.

0

5

Ни слова про "Цербер", бойцы.
              Слова Мацумото были проникновенны и актуальны на фоне происходящего вокруг. Аэрокар медленно, минуя рикши и другие аэрокары, подъезжал к уютному китайскому ресторанчику, от которого издалека разило красными фонарями и национальной отделкой.
Вокруг было темно. Ночь наступила на двор и небо окрасилось хмурым, темным цветом. С небес лился дождь, капающий на землю стуком, что, аки марширующие солдаты, был регулярен в слышимых колебаниях. Создавалось ощущение, как будто мир — это стеклянный шар, по которому стучат молотком, причем с завидной регулярностью. Бродившие по улицам жители уже давно надели плащи и куртки, стремясь перебежать к себе домой как можно быстрее, наступая в стремительно появлявшиеся мутные лужи. Асфальт намок, но вода не поднималась высоко и это было заметно лишь по почерневшему цвету поверхности.
              Вот, одна девочка, идущая вместе с мамой. Сквозь машину был слышен их разговор.
Мамуля, мне холодно. — говорила девочка жалобным голосом, глядя на свою маму. Глаза её были чёрными, а причёска сложена в пучок и закрыта за объёмной курткой, снизу которой была видна алая клетчатая юбка.
Девочка наверняка возвращалась из школы.
Потерпи, доча, потерпи, скоро придём. — мать и дочь почти не были похожи. Хозяйка семейства была полной женщиной в похожую на дочуркину куртку.
На глазах красовались дешевые очки с позолоченной оправой, что, скорее всего, были ради зрения, а не из украшения.
             В сердце Ричарда в этот момент проснулась некая... жалость. Несмотря на полную безэмоциональность собственного мышления, Мацумото имел некоторую... жалость и сочувствие к другим людям. Жестокость имела свои пределы. Тень никогда не переходил за пределы того, как можно выполнить задание. И перед ним стоял несложный для него, но сложный для многих других людей выбор. Важным фактором данной атаки являются человеческие жертвы. Жертвы должны быть не только из непосредственных целей-триад, но и из мирного населения.
Во время подготовки был дан четкий приказ к тому, что лишние люди, что будут мешаться под ногами, должны быть уничтожены. Но дети... Ричард не хотел их смерти. Не хотел смерти матерей, отцов, беременных, пожилых женщин. Как и вообще смертей. Однако, каждый делает свой выбор. Здесь выбор стоял между приказом и моралью. И Мацумото выбрал приказ, подписанный собственными руками под незримым присутствием дьявола.
               Аэрокар подъезжал к китайскому ресторану. За несколько мгновений до того, как транспорт подъедет вплотную к местечку и встанет на удобное место, Тень приказал солдатам собираться.
После этих слов почувствовался лязг ремней и перезаряжающихся магазинов. Все члены отряда, в том числе и водитель, надели на головы маски и приготовились к бою. Точнее, к бойне. Когда аэрокар достиг места назначения, Ричард тихонько произнес.
Двинули.
             Из аэрокара моментально вышло несколько бойцов, а сверху, через люк, вылез снайпер-филлипинец, который был готов сделать несколько решающих по ключевым целям. Можно сказать, он был ключевым моментом всей операции наряду со внезапностью, поскольку именно ему было суждено застрелить племянника босса Триад. Вся высадка произошла за считанные секунды. И поэтому цель была устранена довольно быстро.
             Выстрел. Мажористого вида племянник с бритой под ноль головой и носом картошкой, запятнал свою белую рубашку кровавым пятном от выстрела в сердце, который, кажется, окончательно лишил его жизни. Ошарашенные напарники и коллеги ничего не успели предпринять, лишь закричав на местном диалекте китайского.
這是一個陷阱! — "Это ловушка!"
              Однако, поздно было слагать песни, поздно было бежать. В момент крика стекла были выбиты, а из-за них как грибы после дождя появились несколько оперативников "Цербера". В их числе был и Мацумото, который несколько непривычно для себя держал в руках пистолет-пулемет "Цикада", которым,  бесспорно, хорошо владел, но не слишком часто пользовался.
              Стекла разлетелись в разные стороны и вслед за этим среди людей началась паника. Два десятка посетителей, ранее безмятежно ожидавшая заказа, беседующих на самую разную тематику, расслабляющихся под берущую за душу восточную музыку, была прервана оглушающими очередями. Словно монгольская конница далёкого прошлого, они рассыпались кто куда, в самые разные стороны. Многие брали на руки детей, многие же бежали без оглядки. Мало кто руководствовался прагматичными соображениями — обычно они просто бежали туда, где не было бандитов, из собственного эгоизма давили друг друга, стремясь спасти свою шкуру. Будь Мацумото художником, он написал бы по поводу случившегося картину. И картина эта возвеличила бы в первую очередь человеческий эгоизм. Показала бы его истинное лицо.
Ведь они могли придерживаться правил безопасности жизнедеятельности, отметить наличие аварийных выходов либо просто пригнуться. А не давить друг друга ради лишних секунд жизни... впрочем, эти секунды часто оказывались спасительными.
              Один из китайцев-целей был приоритетом Тени по изначальному плану. Мацумото, выбив дверь кафе, выпустил по нему очередь, нечаянно подцепив очередью одного из мирных жителей. Это был усатый мужчина в очках с усталым морщинистым лицом в сером фланелевом костюмчике неважного кроя. Пользуясь этой смертью, Тень решил более не принимать участие в казнях мирных людей и обставить эту смерть как случайную. Поэтому как только последний мафиози пал от рук прочеловеческой организации, Тень скомандовал на вьетнамском. Фраза эта была заготовлена заранее, дабы произвести впечатление, что нападение совершили вьетнамские бандиты.
Kéo trở lại! Nhanh lên! — "Отходим! Живее!" — горячным голосом и с вполне выразительным акцентом, тренированным заранее, произнес оперативник и группа вышла из здания настолько же быстро, как и вошла. Шмыгнув в аэрокар, Тень повторил фразу и "плохая компания" скрылась от чужих глаз.

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Танец драконов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC