Пишет
Nirgal Nelis в "Белые стены"
Ниргал немного напрягся от того, что они в помещении были втроём. В одиночку, безусловно, опаснее и страшнее, но от самого себя удара в спину можно не бояться. Иначе это было бы очень забавное зрелище. Саларианец явно не хотел много разговаривать, чтобы вслушиваться в тёмное пространство комнаты. Бдительность явно не является тем качеством, которое Нелис пишет в анкетах в первую очередь. читать дальше >>
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Новая Мекка - Урднот Меон
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Духи злобы Поднебесной - Оливия Морган
Запретная территория - Неро Люциус
Ростки ненависти - Ингус
Город грехов - Оливия Морган

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Ежемесячные голосования. Не забывайте про этот подфорум. Мы категорически агитируем тащить туда все отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в августе.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, людиВолки: демонический лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты (2186 год) » Кольцо Огня


Кольцо Огня

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Время: 2186 год, конец января
2. Место действия: Скиллианский предел, планета Харшок
3. Сюжет: В результате спецоперации "Затмение" выкрало у батарианской частной корпорации данные об исследованиях в области вирусологии. Но транспорт наемников сбит, эвакуировать группу не удается. Тогда "Затмение", желая во что бы то ни стало получить информацию, идет на отчаянный шаг - высылает в эфир сигнал бедствия. Первой откликается на этот сигнал турианская разведка. Иерархия соглашается помочь в обмен на то, что "Затмение" поделится данными. Молниеносная сделка обговорена, капитан Варон Скаторус со своей группой готовится к выполнению этой задачи. Однако в зоне высадки слишком жарко. Чтобы не потерять челнок, турианцы высаживаются поодаль от позиций "Затмения". Соответственно, и после встречи с наемниками им придется пройтись пешком обратно.
Однако, возможно, враждебно настроенные солдаты, - не самая большая проблема.
Кольцо Огня - так называют эту область батарианцы. Ее границы - сплошные разломы и кратеры вулканов.
4. Участники: Кира Бернайс, Варон Скаторус.

Отредактировано Skat (9 февраля, 2017г. 20:31)

