Пишет
Nero Lucius в "Запретная территория"
Когда пилот в очередной раз словно между прочим упомянул о приоритетности спасения колонистов, Люциус, удержавшись от того, чтобы скептически хмыкнуть, просто промолчал. Он не обманывался. Прошло достаточно много времени с момента столкновения людей Продромоса с кеттами, а из своего опыта подобных ситуаций Неро выстраивал отнюдь неутешительную статистику. Взявшись рукой за поручень, Неро смотрел в прямоугольный иллюминатор... читать дальше >>
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. "Духи злобы Поднебесной" - Авлаас Вокату
"Новая Мекка" - Джонатан Кормак
"Выход из тени" - ГМ
"Елка" - Харли Уоррен
Город грехов - Акира
Этот мир – наш Ад - Чероки

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Ежемесячные голосования. Не забывайте про этот подфорум. Мы категорически агитируем тащить туда все отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в августе.
Открыт упрощенный прием! Акция действует до 15 сентября.

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, людиВолки: демонический лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты » Черная четверка


Черная четверка

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sd.uploads.ru/VRcQs.jpg

1. Время: 2183г., апрель, вечер.
2. Место действия: Земля. Гонконг, грузовые порты района Абердин.
3. Сюжет: В нумерологии тройка — первое совершенное число в целом ряде древнекитайских традиций, которому присвоено слово «всё». Для подпольного криминального мира триада – символ братства, единства и веры в общие идеалы. А вот на ночных дорогах района Абердин – это местная быль о троице неуловимых гонщиков, что с легкостью побеждают в любых заездах. Их вылазки в «свет» редки, но всегда заканчиваются грабежом грузового транспорта у одной из богатейших корпораций в Гонконге. Богатство и слава искушает всех гонщиков, которые за ней охотятся. По слухам лишь лучшие из лучших могут присоединиться к «Тройке». Они словно призраки – всегда рядом, наблюдают за твоей машиной на дороге. Не забудь посматривать на своё лобовое стекло, салага! Ведь на нём может оказаться приглашение. Но будь осторожен, для тех, кто его получил, уже нет дороги назад. Однажды встретившись с «Тройкой», ты либо станешь четвертым, либо навсегда исчезнешь вместе со своей тачкой в портовых водах...     
4. Участники: Kyra Bernays, Jonathan Stinger.

+1

2

под это самое


Безразличие. Усталые вечерние прохожие проплывали мимо, как части искусственной декорации. Их взгляды даже и не думали цепляться за одинокую фигуру в частично изодранном, небрежно распахнутом белом кардигане, который колыхался от промозглого ветра. Девушка даже не пыталась укутаться и казалась каким-то безликим привидением из-за скрытого под глубоким капюшоном лица. Из-под капюшона свисали длинные чёрные волосы, тоже изрядно растрёпанные. Может, кто-то более внимательный и неравнодушный задался бы вопросом, что с ней не так, ведь она не похожа на бродягу, и почему рукав и видневшиеся из-под него пальцы испачканы в чём-то красном, и обо что мог так зацепиться и порваться край кардигана, теперь уже безвозвратно испорченного. Но таких людей не попалось на пути японки с фальшивым именем. Пожалуй, так было даже лучше, ведь самой Йоко сейчас тоже было плевать на такие мелочи. Удобно, когда что-то слегка выбивающееся из нормальной картины просто-напросто не замечают. Она медленно вдохнула влажный тяжёлый воздух и стянула капюшон, раз уж всё равно никто не смотрит. Отсветы от ярких вывесок забавно разукрашивали "бесцветную" ткань кардигана и успешно скрывали чёрные разводы от потёкшей туши на лице. Естественно, сама Йоко и не подозревала о том, насколько плохо смотрится со стороны. Всё, что было перед ней - подкрашенные вечерними огнями, одинаково колеблющиеся силуэты в какой-то дымке, видимой только ей одной. Первое оцепенение и шок уже спали, но состояние всё равно было каким-то пограничным и несколько потерянным. Можно сказать, как у мертвеца, который ещё почему-то жив.
Потому что у меня есть дело. Есть цель. Вот почему, - старалась напомнить себе Йоко. Пока она брела своим ползучим шагом по однотипным портовым улочкам, мысли уже успели намотать десятки одинаковых кругов, и обычно эта самая мысль горела где-то на финише. А дальше опять были красные цветы, залитое кровью лицо, искорёженный металл под коленками, рука, бесконечное желание смерти...
Внезапно Йоко остановилась и привалилась к стеклянной витрине какого-то закрытого здания, хлопнув по ней сжатой рукой. Пальцы с изломанными ногтями пронзила боль, но это воздействовало отрезвляюще.
Хватит. Это глупости. С этим ничего не поделать. Но можно сделать что-то ещё.
Пора было хоть как-то выйти из этой тупой бесконечной мёртвой петли. Хотя бы вот так, неуклюже, пытаясь сгрести воедино похожие на грубые обрубки мысли. Интересно, что бы она сделала раньше, чтобы хоть как-то отвлечься? Покрытые свежими ссадинами и ушибами руки сами собой потянулись к карманам и наткнулись на что-то шуршащее. Пачка "секретных" леденцов. Ну, разумеется...

- Обещай мне, что бросишь.
- Ну, попробую, раз так просишь.
- Звучит неубедительно.
- Так я и не хотела убеждать в том, что может и не получиться.
- Получится. У меня есть одно хорошее средство... Оно секретное, но я знаю, где достать.

Годфри приносил ей эти "секретные леденцы" в безымянной упаковке через каждые два дня, в основном мятные, хотя иногда бывали и других вкусов. И у Йоко в самом деле пропала тяга к курению. Средство от Годфри работало! Хоть она потом и заподозрила, что на самом деле, это были самые обычные конфеты...
Рука зло сжала пачку.
Как бессмысленно, - девушка замахнулась, собираясь швырнуть пачку с остатком конфет кому-нибудь под ноги, но в последний момент остановилась и вместо этого положила одну в рот. Привкус мяты приятно бодрил. Йоко спрятала пачку обратно, попутно наткнувшись на несколько карт, и разумеется, не удержалась от желания выудить какую-то одну наугад. Зажав первую попавшуюся меж двух пальцев, Йоко вытянула её под розовато-лиловый свет от ближайший вывески, медленно повернув рубашкой вниз.
Четвёрка пик.
- Хмм.
Не успела Йоко подумать что-то ещё, как налетевший порыв ветра легко вырвал карту из скрещенных пальцев и унёс куда-то вперёд, в ту сторону, где людей, огней и вывесок становилось всё меньше, а темнота казалась гуще.
Туда-то мне и надо, - отрешённо подумала японка, припоминая адрес и пошла дальше, нарочно шлёпая по лужам - остаткам недавнего дождя.
Чтобы снова не зациклиться на чём-то мешающем сосредоточиться, Йоко забралась на рельефный металлический барьер набережной, что ввиду неслабого ветра было даже несколько опасно, но кого это волнует? Японка даже слегка улыбнулась, когда один из порывов едва не свалил её вниз.
Было бы на самом деле смешно, если бы я сейчас упала в воду. Наверное, тогда я точно опоздаю на эту встречу... Хотя я уже и так опоздала. 
Наверняка этот Д.С. слишком важная птица, чтобы кого-то ждать. Уедет и всё. Хотя не то чтобы Йоко так уж хотела с ним встретиться, просто это была единственная нить, что осталась у неё в руках. Упускать было бы, наверное, глупо... Да и Годфри так хотел. Пусть её и могут там убить, но по крайней мере, Йоко сделает всё, что от неё зависело.
Да... Так правильнее. Тогда мне лучше поторопиться, - поразмыслив, она спустилась обратно и ускорила шаг.
Пока японка углублялась всё дальше в холодный мрак безлюдного порта, она думала, кем могли быть эти трое. Точнее, как они примерно выглядели, как преподносили себя публике. Ведь она неоднократно слышала о них самые разные и невероятные вещи. Почему-то на ум шли всякие важные снобы из её прошлого в Японии. Которые непременно окружали себя толпой телохранителей и моделей, носили только самую модную дорогую одежду с аксессуарами, и даже ходили так, словно все должны были перед ними падать и расцеловывать их лощёные кожаные туфли. И, конечно же, имели в своём распоряжении какие-нибудь эксклюзивные суперкары, окрашенные в самые необычные и дерзкие цвета.
Хотя Тройка ведь могла придать себе и побольше мистицизма. Их ведь даже больше боялись, нежели уважали. Тут должна присутствовать некая аура опасности, разрушения и смерти. Йоко даже округлила глаза, когда на ум пришла одна интересная мысль.
Они ведь гонщики. Их трое. Что если они носят прозвища легендарных всадников апокалипсиса? И просто ещё не нашли четвёртого. Точно. Иначе и быть не может. И ездят, должно быть, на машинах соответствующих цветов. Но на месте будет только один из них. Интересно, а кто тогда этот Д.С.? Мор, Война, Голод, Смерть? Впрочем... кто угодно. Какая разница.
Оставался последний поворот, за которым была обозначенная в адресе площадь. Йоко чувствовала, как ноги потихоньку каменеют. Проходя мимо последнего здания, она задумчиво провела рукой по стене, оставив на ней кровавый след.
Ладно, я точно знаю, чего я хочу. Остальное неважно. Пусть вся его свита будет скалиться и смеяться, какое мне дело, - решила для себя японка, для пущей уверенности достав ещё одну конфету (предыдущая уже кончилась).
Глубоко вдохнув, Йоко резко шагнула за поворот. Она ожидала увидеть ту самую толпу и кучу тюнингованных машин, поэтому резко растерялась, не увидев абсолютно ничего. От такого потрясения Йоко аж раскусила конфету, но даже сквозь громкий хруст слышала свой протяжный вздох разочарования.
Ну, разумеется. Я опоздала. Хотя... там, кажется, кто-то есть.
Действительно, кто-то там сидел и курил на капоте чёрной машины. В окружающей темноте её и заметить-то можно было с трудом, тем более с приличного расстояния.
Хм. Ну, это же точно не он. Наверное, просто застрял тут... Даже если он имеет отношение к Д.С., то точно это кто-то совсем незначительный. Но он может, что-то знать. Наверное.
Йоко подходила всё ближе, не замечая, что крадётся. Хотя, мало ли, это какой-нибудь бандит, который может её сразу же грохнуть?
И только приблизившись, Йоко внезапно поняла, что толком и не знает, как сформулировать свой...Вопрос? Ведь она даже не знает, о ком точно спрашивает. Ладно, может, просто примет её за заблудшую пьяницу.
- Эй, ты. Я тут по делу. Мне нужны сведения... Точнее, мне нужен Д.С. Может, ты знаешь, где его найти? Тут вроде бы должна была быть встреча. С ним. А, хотя, может быть это и она.  Ты знаешь, кто это? Мне он нужен. Это важно. Я могу заплатить... Много.
Краем глаза заметив в отражении стекла идиотский красный цветок в волосах, Йоко спешно его сорвала и бросила за спину. Хорошо, что куривший человек этого вроде как не видел. Йоко напряжённо рассматривала его спину и гадала, что он сейчас сделает - заговорит или достанет оружие.

[NIC]Yoko Kurihara[/NIC]

+2

3

...

Безмятежность. Продолговатые тени работающих станков мельтешили на «бесконечно» сером потолке ярко освещенного помещения. Вокруг шумело и суетилось, при этом оставаясь безлюдным. Редкий скрип проржавшего подъёмника справа, свист рихтовочных стендов слева, звук брызжущей воды из аппарата промывочной системы далеко сзади. За пару часов пребывания на СТО шум начинал походить на тишину. Джон полулёжа сидел на стуле, устало запрокинув голову вверх. Его руки расслаблено свисали до пола. Тлеющая сигарета в руке  постепенно догорала до фильтра, а пепел медленно осыпался, неприятно покалывая кожу. Нужно было давно потушить её, но двигаться не хотелось. Ничего не хотелось. Вся эта индустриальная какофония назойливо повторяющихся звуков больше не беспокоила, а успокаивала. Умиротворяла. Обретала тон и порядок. Становилась частью тебя или ты её... почему-то сейчас это даже не требовало объяснений. Не моргая, словно в трансе, Джон следил за крутящимися лопастями вентиляции.

