Пишет
Nero Lucius в "Запретная территория"
Когда пилот в очередной раз словно между прочим упомянул о приоритетности спасения колонистов, Люциус, удержавшись от того, чтобы скептически хмыкнуть, просто промолчал. Он не обманывался. Прошло достаточно много времени с момента столкновения людей Продромоса с кеттами, а из своего опыта подобных ситуаций Неро выстраивал отнюдь неутешительную статистику. Взявшись рукой за поручень, Неро смотрел в прямоугольный иллюминатор... читать дальше >>
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. "Духи злобы Поднебесной" - Авлаас Вокату
"Новая Мекка" - Джонатан Кормак
"Выход из тени" - ГМ
"Елка" - Харли Уоррен
Город грехов - Акира
Этот мир – наш Ад - Чероки

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Ежемесячные голосования. Не забывайте про этот подфорум. Мы категорически агитируем тащить туда все отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в августе.
Открыт упрощенный прием! Акция действует до 15 сентября.

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, людиВолки: демонический лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » События МE3 » Эпизод 9.1(3) [Зараженный улей]


Эпизод 9.1(3) [Зараженный улей]

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

http://s1.uploads.ru/Xhj01.png

Тип квеста: сюжетный
Дата: 2 января 2187 года.
Описание:
Тревожные известия приходят из скопления Нинма. Отряд кроганов-разведчиков, отправившийся обследовать ретранслятор рахни, бесследно исчез. Неужели, уничтожив Царицу рахни, Шепард так и не смогла положить конец существованию этой расы насекомоподобных?
Найти ответ на этот вопрос предстоит группе Альянса и добровольцам, которые отправляются на планету Утукку, где им предстоит встретиться с отрядом "Алрах".

Требующиеся роли: Команда "Нормандии", Альянс и сочувствующие. Возможно взятие временных персонажей, в том числе и каноничных. Возможно участие персонажей, оказавшихся на планете случайно, допустим в результате кораблекрушения. 

Дополнительно: Вам заново предстоит решить судьбу рахни.

Участники/очередность: Шарр, Шепард, Рекс (Заид), Явик, СУЗИ, Джеймс Вега.

Предупреждение: за тормоза и незаполненные хроники участники будут наказываться кислотой в лицо и прочими радостями ГМского бытия.

Обсуждение: Эпизод 9.1(3) [Зараженный улей]

0

2

Утукку пригодна для жизни, но экстремальный диапазон температур и жесткий климат препятствуют колонизации. На планете мало воды для сохранения тепла, поэтому температура поверхности колеблется от +70 °C до -60 °C. Растения на Утукку эволюционировали так, что гибкий центральный стебель может гнуться под сильным ветром, а кожистые листья выдерживают песчаные бури. Почти все животные обитают в небольших океанах планеты. Полезных ископаемых на Утукку немного.


Шарр

Вы прибываете на планету вместе с отрядом "Аралах". Это особый отряд кроганов, куда входят лучшие из лучших. Говорят, он назван так в честь солнца Тучанки и в переводе означает "Гневное Око". Командует отрядом кроган Грант, уже успевший завоевать доверие среди подчиненных и усмирить недовольных.
Вы обнаруживаете покинутую базу разведчиков в горах планеты. В жилых контейнерах царит беспорядок, но кое-что из оружия и личных вещей - на месте. Шаттл пропавшего отряда исчез.
Сканнеры показывают, что под лагерем находится разветвленная сеть тоннелей. Грант считает, что там может находиться гнездо рахни, однако пока ни одной особи вы не видели. Ожидается прибытие коммандера Шепард. Ведь ей уже приходилось иметь дело с этой вымершей расой.

Команда Нормандии.

На вас описание прибытия на планету и встреча с отрядом "Аралах". Вы можете осмотреть лагерь,  отдать команду выступать, распределить силы или же канонично сорваться вниз и отправиться осматривать тоннели двумя группами. Решение за вами.
Все имеющиеся вопросы можно задать ГМ в ЛС.