+1

2

надо было назвать квест Сады Семирамиды


Прохладное помещение с полупрозрачными округлыми стенами напоминало громадный паучий кокон, подсвеченный болезненно-синим тусклым светом. Казалось, что под высоким сводчатым потолком и впрямь клубились невидимые пауки, поблёскивая множеством маленьких глаз. Но то были лишь бликующие "чешуйки" силовых кабелей и зрачки множества видеокамер.
"Образцы крайне чувствительны к свету. Попадание даже одного яркого луча света на них может повлечь за собой самые непредсказуемые последствия! Именно поэтому мы всегда работаем в почти полной темноте," - объяснял им видный батарианец в форме точно таких же тёмных цветов, из-за чего сливался со стенами, и казалось, что его надменный голос вещал из ниоткуда.
Сейчас же три фигуры застыли среди лабораторного сумрака. На одной из них, самой малой по "габаритам", смутно виднелся символ перечёркнутого солнца. Шлем был снят по требованию заказчиков, так что лицо наёмницы в броне жёлтых тонов (здесь казавшихся почти белыми) не было ничем скрыто, обнажая бледную заинтригованную физиономию, прикрытую чуть растрепавшимися чёрными волосами до плеч.
Как...символично, - думала Бернайс над словами батарианца и, спускаясь взглядом со стен, косилась на своего подельника, так словно они с ним задумали какую-то детскую шалость, известную только им двоим. Хорошо хоть в темноте не особо было видно. На самом деле, Кира просто волновалась, вот и сверкали глаза как-то нездорово, а вежливая полуулыбка на секундочку превращалась в предвкушающую ухмылку. Дабы как-то скрыть волнение, она обняла свои локти, якобы в важной задумчивости.
- Меня не устраивают ваши цены. Сделка отменяется, - резко "каркнул" стоявший рядом саларианец. Высокий, бледно-серый и к тому же одетый в какой-то чёрный балахон, какие обычно носит их аристократия. Он чем-то напоминал бога смерти, сошедшего на землю. Высокий страшный и костлявый, с чёрными поблёскивающими углями вместо глаз. Вблизи Кире приходилось задирать голову, чтоб увидеть его лицо, в местном освещении сильно напоминавшее обтянутый череп. Даже чуть кривые загнутые рога саларианца казались длиннее из-за сгущённых теней. Его звали на редкость языколомательным именем - Гернихьер. Хотя Кира его звала просто Генрихом (по разрешению последнего, само собой). Он был, пожалуй, идеальным актёром, тем более по саларианским меркам. Никто бы и не подумал, что в этих пафосных одеждах стоит точно такой же наёмник, как Кира, а не напыщенный проницательный аристократ.
- Что?! - батарианец явно не ожидал такого поворота.
- Что? Что слышали. Снижайте цену. Я потратился на наёмников, на спецзаказ практически от самой далатрессы. И что же я вижу? Не закончено... ничего. Бездари. Я в возмущении, и оно справедливо.
- Вовсе нет! Почти всё уже готово к транспортировке, нам просто нужно было чуть больше времени.
- Сделка отменяется, - вновь прозвучало, как свист занесённого палаческого топора над голой шеей. На данный момент - батарианской.
- Нет, погодите! Вы не понимаете, насколько это опасно. Просто не могли бы вы немного подождать?
Генрих в лёгкой задумчивости поскрёб свой узкий подбородок чёрным ногтем, презрительно кривя безгубый рот.
- И что взамен?
- Вы получите всё и даже больше.
- Больше? Меня интересует процесс. Раз уж вы говорите, что он так сложен. Я хочу это ВИДЕТЬ.
- Что ж... Это, конечно, нежелательно, но раз обстоятельства так складываются, то можете пройти в центральные помещения. Но вы там всё равно ничего не увидите, это бессмысленное упрямство! И наёмникам придётся вас подождать...
- Они и ждут. А это... - чёрные озёрца глаз ткнулись в чуть напрягшееся лицо Киры, - это же мелочь. Она при мне как украшение. Её можно сломать одним нажатием.
Что?! Мы так не договаривались, Генрих. Сломает он, - Бернайс возмущённо сжала руки. Это, к сожалению, всё, что она могла себе сейчас позволить.
Зато батарианскому учёному такая шуточка явно пришлась по душе. Кире даже показалось, что тёмно-бурая морда растянулась в мерзкой понимающей улыбке, хотя скорее всего виновата была игра света.
- Ладно. Пусть пройдёт.
Всё-таки Генрих был по-салариански хитёр и разбирался в психологии даже чуждых рас – это было одним из его неоспоримых достоинств в такого рода тёмных делах (сегодня во всех смыслах тёмных). Зелёный свет был дан, и светлые двери лаборатории плавно разъехались.
Близится момент...
Чёрт, Бернайс так не волновалась даже на старте какого-нибудь особо важного заезда. Может, потому что под ладонями уже не было успокаивающей, чуть шершавой поверхности руля. Да и, скорее всего, не будет никогда.
Осторожно, как забравшаяся в дом охотников ласка, Кира последней переступила порог нового помещения, почти полностью скрываясь в расплывчатой рогатой тени. Величавый саларианец наоборот излучал уверенность, хотя Кира лишь видела чуть развевавшиеся полы его балахона, будто частичку самой Ноктюрнал ночи, приклеившуюся к кому-то живому.
Этот зал был значительно длиннее и ещё темнее, дальние стены едва ли просматривались. А ещё до обоняния докатывались странные запахи, чем-то необъяснимо манящие. Японке даже вдруг показалось, что она «слышит» давно позабытый запах цветущих магнолий. Белизна и пурпур. Снег и кровь. Но этого не может быть... Стоило только так подумать, как наваждение само собой вдруг рассыпалось и увяло.
Хотя если бы ей сказали, что где-то тут лежат сугробы, то наёмница бы охотно поверила. От пробирающего могильного холода спасала только броня. Учитывая, что находились они в одном из самых жарких мест планеты, это было как минимум странно.
И тут ей вспомнились слова теперь уже Генриха, когда «Затмение» ещё находилось на стадии проработки диверсии.
«Я хорошие изучил данные по этому исследовательскому проекту. Так называемые «цветы Намиры», на основе которых ведётся разработка оружия массового поражения, питаются теплом. В чрезмерном холоде они существовать не могут, а лёгкий холод останавливает процесс их размножения. Но как ни парадоксально, они сами создают холод вокруг, медленно вытягивая тепло. Таким образом, невозможно точно определить, угрожают ли цветы окружающим, напитаны они теплом или уже растеряли его, поглотили всё и медленно загибаются от холода... И самое главное, по задумке местных архитекторов смерти они выглядят красиво, так что, скорее всего, жертвы едва ли почувствуют какой-то подвох. Более того, их запах способен оказывать некоторое влияние на подсознание при первом же контакте. Вы не можете знать, безопасен ли тот цветок, что вы увидели в магазине, но вам наверняка захочется его купить. Те, кто не знает об этом (а жертвы, разумеется, не знают), фактически обречены вот на что: в течении примерно месяца мир вокруг них будет неумолимо и плавно меняться, незаметно окутываясь цветущими деревьями, выросшими буквально на костях. По замыслу цветочный вирус превращает живой организм в подобие растительной формы жизни (хотя сначала это будет напоминать банальную простуду, а потом... Кто сумеет найти человека, обернувшегося в дерево?). Но это будет происходить с теми, кто слабее духом, а те, кто сильнее, будут жить в иллюзии, что всё в порядке, пока в конце концов сами не заразятся или не посходят с ума, разрушив эту иллюзию и увидев себя в окружении одеревенелых трупов, корней и душного смога из пыльцы.
Изначально эта разработка должна была улучшить экологию на загибающихся планетах. Но, как видите, была серьёзно доработана… Тем не менее, работы над Намирой ещё ведутся. Трудно рассчитать эффект такого хаотического и опасного оружия. Впрочем, по-настоящему опасно оно лишь при длительном контакте – более шести часов. Но многое зависит и от сопутствующих факторов, вроде климата, количества
растений и моральной устойчивости жертв.
И как только живого тепла поблизости больше не остаётся, цветы начинают умирать сами собой. Таким образом, «площадка» расчищается почти безболезненно и тихо. И никаких следов войны, отравы и прочего. Только цветущие сады. Неплохо, да?
Точно известно только то, что семена этих цветов больше реагируют не на тех, кто беззащитен, а на тех, кто от них защищается, поэтому шлем лишь усугубляет положение. А также и то, что свет делает их гораздо агрессивнее и вызывает непредсказуемые побочные эффекты – именно над этим сейчас ломают голову наши изобретатели, пытаясь избавиться от такого большого недостатка. Вот это нам будет полезно знать. Именно этим мы и воспользуемся.»
Гернихьер сейчас играл роль богатого интригана, решившего выкупить образец биооружия ещё до завершения работ над ним. А "Затмение" должно было заниматься всей чёрной работой по транспортировке и охране ценного груза. Хоть это и была незаконченная, непредсказуемая и "агрессивная" версия Намиры, она всё же оставалась ценной. И даже более ценной для коварных помыслов "Затмения". Владея необходимыми знаниями, саботировать разработку (желание заказчика) не составит и труда. При условии нахождения в непосредственной близости от образцов, что и удалось только что осуществить.
Пальцы слегка подрагивали, когда Кира в очередной раз незаметно касалась ими стены или любой удобной поверхности, прикрепляя микроскопические ампулы с химическим реагентом. Через сорок пять минут они должны были разорваться несколькими долгими яркими вспышками света, спровоцировав тот самый "побочный эффект". Всё это также было идеей Генриха, вспомнившего, что подобные осветительные огни иногда использовались в шахтах. Нужно было лишь немного поработать над ними, а в "Затмении" всегда было достаточно умельцев по этой части.
Даже если лабораторные работники использовали визоры, то на наёмницу они не оборачивались, поглощённые рабочим процессом, тем более в присутствии "важной шишки". Сам Генрих успешно оттянул на себя всё возможное внимание, сделав вид, что едва не упал, и громко выражая своё недовольство.
Всего ампул было десять. Закончив с последней, Кира как бы невзначай направилась к двери и застыла поодаль. Она знала, что Генрих, в отличие от всех присутствующих, за ней следил внимательнее всего.
- Возмутительно! Сами сидите в этом склепе. Я подожду снаружи, когда ваши копуши, наконец, исполнят мои указания.
- Но я же вам говорил... - слабо подал голос батарианец. Однако его слово едва ли что-то значило. В конце концов он сознательно шёл на риск, сливая разработку постороннему лицу. Дело, как обычно, было в деньгах - получив приличный аванс, батарианец теперь рассчитывал на большее, когда агрессивная Намира успешно "покажет себя".
Что ж, до "демонстрации" осталось недолго...но я этого не увижу, - думала Бернайс, как раз когда они с Генрихом проходили мимо обзорного окна, выходившего в "запретную лабораторию". Тут-то и произошло непредвиденное, перечеркнув весь стройный план.
Яркая вспышка, резанувшая по глазам, будто миниатюрная сверхновая, заставила отшатнуться от стекла, машинально прикрыв лицо тыльной стороной руки. От увиденного в жутко замершем, угасающем сиянии по жилам разлился едкий холод.
Цветы, до сего момента мирно росшие под какими-то затемнёнными колпаками, тут же начали набирать рост, легко разрушив свои хрупкие "тюрьмы". Потом их корни, как стремительно толстеющие питоны, спустились с подставок и потянулись к "теплу", коим были ближайшие работники. Естественно, те бросились наутёк, но не все. Движения некоторых жертв уже были странно заторможенными. Корни легко оплели и погребли их под собой, прорывая одежду и вплетаясь под кожу. Отсюда не было слышно ни их криков, ни какого бы то ни было шума, отчего создавалось впечатление нереальности происходящего. Да в такое и не хотелось верить! Однако самое жуткое случилось с оставшимися в живых – их поглотило безумие первых выброшенных в воздух семян. В замкнутом помещении это и вовсе оказало ужасающий эффект. Густо осев на живой ткани, семена начали прорастать, буквально на глазах превращая тела в мерзкую разлагающуюся органику. 
До этого Кира себе иначе всё представляла, и теперь была просто шокирована происходящим. В ноги будто воткнулись невидимые гвозди, не позволяя двинуться с места. Только примерно через минуту она поняла, что стоит и таращится в стекло широко раскрытыми глазами. Впрочем, Генрих выглядел ничуть не лучше.
Оцепенние спало вместо с полностью угасшим светом, однако перед этим Кира успела увидеть изуродованного батарианца – кажется, того самого, что был их проводником. Изо рта того текло что-то вязкое и чёрное, изрытая нитевидными корнями кожа покрылась струпьями, а в каждом из четырёх глаз распустилось по цветку, разворотив и выдавив, собственно, сами глаза.
Нам просто адски повезло, что это помещение изолировано... Но надолго ли?
Учитывая, что пока разорвалась всего одна капсула – нет. Внутри лаборатории всё словно застыло в ожидании новой «порции». Только тускло светились листья цветов, выхватывая изо мрака искривлённые силуэты, когда-то бывшие кем-то живым, а теперь, скорее всего, застрявшие в промежуточной стадии.
В глазах обоих наёмников отразилось одно-единственное желание – бежать. Хорошо, что это Кира неплохо умела делать и почти не отставала от долговязого саларианца, балахон которого теперь трепетал впереди, будто чёрный парус. Конечно, она могла бы бежать быстрее, если бы спину не оттягивала тяжесть винтовки. Однако направиться в такое место без серьёзной карты на руках было бы непростительной ошибкой. Но сейчас козырь носил совсем иную масть...
Вокруг, естественно, царили паника и хаос, в которых «виновникам торжества» пока удавалось скрываться. Впрочем, это тоже было ненадолго – по коридорам уже сновала вооружённая и злая, как рой потревоженных шершней, охрана, хоть ей и препятствовал всеобщий хаос. Чтобы вырваться на свободу, Кире пришлось активировать маскировку. Как раз в этот момент она почувствовала, как пол и стены сотряслись, и где-то в глубине здания раздался протяжный скрежет.
Должно быть, вторая вспышка...
Почему это произошло раньше, чем положено, пока было не ясно. Неужели ошибка в расчётах? Генрих ошибся?
Кире почему-то не верилось в подобное. Несмотря на подозрительное отношение к ксеносам, Генрих вызывал у неё уважение. Да и к тому же, был надёжным боевым товарищем, который с самого её вступления в «Затмение», не отнёсся к ней скептически и даже шёл на контакт, иногда рассказывая какие-то интересные истории. И, самое главное, это не было чем-то иррациональным или продиктованным задними низменными мыслями – у саларианцев ведь такого просто нет, в отличие от частенько грешащих этим азари. Вообще от прошлой общительности уже мало что осталось, и этот бледный саларианец для японки был приятным исключением из всех этих алчных разноцветных морд, что окружали её в последнее время.
Поэтому Бернайс вздохнула с облегчением, когда увидела, что Генрих по-прежнему был рядом. И снова напряглась, когда они достигли позиций остального отряда «Затмения». В глазах азари по имени Ноис Крайвен, заведовавшей «силовой» частью этой операции, казалось, бушевала гроза и танцевали бесы. 
- И что это?! Что вы натворили? Что мы скажем Джоне? Где твои сорок пять минут, великий умник, ГДЕ ОНИ?! Идиоты!
Ноис активно жестикулировала, размахивая пистолетом и, кажется, едва удерживаясь от желания кого-нибудь пристрелить на месте.
Кира едва заметно скривилась. Она, мягко говоря, не любила эту сучку. Слишком надменная, слишком психопат. Наверное, Седерис выбирает командиров по своему подобию.
- Это произошло по независящим от меня обстоятельствам, - кратко парировал Гернихьер, поправляя растрепавшийся балахон. В этот момент в лаборатории снова что-то издало громоподобный скрежет.
Растут, - Бернайс обернулась, с тревогой глянув на дрогнувшее здание. Пока что оно удерживало цветущую заразу внутри, но что будет после...?
- Нам нужно немедленно убираться. Или лишимся мозгов.
- Ха! Пожалуй, последнее ближе, и всё из-за вашей глупости. Наш челнок только что потерпел крушение, - азари мотнула головой в сторону дымного шлейфа, отчётливо черневшего в рыжеватом знойном небе.
Кажется, бледный Генрих совсем побелел. Но в остальном не выдал волнения.
- Понятно. Значит, нам нужен челнок. Значит, он будет.
С этими словами саларианец склонил голову, активируя инструментрон.
- Потеря времени неприемлема.
- Что ты делаешь? – почти по-змеиному прошипела Крайвен.
- Я добываю нам челнок. Придётся связаться с любым, кто может оказать нам эту помощь.
Крайвен махнула пистолетом, не найдя, что возразить.
- И не забудь, что у нас ещё груз. И его не доставили сюда, потому что кое-кто всё завалил. Придётся идти на склад, что в двух километрах от лаборатории.
Генрих аж поднял голову, во всём его тоне слышалось неодобрение.
- Идти сейчас за грузом – самоубийство. Мы немедленно должны покинуть это место.
- А ничего, что приказы Джоны Седерис не обсуждаются? Мы должны забрать этот грёбаный груз. Точка.
- План был нарушен, ничего не выйдет.
- Выйдет. Просто вспомни, сколько это в кредитах...Неужели ты бросишь их тут? Тогда я обязательно сообщу о такой оплошности Джоне, - азари самодовольно улыбнулась.
На этот раз Генрих промолчал, снова углубившись в голоинтерфейс. Транспорт был им нужен в любом случае.
- Сколько тебе понадобится времени? – нетерпеливо поинтересовалась Крайвен.
- Я не могу ответить на этот вопрос.
Азари хотела было выругаться, но тут скрежет раздался в третий раз, только теперь куда громче, и, наконец, это всё-таки произошло – стены лаборатории пробили первые ветви.
- Вот дерьмо. Подождите, там кто-то движется, – Крайвен прищурила свои злые, как у сиамской кошки, яркие голубые глаза, - По позициям, ну! Огонь на поражение, мы больше никого не ждём.
Смутные тени, отделившиеся от стен рушащейся лаборатории видела не только Ноис. Кира тут же устроилась за ближайшим камнем, скорее всего, вулканического происхождения – даже сейчас он излучал тепло.
Пока что...
Пристроив «Гадюку» на камне, Кира заглянула в прицел. Конечно же, она знала, что нужно стрелять по наиболее уязвимым местам, чтобы поразить цель наверняка. Однако сейчас японку что-то обескуражило. Она даже в лёгком недоумении наклонила голову, приблизив изображение цели.
Что ты такое?..