« - Сколько кругов они ещё сделают, прежде чем сломаются?» - молча рассуждал он, мысленно оглядываясь на своё прошлое. Хулиганская юность, проблемная служба в Альянсе и та резко оборвавшаяся трибуналом... герой из него вышел явно хреновый. Другое дело - пиратство и разбой. Даже не удивительно, почему многим было легче найти себя в среде легких денег, шумных клубов и смазливых девок, чем в окружении туповатой, нравственной солдатни и вонючих казарм. И, казалось бы, выбор давно сделан, к чему сейчас все эта философская муть о чем-то большем? Таким, как он больше не надо и это правильно. Но почему, же тогда этого чертовски мало?  Чертовски, ничтожно мало...

Китайская брань напротив звучит, как нарушенный порядок, словно, критическая ошибка в коде. Джон моргнул и раздраженно прищурился, слух прорезало, как барабанную перепонку об наждачку. Слегка повернув голову в сторону скрежету искрящихся проводов, Стингер опознал знакомую фигуру около задымившегося стенда с регулировкой развал-схождения.  Летающая пыль в воздухе начала смешиваться с сизо-пепельными клубками сигаретного дыма, раздражая горло кашлем и сухостью.
- Опять накрылось, отечественный ширпотрёб, мать его, - сквозь кашель отрезал коротко стриженый азиат, - Ну, и хер с ним. Нацу, тащи сюда свою тощую задницу. Тот микроконтроллер «Найя Текс», что ты вчера поставила, конкретно найя-бнулся, - закончив горланить, азиат упал на стул напротив Стингера. Заприметив наполовину полную бутылку «Джемесона» на столе, мужчина облегченно ухмыльнулся, - Партейку, Джон?
- Ты знаешь моё отношение к картам, Кох, - скептично протянул Стингер, разглядывая то, как азиат косплеит крупье. 
- Признай, ты просто херово играешь, - перекладывая карту с карты на карту, и, перебрасывая последнюю с руки в руку, ехидно подначивал Кох. И, как ни странно, провокация удалась. Резко оттолкнувшись от стула, Джон молниеносно вытащил нож из внутреннего кармана куртки, и прибил к столу одну из карт, что так раздражающе маячила в руках узкоглазого.
- Ну, давай. Расскажи, что у меня ещё херовое, покусник, - мужчина недобро оскалился.
Кох присвистнул, медленно убирая пальцы в паре миллиметров от воткнутого ножа.
- Терпение, - этот стуженый голос, как ледяная вода из под крана в феврале. Такой же внезапный и неприятный. Джон даже не хотел оборачиваться, дабы лишний раз не злить себя. Он ведь знал, что увидит, вернее кого. Высокий статный мужчина шести «статных» футов длину, статной, аристократичной походкой, статно отстукивал своими черными «Прада» по не достойному его статных шагов, полу. Стингер уже чувствовал, как этот «четырёхглазый франт» уже сверлит ему затылок своим снисходительным взглядом.
- Терпение всегда было твоей слабой стороной, Стингер... и курение, - тот самый статный мужчина восточной внешности поморщил нос, прикрыв его рукой в кожаной перчатке.
- Л.Хан, вот так да. Небеса пронзила острая диарея? Ибо не вижу других причин твоего «снисхождения» в наш дерьмовый грешный мирок, - огрызнулся Джон, доставая зубами очередную сигарету из пачки и подкуривая её. 
Остроконечное лицо Л.Хана исказилось в отвращении. Больше всего на свете он ненавидел две вещи: грязь и сигаретный дым. На этом СТО как раз было и первое, и второе.
- Уверяю, сотрудничество с дерьмом радует меня меньше всего. Но я пришел не за этим. Хочу как можно быстрее сократить своё пребывание в этом гадюшнике, поэтому перейду сразу к делу: Чэн нашел...
Кох, всё это время, пытающийся отодрать нож от карты, наконец, сделал это. Энергично перевернув карту лицевой стороной, он радостно вскрикнул, перебивая Л.Хана:
- Четвёрка пик! Хай си рэн... – не смотря на недавнюю бодрость, сейчас его голос звучал подавленным. И не напрасно. Черная четвёрка или «хай си рэн» считалась дурным знаком в Китае вот уже как тысячелетие. Возможно, это и было глупо – в золотой век технологий, инноваций и космических перелётов до сих пор оставаться суеверным. Но переубедить человека предавать мистическое значение, казалось бы, простым вещам, было  непосильной задачей даже в 2183 году, - Знак смерти...

Джонатан и Л.Хан, недавно всячески пытающиеся избежать зрительного контакта друг с другом, невольно переглянулись. Прошло несколько секунд, прежде чем оба мужчины расхохотались издевательским смехом. 
- Я всегда знал, что ты недалекий, Кох. Ожидать чего-то другого от друзей Стингера было бы глупо, но это побило все мои ожидания, - немного успокоившись, промолвил Л.Хан, поправляя очки на переносице.
- Ты как дворовые бабки на скамейке, Кох. Веришь любому услышанному бреду, - задорный настрой Джона поменял контраст, его «проржавевшие» глаза недобро блеснули, а голос стал на тон ниже и агрессивнее, - Глупо было ожидать, что ты быстро свалишь. Говори, что хотел и катись. А то смотрю на тебя, и виски назад в бутылку просится.

Л.Хан раздраженно закатил глаза и вздохнул, предпочитая оставить дальнейший спор «до лучших времён». Или вообще оставить. По приходу он упомянул, что Стингер не отличался терпением не только для того, чтобы лишний раз подколоть соперника, а и потому, что это было, в самом деле, слабой стороной Джона. Хотя Л.Хан и состоял в «Тройке», в обычной жизни он работал врачом-вирусологом. Научные исследования в лаборатории и написание научных диссертаций имели слабый противовес для преступника вроде Стингера, он прекрасно понимал, когда следует остановиться и лишний раз промолчать.

- Чэн нашел четвертого. Местные Абердина зовут его машину Хон Байхэ*.
- Хон Байхэ, – задумчиво протянул Стингер, раскуривая сигарету, словно, пытаясь что-то вспомнить, - Красный «Ниссан»?
- Ты уже видел его? – Л.Хан рефлекторно сделал пару шагов назад подальше от дыма.
- Всего несколько раз. Первый раз на любительской гонке в прошлом месяце. Кажется, это был спринт на вылет в Коулун Сити. В процессе несколько тачек участников и копов вмазались друг в друга, дорогу перекрыли на два часа. Это потом даже в новостях показали. Когда стало жарко, я, естественно, решил свалить, и в том заезде победил Хон Байхэ. Интересно, а что было бы, если бы я не уехал? – Стингер приподнял взгляд, мысленно прокручивая в голове воспоминания о том дне. На его лице заиграла лёгкая ухмылка.
- А второй? – тщательно имитируя интерес, спросил Л.Хан.
- Второй был... – Джон, вдруг, замолчал, будто не желая говорить об этом, но, после продолжительной паузы, продолжил, - около павильона Гао Шан.
- А ты что там делал?! Ты думаешь, что между «Синкай» и «Далишу Гуи» есть разница? Её нет, и никогда не было! Все они лишь преследует свои цели, Шан использует тебя, а вместе с тобой и нас. Ты и твои связи с триадой, когда-нибудь поставят крест на всём нашем деле, помяни мои слова, Стингер, - голос Л.Хана был пропитан осуждением. Он совершенно точно не доверял мафии. Более того мужчина презирал эти преступные организации всеми фибрами души.
- Это оправданный риск. Без поддержки Шан, нас рано или поздно вытравили бы из Абердина, а так другие триады даже не рискуют сюда соваться лишний раз. Я уже устал это повторять, - Джон раздраженно нахмурил брови, переключаясь с конфликтной темы на более актуальную, - Вернёмся к «четвертому». Чэн оставил ему записку?
Л.Хан нервно вздохнул, после чего продолжил разговор в своей спокойной, непоколебимой манере:
- Да. И как ты уже догадался, я здесь только потому, чтобы сообщить тебе это. Его зовут Годфри. Остальное за тобой, как всегда. На сим, я предпочту покинуть этот...
- Эй! Только скажи, – Кох, всё это время молчавший, и, никак не находящий удобного момента, чтобы вставить свои пять копеек, наконец-то, получил возможность прорезаться.
- ... это. Агрх, неважно, - развернувшись спиной, Л.Хан спешно направился к выходу из тех. помещений. Свист колёс и рёв двигателя снаружи на пару мгновений даже заглушил шум технического оркестра на СТО.

***

« - Опаздывает» - Джон расслабленно сидел на капоте Ламборгини, отрешенно вглядываясь в черные воды Южно-Китайского моря. Сквозь боксовые контейнеры опустевшего грузового порта завывал ветер, то и дело, неаккуратно растрепывая волосы. Это, казалось, не типичным. Обычно он был тем, кто приезжал последним и... единственным, кто уезжал отсюда живым. Черные воды неистово брызнули, заливая каменный пирс волной. Сколько он похоронил их здесь? Двое? Трое? А, может, четверо? Нет. Годфри должен был стать четвёртым. Стингер в глубине души надеялся, что не в том смысле, как его предшественники. Работа «мусорщика» ему никогда не нравилась, но только так можно было гарантировать абсолютную безопасность секретов «Тройки»: мертвецы лучше кого-либо хранят услышанные тайны. Внезапный вопрос и женский голос вывел Джона из мрачных воспоминаний. Он повернул голову к говорящей, и окинул её оценочным взглядом с ног до головы, словно, сувенир перед покупкой.
« - Д.С. Откуда она знает? Знакомая Годфри?» - глаза мужчины сузились в хищном прищуре, когда взгляд остановился на испачканных рукавах незнакомки.
« - Похоже на кровь и одежда порвана» - в голове сразу начали всплывать всевозможные версии, первая из которых – это ловушка. Впрочем, сразу пришлось отметить, что нелепая и криво поставленная. Значит, всё-таки, не она. Если бы девушка хотела напасть она бы сделала это раньше, не привлекая внимания Стингера столь абсурдными вопросами. Значит, она искала информацию, да ещё и предлагая деньги. Безрассудная или отчаянная? Или всё вместе взятое? Стингер и забыл, что всё это время смотрит на неё, как удав, заглатывающий кролика. Впрочем, она сама подоспела к «трапезе» и, в принципе, уже пора было «отужинать».
           
- Возможно, и знаю, - хрипло протянул Стингер, выдыхая сигаретный дым и медленно отталкиваясь от капота, - Деньги вперёд.

Он играл с ней. На самом деле, ему не нужны были деньги, и, он слабо верил в то, что у этой потрепанной девчонки они были в упомянутом количестве. Куда важнее было её поведение. Скажет последовать за ним, значит, всё-таки, ловушка. Достанет деньги, ну что же, пару соток кредитов лишними в кармане не станут. В конце концов, не всё же рыбам сегодня трапезничать.