0

3

Райк Шарр сидел напротив Урднота Гранта и с любопытством его рассматривал. Среднего роста, крепкого телосложения Грант производил впечатление опытного крогана, который был готов сорваться с места и ринуться с дробовиком навстречу любой опасности. Но кроган, который с точки зрения возраста считался едва ли не младенцем и сумел пройти испытание, был гораздо опаснее, чем казалось на первый взгляд.
Шарр впервые столкнулся с ним сразу после прохождения обряда посвящения. Удивительно, но этот малый сумел победить Молотильщика! А ведь никто, кроме Рекса, за минувшую тысячу лет не смог сделать чего-то равнозначного. Уж это-то Райк мог подтвердить: он сам встречался с Молотильщиком, пускай и маленьким. И эта встреча едва не стоила ему жизни. Впрочем, размышляя над этой ситуацией, Шарр не раз и не два думал, что победой Грант во многом обязан Шепард. Будь кроган один на один с этой тварью – результат был бы более интересным. Однако мысли на этот счет Райк держал при себе.
Грант сидел перед компьютерной панелью, подперев своей чешуйчатой лапой голову и размышлял над следующим ходом. Они играли в игру «Турисали», как называли её кроганы. Суть игры заключать в том, что необходимо было «скормить» противнику все свои фишки. Кто первый оставался без фишек – тот и становился победителем. В роли фишек выступали разномастные фигурки турианцев и саларианцев. По желанию, их можно было настраивать на батарианцев, людей, жнецов и прочих.
На стороне Шарра был огромный жизненный опыт. Первые восемь партий он выиграл практически без сопротивления. Но «идеальный кроган» быстро учился. Следующие пять партий дались Райку с некоторым трудом. Сейчас же они сидели уже почти час, внимательно продумывая каждый ход и пытаясь предугадать мысли соперника. Партия складывалась скорее в пользу Шарра.
Время в космосе тянулось медленно.
Грант нажал на клавишу, саларианец испуганно передвинулся в соседнюю клетку, где на него набросился турианец и принялся тыкать подобием ножа. Качество анимации явно хромало. Шарр внутренне напрягся: ход был грамотным и ставил под удар всю его тактику. Грант поднял свои большие голубые глаза и начал давиться смехом.
-Чего ржешь? – Настала пора Райка думать над следующим ходом. Смех бойца клана Урднот его отвлекал.
-Хочешь анекдот человеческий? – Грант вроде бы смог взять себя в руки. Райк вопросительно посмотрел на него. – Подходит блондинка к Шепард и говорит. Капитан Шепард, скажите, только честно, да или нет. Шепард кивает. Почему всю люди считают блондинок глупыми. Шепард молчит, а потом такая: «Да» и уходит. – Грант засмеялся. Райк сперва сидел, вспоминая всю информацию о людях и, особенно, о блондинках. Наконец, смысл шутки до него дошёл. Смех двух кроганов сотряс весь небольшой звездолет.
В космосе часто нечем заняться.
Сигнал внутренней связи нарушил игру и заставил кроганов вытереть крупные слезы.
-Босс, мы входим в атмосферу. – Голос пилота был спокоен и собран. Действительно, а чего нервничать? «Аралах» должен был выяснить судьбу разведчиков, которые пропали пару дней назад. В ходе войны такое случается часто. Бойцы группы, да и Шарр тоже, давно привыкли к такой ситуации. Грант нажал на встроенную в стену панель и нехотя поднялся. Он почти победил в «Турисали» и хотел доиграть. Райк тоже это понимал и доигрывать не хотел. Поэтому более рослый и старый кроган первым вышел из комнаты и направился в сторону рубки.
-Дай нам картинку, Ванг. – Грант уселся в одно из кресел, вглядываясь в мониторы. Шарр остался стоять: в стандартные кресла его могучая туша не влезала. Впрочем, даже если бы влезала, ему всегда нравились картина входа в атмосферу. Это было походе на то, как солнце отражается от морской глади. Всегда похоже, но всегда по-разному. Земля, окруженная горами, стремительно приближалась. – Покажи мне лагерь. – Райк мысленно кивнул. Хороший ход. Он бы тоже так сделал. Не являясь частью отряда «Аралах» Шарр был чем-то вроде военного советника на этой миссии: мог не подчиняться Гранту и высказывать своё мнение. Мог получить от Гранта по морде. Однако пока что мнение Шарра полностью совпадало с мыслями предводителя «Аралаха» и он не возникал.