Свернутый текст

Переговоры с Гернихьером оставляю на турианцев)

+2

3

Имаго

Здесь позывные. Если у НПСа есть имя, оно указано в скобках.
Крон - младший лейтенант, танк
Алеста - лейтенант, техник, хакер, ответственный за информацию, координатор
Флайс - младший лейтенант, подрывник
Кас (Раэс Кастор) - младший лейтенант, штурмовой боец
Дэон (Дейрус Отон) - лейтенант, стрелок, может выступать в роли снайпера и заменять командира группы

Капитан фрегата "Импера" был явно не в восторге от того, что у него на борту находятся офицеры группы "Имаго". Конечно, о том, что это за группа и даже как она называется, он понятия не имел, но его руководство дало четкие инструкции: во всем, что касается отклонения от курса и других непредвиденных ситуаций, советоваться с командиром своих гостей - капитаном Вароном Скаторусом. Вот и получалось, что капитан фрегата Ритрус Кориан не обладал всей полнотой власти, которая предоставлена капитанам кораблей в обычной ситуации.
И его не слишком довольный тон Скаторус мог понять. Но, впрочем, лишь на самую малость. На службе Варон не привык выяснять, кто главный, и печалиться, если часть полномочий у него временно отберут. На службе он привык работать. Делать свое дело, не больше и не меньше.
- Скаторус, - донесся голос Кориана из приемника. - Вам стоит кое-что увидеть как можно быстрее. Жду вас на мостике.
- Вас понял, - ответил Варон и с едва заметным выдохом поднялся из-за стола, за которым сидел вместе со своими подчиненными. Скат прекрасно понимал, что Кориан лишний раз и видеть его не хочет, так что для этой встречи должны быть действительно веские причины.
"Что-то пошло не так", - подсказал внутренний голос.
О чрезвычайном происшествии подумал не только Скаторус. Остальные офицеры, судя по всему, рассудили так же.
- Ставлю на то, - сказал лейтенант Дейрус Отон, - что нам сейчас привалит работенки. Половину жалования за этот месяц. Кто поддержит ставку?
- Ставлю на то, что дважды два четыре, - проворчал младший лейтенант Раэс Кастор.
Больше Скаторус не слышал, о чем они говорили; он уже был в пути.
Пока Варон шел к мостику, он не один раз успел отметить: команда “Имперы”, в отличие от капитана фрегата, относилась к незваным гостям более равнодушно, и недовольства никто из флотских не проявлял. От слова совсем. Им было плевать на все эти вопросы "власти".
Лифт поднялся, и створки ворот раскрылись. Кориан стоял на мостике спиной к Скаторусу. Старпом стоял к Варону полубоком, и лицо у него было весьма задумчивое. Скат приблизился к ним.
- Капитан, - негромко сказал он, привлекая к себе внимание.
Тот, не оборачиваясь, ответил:
- Мы получили сигнал бедствия с планеты Харшок. Они представились наемниками "Затмения".
- Интересно, - сказал Варон. Хотя пока ничего интересного он не услышал: наемники тоже иногда запрашивают подкрепления или эвакуацию.
- Они рассылают сигнал по открытым каналам, обращаются в общий эфир, - продолжил Кориан. - Видимо, ждали первый попавшийся корабль в этом секторе.
Ловушка? Или отчаяние?
- Они могли заранее знать о нас? - спросил Скаторус.
- Маршрут был получен мной час назад. О нем знал весьма ограниченный круг лиц. С моего корабля утечку информации я исключаю.
Варон же не исключал, но и не настаивал. Вместо ответа он вызвал координатора “Имаго”, которая сейчас была на этом же корабле, с остальной компанией.
- Алеста, пробей, есть ли известные нам базы темных на планете Харшок, - сказал Варон.
- Уже ищу, капитан.
Она не задавала лишних вопросов. И работала быстро, без раскачки. В тот недолгий отрезок времени, что потребовался Алесте для ответа, Скаторус рассматривал трехмерную цветную звездную карту, повисшую в воздухе перед капитанским мостиком. Несколько отметок, вероятно, обозначали нынешнее расположение, контрольные точки на маршруте и место швартовки. Последняя отметка располагалась на Палавене. “Имаго” же предстояло высадиться раньше, на самой окраине территории Иерархии.
“Снова не выспимся”, - мелькнула мысль.
- Никак нет. - Голос Алесты оторвал его от раздумий. - Поиск ничего не дал. Вы тут темных нашли? Целую базу, что ли?
- Без болтовни, - ответил Скаторус и отключил связь. Он взглянул на затылок Кориана - тот так и не счел нужным обернуться.
- Капитан, направляйтесь к планете, - сказал Варон. - Я пока свяжусь со своим руководством.
Скаторус был не из тех, кто в постоянном поиске приключений на свою голову. Но профессиональная привычка сотрудника разведки сыграла свое: если намечается что-то интересное - надо копнуть. Порой из незначительных, казалось бы, деталей, такие истории всплывают наружу, что останься они в тайне, могла бы случиться катастрофа.
- Займите позицию на орбите, - сказал Варон, тоже, в свою очередь, отвернувшись от Кориана и направляясь к лифту. - Я постараюсь решить все побыстрее.

- Что там с темными? - спросил Кастор прежде, чем Варон успел подойти. Никто из подчиненных Скаторуса не поднимался со стула, не вытягивался по струнке и не отдавал честь. В неофициальных структурах, подобных "Имаго", даже среди дисциплинированных турианцев неформальное общение не было редкостью.
Среди экипажа "Имперы" подобное, хоть и не было дикостью, но вызывало непонимающие взгляды.
Алеста возилась с ноутбуком. Дэон флегматично рассматривал стену напротив - видимо, соперников для пари он не нашел. Остальные бойцы перекидывались в карты.
- Сигнал бедствия высылают, - ответил Скаторус и занял свой стул. - По открытым каналам. Алеста, настрой канал связи со штаб-квартирой.
- Хочешь размяться? - усмехнулась турианка.
- Вроде того.
Ее пальцы быстро и ловко забегали по клавиатуре, а на экране отображались попытки наладить связь. Отчего-то долгие и не слишком-то успешные. Шипение из динамиков тоже не радовало.
- Глушат? - спросил капитан.
- Да нет. С нашей стороны все в порядке. Это у них там жопа может быть.
- Похоже, майор решил выйти на работу, - ухмыльнулся Кастор.
Шипение, как по-заказу, вдруг разбавилось недовольным турианским голосом.
- Пиздеть ты горазд, поигрывая в картишки на палубе.
- Виноват!
Скаторусу показалось, что Кастор сейчас даже вскочит с места и примет строевое положение. Хотя, конечно же, это было не так. Майор был такой же частью этой своеобразной семьи, как и все остальные. Лишь фамильярничали с ним меньше, чем со Скатом.
- Майор, - Варон поспешно перевел разговор в деловое русло и вкратце выложил все, что ему было известно о сложившейся ситуации.
Майор задумался. Пообещал связаться. И через несколько минут снова вышел на связь. За что Варон любил свою контору - так это за ее оперативность и меньшую... ограниченность в действиях, в сравнении с обычными турианскими подразделениями.
- Заберите их...
Помехи по-прежнему мешали.
- И на крючок. Может, чего интересного наклюнется. Сомневаюсь, чтобы темные вот так просто в общий эфир паниковали... Еще и не в планетарных, а в космических масштабах... Только разберитесь заранее, чтоб уже точно знать, что там творится.
- Есть. Вы слышали, - Скаторус обернулся к своим. - Собираемся. Алеста, свяжись с темными напрямую, в обход "Имперы". Хм... Майор. - он снова взглянул на экран. - Канал связи очень нестабильный. В какой заднице вы находитесь?
- Тебе лучше не знать... Но Кастору бы понравилось...
- Ему нравится, когда по нам ебашут из гранатомета, - сухо прокомментировал Скаторус. - И думает, что мы тоже это любим.