____
* - алая лилия

+2

4

совместно с чёрным отродьем

Странно, но поначалу этот непримечательный человек не сделал вообще ничего. Только оглянулся и одна примета у него, всё-таки, появилась.
Глаза...какие-то странные.
Хотя, может, просто так показалось в неверном вечернем свете. Но встретиться с ними оказалось неожиданно тяжело. И остатки наиболее убедительных слов как назло куда-то разбежались, будто муравьи перед ливнем.
Надо сказать, Йоко редко чувствовала себя как-то неуютно. Всё-таки ей уже доводилось бывать в не очень хороших ситуациях с не очень хорошими людьми. Но в этот раз что-то было не так. Может, из-за дурного ощущения пустоты вокруг - охранника из беззаботной юности с ней давно нет, как и надёжного друга теперь. А старые привычки почему-то всегда забываются с огромным трудом.
Впрочем, едва ли от них что-то осталось сейчас, разве что тупое стремление сохранять лицо в любой ситуации, как и учил когда-то высокомерный папаша. Пускай, он и был уже мёртв из-за этого качества.
Но ведь должно же хоть что-то заинтересовать этого василиска? Я ведь...попыталась, - несколько обескураженная Йоко задавала этот вопрос непроницаемому стеклу чёрного ламборгини, машинально проведя по нему грязным пальцем.
И ведь, надо же, заинтересовало. Правда, стоит ли этому излишне радоваться, японка пока не решила. Особенно, вспомнив, что как всегда оставила всё в машине (вообще, у нормальных людей на такой случай имелась сумка).
"Вперёд". Ну, конечно, вперёд. Вот...чёрт, - девушка напряжённо впилась зубами в нижнюю губу, а тёмные зрачки расширившихся глаз ненавязчиво уплыли в сторону угла, из-за которого она недавно и вышла.
Налетевший порыв промозглого сырого ветра только усилил желание куда-нибудь улетучиться, и Йоко засомневалась, что сделала всё правильно. На мгновение она даже поддалась своим опасениям, неуклюже шаркнув ногой по асфальту и сдвинувшись чуть назад. Но тут же замерла. Ведь это всё не имело никакого смысла. Начиная ещё с того, что до угла она скорее всего не добежит.
Какой всё-таки подозрительный тип, не стоит ему говорить ничего лишнего. А то узнает что-то полезное и действительно стоящее денег, и сразу же избавится от меня.
Пришлось собрать в кулак всю "разбежавшуюся" убедительность и возмущение - ведь этот преспокойный человек с преспокойным прокуренным голосом даже не подозревает, что ей только недавно пришлось пережить. В изрядно побаливавшей, растрёпанной голове наконец-то сложился ответ, похожий на резкий бросок игральных костей.
- "Возможно"? Ну, нет уж, так не пойдёт! - Йоко сердито взмахнула рукой с драным рукавом, - Мне нужна определённость. И вообще, вдруг ты схватишь деньги и свалишь? На такой случай я их и не держу при себе. Но я точно заплачу, если будет, за что. Я тут просто угодила в кое-какие неприятности, вот меня и потрепало. Тут не очень далеко, и тебе необязательно приближаться. Но если тебе нечего мне сказать, то я уйду... Или, может быть, всё-таки..?
Замызганное лицо сейчас, конечно, имело самый непрезентабельный вид, однако в глазах снова ожили черти, как перед очередной бесшабашной выходкой. Было только чуть страшнее, чем обычно. И болезненно-интереснее одновременно. Наверное, что-то такое нападает на людей при принятии какого-то безвозвратного решения. Например, попробовать тяжёлые наркотики или ещё что-то в этом роде.

- Не морочь мне голову, – глухо произнёс мужчина, выдыхая сигаретный дым в сторону «ищущей определённости» в пустынных портовых доках.
Всё складывалось так, как Джон и предполагал – девчонка пыталась выманить его. Правое запястье едва нервно дрогнуло. Застрелить её сейчас? Тот секундный порыв с кричащим желанием смыться за ближайшим углом – Стингер не упустил его. На лице азиатки мелькнула тень страха, которую она кое-как замостила возмущением, но шелохнувшись на мгновение, и отступив на шаг назад, сразу же поставила крест на последующих попытках звучать убедительно.  Складывалось впечатление, будто она даже понятия не имела куда пришла, где находится и с кем разговаривает. Эдакая, залётная «птичка», вполне вероятно наклюкавшаяся в баре портвейна под местные слухи о «крутых парнях на черных тачках». Эта теория почему-то остановила Джона от преждевременного окончания диалога. 
- Зачем ты ищешь Д.С.? – вдруг произнёс он после затяжного молчания, едва сдержав иронию в голосе. 
В ответ со стороны Йоко послышался тихий вздох, переходящий в сердитое сопение. Она, конечно, ожидала проблем от этого человека, но всё-таки надежда умирает последней. А ведь будь у неё нужная сумма при себе, а не где-то, всё было бы куда проще! Возможно, она бы уже получила всю необходимую информацию и была бы уже далеко от этого места, а не стояла бы тут, не зная, что делать и куда податься, и нюхая, к тому же, этот раздражающе-приятный дым. Метнув в несговорчивого типа укоризненно-завистливый взгляд, невольно зацепившийся за сигарету, Йоко отступила ещё немного дальше.
Он, что, ещё и издевается? - японка красноречиво прищурилась на последний вопрос, с какого-то чёрта всё-таки прозвучавший. Неудобный вопрос, ненужный.
- Да так. Узнать как зовут и посидеть у него в машине, - из-за волнения сарказма в голосе явно не доставало, что прозвучало, должно быть, довольно странно... И тут Йоко поняла одну вещь - её ведь, кажется, не воспринимают всерьёз. И последняя не совсем адекватная фраза только усилила это впечатление, наверное.
Ну, хорошо. Может, так он быстрее хоть что-нибудь расскажет. Или нет.
- У меня к нему есть определённые вопросы. Больше я тебе ничего не скажу, не старайся даже. Я, между прочим, тоже вож... гоняю, - важно добавила Йоко, гордо задрав подбородок и внимательно скосив полуприкрытые глаза на владельца Ламбо, что придало ей сходства с нахохлившейся недовольной птицей, - И машина у меня не хуже. Просто я немножко не в форме. Но это не повод мне не верить.
На этот раз она постаралась выкорчевать подчистую все вопросительные интонации, чтобы звучать увереннее, чем оно есть на деле.
Джон вопросительно вскинул бровь. На его хмуром лице, сквозь долю иронии и пренебрежения к собеседнице, читалось скептичное: «ну, ничего себе». Ущемленное самолюбие девушки породило столь «громогласное» заявление, что проигнорировать его сейчас было трудно уже чисто из собственного любопытства. Воспринимать как угрозу «нахохлившуюся пьяную птичку» напротив уже просто не получалось. Ведь, судя по поведению, она даже на десятую долю процента не предполагала, что перед ней стоит тот самый Д.С., за встречу, с которым она так отчаянно была готова заплатить деньги. Это забавляло. Медленно пройдясь взглядом по телу девушки, и, остановившись на измазанных тушью глазах, Стингер недобро ухмыльнулся — умыть и сойдёт для того, чтобы сегодня развлечься.
- Садись, птичка, -  потушив сигарету,  мужчина открыл указал в сторону кожаного салона Авентадора, дверь которого медленно поднималась вверх, - Заедем за деньгами, и я отвезу тебя к нему.
Не дожидаясь согласия, мужчина сел за руль и завел машину. Двигатель Ламборгини издал хищный звук, чем-то напоминающий негромкое львиное рычание, а тёмный салон покрылся блекло-синей подсветкой.
- Ну, чего застряла? Уже передумала? - скучающе протянул он, лениво отводя взгляд от бортовой панели.

Что? Так он даже знает, где этот Д.С. сейчас точно находится. Значит, он его связной, что ли? Это было бы хорошо...Это уже интереснее.
Йоко не заметила, как от такой потрясённой задумчивости аж приоткрыла рот и, собственно, "застряла". Вопрос заставил её опомниться, чуть вздрогнув.
- А это...Это ещё почему!
Со внезапно проснувшимся проворством японка нырнула в причудливый полумрак салона, словно опасаясь, что не успеет. Да и потом, других вариантов у неё всё равно не было, поэтому она даже не стала оглядываться на постылую мерзкую улицу.
Куда-то сесть впервые за этот длинный вечер оказалось настолько приятно, что Йоко как назло ощутила собственную усталость. Мысли снова потяжелели.
Ну да, не хватало ещё так вырубиться, как самой настоящей пьянчужке.
Мысленный укол удался, и Йоко постаралась вернуться мыслями к делам насущным. Ну, почти.
- Хм. Довольно неплохая машина, - окончательно расслабившись, девушка вытянула давно уже нывшие ноги, а лицо приняло довольное выражение. Однако почти сразу сменившееся на озадаченность. Йоко снова покосилась на..."связного"? Выходило, что так. Но это надо было уточнить и хоть что-нибудь полезное разузнать. Она ведь по-прежнему не знала абсолютно ничего. И почему сегодня ничего не получается как надо!
- А ты не впечатлительная, - со смешанным чувством удивления и лёгкого раздражения подметил Стингер. Первый раз его «Авентадор» назвали «неплохим», словно это был какой-нибудь второсортный «Фольцваген» или «Ауди», - Какая же тачка, по-твоему, тогда вызывает восторг?
Ну, вот, теперь ещё и решила поддеть его, на мгновение забывшись. Просто отличная идея!
- Это...На самом деле, она хороша. Просто не красная.
Вроде бы получилось относительно сгладить неловкость, и Йоко принялась сглаживать дальше, словно опасалась, что человек рядом разозлится, если не услышит кучу вопросов одновременно и прямо сейчас.
- А ты, значит, его знакомый? А как же его зовут? А то...Ну, понимаешь, я буду чувствовать себя глупо, обращаясь по буквам. И вообще, мне как-то нужно будет произвести на него благоприятное впечатление. Буквами его точно не произведёшь... Кстати, классная причёска. И далеко ли отсюда до него ехать? А то вдруг я усну ещё.
Йоко потёрла потеющий висок, понимая, что её слова и впрямь напоминали полупьяный бубнёж. Хотя, вообще-то, где-то в них были зарыты на самом деле интересующие её вопросы.
Но какое-то ещё чувство мешало дышать спокойно и беспрерывно царапалось под рёбрами. Быть может, подозрение... Секунду, а что если он обманывает её?! Где же гарантия, что он действительно знает этого Д.С. Почему она так сразу поверила? Ведь как-то всё подозрительно гладко складывалось.
Разбитые пальцы впились в кожаное сидение, с этой его обманчивой мягкостью. Сейчас лично Йоко казалось, что она сидит на горсти гвоздей и иголок.
- А что ты тут делал, кстати? В смысле там. На площади. Дурацкое же место. Разве что топиться хорошо, - в холодном сумрачном свете блеснули зубы, оголившиеся в быстрой улыбке. Это было что-то вроде шутки... Наверное.