Корабль сбросил скорость и сейчас довольно медленно облетах позицию лагеря: зажатый между двумя крупными скалами, он являлся своеобразной «пробкой» перед входом в небольшую долину. Шарр, опять мысленно, похвалил такой выбор: естественная защита с двух сторон, передняя часть хорошо просматривается, тыл тоже прикрыт. Что более интересно, никаких структурных повреждений лагеря он не заметил. Небольшой бардак – пара ящиков были опрокинуты и железная бочка каталась по всей территории лагеря – ни о чем не говорили. На этой планете часто бывали ураганы. Так куда же делся разведывательный отряд? Райк взглянул на Гранта – тот был озадачен и, похоже, размышлял над ситуацией.
-Садимся. «Аралах» к бою. – Грант покинул кресло, направляясь в трюм, где лежало все снаряжение и оружие. Кроганы-солдаты, злобно ухмыляясь, бросали свои дела и принимались экипироваться. Многие слишком утомились во время перелета. Им не терпелось размяться. Один из них, Урднот Энк, только что был в душе и сейчас на его лице были куски пены. Однако он, казалось, этого не замечал и уже собирался нацепить панцирь на мокрую грудь. Грант, увидев это, засмеялся.
-Урднот Энк, будешь обеспечивать тыл. Даю минуту, чтобы привести себя в норму. – Энк убежал смывать мыло, а Грант уже надел броню и схватил свою винтовку. «Аралах» был готов. Почти два десятка кроганов с разнообразным вооружением выстроились у шлюзового отсека. Грант и многие другие стояли в предвкушении. Шарр спокойно ждал. Корабль мягко коснулся почвы, двигатели перешли в режим ожидания. Широкая шлюзовая дверь открылась. Грант спрыгнул первым.
-За мной обезьяны, или вы хотите жить вечно? – Шарр засмеялся, обгоняя свой отряд, бойцы спрыгивали и уже формировали широкий прямоугольник вокруг Гранта. С дисциплиной у «Аралаха» все было в порядке. – Ну и что тут за чертовщина? – В лагере стояли абсолютная тишина, если не считать перекатывающейся бочки. Ни одного звука.
Лагерь был мертв.
-Биггз, Вэдж, проверить стены. Остальным движение группами по три. Осмотреть периметр, бараки, оружейную. Я хочу по четыре туррели тут и там. – Грант отдавал приказания. Кроганы разбегались. Шарр мысленно поставил командующему твердую «пятерку» за командование и расстановку сил.
-Что скажешь? – Грант остановился у одной из металлических стен. Почти трехметровая, она должна была выдержать и ураган, и нападение крупных хищников. Которых тут не водилось.
-Мистика. Очень похоже на ранние нападения Коллекционеров, когда они сперва выпускали свой рой. Ни тел, ни стрельбы и все вещи на месте. – Помимо двух кроганов охраны, они с Грантом остались одни.
-Но мы же придумали от них защиту. – Грант провел рукой по стене и внимательно осмотрелся.
-Может, они придумали защиту от нашей защиты. Скоро посмотрим камеры наблюдения и все поймем. – Теория Шарра не нравилась даже ему самому. Коллекционеры были уничтожены. А у Жнецов не было повода использовать такую тактику, да еще и против небольшого аванпоста кроганов.
-Босс, казармы пусты. Следов борьбы не обнаружено. Бардак такой, словно кто-то рылся в вещах. Арсенал заполнен на треть. – Инструметрон Гранта замолчал. Сам синеглазый кроган становился мрачнее и мрачнее с каждой минутой.
-Пойдем сами взглянем, что тут было. – Грант двинулся в сторону небольшого здания, где была собрана аппаратура наблюдения и почти вся техника. Там же хранились записи журнала. – Вэдж, докладывай.
-Босс, мы пока не успели все разобрать. Нашли местный журнал. До сих пор разбираемся, но вот это очень интересно. – Кроган-инженер активно что-то делал на своем инструметроне, потом переключался на большой терминал, снова на инструметрона. – Похоже, они нашли развитую сеть туннелей под всей горой. – На терминале появилась крупная карта горы и сеть туннелей под ней. Шарр чуть присвистнул. Кто-то потратил много времени: подземный лабиринт был многоуровневый.
Морда Гранта стала еще мрачнее. Глаза же горели задорным огоньком. Он посмотрел на Шарра. Во взгляде обоих читался всего один вопрос: неужели опять рахни?
-Свяжитесь с Нормандией. Скажите Рексу и Шепард, что мы закрепились и готовы к их прибытию. – Грант немного отошел в сторону. – Если кто и знает, как давить этих насекомых – так это она. – Кроган засмеялся.