- Кольцо Огня? - Кастор поднял надбровные пластины.
- Я тут навела кое-какие справки...
Алеста, координатор отряда "Имаго", как всегда, старалась разузнать для своих побольше и побыстрее.
Они сидели за тем же столом, но уже полностью экипированные и готовые к высадке. Скаторус заметил, что количество членов экипажа, праздно валандающихся вокруг, вмиг поубавилось. Может, Кориан в приближающейся заварушке решил перестраховаться и отправил всех проверять готовность к внештатным ситуациям. А может, они сами разбрелись по местам проверять оборудование и снаряжение. И лишь один парень - явно недавно служит - старался держаться поближе. Любопытствовал по молодости? Или старался прознать для Кориана как можно больше?
Да какая разница?
- И? - спросил Кастор, выжидающе взглянув на Алесту, которая, как показалось Варону, специально выдержала паузу.
- Хорошо, что я не иду с вами, - с задорной ухмылкой сказала она.
Кастор фыркнул.
- Рад за тебя, - ровным тоном сказал Дэон. Его, как всегда, было ничем не пронять.
Алеста щелкнула по нескольким клавишам инструментрона, и перед офицерами "Имаго" возникла оранжевая голограмма с объемным изображением планеты. Поверхность Харшока сплошь и рядом была усеяна синими точками и линиями. Местами линии были толще и длиннее, местами тоньше и короче. Точки тоже отличались своими размерами - некоторые уже превратились в обширные пятна.
- Синим обозначены вулканы и разломы земной коры, - прокомментировала Алеста. - Кольцо Огня - так это место называют батарианцы. - Она пальцем обвела оранжевую зону, со всех сторон окруженную синевой. - Внутри Кольца относительно безопасно, тряска там бывает периодически, и к ней всегда готовы.
- Нам бы расписание землетрясений, лейтенант, - сказал Скаторус.
- В процессе, - ответила турианка. - А снаружи Кольца намного опаснее. Там никогда не будет городов и колоний, пока сейсмическая активность планеты не снизится. То есть, наверное, десятки тысяч лет. Но хвала духам - сигнал бедствия исходит изнутри Кольца.

- Последние инструкции! - объявил Скаторус, держась за поручень, ввиченный в потолок десантного челнока. Но прежде, чем довести до своей команды окончательный расклад, капитан обратился к пилоту. Он не вызывал его на связь отдельно. Просто предполагал, что тот и так слышит весь разговор.
- Пилот, за разглашение данных отвечаете головой, - сказал Скаторус.
- Вас понял, капитан, - отозвался тот.
- С нами связался некий Гернихьер. Саларианец, наемник "Затмения". Сказать, что там пиздец - не сказать ничего. Темные саботировали лабораторию по производству биологического оружия. Видимо, что-то пошло не так. Это... оружие в виде какого-то растения-мутанта сейчас там устраивает жесть всему живому. В общем, берегитесь цветочков, держитесь подальше от зараженных...
- Зараженных? - переспросил Кастор.
- Зараженных цветочками, да, - ответил капитан и заранее добавил: - Я сам не все понял, будем на месте разбираться. И вот что - шлемы и маски не использовать.
- Очень смешно, - сухо прокомментировал Дэон после небольшой паузы.
- Растение разумное, - серьезным тоном пояснил Скаторус. - Реагирует на попытки защититься, так только усугубите ситуацию...
Варон вдруг понял, что сжимает металлический поручень чуть ли не до боли в пальцах. Даже его, ветерана сотен боев, немного схватил мандраж. Одно дело - подставляться под пули, от которых еще можно защититься укрытиями и щитами, быстрыми перемещениями и подавляющим огнем. А это... Это больше напоминало кино, нежели реальность. И картинки в воображении не рисовали ничего хорошего: семена, летающие в воздухе, проникающие в организм с каждым вдохом, лианы, прорастающие из глаз и ноздрей...
Да, их учили не теряться в нестандартных ситуациях. В тех, к каким невозможно было привыкнуть.
Но все же...
Будет как в Прагии? Или будет еще жестче?
- А лучше бы по нам ебашили из гранатомета, - нервно усмехнулся Раэс Кастор.

Челнок тряхнуло. Не будь у Скаторуса укрепляющих имплантатов, мог бы и руку потянуть, если бы духи неудачи летали в это мгновение над ним.
Вслед за первым толчком последовал и второй. А затем третий. Последующие толчки слились в сплошную тряску, то затихающую, то повышающую пик. Скаторус почувствовал, как его слегка повело вперед - это было последствием резкого торможения.
- Капитан Скаторус! - донесся в комлинке голос пилота. - Приборы барахлят! Я пока завис в одной точке, жду ваших указаний.
Скаторус не видел остальные приборы, но связь и вправду барахлила.
- Глушилка? - спросил Варон.
- Слишком хаотично для глушилки, разве что ворвкавская самодельная какая-нибудь.
- На планете могут быть аномалии, вызванные сейсмической активностью, - встряла Алеста.
- Как вариант, - согласился пилот. - Мне бы компы помощнее, я бы сказал точно.
- Дальше - хуже? - спросил Скаторус.
- Судя по нарастающим помехам - да, - ответил пилот.
Скаторус сверился с часами, с картой, прикинул расстояние, которое пройдется пройти пешком, прикинул время. От и до приходилось брать большие амплитуды. С чем группа может столкнуться на земле и насколько это может ее задержать - он понятия не имел. Хотя по схеме темные заняли позиции не так далеко.
- Высаживай нас здесь, - приказал капитан.
- Есть! - отозвался пилот.
- Так, раз уж с электроникой беда, то и связи может не быть совсем, - сказал Скаторус. - Внимательно реагируем на визуальные сигналы, красный дым будет обозначать, что мы приближаемся, и что надо будет быстро, прям очень быстро подниматься в воздух. Зеленый дым - улетать, не дожидаясь отставших. Крон, идешь вперед. С духами.
Челнок опустился максимально низко, чтобы не заглушать силовую установку. Если предстояла молниеносная операция, действия на грани, то следовало сначала выпустить боевую группу, а лишь затем тратить время на полную посадку шаттла. Пилот так и сделал.
Офицеры "Имаго" повыпрыгивали из транспорта с полуметровой высоты. Разведгруппа тут же ощетинилась стволами во все стороны.
- Пальба на десять часов, - доложил Крон. - До километра. По траектории - стреляют на север.
- Скорее всего темные отбиваются от той херни, которую они разбудили, - сказал Варон. - Пошли.
Отряд шел колонной, по возможности передвигаясь быстрым шагом и изредка бегом. Но рельеф местности то и дело тормозил их. На поверхности было огромное количество неровностей сейсмического происхождения, невооруженным глазом можно было рассмотреть, что большая часть валунов состояла из вулканических пород. В складках земли, между холмами, в миниатюрных ущельях располагались сооружения явно промышленного назначения. Там, где потребовалось проложить дороги, пусть и не везде асфальтированные, все неровности были сглажены, все ложбинки засыпаны.
Между зданиями сновали, судя по одинаковой форме, рабочие той организации, которая держала здесь лабораторию. Никаких символов, никаких опознавательных знаков, знакомых ему, капитан не выявил. Маленький поселок был охвачен паникой. Слышались крики. Из зданий доносился грохот, словно там падали шкафы. Мимо группы турианцев промчался шестиколесный грузовик, едва не сбив их. Им пришлось броситься врассыпную.
- Все целы? - спросил Скаторус, поднимаясь на ноги после прыжка и кувырка по утрамбованной грунтовке. На его серебристой броне появилась темная вулканическая пыль.
- Ага.
- Да.
- Так точно.