А девчонка всё тараторила без умолку, то ли от блуждающего хмеля в её крови, то ли от накатившего волнения, хотя выглядела она так, будто вина была в обеих причинах одновременно.
- Слишком много вопросов для той, кто так просто запрыгнул в машину к незнакомцу, не находишь? – не поворачивая головы, едко промолвил Джон, намекая девушке на её «легкое» поведение.
На такое бесцеремонное замечание Йоко почти надулась, но с трудом смолчала.
"Так просто", ну-ну.
Возможно, она бы продолжила мысленно гневаться, но...
- Уснёшь? Если тебе всего-то нужно проспаться... – левая бровь Стингера издевательски вздёрнулась вверх, и он нажал на кнопку, откидывающую спинку пассажирского сидения. Кресло тут же горизонтально брыкнулась вниз, а мужчина слегка наклонился к нему, тенью нависнув над опрокинутой девушкой. Его пальцы постепенно впивались в кожаную обшивку сидения, создавая натянутый треск на фоне напряженной тишины в салоне.
- ... достаточно было свить тёплое гнёздышко в любом придорожном мотеле, кроме салона машины сомнительного типа в сомнительном месте, - во властном взгляде, что приобретал нечто демоническое при слабом неоновом освещении, больше не было былого пренебрежения.
Если честно, Йоко хотелось провалиться сквозь это чёртово сидение следом за ухнувшей куда-то туда душой. На лице застыло потерянное и самую малость возмущённое выражение, а широко раскрывшиеся глаза напоминали блестящих чёрных жуков. Жаль, никакие взгляды (даже совсем не наигранные) тут не сработают точно, поэтому рука  проворно потянулась в сторону двери.
- Тш-ш-ш, не надо резких движений, - сталь ножа мелькнула во второй руке, - ты же не хочешь порезаться? - Джон сильнее надавил лезвием на горло девушке.
- Это...лишнее, - Йоко хотела сказать это нормальным голосом, но с губ сорвался лишь глухой шёпот. Даже если бы она попыталась крикнуть, то ничего бы не вышло. Неприятно было осознавать такое. Она смирённо опустила руку и вжалась в сидение до боли в шее, однако опасное острое лезвие всё равно было непозволительно близко.
- А теперь, когда ты взбодрилась, попробуем снова: какое у тебя дело к Д.С.? Или я могу показать, что обычно делаю в этом «дурацком месте», - возможно, это тоже предполагалось быть шуткой, если бы звучало при других обстоятельствах – например, без ножа у горла.
Впору было задохнуться от возмущения. Значит, этот невежественный любитель машин вот так просто выбьет все сведения, и всё, выбросит, как мусор на обочину? На напрягшемся лице японки, кажется, успели промелькнуть сотни вариантов ответа. Она даже несколько раз собиралась что-то сказать, что-нибудь резкое, но останавливал острый холодок на шее.
В конце концов, после четвёртого вдоха-выдоха, Йоко наконец смогла произнести нечто осмысленное:
- Зачем ты это делаешь? Ты не понимаешь! У меня просто нет выбора. Ладно, я расскажу... - Йоко по-волчьи уставилась на "связного" (или не совсем, да какая уже разница?), - Сегодня погиб мой дорогой друг. И эти две буквы - всё, что от него осталось...Почти буквально! Я думала, что благодаря им найду того, кто в ответе за это. Или хотя бы около того. Ведь это всё из-за этого Д.С. В той записке был адрес. Этот. Я надеялась найти его здесь, но тут был только ты. Пф. Годфри был хорошим гонщиком... Наверняка, лучшим, чем ты. Он хотел быть одним из...Тройки. Я знаю, это не байки, это просто ты такой...Такой. И вообще, не была я пьяна. Пока что. Может, уберёшь уже это? Ты получил, что хотел. А я найду Д.С. и без тебя, - с неожиданно прорезавшейся в голосе гордостью Йоко вцепилась одеревеневшими пальцами в руку с ножом, в бесплодных попытках как-то отодвинуть её от себя.
Мужчина молча слушал глуховатый шепот, не моргая и не сбавляя напряжения в руке, которая держала нож около содрогающегося горла азиатки. Две буквы – это всё что осталось от её друга? Годфри... значит, вот почему он не приходил... и уже не пришел бы. Неужели, «Синкай» стояли за его смертью или у него были и другие враги? А эта девчонка... за ней же тоже могли следить. На какой-то момент безразличие на лице Джона пропало - его привычная хмурость смягчилась озадаченностью, а хват ножа заметно ослаб.
- Значит, Хон Байхэ мёртв, - сказал он вполголоса, продолжая какое-то время смотреть сквозь девушку опустевшим взглядом. Голос незнакомки прерывисто вздрагивал. Было заметно, как она отчаянно пыталась держать себя в руках, но повлажневшие ресницы от слёз показывали, насколько близка её грань, сорваться и потерять самообладание. Доводить её до этого Стингеру больше не хотелось. Он был жестоким, но не настолько, чтобы потешаться над чужим горем.
- Он связался с опасными людьми, за что и поплатился – так часто бывает на улицах Гонконга, - произнёс Джон сквозь усталый вздох, медленно убирая нож от содрогающегося горла девушки. И вернувшись в своё кресло, тут же кивнул на выход, щелкнув по кнопке, что открывала боковую дверь машины, и по той самой, что ранее откинула спинку сидения.
- Уходи. И оставь эти поиски, если не хочешь закончить также как твой друг, - добавил он, с неким чувством вины и разочарования, не смотря на прежний грубый тон в хриплом голосе. Подошва легла на педаль газа, пробуждая ото сна заскучавший мотор «Авентадора», давая понять, что на этой ноте встреча подходит к концу.
Сначала Йоко помедлила, слишком уж стремительными ей показались перемены. Хотя впору было уже и обрадоваться, только вот на горле словно всё ещё было лезвие... Какие-то слова снова застряли в мысленной душной "пробке", прежде, чем были произнесены. Да, собственно, зачем! Йоко лишь скосила всё ещё блестевший взгляд на "советчика" и, ничего не говоря, со сжавшимися в нить губами выскочила вон. Холодный свежий воздух ударил в голову, ещё больше перемешав эмоции. Пожалуй, Йоко была в растерянности. Она пару раз даже оглянулась, пристально вглядываясь в тонированные стёкла, и только потом сорвалась на бег, дав волю расшалившимся нервам. Кажется, никогда прежде ей так не хотелось просто бежать куда-то, до рези в боку и сухого хриплого дыхания. Японка остановилась, лишь ударившись ногами об ограждение набережной. Прерывисто и часто дыша, Йоко чуть свесилась вниз, вцепившись дрожащими руками в холодную скользкую железку. Вид пляшущей тёмной воды внизу успокаивал. В конце концов, всё могло бы обернуться и гораздо хуже.
В беспокойной воде Абердинской гавани мелькали отражения и блики далёких огней. Где-то среди них были убийцы Годфри и тот, кому принадлежат эти две буквы. Разве может она жить, не закончив начатое? Ещё чего.
Порыскав рукой в кармане, Йоко нащупала ключи от машины. Уголок рта тут же дрогнул, чуть уползая вверх, а в голове вдруг всплыли невысказанные слова.
Спасибо за столь трогательный совет. Жаль, я ему не последую...

+1

5

клубный бэкграунд


« - Беги, Лола... беги» - глаза Джона раздраженно сузились, встретившись взглядом с обернувшейся азиаткой. Подошва снова уткнулась в педаль газа, от чего ранее тихое рычание «Авентадора»  сменилось агрессивным рыком нарастающих оборотов двигателя. Резина нервно «запищала» об асфальт, а слепящий ксенон узких фар недобро моргнул пару раз, прежде чем машина резко тронулась с места, свернув в сторону лишь спустя несколько метров от убегающей девушки. Быстро скрываясь в темноте портовых закоулков, «Ламборгини» оставила лишь слышимый след работы своего электрического двигателя, эхом отдаляющегося от «злосчастного места встречи».
Руль машины вело резко, то влево, то вправо от агрессивной перестройки из ряда в ряд по трассе. Стингер был не в себе. Внезапная смерть «Хон Байхэ» накануне встречи была очень дурным знаком. Во всех, мать его, смыслах, дурным, если к этому приложили руку «Синкай». 
- Черт бы побрал этого Коха с его «гаданиями», - ворчливо процедил сквозь зубы Джон, отвлекаясь взглядом с дороги на комлинк бортовой панели «Ламборгини». Пальцы быстро «затанцевали» по клавишам, проскролливая адресную книгу и нерешительно замерли напротив контакта «Змея». В голове почему-то всплыл столь раздражающий тон Л.Хана с его этим поучающим «ты и твои связи с триадой...».
« - Когда-нибудь поставят крест на нашей могиле, да? Этим мы ещё успеем озадачиться в будущем, а пока куда важнее узнать, кто забил крест в могилу «четвертого», пока мрачное будущее не наступило раньше времени для нас троих» - оставив позади мысленные колебания, Стингер нехотя нажал на вызов. Голос по ту сторону связи величественно «прошипел» в ответ.
- Нихао, Джонатан, - от ядовитой сладости женского голоса у Стингера привычно свело скулы. Он ненавидел, когда его называли полным именем, потому что так делали только его мать и... она. Треклятые ассоциации...
- Мы можем поговорить? - решительно молвил мужчина.
- Я вся внимание, - всё так же вальяжно промолвил женский голос в ответ.
- Лично, - устало добавил Стингер.
- Даже так... что-то важное? – с явным интересом протянула Шан.
- Иначе я бы не беспокоил тебя, - и хотелось бы сказать, что это была наигранная вежливость, но, увы, слова Джона звучали правдиво – он бы не обратился к Цан И без веского повода. Шан хорошо различала малейшие колебания в интонации, умея разделять ложь и истину в разговоре.
- Как таинственно, - после затянутой паузы молвила женщина, - Ночной клуб «Волар», площадь Лан Квай Фэнг, VIP-ложа на втором этаже. Приезжай, но поторопись, мне уже порядком наскучило это место, - а затем связь оборвалась. Её эта манера контролировать всех и всё вокруг, даже в телефонных разговорах, всегда поддевали самолюбие у  личностей, которые жили по тем же законам. Джона это тоже обычно раздражало, но сейчас лишь заставило ухмыльнуться.
- Можно подумать, ты бы успела уйти, - резким движением выжав сцепление и одновременно отпустив педаль газа, Стингер переключил передачу, а затем газанул, что есть мощи, по прямой, вдоль Абердинской набережной.

***

Какие они из себя эти ночные клубы Гонконга? А такие же, как и все: душные, яркие, шумные. «Волар» был эдаким, своего рода, кошмаром для тихони-эпилептика и любого человека, презирающего культуру ночной жизни. Стены, содрогающиеся от басов трещащей электроники, битком набитые потными телами прогрессивной молодёжи всех «пород» и мастей; стеклянные барные стойки, с уставшими официантами за ними, обилия пирсинга на лицах которых хватило бы на переплавку перочинного ножа; бокалы заурядных форм и узоров, заправленные алкогольным «топливом» ядовитых оттенков, под стать неоновому освещению вокруг; какая-то заварушка в стороне между двумя богатенькими хлыщами, не поделившими короткую юбку споенной смазливой малолетки, что как маятник шаталась напротив, подавляя в себе рвотные позывы; кирпичные рожи «верзил-секьюрити» в черных очках, казалось бы, давно познавших «дзэн» от концентрата морального разложения человечества, что они видят здесь каждую ночь; и, наконец, сама VIP-ложа, возвышающаяся над этим всем как «божественный Грааль посреди грешного болота дерьма». Именно так Джон описывал пребывание госпожи Шан в любом второсортном клубе. И не потому, что он не уважал или ненавидел её, а потому что женщина её уровня смотрелась как нечто инородное в подобном месте. Проталкиваясь сквозь толпу и поднимаясь вверх по лестнице на второй этаж, Стингер уже ощущал этот пьянящий сандаловый аромат курильниц павильона Гао Шан, следующий за главой триады, как невидимый шарф. Позволив себе потеряться на секунду в этом приятном запахе, Джон резко опешил – его путь преградили два накаченных китайца в черных, выглаженных костюмах. Один из них, шрамированный и лысый, злобно сверлил Стингера своим синтетическим желтым глазом, будто надеялся просверлить дыру в черепе.