Отредактировано Sharr Rayk (25 января, 2017г. 23:06)

+4

4

Отчего-то каждое посещение планеты кроганов заканчивалось массовой потасовкой. Был ли тому виной их воинственный нрав или же твердолобость самой Сьюзан - вопрос открытый. Но факт остается фактом, Рексу и его народу снова нужна помощь.
- Пропал разведывательный отряд кроганов, - коротко вещала Сьюзан, пересказывая слова Рекса своей команде. - Вблизи ретранслятора рахни... Но я не понимаю. Мы же уничтожили царицу еще на Новерии, какого черта? Хотя, вполне может быть, что рахни здесь не причем. Я все-таки ставлю на жнецов. Но все может быть и куда прозаичнее.
Кто знает. Зная нравы кроганов, Сьюзан могла предположить, что они попросту перебили друг друга. Но, естественно, не стала озвучивать данную версию перед Рексом. Чревато. Или же могли нарваться на Цербер. Эти ребята находят для себя что-то интересное на любой планете. Ну, или в конце концов, какие-то неполадки с системой связи, такое тоже бывало.
- Жарко там, - себе под нос фыркнула Сьюзан, заранее запуская систему охлаждения брони.
И почему кроганы вечно живут там, где можно расплавиться за пару минут? Она, конечно, знала ответ и вопрос был, скорее, риторическим, но все же...
- Вряд ли они отправили бы элитный отряд просто так. Что-то там не чисто, - это были уже комментарии от "сторонних наблюдателей", которые не входили в группу высадки.
- Заходим на посадку, капитан! Отряд Аралах сообщил, что они уже прибыли на позицию!
Планета оказалась именно такой, как Шепард и представляла. Раскаленный воздух плавился, точно въедаясь в лицо, приникая внутрь и сжигая легкие ко всем чертям. Жара проникала тонкими нитями прямо в мозг. А вокруг... никого. Никаких следов.
- Какое неприятное чувство дежавю, - протянула Сьюзан, оглядываясь вокруг. - В прошлый раз после такой пустынной колонии на нас налетела пачка бывших протеан и попыталась нас прихлопнуть... ничего личного, Явик. 
Должно быть Явику тема Коллекционеров была малоприятна. Но это был факт. Почерк был очень похож... но вот с одним отличием - Коллекционеры кроганов не похищали. Только если вдруг они не ожили и не решили построить нового Жнеца на другом материале. Нет уж, этого нам только не хватало.
- Капитан Сьюзан Шепард! Экипаж Нормандии прибыл. - Сьюзан направилась к лагерю кроганов. - Кто главный?

+2

5

Совместно с Рексом


Гаррус подпирал собой стену, слушая Шепард будто отстранённо, на самом деле прикидывая, с чем им предстоит столкнуться.
Такие вот тревожные вызовы звучали в эфире всех войск с завидной, пугающей регулярностью. Напали. Пропали. Разрушены. Нужно подкрепление. Не хватает припасов. Эвакуация провалилась.
Галактика орала на тысячи голосов, взывала о помощи в никуда, а "Нормандия" болталась тонкой соломинкой, выискивая самое важное, беды, где без неё не справиться, беды, решение которых даст не секунду, а хотя бы сутки отсрочки от неминуемой гибели.
Вакариан не придумывал, он просто не мог выбросить из головы эфир Палавена в те редкие часы, когда "Нормандии" удавалось его поймать.
- Рахни враг опасный, но не безмозглый, — турианец повёл плечом и кивнул Рексу, мол, правда же? - Они не стали бы так рисковать, не набрав силу после истребления. В прошлый раз их пытался использовать Цербер, может, снова...