- Идем дальше, - сказал капитан. - Не сбавлять темп.
Некоторые из работяг, казалось, даже не обращали внимание на вооруженную группу. Парочка саларианцев бежала прямо на Скаторуса, выпучив глаза от страха и не видя ничего перед собой, и только два предупредительных выстрела, которые легли чуть ли не промеж их рогов, заставили рабочих свернуть в другую сторону.
- Здесь и вправду попадется что-то стремное, - прокомментировал Отон уже всем очевидную вещь.
Отряд восстановил боевой порядок и двинулся сквозь поселок дальше. Многое сейчас шло не по правилам. Группу строений нужно было обойти, но поверхность земли вокруг поселка слишком затормозила бы турианцев. В любой момент чья-то нога могла соскользнуть в какую-нибудь расселину, и наступила бы непозволительная задержка. А раз уж турианцы оказались здесь, стоило пройтись по зданиям - уж больно подозрительным казалось Варону сооружение слева от их маршрута. И окна там были расположены удобно - выставляй пулемет и выкашивай всех, как в тире. Но и гуляние "по гостям" тоже сильно задержало бы "Имаго", офицеры которой ясно ощущали идущую по пятам неведомую опасность, от которой нужно убраться как можно скорее.
- Внимание на здание, девять часов, - дал указание капитан. Лучше уж перестраховаться.
- Зачистить его? - спросил Кастор.
- ...Поздно.
Потому как из окон, на которые обратил внимание Скаторус несколькими секундами ранее, уже недружелюбно выглядывали дула винтовок и дробовиков. В здании засели пехотинцы неизвестной принадлежности, но уж точно не в броне темных. Поистине снайперская интуиция не подвела капитана, хотя сейчас от этого было не легче. Уж слишком он спешил поскорее выполнить задачу. Потому что понимал - запросто может и не успеть.
- Контакт! - крикнул Крон, смещаясь из головы колонны в левый фланг, дабы привлечь основное внимание к себе и принять пули на омни-щит. Скаторус и Отон оказались за спиной Крона, остальные бросились врассыпную по ближайшим укрытиям. Тройка, которая продолжала маячить по фронту, дала товарищам время занять позиции, концентрировала внимание противника на себе. Вражеские пули врезались в омни-щит, заставляя его светиться синевой, но вреда не наносили.
Пока что.
А потом у противников просто не было возможности.
- Вспышка! - крикнул Скаторус, забрасывая в окно светошумовую. - Отон, осколочную!
- Осколочная пошла!
Смешавшиеся после двух гранат боевики, спрятавшиеся в глубине здания, только-только начали высовываться, как им тут же прилетело воспламенение, а вслед за ним - "бойня". Недоброжелателей вмиг поубивалось, но они успели выкинуть еще один фокус в прямом смысле слова.
- Блядь, граната! - крикнул Отон, под ноги которому после его меткой осколочной в ответ прилетела такая же любезность. Катящийся по земле подарок можно было и не успеть подхватить для обратного броска. Банально могли соскользнуть пальцы. Потому Дэон без раздумий пнул гранату куда подальше. Их троица лишь успела упасть наземь - и вокруг после хлопка разлетелись осколки.
Варон перекатился, понимая, что стрельба еще не стихла. Пока трое офицеров "разбирались" с гранатой, вела огонь остальная часть "Имаго". Эффективный огонь. Подавляющий.
Скаторус поднялся в тот момент, когда в темном оконном проеме мелькнула, словно искра, последняя вспышка от выстрела.
- Статус! - сказал он.
- Порядок.
- Живы.

- Флайс, Крон, зачистите этот ебаный вигвам, добейте там все, что шевелится, потом догоняйте. Остальные - за мной. Продолжаем движение. Цветочки ждать не будут!
Группа вышла из поселка без происшествий. Скаторус даже не слышал выстрелы за спиной - Флайсу и Крону, видимо, и некого было добивать. А связь с ними, как и с челноком, и уже тем более с "Имперой" - и впрямь не работала.
До того места, где разведгруппа еще при высадке зафиксировала перестрелку, оставалось совсем немного. И чтобы не случилось того, что нередко происходит в подобных ситуациях - пальба с перепугу по своим, появившимся резко, как ворка из табакерки, - Скат жестом остановил группу.
- Ждите, - сказал он и осторожно двинулся дальше.
Его шаги были не слышны на фоне стрельбы и странного металлического скрежета, доносящегося откуда-то впереди. Однако Скаторус сомневался, что может приблизиться к темным совсем незаметно - ведь буквально минуту назад за их спинами произошла перестрелка. Может, в горячке боя кто-то из них ее не услышал, но ведь не все же.
И сейчас он оказался прав. Впереди блеснул оптический прицел и показался смутный силуэт на фоне черных камней. Какой бы бой не кипел впереди, темные все равно выставили дозор в тыл. Или это очередной местный вояка, пытающийся подобраться к ним сзади?
Варон опустил ствол штурмовой винтовки лишь слегка. В одно мгновение он мог прицелиться и выстрелить.
- Это вы такси вызывали? - громко осведомился он прежде, чем дальше приближаться. На всякий случай.

+1

4

...

- Ямэтэ! - строгий, но всё-таки дрогнувший от волнения предупредительный оклик напоминал надломленный вскрик цапли. В отличие от турианца, показывавшего хоть какое-то подобие мирных намерений, напряжённо застывшая фигура наёмницы казалась совсем недружелюбной. На самом деле сложно было сохранять более-менее угрожающий вид, зная, что за преисподняя здесь разверзлась, и что где-то за её спиной методично отстреливают мерзких созданий, когда-то бывших разумными. Ещё больше Кира напряглась, когда примерно поняла, что это за "такси" такое прилетело.
Неужели военные? Шимата, но почему именно они!
Конечно, в этом были и плюсы, ведь военные отлично умеют убивать (и превосходят в этом на несколько ступеней саму Бернайс, чьи навыки были исключительно приобретёнными в течение не очень-то долгой карьеры наёмника и ещё немногим раньше).
Однако больше Кира бы обрадовалась, завидев синие маковки азари, например. С ними договориться было бы проще из-за более...свободных взглядов (конечно, не с такими желчными стервами как Крайвен, но). А вот с турианцами возможно будут проблемы. Однако выбирать тут точно не приходилось, и как говорится, дарёному варрену...
- Такси? Значит, у вас есть транспорт?
- Есть. Поодаль. Ближе подогнать челнок не можем, какие-то сбои.
Кира поднялась и еле заметно покосилась на груду камней слева, где затаился другой её коллега, наверняка уже доложивший о прибытии "такси" командиру.
Надеюсь, не прямиком за решётку.
В движениях японки всё ещё читалась некоторая напряжённость, пока она неспешно, словно бы с неохотой, приближалась к турианцу. Казалось, что в любой момент она готова была то ли припасть к земле, то ли использовать хитрые возможности инструментрона. И всё-таки Бернайс просто остановилась напротив, уже не проявляя враждебности - "Гадюка" в опущенных руках едва ли не бороздила "мордой" землю, чуть покачиваясь и мерцая бледным корпусом.
- Отлично, мы ждали помощи. Вам нужно поговорить с Крайвен, - Кира старалась, чтобы её лицо, к сожалению, ничем не скрытое, выглядело гордо и безучастно, или как там это полагается.
- Поговорить? - Он помолочал секунды две. - Вам виднее, есть ли на это время.
Время...
И чтобы её взгляд, забегавший по броне гребенчатого был оценивающим, а не вороватым и обеспокоенным, как будто её застали за чем-то нехорошим. Чтобы это скрыть, японка неожиданно улыбнулась и, слегка склонив голову набок, кого-то будто бы высматривала позади турианца.
- А где твои томодати? Я их слышала. Они такие стеснительные?
- Ты об остальных бойцах? - Он кивнул куда-то назад. - Ждут на расстоянии. Мало ли, кого я мог тут встретить и что придет ему в голову. Мы пришли вас забрать в обмен на информацию. Есть другой план действий?
Ну, точно военный. Самый что ни на есть.
Кира молча кивнула и на секунду обернулась, отыскав взглядом нечто, разостлавшееся по земле, отсюда напоминающее скомканную тень. Останки подстреленного недавно существа.
- Разумное беспокойство. План... - она чуть прищурилась, и разреженный дымкой свет сложился в странную сумрачную маску на лице, - именно про это будет "разговор".
С неожиданным проворством развернувшись вокруг своей оси, девушка отступила на пару шагов вперёд и махнула рукой в тонкой перчатке, призывая следовать за собой. Казалось, на некотором расстоянии от турианца ей почему-то было спокойнее. Бернайс двигалась неровной, но стремительной рысцой, надеясь, что не выглядит как какой-нибудь дерзкий енот, стащивший снайперскую винтовку. Не то, чтобы "Гадюка" была такой уж большой, но пальцы уже начинали потихоньку неметь от тяжести, а выпускать её из рук сейчас не хотелось - ситуация была слишком уж напряжённой. Если честно, Кира очень редко встревала в такие откровенно поганые дела, предпочитая более тихую, не пыльную работу. А тут "пыли" хватило бы, чтобы набить ею целого волуса, а то и кварианца!
Поэтому можно себе представить тот груз волнения, добавлявшийся сейчас к весу "Гадюки". Висок отчётливо щекотала капелька пота, когда впереди наконец показались синие всплески биотических атак и короткие вспышки выстрелов. Кира не сдержала вздоха облегчения - удалось нагнать. Ноис Крайвен явно не собиралась их выжидать и продвигалась понемногу всё дальше, в сторону заветного, столь необходимого Седерис склада.
Буду релаксировать в ванной как минимум два часа после этого беспредела.
Крайвен оглянулась на них - быстро, по-птичьи, рассекла взглядом-скальпелем и резко погасила биотический огонь, танцевавший у неё на ладонях.
- Ну, и где вас носило? Камни задницами полировали?
Впрочем, стоило ей увидеть вооружённых суровых турианцев, как тон азари тут же смягчился.
- О, мне передали, что вы окажете нам поддержку. Прекрасно. Моё имя Ноис Крайвен, я командую этой операцией, - позади раздалось скептичное хмыканье Гернихьера, - Нет времени объяснять, нам всем очень нужен склад в полутора километрах отсюда.
- Он нужен Джоне... - нерешительно добавила Кира, подозревая, что Ноис это "ценное дополнение" не оценит.
- Тебя никто не спрашивал! - ожидаемо рявкнула Ноис, чьи щёки немедленно налились зловещим тёмно-синим пурпуром, и добавила уже чуть более спокойно (складывалось ощущение, что она хотела произвести впечатление на турианцев), - к тому же, тут совсем недалеко. На складе есть ценная информация, коей мы готовы будем поделиться в обмен на спасение. К слову, площадку мы пока очистили от тварей, полюбуйтесь, - Крайвен кивнула на усеянную деформированными телами пепельно-серую землю, - и откуда их столько тут взялось, "потрясающе".  Ладно, я думаю, большую часть мы перестреляли. А уж вместе точно доберёмся, правда ведь? - тон азари стал чуть ли не заискивающим, заставив Киру поморщиться.
Она, что, трусит или недоговаривает?
Тем не менее, пока командир-азари вещала, Генрих тихо строил собственные планы. Никто не обратил внимание, как саларианец быстро обменялся с кем-то парой сообщений.
"Нет. Это недопустимо. Турианцы не должны получить образец ни под каким предлогом. Этим мы подпишем себе приговор, учитывая опасность дела. Да и сама значимость такого груза исчезнет...Будет разумнее уничтожить груз. Сделай это, ты знаешь как."
"Ты уверен? У Крайвен тоже может быть какой-то план."
"Вряд ли."