- Это помещение занято, - грубо рявкнул тот, поигрывая мускулами сквозь натянутую ткань пиджака.
- У меня разговор к госпоже Шан, - Джон взглянул на верзилу исподлобья.
- Я так не думаю, - парировал упёртый охранник.
- Тебе и не положено думать, - Стингер небрежно махнул головой вбок, побуждая увальня увалиться в сторону и не мозолить глаза работой гладкого мозга. Не получить ожидаемую агрессию в ответ было бы даже необычно, но ничего необычного не случилось – лысый азиат, скривив гневную рожу, было уже замахнулся врезать Джону в челюсть от души, как женский голос остановил его, потянув как куклу за ниточки. Кулак застыл в сантиметре от лица Стингера и вскоре недовольно опустился. Увалень отошел в сторону, раскрывая вид на свою «хозяйку». «Змея» как всегда была прекрасна, как любая модель с обложки глянцевого журнала: длинные ноги, слегка прикрытые красным шелком традиционного китайского платья, что плотно облегало стройную фигуру; белоснежная, мраморная кожа без единой морщинки на утонченном лице; длинные черные волосы, украшенные несколькими золотыми шпильками; и эта её загадочная полуулыбка с красной помадой, так и напрашивающаяся на запечатление снимком.
- Присаживайся, Джонатан, - Шан бросила взгляд на кожаную софу напротив, махнув рукой официанту, который тут же подбежал к ней с напитками.
Стингер скупо принял предложение, расслабленно присев на диван.
- Выпьешь? – риторический вопрос на самом деле, не выпить с главой триады равносильно плевку её гостеприимству. Джон пригубил стакан с едкой салатовой жидкостью, мысленно, понадеявшись, что это пойло не прожжет ему дыру в горле.
- Спасибо, я хотел... – не успел Стингер продолжить, как ему на колени плюхнулось что-то мягкое и... шумное.
- Вааааа, у нас гости! – молодая девушка лет девятнадцати нетерпеливо заболтала босыми ногами, кокетливо обвивая руку вокруг шеи мужчины, - Сестра, почему ты нас не познакомишь? Ладно, я сама. Привет... я Лю. А ты...? – китаянка в белом ципао медленно потянулась рукой к лицу Джона. По стойкому «аромату» алкоголя, исходящей от неё, несложно было догадаться, что девчонка подошла к той самой «нимфоманской» кондиции, когда не нужно тащить в кровать, она сама кого угодно затащит. Джон рефлекторно остановил её, сжав запястье и медленно убрав её руку от себя. От происходящего у Цан И раздражающе закатились глаза, словно, это был уже не первый прецедент за вечер:
- Лю, иди, поиграй в другом месте.
- Не хочу, не хочу! Это же мой праздник! Ты знаешь, у меня, кстати, день рожденья сегодня, - молодая девушка задорно захохотала, капризно повиснув на шее Джона.
- Вэй, помоги ей, - Шан кивнула одному из своих накаченных охранников и тот послушно «снял» со Стингера девушку, взяв её под мышку, как нашкодившего котёнка.
- Ну-у-у, Вэй. Отпусти... отпусти... ладно, ик... пока-пока, - оставив бесполезные попытки освободиться, девушка улыбнулась, помахав Джону напоследок, прежде чем её унесли куда-то в сторону туалета.
« - Видимо, умыть» - подумал про себя Стингер, возвращаясь взглядом к Цан И.
- Так вот почему ты здесь, а я уж думал, ты пересмотрела свои предпочтения в заведениях, - подметил Джон, складывая в голове объяснение тому, что делала Шан в этом «убогом» месте.     
Женщина недовольно фыркнула:
- Ты только что увидел единственную причину моего пребывания в этом «молокососном гадюшнике». Лю почему-то очень нравится этот... гх-м, «клуб». Но не будем о  горестях моего угробленного вечера, нас прервали. О чем ты хотел поговорить?
- Что тебе известно о Годфри? Красный «Ниссан», я часто видел его у твоей резиденции.
На лице женщины скользнуло удивление, скрещенное с возмущением. Подобный вопрос лез в «её дела», а Шан очень не любила подобное.
- Хм, скажи мне, что тебе известно, и, возможно, я подумаю над ответом.
Джон устало вздохнул, было глупо надеяться, что она просто так всё скажет, не узнав сначала о причинах самого Стингера:
- Что он планировался стать «четвёртым» и что его вчера убили.
- А как ты узнал об этом? – глаза Цан И недоверчиво сузились, и она пригубила бокал, сделав небольшой глоток.
- Минут пятнадцать назад, от его подружки, что явилась на встречу вместо него, - утаивать что-то Шан было бесполезно, она бы сразу почуяла ложь в словах.
- И где она сейчас? – вопрос с подвохом, который якобы намекал «на дне морском, я надеюсь?».
- Без понятия, наверное, топится в порту с горя... или в такой же дыре, как эта. Как знать, вид у неё был подавленный.
- Хорошо, если так, - язвительно промолвила женщина. Лишь предполагаемый исход, а не конкретный её явно не устраивал.   
- Теперь ты мне скажешь что-то или нет?  «Ей это явно не нравится» - Джон нахмурил брови.
В разговоре повисла напряженная пауза, лишь электронный бит продолжал отстукивать свою неутихающую партию.
- Скажу лишь то, что тебе нужно знать: он бывший якудза, - женщина говорила не спеша, играясь с жидкостью на дне бокала, словно, тщательно подбирала слова, чтобы не выдать лишнего.
Глаза Джона в недоумении прищурились, словно, Шан только что ляпнула какую-то несуразицу:
- Бывший? Брось, я хорошо знаю, что в семьях не бывает бывших членов.
- Вот именно, Джонатан. Не бывает. Долго. В живых. Скорее всего, «Синкай» убрали его, - женщина приподняла свой холодный взгляд на Стингера, который уже начинал мысленно тонуть в вопросах взаимосвязей происходящего.
- Убрали, потому что он был связан с тобой или с нами? – наводящий вопрос, эдакая точка, если это разборки «Далишу Гуи», либо запятая, если дело, всё-таки, в «Тройке».
Шан рассмеялась.
- Разве это уже не одно и то же? 
Джон хотел было возразить, но чертово пойло, будто застряло комком в горле... или просто эти грани, разделяющие триаду и «Тройку» давно размылись. Как символично вышло. Триада и «Тройка». «Хай си рэн» - черная четвёрка. Сплошной день символичности, мать его. Наблюдая за подавленным выражением лица своего собеседника, Цан И решила подсластить горькую выпивку долгожданным «лимончиком»: выдав очередную порцию наводящих фактов.
- Слёт в Коулун-Сити через два дня. Его устраивает местная японская псина «Синкай», Рио Мацуда, скрывающийся под именем Тэй Лан. Именно Годфри поведал мне эту информацию. Кажется, Мацуда уже долгое время пытается привлечь ваше внимание к себе и своим подставным гонщикам.
- А «Хон Байхэ» своей репутацией портит все его планы, и мы замечаем его, вместо людей «Синкай», - подхватив мысль, продолжает Стингер, - Значит, если в заезде победит кто-то другой, Мацуда снова попытается убрать его?
- Очевидно, что да. Поэтому мы должны схватить бешеную псину раньше, чем она успеет кого-то укусить. Нужно показать «Синкай», что мы видим насквозь все их жалкие манипуляции, - длинные пальцы Шан, обвились вокруг потрескивающего от напряжения бокала, словно, змеи.
Джон вопросительно посмотрел на женщину, ожидая от неё более детальных разъяснений, но вскоре передумал, отводя взгляд куда-то к неоновым танцполам.
- Я обеспечу Мацуде победу в гонке, - недобрая ухмылка скользнула на лице мужчины.
Шан улыбнулась в ответ.
- После чего ты привезешь его ко мне... и Мэй Лин с ним основательно побеседует. Да, Мэй Лин? – Цан И посмотрела в сторону азиатки, которая сидела неподалёку, играясь с раскладным ножом в руках.
- Конечно, госпожа Шан. Я всегда рада новым знакомствам, особенно, с японцами, - тень садизма исказила женское лицо в предвкушении пыток.
« - Л.Хан и Чэн это, наверняка, не одобрят, придётся действовать самому» - попутно подумал про себя Стингер, поднимаясь с дивана.
- Спасибо за информацию и... выпивку, - мужчина покосился на недопитый бокал и слегка поморщился.
- Уже уходишь? Что же, ладно. И помни, Джонатан... что мы преследуем с тобой одни цели, - глава триады недобро прищурила глаза.
- Не нужно мне напоминать о моих целях, Цан И. Доброй ночи, - Стингер решительно направился к лестнице, попутно двинув плечом лысого, который снова застыл на выходе, как тугодумный элемент какой-нибудь компьютерной игры.

Башка почему-то давно раскалывалась, будучи совершенно трезвой. Отвратное чувство. Хотелось быстрее сесть в машину и убраться из этой неоновой дыры, куда-нибудь к направлению своей квартиры с мягким диваном и бутылкой ирландского виски рядом, попутно приводя бардак в голове в некое подобие упорядоченности... только подобие, после сегодняшних событий трудно было рассчитывать на нечто большее.

+1

6

всякое но не всё, конечно



и под это было в конце где-то xD

Даже самая отдалённая, промозглая, лишённая света пустыня, притаившаяся на тёмном дне изломанного ущелья, не передаст той леденящей пустоты, что поселяется в доме мертвеца. Такая пустота имеет свою особенную, вяжуще-колкую горечь, она как зияющая рана или грубо сорванный свежий рубец, видимый в каждом блике металлических предметов или царапине на стенах. Дом Годфри всё ещё хранил отпечаток своего хозяина, и осторожно переступившая порог Йоко почти физически ощущала это жутковатое чувство. Ей впервые было не по себе в этих стенах, руки невольно тянулись включить свет, хотя комнаты и без того были щедро залиты кровавыми лучами вечернего солнца.
Девушка застыла посреди зала, словно потревоженный насторожившийся косуля. Только поблёскивали тёмные глаза, усиленно рассматривавшие каждый клочок пола или предметов интерьера. Всё здесь пребывало в жутком беспорядке и безмолвно вопрошало об уборке. Впрочем, для Годфри это не было чем-то удивительным. Но теперь навсегда замеревший комнатный хаос ещё сильнее холодил кровь, а все эти пачки, мелкие детали и коробки, перечёркнутые зебровыми линиями длинных теней, напоминали игральные кости, брошенные своим владельцем в самый последний раз. Йоко невольно вспомнились картины из детства, когда она действительно такое видела. Человек бросал кости, взгляд его становился обречённым и пустым, и больше он уже не возвращался (по крайней мере для затаившейся девочки, выглядывавшей из подстольной темноты всё выглядело именно так). Теперь вот они забрали Годфри... А когда-нибудь заберут и её. Но пока что этого не хотелось, а хотелось распутать, докопаться до правды, чего бы то ни стоило.
Правда сейчас пришибленная японка просто стояла, как вкопанная, и отчаянно боролась с желанием развернуться и убежать отсюда в любое другое место, где не разит смертью из каждого угла. Должно быть, до жути жалкое зрелище...
Но ведь я правильно сделала, что пришла сюда. Настоящий его дом всегда был здесь.
Здесь, на самой окраине жилого массива, в неприметном, но при том вполне приличном здании, некогда бывшим магазином одежды. На верхнем этаже Годфри жил, а внизу, как несложно догадаться, располагался небольшой гараж. Йоко точно знала, что это не единственная его "берлога", но была уверена в том, что из всех именно эта самая безопасная. Её одолевал вполне естественный страх, он тянулся за ней тяжёлым шлейфом, словно удушающий запах дешёвых духов женщины, страдавшей от безвкусицы. Но если это самое безопасное место, то почему всё ещё страшно? На секунду неприятно кольнула мысль, что на самом деле, о каких-то ещё укрытиях она может и не знать, но разве мог Годфри так ей соврать? Совсем на него не похоже. Однако дурное предчувствие не отпускало ни на секунду, и к тому же, Йоко казалось, что на неё беспрестанно кто-то таращится... Может, нервное?
Японка едва не упала от неожиданности, когда напряжённую тишину вдруг нарушили методичные глухие удары. За какое-то мгновение в голове окончательно приросшей к полу Йоко пронеслась тысяча и одна история о призраках и неупокоённых душах, жаждущих мести. Однако это оказался...мотылёк. Просто поразительно толстый, из-за чего его удары о стекло в почти вакуумной кристальной тишине казались оглушительными. Округлая порхающая тень заплясала по стене и чуть расслабившемся лицу.
Затравленный взгляд невольно скользнул в сторону окна со встроенной размытой голограммой, которую столь упорно таранил мотылёк. Впрочем, и так было ясно, что там красовалась (как и всегда) какая-то крутая тачка с максимально хищными изящными формами и почти отсутствующим клиренсом. Присмотревшись, Йоко с лёгким раздражением опознала в ней ламборгини, только невообразимо яркой скорпионьей расцветки. Конечно же, следом прохладным снежным комом навалились неприятные мысли о недавней неудаче.
Ничего, больше такого не повторится. Надо быть как-то осторожнее... Но как? Оставаться в стороне я не собираюсь. В любом случае найду этого человека. И пролью свет на это дело...Может быть, ещё что-нибудь пролью.
Смутная тень пистолета, видневшегося сквозь прозрачный журнальный столик намекала, что лучше не пренебрегать средствами самозащиты. Раньше она почему-то не особенно об этом задумывалась (как и всякий человек, не ожидающий встретить убийц в цветочном магазине, к примеру), но теперь всё будет по-другому.
Чувствуя, что дурной иррациональный страх оставляет её, Йоко наконец отошла подальше от окна.
Как-то неприлично много тут окон. Не нравится мне это...как под увеличительным стеклом, - девушка хмуро обвела взглядом ближайший хлам. Минуты две ушло на то, чтобы отыскать там маленький пульт. Щёлкнув по единственной кнопке с накарябанным на ней смайликом, Йоко заставила вечерние улицы скрыться с глаз за быстро задвинувшимися жалюзи. Стало гораздо темнее, но... спокойнее. Приметив в углу мигающий синий "глазок" спящего портативного компьютера, Йоко забралась на диван и с головой погрузилась в поиски и чтение. Всё-таки должно же быть что-то, кроме этих двух букв и какого-то хама с ламборгини, иначе это просто абсурдно! Убийца должен был оставить какой-то след. Однако просмотрев личные файлы покойного Годфри, Йоко не нашла ничего из ряда вон выходящего, в том числе писем с угрозами или чего-то подобного. Только одну тайну удалось немного приоткрыть - оказывается Годфри участвовал в слётах, о которых ей почему-то совсем ничего не сообщал. Это казалось странным, ведь обычно он только рад был поделиться новостями с этого фронта.
Хммм, я думала, он рассказывал мне всё, - Йоко озадаченно запустила пальцы в волосы и заново стала листать уже просмотренное, стараясь взглянуть на заметки уже под другим углом. Последние несколько мероприятий абсолютно точно прошли мимо неё. Причём, Годфри зачем-то хранил у себя списки участников (наверное, тоже искал кого-то? А может и просто так, для удобства). Скорее всего, эти списки неполные, однако кое-что здесь показалось любопытным. Во всех последних гонках фигурировал некий Мацуда. Если обратить внимание на это имя, то самая последняя заметка Годфри обретала особенный смысл. Слёт, в котором мистер Бернайс уже никогда не примет участия... А ведь он планировал. Губы вытянулись в нить, а внутри словно сжался комок злости.
Значит, он причастен. Значит, надо найти его... Может, он и есть этот Д.С.? Как хорошо, что мне снова известно место, и на этот раз я буду пунктуальной.
Впрочем, Йоко не торопилась уходить, напротив, она скинула обувь и, устроившись уже лёжа, продолжила просматривать сообщения.  И как-то совсем незаметно текст слился в невнятный узор калейдоскопа, тяжёлые веки сомкнулись, и голова упала на мягкую обивку.
Неглубокий и неровный сон оборвался резко, с выдохом и странной щекоткой на лице. Йоко резко вскочила с дивана, спешно сгоняя с носа что-то большое, мохнатое и белое - чёртов мотылёк напугал её уже дважды. И она ведь совсем не планировала тут засыпать! Будет очень странно, если кто-то продолжит ошиваться в доме Годфри (хоть и тайном, но). Пусть он и представлял её всегда всего лишь своей девушкой, а то и вовсе подругой (которых у него было, кстати, подозрительно много), да ещё и держал вдали от некоторых своих дел, представлявших опасность. Как знать, может, всерьёз её из-за этого и не воспринимают. Даже принимая во внимание навыки вождения. Всё равно подавляющее большинство мужчин считало себя априори лучше в этом деле, даже если к финишу  оказывались фикус знает где.
Однако как только Йоко услышала странный шум внизу, то поняла, как жестоко ошибается. Расширившиеся глаза заметались по комнате. Приблизительно она помнила, где валялся пистолет, и всё равно отшибла руку о столик, прежде, чем схватила прохладный ствол. Правда толку от него сейчас немного - руки дрожали так, что она промазала бы и в спящее стадо мамонтов. Тем не менее, вид оружия мог бы и напугать...Может, случайного вора?
Принесло же...
Йоко всё ещё не верилось, что её целенаправленно могли найти так быстро. А может...следили? Может, с самого места аварии или всё из-за этого проклятого "авентадора". Как бы то ни было, сидеть тут мышью было так себе вариантом, поэтому Йоко перестала гипнотизировать дверь и усилием воли вытолкнула себя из комнаты в коридор, а из коридора - в дверь гаража, из которого и донёсся подозрительный шум. Почему-то в само помещение смотреть не хотелось, поэтому, вперив взгляд в пол, японка очень быстро пробежала по лестнице и едва ли не прилипла к опорной колонне. Раньше в эту конструкцию были вделаны зеркала, чтобы люди смотрели на себя, оценивая будущую покупку, но сейчас остались лишь едва заметные углубления. И хорошо, потому как сейчас Йоко испугалась бы и собственного отражения.
- Кто тут? - вопрос звучал так, будто она боялась кого-то разбудить. Но, само собой, Йоко не смогла не задать этот дурацкий вопрос... Просто мало ли кто это мог быть? Мысленно перечислив в голове несколько вариантов, она осторожно высунулась из-за колонны. Ни один из вариантов не был верным. Только что Йоко казалось, что она почти физически ощущает постороннее присутствие, но, видимо, это были всего лишь нервы - никого тут не было, ничего, кроме пустующего пространства осиротевшего гаража. Йоко вернулась за колонну и коротко выдохнула. Пару секунд она рассматривала пистолет, а потом швырнула его на светло-серый гладкий пол. Грохот прозвучал такой, будто на гаражный пол рухнул небольшой дракон, пропахав его брюхом. Акустика, наверное. Йоко схватилась за голову и сползла на жгуче-холодный пол (без обуви тут было всё-таки холодновато).
И что это, показалось? Так недолго и свихнуться...Или поверить в призраков.
Услышав короткий перезвон, Йоко снова высунулась из своего укрытия, пожалев, что так поспешно выбросила пистолет. Ей был знаком этот звук - рядом с дверью гаража (по совместительству бывшей и входной) висела одна бесполезная штуковина, которую она частенько задевала плечом. Это уже был явно не призрак - призраки дверьми не пользуются, вроде как. А этот неизвестный даже не потрудился закрыть дверь...Или нарочная демонстрация? Последний вариант оказался ближе к истине, стоило Йоко взглянуть на свою машину. Мало того, что этот паразит очевидно повредил топливный шланг (под днищем уже разрасталась чёрная лужа), так ещё и накарябал на двери авто нечто вроде грубого предупреждения, причём на двух языках сразу. У Йоко аж дыхание перехватило от такой гнилой подставы. И от гнева.
Самое страшное здесь в том, что отсутствует запятая.
Больше всё-таки, её это разозлило, нежели напугало. Хотя, если подумать, этому злоумышленнику ничто ведь не мешало подняться наверх и прикончить её любым способом...Даже тем же пистолетом из-под столика. Снова стало как-то прохладно и вовсе не от сквозняка, прорывавшегося в раскрытый проём. Здесь точно лучше не оставаться. Как она и опасалась, укрытие Годфри теперь не такое уж и тайное. Хотя замки были очень хорошими, нужно либо быть не слабым хакером, либо знать коды. Пугающими были оба варианта.
Наверх Йоко вернулась лишь за ноутбуком и обувью, на ходу соображая, что же ей делать дальше. Покалеченную машину, конечно, пока придётся оставить здесь, но никаких других ведь тут больше и не было... Или были? Вспомнилось вдруг, как Годфри говорил, что у него тут есть хорошая гардеробная. Тогда Йоко и не поняла, к чему он это ляпнул, а уточнять не стала, но сейчас до неё дошёл смысл сказанного. Минут пятнадцать ощупывания стен принёс плоды, когда перед Йоко плавно разъехались в стороны чрезмерно широкие двери "гардеробной", до этого выглядевшие как части стены. Она увидела, что и ожидала увидеть - укрытый брезентом "силуэт" автомобиля. Единственное, что здесь было, и ничего лишнего.
Гардеробная...Символично.
Судя по покрывавшему ткань слою пыли, Годфри нечасто использовал этот..."наряд". Однако чем дальше Йоко сдвигала шуршащую брезентовую "ширму", тем больше становились её глаза.
Это...Такой же.
Стоявший перед ней красный "Ниссан" был точно копией того, что стал Годфри могилой. Что ж, выбор у неё был в любом случае невелик, но... Йоко о чём-то задумалась, присев на корточки прямо напротив закрытых складных фар "спящего" авто. Ей на ум только что пришла идея эпатажного "выхода в свет". Дать "алой лилии" расцвести снова и повергнуть в шок тех, кто думает, что её растоптал. Стать призраком. Задумка, конечно, попахивала откровенным безумием, но что если именно это и даст необходимый результат? Да и анонимность кое-какую обеспечит, хотя бы временную. Решив, что так и поступит, Йоко взяла ключи, заботливо прилепленные к решётке радиатора, и приземлилась в кресло. В салоне было удивительно чисто, если только не считать... Японка прищурилась, словно бы не верила своим глазам. На соседнем сидении валялся пакет с очень подозрительным содержимым. Йоко чуть подцепила его пальцами и бросила обратно. Без сомнения, это были наркотики. Много.
Странно, Годфри всегда так ненавидел наркотики и даже любые подобные зависимости (поэтому ей и пришлось бросить курить). Впрочем, этот "таракан" была как раз объясним - сестра Годфри, активно злоупотреблявшая веществами, однажды и вовсе чуть не погибла, угодив в серьёзную аварию. Она потеряла способность ходить, а лицо оказалось так сильно изуродовано, что даже операции смогли выправить это лишь частично. Естественно, из Японии её тоже пришлось забрать, и они с Бернайсом частенько навещали несчастную... Интересно, знает ли она о случившейся трагедии? Йоко не хотелось бы быть первой, кто сообщит ей такую новость.
И всё-таки, это никак не объясняло наркотики в машине. Решив, что разберётся с этим позже, Йоко вернулась к делам насущным.
Её всё ещё бил мандраж от осознания того, что придётся сделать, да и от визита ночного гостя - тоже. Но ведь это уже что-то... Что-то, похожее на зацепки, на план (и безо всяких авентадоров!). Осталось только продумать кое-какие детали. Хорошо, что времени на "подготовительные работы" было более чем достаточно.
Из раскрывшихся ворот гаража  медленно выехал "Ниссан" и столь же чинно и неспешно слился с блестящими ночными артериями города. Следом за ним вылетел белый мотылёк, свободно упорхнув в высокое тёмное небо.

На следующий день.

Йоко сидела в кухне теперь уже своего дома, пытаясь закинуть в желудок хоть что-то, кроме кофе и конфет. В руке она держала небольшой флакончик, а на соседнем стуле висела ещё не распакованная новая одежда. Японка решила, что было бы неплохо обзавестись хоть каким-то знакомством, а частичный список имён участников возможно и поможет ей встретить кого-то из них на очередной тусовке. Естественно, Йоко помнила, что лучше ей нигде не отсвечивать, в особенности, в таких вот местах. Но как-то прощупать ситуацию ей хотелось, да и к тому же, она хотела выиграть предстоящую гонку, а не просто поучаствовать - наверняка, этот Мацуда разозлится, чем и выдаст себя. В общем, нужно было именно выиграть, в противном же случае все её усилия могут поделиться на ноль, ведь тогда её, скорее всего, примут за какого-нибудь клона-неудачника, да и всё. Глянув на часы, Йоко решила что пора, и откупорила флакончик. Потянуло приятным древесным ароматом, хотя скорее всего это банальная ароматическая добавка.
Она прошла в ванную и распустила волосы - после одной простецкой процедуры они теперь были раза в два длиннее. Не Рапунцель, конечно, но как минимум на русалочку потянет. Хотя это было только начало.
Что ж, по крайней мере, будет ярко, - с улыбкой думала Йоко, по волосам и спине которой стекала в ванную алая-алая вода...

новая одёжка (только без шляпы)

http://1.bp.blogspot.com/-6hvl2iKMidg/UL2m8si0nUI/AAAAAAABdhw/B8VApjbopxM/s1600/meisa-kuroki-unlocked-photoshoot-5.jpg

Чтобы добраться до места, Йоко воспользовалась услугами такси. Она хотела выглядеть обычной зевакой и просто "слегка увлечённой", а никак не гонщицей. Да и выглядела, скорее всего "обычно" в некотором смысле. А в другом "некотором", конечно, не совсем обычно, всё-таки, не многие носят такие длинные и, главное, такие пугающе красные волосы. Наверняка, даже те возможные свидетели, с кем она успела уже где-то познакомиться или повстречаться, увидят только эти кровавые пряди, а никак не саму Йоко.
На подобных мероприятиях пронырливая японка умела ориентироваться, так что поиск нужного человека не составит особого труда. Даже и спрашивать не придётся, по сути, - просто слушать. Учитывая, что слёт состоится уже завтра, здесь в любом случае он и будет одной из основных тем для обсуждений. И долго скучать, потягивая какой-то пресный коктейль, Йоко и впрямь не пришлось. Какой-то улыбчивый китайский парень охотно делился впечатлениями и мыслями о предстоящем мероприятии, хоть и довольно поверхностно. Найти подход к Жэнь Лау оказалось плёвым делом... Хотя постоянно преследовало невнятное неприятное ощущение, должно быть, из-за случая в  прошлом, когда Йоко уже пыталась провернуть нечто подобное и чем это всё в итоге кончилось (ничем хорошим).
- Что-то не так? - с искренним беспокойством поинтересовался Жэнь, и его проницательные узкие глаза стали ещё уже. На самом деле, он просто силился её раскусить. Учитывая то, чем они сейчас занимались, это было обычным делом.
- Нет, всё в порядке. У меня, - подчеркнула Йоко, слегка прикрывшись своими картами. Кажется, победа уже была у неё в кармане. Непонятно, что так одуряло Лау - то ли мысли о предстоящей гонке, в которой он тоже очень хотел выиграть, то ли пресловутые красные волосы, подвергнутые лести уже раз шесть за вечер. А может, он просто был крайне неумел в карточных делах. Но это уже его проблемы... Впрочем, когда Йоко открылась, в глазах китайца не было и намёка на досаду. Разве что совсем маленькое разочарование. Он вздохнул, даже не спустив с лица улыбку.
- Ладно, тут ты победила.
- А разве могу где-то ещё? - удивилась Йоко (как можно более натурально).
- Конечно. Мы же играли на желание, так? - уголок рта собеседника чуть скривился, выдавая какие-то самодовольные и, скорее всего, грязноватые мыслишки.
Вот оно что, он думал, что в любом случае выиграл. Как примитивно.
- Именно, - лицо японки напротив было совершенно непроницаемым, словно бы они ещё не закончили играть.
- И что же ты хочешь?
- Я хочу, чтобы ты для меня кое-что сделал. Возможно. А возможно и нет, - вот теперь она позволила себе игриво подмигнуть.
- Кхм...Как интригующе. Но... Что же? - в голосе, наконец, послышалось непонимание и лёгкое опасение.
- Увидишь...У меня есть твой контакт. Так что, сделаешь?
- Да, конечно. Запросто.
- Хорошо. До завтра.
- Эй, а как насчёт твоего?
Она лишь молча улыбнулась ему, поднялась из-за стола и быстро растворилась в толпе, оставив растерянного Жэня наедине со своими мыслями.