Кира хотела ещё что-то возразить, уже занося пальцы над инструментроном, однако отправить ничего не успела - земля содрогнулась, поколебав мир перед глазами, словно тот был жалким парусником, влетевшим на гребень цунами. По крайней мере, наёмнице так казалось, ибо на ногах она не удержалась, живописно растянувшись на ковре из серо-чёрно-серебристых камней. Острые грани их неприятно ткнулись в перчатки, а "хвост" Гадюки и вовсе ужалил куда-то под ребро, из-за чего дыхание напрочь отшибло на пару мгновений. Как можно скорее японка снова вскочила на ноги, искренне надеясь, что не одна она столь позорно ударила в грязь лицом (хотя было бы ещё перед кем ударять). Тёмные косогоры и неровности ландшафта всё ещё плясали перед глазами, и правда напоминая мрачные громады морских волн.
- Это ещё что, разрази меня богиня?!
Как ни странно, азари-деспот спрашивала вовсе не про внезапные толчки, а нервно указывала на сизые струйки густого тумана, неестественно быстро расползавшиеся по земле. Словно бы от дымовых шашек, только вместо шашек были останки многочисленных павших тварей вокруг. Постепенно туман разрастался, раскрывался широкими лепестками. 
Лепестками...? Хм.
Зрелище на самом деле было почти завораживающим, если бы только вокруг не стало вдруг так холодно... Не то, чтобы сильно холодно, но внезапный перепад температуры был ощутим. Кире показалось, что остатки пота на коже превращаются в лёд  - не самое приятное ощущение.
Она приметила невидимые волны паники, прошедшие по, чего уж там, скудной группе жёлто-чёрных наёмников. От тумана было явно не убежать, и японка понимала всю соль мыслей, гулявших сейчас в головах коллег (не укрытых, кстати, шлемами). Содержал ли этот неестественный туман те страшные семена? Учитывая, что появился он из останков заражённых или же с их помощью, вероятность надышаться всякой дряни была крайне высокой.
Хмм, становиться объектом поклонения друидов... у меня в планах пока ещё нет такого пункта.
К тому же, в таких, откровенно говоря, дерьмовых условиях искать склад будет очень затруднительно, а ведь от этого зависит очень многое...Если не всё! Хоть бери и по звёздам ориентируйся, в самом деле. Наёмница инстинктивно задрала подбородок, но не увидела вверху ничего, кроме пепельного смога и клубившейся серой ваты облаков.
И в этот самый момент она вдруг заметила где-то поодаль блёклые, подрагивавшие огоньки, заманчиво мерцавшие в зыбкой туманной глубине.
Не звёзды, но уже что-то, - взволнованно потоптавшись на месте, Бернайс сама не заметила, как шаг за шагом поковыляла в сторону огоньков. Хорошо, что она вовремя вынырнула из этого странного забытья, резко замерев. Возможно, "пробуждению" поспособствовал короткий сигнал входящего сообщения - снова деятельный Генрих.
"Ты где? Используй туман, это твой шанс." - буквы плясали и мигали, явно сообщая о негативном воздействии тумана на технику.
Кира хмыкнула, взмахом руки убирая голограмму.
Я и сама в этой же жжж... западне.
Ублюдок Генрих отличался явным хладнокровием, словно рога у него выросли изо льда, а по жилам струился фреон - впрочем, не то чтобы Бернайс это удивляло, да и так было даже лучше. По крайней мере, ей точно есть, чему у него поучиться. Сейчас вот Кира всё ещё колебалась. Она даже оглянулась в последний раз в сторону Ноис, ругавшую туман, на чём свет стоит, и пытавшуюся как-то взбодрить подконтрольных ей "тёмных". Постепенно их фигуры растаяли, заплыли молочной завесой, всё сильнее сгущавшейся. Неуютно. И непонятно...опасно.
Значит, я должна пойти против психованной садистки Крайвен? Против указаний командира, с которым у меня ещё и не ладится? Хмм... Если после этого я останусь жива и цела, то нужно будет где-нибудь это отметить. Однажды она уже грозилась откусить мне язык.. Наверное, особый вид азарийской казни.
Однако и бездействовать было нельзя. Рука скользнула в карман, извлекая крошечную капсулу, оставленную про запас. Да, пожалуй, нужно было приложить к этому руку почти в прямом смысле. Всё-таки этого хочет Генрих, а Генриху верилось больше, чем всем остальным. Конечно, турианцам это не понравится, но кто их спрашивает? Они не знают, как лучше, и всей опасности тоже не представляют. Надолго здесь задерживаться нельзя, иначе либо дерево, либо жёлтый дом среди деревьев. Оба варианта были одинаково кошмарными, а если груза не станет, то уберутся все они отсюда значительно быстрее.
Ну и пошло всё в брюхо каба! Пусть склад утилизируется вместе с образцами. С последствиями как-нибудь совладаю.
Окончательно приняв решение, Кира с новообретённым энтузиазмом широкими (насколько возможно) шагами метнулась в сторону склада. Примерное направление она успела урвать краем глаз на карте, аккурат перед тем, как инструментрон окончательно и печально издох.
На душе, конечно, противно скреблась целая кошачья орда, но пока иного выхода не виделось. Плававший вокруг слепой туман будто иллюстрировал бедственное положение абсолютно потерявшегося "Затмения".
Нога увязла в чём-то противно-мягком, и Бернайс с омерзением отшатнулась назад, увидев перед собой, судя по всему, останки. На вздыбившхся костях распускались маленькие белые цветы.
Нельзя слишком торопиться...Эх, чёрт.
Потревоженные цветы стали увеличиваться в размерах, а может быть, почуяли её? Наёмница заменила увесистую Гадюку в отмороженных руках на куда более комфортную "Бурю". Синий индикатор оповещал о готовности криопатронов. Пора было испытать на хладостойкость местную плотоядную флору. Разрядив почти всю обойму в выросший у ног куст, Кира наблюдала, как тот, скованный губительным льдом, стремительно увядает...
Вау.
Тоже завораживающее зрелище, словно вырванное из передачи про растения с ускоренной съёмкой. Самое интересное было в том, что вокруг вдруг стало ощутимо теплее - видимо, погибшее растение-паразит выпустило всё захваченное тепло.
Но расслабляться было ещё рано. Стоило Бернайс попытаться продвинуться немного дальше, как она чуть ли не натолкнулась на ОЖИВШИЕ останки. Они просто, как ни в чём ни бывало, поднялись с земли, сросшись заново в то мерзкое подобие живого существа!
Бессмертные враги... Чудно. Ноис рано радовалась. Хотя, может, она как раз будет довольна.
Конечно, Кира могла бы разделаться с парочкой врагов при помощи криопатронов, но не особенно-то хотелось их изводить на такое сомнительное дело. Как и драгоценное время. К тому же, шатающихся силуэтов, брезжущих в тумане, оказалось паршиво много. В горле невольно встал комок, и Бернайс перешла на крадущийся шаг. Такое окружение заметно давило на нервы, но если двигаться помедленнее, то скорее всего, её не заметят... Правильно же?
Нет, неправильно, - молнией пронзило мысли, когда до ушей Киры донёсся чей-то очень уж торопливый бег. Быстрый стук шагов чужого...существа соперничал с не менее быстрыми и гулкими ударами сердца. Заминка, впрочем, не продлилась и пары секунд.
Нет-нет-нет, изыди, демон! - нервы окончательно сдали, так что Бернайс рванула прочь, стремясь разорвать дистанцию с потенциальной опасностью. Для острастки она выпустила "морозильную" очередь, но навряд ли это поможет. Разве что только гордость ранит. Оставалось лишь надеяться на собственную скорость...