Коулун-Сити (и чуть ранее)

epic : D

Йоко сидела на капоте, прикрыв глаза. Распущенные волосы чуть ли не сливали её с машиной, хотя для предстоящего дела это было бы как раз кстати. В эти последние, самые решительные, самые напряжённые минуты перед прыжком в пропасть она пыталась обрести нечто вроде внутреннего равновесия. В голову почему-то шли умиротворяющие пейзажи природы родных мест. Здесь они, конечно, тоже были где-то... Но не такие.
По идее, всё должно пройти гладко, нужно лишь подтвердить участие, ведь Годфри подал предварительную заявку немногим ранее. Конечно, его уже не ждут, но жизнь полна сюрпризов. А подтвердить можно и не выходя из машины, так что пока для Йоко всё выглядело идеально ровно.
В Коулун-Сити тоже всё шло ровно этим вечером: разномастные и разнопёрые одежды, лица разных возрастов и множество любителей покрасоваться мощностью своих движков, чьё забористое рычание перекрывало голос ведущего, в данный момент, по всей видимости,  комментировавшего этот дешёвый выпендрёж.
Они просто пока не знают, как надо по-настоящему удивлять публику, - на безжизненно-бледном от волнения лице Йоко впервые за вечер  показалось что-то вроде слабой усмешки. Она пока ещё только подъезжала к месту и особо не торопилась, хоть уже и так изрядно опаздывала. Но её целью была именно сама гонка, и ничего больше. Хотя организатор гонки оказался ещё более неторопливым, чем она рассчитывала. Когда Йоко подъехала ещё ближе, то уже ясно видела, что толпа всё увлечённо отрывается на площади в стороне от расчищенной трассы. Какая-то женщина с татуировкой во весь живот и вовсе распласталась на капоте серебристой "Хонды", демонстрируя, как её чёрные узоры гармонируют с аэрографией на авто. Йоко без труда узнала его обладателя - Жэнь Лау.
Прекрасно, даже не чешется...Надо было приехать позже.
Следующим, на что невольно упал её взор, оказался.... Да, чёрный Ламборгини.
Ты. Опять.
Йоко аж зубы стиснула от возмущения, кажется, стремясь стереть его силой взгляда, как какую-то жирную чёрную кляксу. Нет, понятно, что мир тесен, но в этом плане он мог бы быть и попросторнее...
Час от часу не легче. Ты не мог выбрать другую гонку, "авентадор"?
Кстати говоря, она не знала, как его величать (да как-то и желания узнавать не было).
Когда "Ниссан" полностью въехал в залитое перекрестным светом фар пространство, Йоко, всё ещё уничтожавшая взглядом "кляксу-авентадора", увидела, как владелец авто вышел, видимо, перекинуться с кем-то парой слов. Но что-то настойчиво подсказывало, что этот тип приехал сюда не для болтовни.
Ладно. Держись за крышу, чтобы не упасть.
Проехав, почти прокравшись (насколько это применимо к машине) нарочито близко от "авентадора", Йоко неожиданно для зажмурившихся окружающих включила дальний свет и с каменным выражением лица отправила подтверждение. Ответа пришлось ждать дольше положенного... Наверное, у ведущего случилось лёгкое потрясение. Йоко не особенно следила за окружением, скорее, она наоборот была рада спасительным теням наглухо затонированных стёкол. Краем сознания она понимала, что обычно в таких местах царит веселье, расслабленность (не без соревновательного элемента, конечно же), это всё абсолютно нормально, но сейчас она была слишком напряжена и сосредоточена на том, что нужно было сделать. И весь этот потусторонний праздник жизни казался каким-то окном в другой мир (впрочем, из салона всё так и выглядело).
Пора вас расшевелить, праздные копуши.
Резко сдав назад, Йоко не менее резко снова рванулась вперёд и в критической близости от толпы ушла в боковой занос. Большая часть зевак отшатнулась назад, но кто-то всё равно невозмутимо снимал видео (всегда есть такой человек, чтоб его).
Примерно показав свои намерения, Ниссан в зловещем молчании застыл у отметки старта. Впрочем, через пару мгновений хрипловатый, но вместе с тем звонкий "голос" движка прорезал внезапно  наступившую гнетущую тишину.
Йоко давала понять, что "призрак" явился сюда не для игр, а исключительно по делу.

Ниссан

http://sa.uploads.ru/t7Y60.jpg

+1

7

[AVA]http://funkyimg.com/i/2wkm4.png[/AVA]

бэкграунд

Лёгкий поворот светорегулятора на стене, достаточно старомодный для того, чтобы находиться в современных гонконгских апартаментах, пробудил десятки плоских потолочных светильников ото сна. Мягкий черный ковролин чувствовался с каким-то особым комфортом, подчеркивая скопившуюся усталость в ступнях. Джонатан облегченно вздохнул, разминая пальцы на ногах и массируя напряженную шею, сконцентрировав вид на том, что всякий раз бросалось любому в глаза, когда переступался порог квартиры. Как всегда большие панорамные окна высотой в два этажа открывали живописный вид на Абердинскую гавань, разукрашенную в сотни цветов неоновых огней уличного освещения и вывесок. Почему-то от перенасыщенной модерном картины ночного мегаполиса невозможно было устать, но он всё равно не могла сравниться с  тем, что уже видел Джон, стоя у окон пентхауса Сентрал-Плаза. Или дело было всего лишь в восприятии сентиментальных воспоминаний семилетнего мальчишки. Не зря же говорят, что в детстве всё видится ярче, а когда вырастаешь, тебе кажется, что вот, только тогда мир вокруг был круче, жвачка вкуснее, трава зеленее, а небо шире.

- Гонконг никогда не спит, - еле слышно пробормотал Джонатан. Всё в этом городе казалось сплошным напоминанием о детстве, даже эта квартира.

Ричард Стингер, будучи закоренелым бизнесменом, считал, что успешные люди с самого детства должны были воспитываться в соответствующей среде. Он никогда не скрывал, что Джонатан являлся для него первично – долгосрочным вложением и только вторично – родным сыном. Кто-то бы счёл такие отношения в семье неприемлемыми, на что сам Джон бы ответил, что в каждой семье свои стандарты приемлемости. Он рос в роскоши и достатке, в то время как остальные дети лишь могли мечтать о подобном. Пускай, его будущее было предрешено и расписано, но другого Джон для себя не хотел (ведь, на самом деле, только дурак отказался бы от судьбы наследника крупной компании). Богатые тоже плачут – сопливое мелодрамное дерьмо для не видевших настоящей бедности. Лучше плакать в уютном кожаном кресле своего кабинета, чем стоя у конвеера вторую смену подряд на заводе. Это Джон очень хорошо усвоил, лишившись отца, а с ним и своего «распрекрасного» будущего. И, казалось бы, какая теперь разница? Ведь, сейчас он жил ничем не хуже: сидя на том же кожаном кресле, в шикарной квартире, к которой он подъехал на роскошной тачке. Наверное, для полноты картины не хватало только смазливой азиатки на коленях, но с ней сегодня, увы, как-то не задалось. Но неважно, ведь настоящей правды это не меняло. Вся эта повседневная «мишура» не способна была скрыть голые стены сознания с одной лишь надписью на них: «зачем я здесь?». Жизнь преступника стала настолько пустой и лишенной смысла, что дальше так жить Джон уже просто не хотел. Непреодолимое чувство ненависти к «Синкай» и Джанг Бэю было единственным, что ещё поддерживало в нём внутренний огонь. Он хотел отомстить этим ублюдкам даже ценой своей чертовой жизни, если потребуется. Ведь в таком виде она всё равно не представляла особой ценности. Стингер уже давно ощущал себя пустым местом, не способным изменить хоть что-то в этом треклятом несправедливом мире. Эта бесполезность и беспомощность, словно, деформация изнутри, постепенно уничтожала его. Он чувствовал себя жалким, не добившимся и десятой части того, чего добился его отец. А нет ничего хуже, чем осознание собственной никчемности. И, спрашивается, почему прозрение о неправильной жизни, приходит с таким опозданием? Приди оно на десяток лет раньше, Джон, возможно, смог бы изменить всё и поступить правильно. А как оно правильно... честно говоря, он и сам не знал. Но одно знал точно, что сейчас он хочет лишь мести и возмездия. Ни ради светлой памяти отца или восстановления справедливости, а ради себя самого, того семилетнего сопляка, у которого когда-то отняли право на беззаботную жизнь, и которую теперь вели вместо него.

«- Черт, эта преступная размазня точно твой сын?» -  глоток ледяного «Джим Бима» медленно обжигал горло, пока голос диктора на телевидении продолжал заглушаться потоком собственных мыслей.

- ... после второго слушания в деле продажи заводов «REDUX Текнолоджи», государственный суд КНР вынес ошеломляющее решение в пользу учредителей завода «Синкай Груп», что откровенно потрясло всю общественность страны и вызвало кучу протестов на улицах Гонконга и Шанхая. Напомним, что в декабре 2182 года, исполнительный директор «Синкай Груп» Джанг Бэй, сократил весь персонал двух заводов «REDUX Текнолоджи», насчитывающих три с половиной тысячи рабочих мест, нарушив при этом не только трудовые контракты, заключенные работниками при трудоустройстве, но и их социальное право на выплаты пенсий за проф.вредность и алиментов за преждевременное увольнение, - большое голографическое изображение телеведущей в новостях заняло половину высоты квартиры. Стингер снял куртку и неаккуратно бросил её на спинку кресла, расслабленно усаживаясь перед экраном и наливая в стакан виски.

- Корпорации ликуют, люди страдают, правительство бездействует. Куда смотрит профсоюз и почему у суда связаны руки? В этом животрепещущем вопросе разбирался наш корреспондент Лан Чуань, - экран белоснежней студии телеканала переносится в правый верхний угол экрана, освобождая место под панораму финансового района Гонконга и мужчину средних лет в выглаженном костюме, что внимательно смотрит в камеру на фоне марша протестующих демонстрантов.
- Добрый день, Лан. Пожалуйста, расскажи нам, что происходит, - спрашивает телеведущая, из-за дневного времени на записи становится понятно, что новости являются ночным повтором уже произошедших событий.
- Добрый день, Мин. Я сейчас нахожусь в сердце финансово сектора всех корпораций Гонконга – Норт-Пойнте. Аккуратные улицы района, обычно пестрящие выглаженными галстуками и белыми воротничками офисных служащих, сейчас переполнены протестующим рабочим классом. Люди настроены решительно, многие из них разгневаны и чинят беспорядки. Полиция совместно с частными охранными фирмами пытается поддерживать порядок, но кажется, это порождает лишь большее сопротивление, - брови репортёра всякий раз напряженно хмурятся. Его голос, то и дело заглушается криками недовольной толпы, что маршем шествует по кварталу с плакатами и хором скандирует: «бойкот продаже», «наши жизни разрушены, наши здоровье продано»,  «Джанг Бэй – вор и убийца», - Напоминаю, с декабря это уже третья по счету крупная демонстрация в Гонконге, осуждающая легитимность продажи «REDUX Текнолоджи».
- На первый взгляд, эта демонстрация выглядит намного масштабнее предыдущих, я права, Лан? – телеведущая нарочно делает акцент на количестве протестующих и значительных проблем в их разгоне.
- Всё верно, Мин. Это самое крупное шествие из трёх.
- Я так понимаю, люди продолжает требовать от правительства и корпораций гарантии выплат их пенсии?
- Лучше узнать у них самих, Мин. Несколько человек из демонстрантов согласились дать нам интервью, - камера смещается с центра и рядом с репортёром становится видно троих людей: мужчину и женщину средних лет и одного совсем молодого юношу, - Мистер Чэн, расскажите, пожалуйста, что вы и остальные рабочие, собираетесь делать после того, как суд уже дважды вынес решение в пользу «Синкай Груп»?
Статный мужчина с проступающей сединой сквозь смолистые черные волосы, обращает взор серых глаз к камере. Внизу экрана появляется аннотация в полупрозрачной синей рамке с пояснительным текстом: «Юйхэн Чэн, начальник отдела по техногенной промышленности НЭ «REDUX Текнолоджи»».