+1

5

- Ямэтэ!
Девушка явно нервничала. Чего уж, за холмом, наверное, такое происходит, что и кроган десять раз подумает, прежде чем ломиться вперед и лбом пробивать баррикады на тропе войны. Что уж тогда говорить о турианце и, тем более, человеке?
Скаторус не понял, что она сказала - то ли говорила на своем языке, то ли крикнула так невразумительно. Но, наверное, она крикнула, чтобы он остановился.
К этому моменту Варон и так стоял на месте.
- Такси? - переспросила она. - Значит, у вас есть транспорт?
- Есть, - ответил капитан тоном, мало что выражающим. Как всегда. И особенно - когда он нервничал. - Поодаль. Ближе подогнать челнок не можем, какие-то сбои.
Темные, как правило, недолюбливали турианских солдат. Зато вполне шли на контакт со спецслужбами. Вряд ли этим темным было известно, что за ними как раз и пришли спецы, а не пехтура, но желание выбраться из этой передряги могло и смягчить кое-какие углы. И незнакомка, поднявшись со своего места, приблизилась к капитану, опустив ствол книзу.
- Отлично, мы ждали помощи. Вам нужно поговорить с Крайвен.
- Поговорить? - Он помолочал секунды две. - Вам виднее, есть ли на это время.
Варон заметил, что ее взгляд блуждает по нему, словно оценивает, что можно ждать от турианца. Сейчас эти гляделки были взаимными.
- А где твои томодати? - Она вдруг улыбнулась - может, от нервов, как знать. - Я их слышала. Они такие стеснительные?
- Ты об остальных бойцах? - Он кивнул куда-то назад. - Ждут на расстоянии. Мало ли, кого я мог тут встретить и что придет ему в голову. Мы пришли вас забрать в обмен на информацию. Есть другой план действий?
Она кивнула и куда-то обернулась. Скаторус проследил за ее взглядом. Его левый глаз-имплантант позволял увеличить картинку и слегка отрегулировать яркость. Капитан увидел… нечто. Меж вулканических камней, наполовину скрытый складками местности, лежал труп. Отвратительный симбиоз человека и растения, который, если увидеть такое в фильмах, не вызывал никаких чувств, но сейчас ускорял сердцебиение капитана и наводил мандраж покруче “среднебоевого”. Плод - в прямом смысле слова - чьей-то безумной мысли, буквально поглотивший организм несчастного, наводил на самые мрачные фантазии, хоть каким бы спокойным и безучастным внешне не казался сейчас Скаторус.
“По-моему, здесь будет покруче, чем в Прагии”, - подумал капитан, но его мысль прервала темная:
- Разумное беспокойство. План... Именно про это будет "разговор".
И она развернулась и пошла.
Скаторус повернул голову влево и боковым зрением посмотрел назад. Сделал жест своим бойцам, мол, выдвигаемся. И направился вслед за незнакомкой.
Впереди был очередной подъем, пусть и небольшой. Да, подумал Варон, эта местность вполне подходила для тренировок. И не только для новобранцев из пехоты, но и для более опытных бойцов спецподразделений.
Когда поверхность выровнялась, Скаторус увидел группу впереди, не без боя продвинувшуюся вперед. Варон на мгновение удивился - еще недавно темные едва ли не панически запрашивали эвакуацию у любого, кто может их услышать, а теперь они перли в сторону опасности, в самое жерло вулкана. Изничтоженные пулями, гранатами и биотикой полурастительные, полуживотные тела попадались все чаще. Когда Скаторус переступал через один из трупов, ему казалось, что потемневшая рука со вросшими в нее стеблями сейчас шевельнется и схватит его за ботинок брони.
Если успеет. До того, как он нашпигует ее пулями.
- Сфотографируй эту херню, Дэон, и сразу кидай Алесте, - приказал Скаторус. И спустя мгновение добавил: - Хотя бы попробуй.
Лейтенант отделился от группы и задержался на несколько десятков секунд, щелкая инструментроном и снимая тела на камеру. Затем, ускорившись, он быстро догнал отряд, перед которым уже распиналась азари по имени Ноис Крайвен. Скаторус ее, казалось бы, не слушал. Нет, он не пренебрегал ничем из услышанного здесь, но его сознание уже давным давно научилось фильтровать информацию. И к тому же, не азари связалась с “Имаго”, а саларианец. А рогатый здесь был один. И он, как заметил Скаторус, скептически хмыкнул за спиной Ноис, когда та выдала себя за местного командира.
- ...На складе есть ценная информация, - продолжала вещать азари, - коей мы готовы будем поделиться в обмен на спасение. К слову, площадку мы пока очистили от тварей, полюбуйтесь.
Скаторус “любовался”. В его взгляде застыло выражение, словно он осматривал не поле боя, а холодильник в поисках завтрака. Да и то - не от голода, а скорее для проформы.
- И откуда их столько тут взялось, "потрясающе".  Ладно, я думаю, большую часть мы перестреляли. А уж вместе точно доберемся, правда ведь?
Капитану эта риторика уже не нравилась. Он посмотрел влево и вправо, краем глаза взглянув на своих подчиненных, словно проверяя их готовность к скоротечной стычке с темными, которая - не исключено - вот-вот могла начаться. Потому как азари слишком уж юлила.
- У нас была сделка, - как бы невзначай напомнил капитан, больше глядя на саларианца за спиной азари, чем на синекожую. - Мы здесь. С транспортом. Нам уже полагается информация.
Однако это не означало, что Скаторус наотрез отказывался от возможности урвать куш больше, чем предполагалось изначально. Да, тревожно. Да, непривычно. Но такова была его работа - сталкиваться с непривычными проблемами и находить непривычные решения.
- Информация авансом, - сказал капитан. Его лицо приняло каменное выражение даже по турианским меркам. - Потом подумаем, куда идти и что делать. Кстати говоря, - добавил Варон, сразу решив охладить пыл искателей проблем, если среди темных таковые имеются, - если к точке эвакуации выйдете только вы - без нас, - челнок вас не возьмет и улетит.
Похоже, звучало доходчиво. По крайней мере, так Варону казалось, когда он взглянул на “командира”-азари. А ответить капитану уже не успели…
Толчок под ногами заставил сильно пошатнуться и упасть набок. Гул, доносящийся откуда-то снизу, несколько мгновений казался каким-то далеким, но почти сразу же начал приближаться.
Это случилось внезапно, незапланированно. Согласно имеющимся прогнозам, землетрясение до этой зоны должно было добраться лишь через сутки, не раньше. Но природа решила по своему… если это была она.
Хотя вряд ли - она.
Туман был голубовато-серым - таким, каким обычный туман иногда изображают на артах. Но на артах это органично смотрится. Здесь же - неестественно. И его... поведение было таким же неестественным, как и цвет. Впереди основной массы - стреляющие в разные стороны струйки, словно щупальца морского хищника, вышедшего на охоту. И мимикрирующего под экзотическое растение - иначе с чего бы прямо в этой мгле быстро распускаться цветкам?
Температура резко снизилась - настолько, что с каждым выдохом изо рта турианца выходил пар… или это так казалось из-за тумана?
Признаки совпадали. Биологическое оружие работало вовсю.
“К ворка все это!” - подумал Скаторус.
- Дэон, выводи группу к поселку, - приказал он негромким тоном, обращаясь в комлинк.
- А ты?
- А мне нужно собрать информацию. Выполняй.
Приказ, с которым группа высадилась на этой планете, никто не отменял. Но превратиться в растение капитан Скаторус предпочел сам, а не со всем своим отрядом.
В тумане мерцали оранжевым цветом инструментроны. Слышались голоса темных. Варон изо всех сил старался не упустить из виду фигуру саларианца, но это было непросто. Похоже, рогатый хотел скрыться как от темных, так и от спецов Иерархии. И не только он. Та незнакомка, которая встретила группу Скаторуса, - тоже.
Варон следовал за ними, попутно пытаясь зафиксировать на инструментрон как можно больше из происходящего. Однако устройство, побарахлив от помех, очень скоро погасло.
"Собрал, блять, информацию", - подумал капитан, ухмыльнувшись с нервным сарказмом.
Впереди синеватую мглу пронзили вспышки цвета молнии; одновременно с этим раздались выстрелы. Варон сам увидел, насколько хорошо криопатроны работали против растительных целей, и тоже переключился на “холодные” боеприпасы. Хотя надолго их не хватит.
Огни в тумане оказывали психологический эффект, рассеивали внимание. В один из таких моментов Скаторус и потерял саларианца, но девушка все еще оставалась в поле зрения. Но очень хотела оттуда исчезнуть. Рванула, что было сил.
Взгляд машинально пробежался по местности, словно выискивая причину такой смены поведения. Нашел. Аккурат слева от девчонки.
Ствол винтовки сместился, криопатроны, блеснув ярче трассеров, ударили по твари, стремительно приближающейся к темной. Та тоже отстрелялась, но от бедра, "на отвали". Выстрелы же турианца уложили противника.
Чисто. Насколько это возможно.
Но планете с таким успехом точно хана, и с этим надо что-то делать.
Опустив ствол, Скаторус сорвался с места, пытаясь догнать девушку. У него не было идей, как нейтрализовать мировую угрозу, но у темных могло что-то быть.
- Подожди! - кричать во время спринта было совсем неудобно, но капитан сокращал дистанцию.