- Ответ на ваш вопрос прямо перед вами – мы не собираемся молчать, когда трудовое право человека растаптывает кучка преступников и коррумпированных чиновников. Вся мировая общественность давно в курсе о том, насколько губительным для организма человека является постоянный контакт с нулевым элементом. А это, то с чем мы работаем каждый день, каждые 10 часов на своей смене, для того чтобы Вы, Ваша жена, Ваши дети, имели возможность купить билет на туристический лайнер к Цитадели, приобрести новенький аэрокар или современный двигатель для Вашей машины. Мы в буквальном смысле отдаём часть своей жизни для того чтобы сделать Вашу комфортнее. И в полной мере заслуживаем обещанной компенсации. Ведь у нас тоже есть семьи, которые нужно кормить и содержать, поэтому... кх-кх, мы будем до последнего бороться за восстановление справедливости, кх-кх, - затем речь мужчины оборвалась болезненным кашлем. Сквозь белый платок, который он поднёс к губам, выступили алые капли крови. Рядом стоящие демонстранты обеспокоенно окружили его.

- Господин Чэн!
В ответ мужчина нервно махнул рукой, откашливаясь.
- Правильно я понимаю, что этот кашель – наглядное проявление деградации организма при долгой работе с нулевым элементом? – сложив фрагменты мозаики воедино, предположил корреспондент.
- Всё верно! Смотрите на что «Синкай Груп» и правительство КНР так спокойно закрывает глаза! – юный парень, который стоял рядом Юйхэн Чэном, привлёк внимание оператора на себя. Закашливаясь, мужчина, выступавший ранее, пытался успокоить его, но приступ был явно сильнее его попыток. Молодой парень же не прекращал вещать резкой критику в сторону правительства. По количеству «запикиваемых» в эфире слов, в выражениях он явно не стеснялся. Джонатан покачал головой, выключая телевизор. 

- В этом мире нет справедливости, старик. Лучше бы ты следил за своим здоровьем, а не продолжал отчаянно светиться на экранах, - смотреть на Чэна, загибающегося под натиском недуга, было болезненно. Особенно, когда приходилось видеть это и в реальности, а не только на экране. Джон и Л.Хан столько раз пытались убедить его не принимать участие в демонстрациях, мол, и без него народ справится. Но Юйхэн оставался непреклонным идеалистом. Он всё ещё верил, что сможет добиться от правительства повторного суда над «Синкай», хотя настоящий ущерб для корпорации, по-прежнему, крылся лишь в потере денег и подрыве репутации среди местных триад. Чем, собственно, «Тройка» с «Далишу Гуи» и другими «небезразличными» активно занималась всё это время. Можно даже сказать, что Джон вместе с ними боролся за «правое дело». Хотя интересовал его, по-прежнему, лишь один исход – полное уничтожение «Синкай» и Джанг Бэя.

- Надеюсь, ты поймёшь это раньше, чем... - вполголоса прошептал Джонатан, подходя к окну и всматриваясь в ночной город.
« - А если нет, я отомщу за тебя. Отомщу за нас всех»

Через два дня.

немного картинок

http://s3.uploads.ru/LXFSb.jpg
http://s6.uploads.ru/zYmda.jpg

Коулун-Сити или Нео Коулун, легендарный «город-крепость», монолитный гигант, отстроенный союзом нескольких корпораций на территории своего древнего предшественника в начале 22 века и разросшийся в размерах под полноценный район Гонконга. Местные называют это место городом в городе, за металлическими стенами которого номинально царят свой закон и порядок. Нет-нет, по улицам не ходят отморозки, размахивающие пушками и битами. Центральные и верхние уровни города тщательно оснащены мощной роботизированной системой защиты, и являются совершенно безопасными, даже рекомендованными турагентствами для посещения. Как и большинство районов Гонконга, Нео Коулун пестрит ночными клубами, барами и казино, которых здесь, пожалуй, больше всего. Будучи негласной столицей киберпреступного мира, этот город известен своими кибер-рынками, где легально и нелегально продают различного рода электронику, программный софт, информацию и даже вирусы. Также это одно из немногих мест на Земле, где всё ещё можно найти древнюю технику из 20 и 21 века. Правительство и спец.службы на протяжении многих лет пытаются вести борьбу с хакерами, но слишком часто это заканчивается колоссальными убытками для департаментов полиции и городских советов, сервера баз данных, которые то синхронно ложатся на пару дней, то теряют часть информации по расследованиям. Однако десятки лет противостояния с Коулуном показали, что дешевле обходится закрывать глаза на теневую деятельность, чем потом подсчитывать убытки от борьбы с «Мао Шанрэн»*.

Пожалуй, после Абердина Коулун-Сити был вторым по счету любимым местом Джона в Гонконге. Как в шутку любят говорить местные: «под железным небом Коулуна дышится свободнее, чем во всей Поднебесной». И это, действительно, было правдой. Контроль правительственных организации на этой территории был минимальным, а показатели преступности очень низкими, основная концентрация которых приходилась на нижние уровни города. Что само по себе намекало на то, что «Мао Шанрэн» в какой-то мере идеалисты и «робин гуды» своего времени.  Стингер любил здесь гонять. Автомагистраль Нео Коулуна имела запутанную спиральную иерархию, которая по нраву приходилось любому уличному гонщику, посетившему город.  Небось, псина Мацуда отстегнул порядочно кредитов «Мао Шанрэн», чтобы те, как обычно, не скидывали на слёт стритрейсеров «рояли и наковальни» из вышедших из строя движков и рейдов полиции. В этот раз всё должно было пройти гладко, как по маслу. Хотя Джон настолько привык к риску, что его отсутствие скорее настораживало, чем успокаивало. Рисуя незамысловатый узор вихря резиной на асфальте размашистым дрифтом, Стингер припарковался, едва не задев бамперы около стоящих тачек, владельцы которых одобрительно присвистнули на только что исполненный миллиметраж.

epic[2] ;D


- Это же Абердинский Торнадо, сколько лет, сколько зим, компаньеро! - один из гонщиков с небольшой компанией мексиканцев подошел к «Авентадору».
- Думал, ты уже на полпути в Мехико, амиго, - Стингер искренне улыбнулся, пожав мужчине руку в приветствии.
- Ай, я уже сколько раз собирался, да всё никак. Деворадор де альмас**! Воистину прекрасен этот Гонконг и трассы здесь – просто экселенте, - высокий, крепкий мексиканец воодушевленно оглянулся вокруг, продолжая наседать на уши Джону о своих впечатлениях пребывания в южной жемчужине Китая. Сам Стингер кивал и отвечал дежурными фразами, но, на самом деле, его мысли были далеки от этого разговора. Мужчину больше волновал Мацуда неподалёку, который дрифтовал 360 на своей ядовито-желтой «Хонде».

« - Он так пожжёт всю резину ещё до начала гонки» - издевательски прокомментировал про себя Джонатан. Любой гонщик любил внимание, но кое-кто явно больше других. Мацуда был ярким примером человека, которого ослепляла слава. Впрочем, он и сам кого угодно мог ослепить цветом своей машины. Стингер ненавидел эти кричащие, выедающие оттенки, ведь сам он, как и его «Ламборгини», выглядели полной противоположностью. И пока мужчина размышлял о том, насколько нелепым выглядят потуги синкайского пса привлечь внимание публики, ослепительно яркий ксенон привлёк внимание к нему самому. Разглядеть наглеца, публично бросившего Стингеру вызов, никак не получалось. Глаза так сильно резало, что даже пришлось прикрыть их ладонью. Сцепив зубы и щурясь, Джон, всё же, не собирался отворачиваться. Дожидаясь пока забияка у руля, наконец-то, покажет себя, Стингер даже начал делать мысленные ставки на то, кто бы это мог быть. Но все его варианты с крахом провалились. Джон редко показывал своё удивление, но сейчас остаться невозмутимым у него просто не получилось.

- А этот парень крепкий орешек, - присвистнул рядом стоящий мексиканец. А затем, немного недоумевая от реакции Стингера, вопросительно обратился к нему, - Что с тобой, амиго? Ты будто призрака увидел.
- Призрака... возможно, ты прав, - вполголоса молвил Джонатан, зачарованно наблюдая за дрифтом знакомого красного «Ниссана».
« - Та девушка сказала, что Хон Байхэ мёртв... она соврала? Но откуда ей было известно о месте встречи? Она не была похожа на шавку «Синкай», неужели, я ошибался?» - чего-чего, а увидеть воскресшего Годфри Джон никак не ожидал. И это всё ему очень не нравилось. Годфри мог подговорить свою подружку явиться вместо него, чтобы разнюхать информацию о «Тройке». Прикрывшись сопливой историей о потере любимого, девчонка ловко избежала участи корма для рыб, а вот Годфри, в свою очередь, оставаясь целым и невредимым, получил нужную информацию. И, судя по столь агрессивному поведению, собирался ей воспользоваться в скором времени. В каких целях – Стингер мог только гадать, но гонка точно расставила бы всё на свои места.   
- Что-что? – переспросил рядом стоящий гонщик.
- Сегодня лилию поглотит торнадо, – в пустом взгляде Джонатана воспылал дух соперничества, - Напомни мне больше никогда не верить заплаканным мордашкам, - словно обращаясь к самому себе, Стингер открыл двери «Авентадора» и сел за руль.
- Удачи, компаньеро, - мексиканец пожал плечами, так до конца и не поняв смысла сказанного. Гонка должна было вот-вот начаться, поэтому он и его компания тоже разбежались по своим тачкам.

Старт не заставил себя ждать слишком долго. Вскоре все машины, участвующие в заезде, заняли свои места. Тачка Мацуды маячила в первых рядах, в то время как Джонатану достался пятый. Его это совершенно не расстраивало, ведь изначально он не планировал выигрывать гонку, а напротив, участвовал для того, чтобы желтая «Хонда» одержала победу, которой так жаждала всё это время. Да и чего, собственно, жаловаться, когда с лобового стекла открывался такой «живописный» вид?  «Авентадор» «дышал» прямо в затылок красному «Ниссану», норовя закатать своего соперника прямо в асфальт. Джон злился, и это соответствующим образом отражалось на его машине. Когда голо-таблички на старте окрасились в зеленый свет, мотор «Ламборгини» взвыл словно смерч. Грубо протаранив бампер «Ниссана», Джонатан рванул вперёд, обминая Годфри, машину которого понесло влево. Обычно Стингер редко таранился в гонках, но наглый вызов Хон Байхэ заслуживал только наглого ответа. Пусть эта вмятина на бампере станет ему уроком... если, конечно, он не успеет нахватать новых, ведь гонка обещала быть долгой.   

трасса пристегни ремни или держись за крышу

http://se.uploads.ru/J2ntl.jpg
http://s5.uploads.ru/D6ZJI.jpg

____

* – кибер-триада Гонконга, главой которой является Шанрэн, самопровозглашенный мэр Нео Коулуна. Полулегендарный хакер, находящийся в розыске. Известен под именами - Трэйдер, Торговец солью (отсылка к истории города-крепости во времена Династии Сун, когда Коулун был лишь небольшим аванпостом для контроля торговли за солью). Доселе никому неизвестно его/её личность и местонахождение. О своём существовании Шанрэн даёт знать, взламывая терминалы, планшеты, и коммуникаторы, представая в образе человека с маской китайского кота-демона с роботизированным, искаженным детским голосом. Так же делают и остальные его хакеры-последователи. Ходят слухи, что именно Шанрэн контролирует инфраструктуру Коулун-Сити. Все, кто переходил ему дорогу, рано или поздно, оказывался с выпотрошенными счетами в банке или каким-то образом оказывался за решеткой, с кучей несуществующих обвинений. 
** - с испанского «пожиратель душ», в контексте имелось в виду: «город, пожирающий души».

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты » Черная четверка