+1

6

Свернутый текст

ну, конечно, нервничаю http://s5.uploads.ru/rSth1.png xD
*рассказывает кулстори* http://savepic.org/6203217.png

Разогнавшаяся наёмница едва не упала, обернувшись на чей-то возглас за спиной. От инея становилось скользко. Мелкие камешки зашипели под подошвами, и пара тёмных росчерков обозначила небольшой "тормозной путь". Однако Бернайс тут же разочарованно цокнула, увидев, кто именно её окликнул. И как она сразу не различила эту особую "турианскую высоту" голоса.
- Вы здесь, чтобы помочь или чтобы мешать? - можно было отнести этот вопрос к разряду риторических, но с подтекстом. Хотя в голове и мелькнула заманчивая мысль как-то подключить этого турианца к их с Генрихом делу. Что, если он будет не против уничтожить груз? А что, если против? Однако решение нужно было принимать незамедлительно, так что напряжённо хмурившаяся японка активировал инстурментрон, и туман вдруг разрезал быстрый рыжий шар огня, с треском впившись в увечное тело одного из монстров, пошатывавшихся уже совсем рядом с турианцем. Однако, похоже, это было ошибкой. Да один из них легко загорелся, охваченный игристым пламенем, он напомнил маленькое заходящее солнце в облачном тумане. Однако "солнце" почти сразу угасло, даже красноватые огоньки углей улетучились моментально. А те сородичи павшего, что были рядом, вдруг забугрились и начали стремительно расти.
- Ой...
Тепло ведь действует как катализатор. Вот чёрт! - хотелось хлопнуть себя по лбу, да только времени не было.
- Не смотри! Лучше бежать, - спешно обронила Кира и не оборачиваясь последовала собственному совету. Если турианец решит там подзадержаться, то наверняка погибнет...или хуже того. Не то чтобы её мучила совесть, или что-то такое (обычно наёмникам такое качество и не присуще). Но вроде как есть одна поговорка про лодку... Кира нахмурилась, пытаясь припомнить точную формулировку.
Пределы одной лодки объединяют намерения... Нет. Одна лодка - к дружбе... Хмм. А, может, плот? Нет, и лодка вроде бы тонет. В одной лодке держатся за руки? Нет, совсем не то.
Видимо, окружающий хаос совсем расстроил мысли, так что даже простейшую фразу оказалось сложно вспомнить. Да и действительно трудно сосредоточиться, когда даже земля под ногами трясётся то ли от топота жутких разросшихся тварей, то ли просто от подземных толчков... Или от всего сразу.
В один из таких толчков Бернайс едва не пропахала землю носом, удержавшись от падения рукой - на коснувшейся почвы перчатке осталось что-то золотисто-желтоватое. И тут же что-то неистово защекотало нос.
- Апчхи!
А, так это пыльца..? Но у меня ведь нет аллергии. Разве что на брата.
Голова странно потяжелела, будто бы пыльца имела некоторый одуряющий или дурманящий эффект, однако девушка всё ещё уверенно держалась на ногах (по крайней мере, ей так казалось). А впереди снова замаячили навязчивые шатающиеся силуэты.
Интересно, тот турианец... Он ещё живой? Я вроде не слышала криков. Или они умирают без криков?
Впрочем, долго изображать из себя пифию не пришлось - выделяющийся угловатый силуэт с гребнем довольно скоро снова стал различим сквозь туман и был совсем уже недалеко.
- Эй... Лицо из вяза. Как там твоё имя? Хммм. Раз уж ты тут, и мы, как...плывём в одной... лодке..?
Вот, вспомнила! - Кира взмахнула рукой, как будто хотела что-то отогнать. Или наоборот. Внезапно она поняла, что и разговаривать ей уже тяжело, слова просто расплывались на языке, как снежинки.
- Извини, мне что-то как-то не по себе. Что-то как будто каша во рту и... Хммм...Ты был пьян когда-нибудь? А, не важно. Фух. Так вот, в лодке! Может, вот в этой... - японка неуверенно указала рукой вперёд. Там действительно была "лодка". Не совсем лодка, конечно, просто название этого транспортного средства так некстати вылетело из головы. В довольно укромном месте был запрятан аэробайк - не один, а сразу два, только одного уже и след простыл. След этот, кстати, был хорошо различим на земле, усеянной пыльцой, - как длинный чёрный росчерк, волнистый и извилистый. Вероятно, Генрих тоже не побрезговал воспользоваться местным тайным транспортом. Но, конечно, этот факт ускользнул от Бернайс, пребывавшей в некотором рассеянном состоянии от воздействия непонятной пыльцы.
Она даже не сразу заметила, что оставшийся байк был буквально облеплен монстарми, которые порывались сделать с ним что-то явно плохое. Может быть, просто разорвать на части, сломать? Жалобный скрежет металла уже был слышен сквозь нарастающий подземный гул. Кира недобро и подозрительно прищурилась, наконец, рассмотрев в их "лодке" каких-то нежелательных "пассажиров".
- Стой. Там, что, есть какие-то гайдзины? Ни в какие ворота... Надо бы погрозить им оружием, а? Или... У меня такое ощущение, что что-то тут не так. Ты главное не падай на эту землю, ладно?
Кира беспрестанно моргала и морщилась, казалось, что ей то ли что-то в глаз попало, то ли она боролась с чем-то незримым. Неожиданно, в лупивших аэробайк уродов прилетела очередь, оставляя разрывные язвы на их пузырящейся коже. Казалось, Бернайс на какое-то время пришла в себя. Увидев, что упал только один из всей этой кучи, Кира со вздохом активировала ловушку. Дрожащий серебристый силуэт наёмницы материализовался в воздухе и стал двигаться мимо орды "вандалов", в дразнящей близости от них. Монстры, разумеется, заметили яркую мишень, синхронно повернув свои трухлявые головы ей вслед. Некоторые уже заковыляли следом, роняя какие-то ошмётки на землю. Наверное, лучше было на эти ошмётки не наступать - казалось, они были немного живыми, напоминая гигантских грязевых амёб.
Бррр, что за ползучий компост...
И только сейчас ей на глаза попалась цепь - тонкая, но очевидно прочная, которая удерживала байк от "незапланированного использования" (читай: угона). Ну да, в век высоких технологий, как ни странно, эффективнее всего вернуться к старым методам. Впрочем, хитрого Генриха это не остановило. Вторая цепь с оплавленными следами на месте разрыва валялась рядом. Наверняка, рогатый хакер прибегнул к своим техническим навыкам, только уже куда более грубым образом. Серебристые сегменты поблёскивали под ногами убегающих тварей... Пока вдруг не начали двигаться сами по себе. Бернайс нахмурилась.
Что это? Может, мне мерещится?
Однако, цепь ползла на самом деле - при помощи налипших на неё кучек "ползучего компоста", будто некая колония усоногих, облюбовавшая якорную цепь. Особенно много "усоногих" было на месте разрыва цепи, возможно, их привлекло тепло, когда Генрих её расплавил. И тут снова случилось неприятное - отпрянувшую назад Киру успела-таки хлестнуть по ногам внезапно "ожившая" цепь. И весьма болезненно хлестнуть, так что дыхание спёрло, ноги подогнулись, и она снова упала, что было уже второй неприятностью. Всё-таки, Генрих кое-чего не учёл, когда советовал отказаться от шлемов. Непонятно было, что же хуже - разреженное в воздухе вирусное поветрие, или скопления чёртовой пыльцы на земле, которое явно не желательно было трогать даже мизинцем. Что уж говорить о целом грохнувшемся теле, вокруг которого тут же взвились мучные облачка пыльцы. И тут же цепь обросла какой-то отвратительной плотью, а небо непонятно заалело. Откуда-то потянуло гарью, будто кто-то что-то сжигал неподалёку, и под рукой внезапно выросла кроваво-красная грубая длинная трава. Некоторые листья выпирали, словно ноги насекомых, может, сколопендр, такие же буро-красные и частые. И ещё они, кажется, шевелились...
Я когда-то прибила одну такую своим кроссовком... Пришлось его сжечь.
С отвращением отдёрнув руки, Кира поползла назад. Всё-таки, любые травинки-сколопендры меркли в сравнении с тем, во что сейчас превратилась цепь - огромная змея!
- Ааа, это змея! - подтвердила очевидное (для себя) наёмница, тыча жёлтой от пыльцы перчаткой в сторону страшного существа. К сожалению, встать пока не получалось, ведь этот дурман, рисовавший перед глазами чудные пейзажи, почему-то абсолютно не убирал чувство боли в отбитых ногах, поэтому она ползла. Змея, к сожалению, в силу природной сноровки ползала быстрее, а Кире вдобавок ко всему всё никак не удавалось оторвать взгляда от её глаз. Те мерцали, как две бусины из гранёной киновари, а чешуя казалась грязно-белой, аккуратно выложенной из алебастра каким-то неизвестным скульптором. Почему-то настойчиво казалось, что где-то она это уже видела. Может, какая-нибудь лампа? Ламповая змея..?
Интересно, а разбивается так же?
Кира попробовала выстрелить и от чешуи отломился кусочек. Очень маленький, как если бы она ударила  молотком по столетнему леднику. Бернайс с безнадёжным видом помотала головой и поползла дальше.
Я, конечно, когда-то баловалась некоторыми веществами, можно сказать, в шутку, но вот это...Что-то невозможное. Как это выключить?

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты (2186 год) » Кольцо Огня