Жабоголовый мозгляк, ну, который саларианский доктор-то, квакал возмущенно и протестующе, узнавши, что Рекс вознамерился самолично проверить, что ж там стряслось с его разведчиками. На Утукку, ага. С рахни. Рекс по евойной хитрожопой роже видел, что саларианцу страсть как не терпится и самому спуститься, проб набрать, срезов-соскобчиков, которыми он уже откровенно допек как самого Рекса, так и его самку. Ишь ты, завидует, пыжак лягушачий, даже вон, лопочет что-то о нецелесообразности риска. Дескать, терять вождя никак невозможно, и совершенно неумно, да и турианский примарх сидит, не рыпается, сводки с Палавена слушает, чего Рексу-то неймется? Эх, зависть-зависть, - Урднот хохотнул, немного вслух, и оскалился шире, когда пилот, ведущий «Кадьяк» к планете, нервно сглотнул, и пододвинулся к своим панелькам. Точно так же он давеча в стену вдвигался, ну, когда вся эта заварушка с саларианскими ублюдками на Сур’Кеше приключилась. С саларианскими ублюдками и «Цербером», ага…
- Откуда тебе-то знать? – хмыкнул он на сказанное Вакарианом. – Может, они ее уже набрали. Да и не «Цербер» это, нюхом чую. Шибко уж местечко захолустное, - пояснил, намекая на изрядную удаленность Мулла Зул от основных межзвездных путей. – Да и раньше их не только «Цербер» использовал, ну-ка, вспомни? А вдруг там дружки Сарена прорезались, а, турианец? – челнок мотнуло на вираже, пилот забормотал о посадке. Рекс скалился, чувствуя, как медленно закипает в крови жгучая ярость. Жгучая память.
Рахни.
Жаркий Утукку, конечно, не ледяная Новерия, но и здесь смердело как там, в тех промозглых лабораториях. Челнок заскрипел, накренившись под весом крогана, дернулся-качнулся, а Рекс соскочил в клубящуюся едкую пыль, с утробным рычанием втягивая в себя тянущийся из черного ущелья внизу запах гнили. Ну, любо-дорого теперь будет ноги-то размять, - порывом пыльного ветра налетело, дохнуло. Напомнило.

Турианец только пожал плечами. Три года прошло, малость больше, восстановить всю расу для очередного вторжения, да ещё и во время чужого вторжения... Нереально. Нереальный идиотизм даже. А Сарена он предпочитал считать мёртвым со всем его гадостным наследием, что, впрочем, не исключало того, что кроган может оказаться прав...
Отряхнувшись от поднятой челноком пыли, Гаррус огляделся и хмыкнул на реплику капитана:
- Шепард, нас пытаются прихлопнуть везде, с такой частотой повторы обстоятельств неизбежны.
Сьюзан быстро перешла от ностальгических воспоминаний к решению насущных проблем, зашагала вперед... и заставила Вакарина, качнувшегося было следом, замереть и недоверчиво повести головой от капитана к Рексу и обратно.
- Слушай, мне кажется, или тебя понизили в должности? - вполголоса поинтересовался он у вождя объединённых кланов.
- Да похоже на то, - загоготал Рекс, пихая Вакариана плечом. – Эй, Шепард, осади-как назад, - и отодвинул человечиху с пути, аккуратно так за талию взямши. – Урднот! – а это уже не ей. Это уже боевым рыком грянуло о вздыбившиеся стенами скалы, вспугивая замельтешивших кожаными крыльями каких-то летающих уродцев. Ущелье, что лежало вниз по склону темной полосой, взвыло эхом ответно:
- Урднот!!!
- Ну, поглядим, чем встречают, - щебенка так и захрустела под лапами, когда Рекс двинулся вниз по склону, оставляя за собой густой пыльный след. Рыжий Мулла Зул, клонясь к местному закату, так и жарил по броне и налобной пластине – одни приятности, прям курорт, что тут скажешь?
Гаррус только головой тряхнул, оскалившись - и от неожиданной нагрузки на слух (хотя, чего он ждал), и от своеобразных методик кроганов. Оставалось только надеяться, что однажды утром его не разбудит такой же вопль на весь корабль "ШЕПАРД!", если коммандеру вздумается перенять и этот обычай.
Хотя чего там. По безбашенным ящерам, прикрывающим его спину и порыкивающим от удовольствия очередного убийства, он даже соскучился.
Грант вылетел из банды-команды, как пробка из бутылки с газированным ринколом, разве что только пенный след за собой не потащил. Рекс бегло поворочал башкой, оглядывая рассредоточившихся по площади лагеря бойцов – основная часть, конечно, сюда подтянулась, к происходящему, так сказать, но многие остались на своих постах. Выучка! Контроль! Хорошие кроганы, пускай стоят, пока дело до драки не дошло. Там поглядим, на что годятся – «Аралах» есть «Аралах», такая-сякая гордость, только недооценивать вонь, струящуюся из ущелья, небось ни в чью дурную башку не придет. С памятью генов-то здесь не один Грант.
Память генов турианца заставила того непроизвольно коснуться оружия. Одно дело "свои" кроганы, другое - элитная банда самых горячих голов галактики. Их предки вдоволь попортили друг другу кровь, и надеяться на то, что всё благополучно забыто под гнётом глобальной войны, было бы слишком наивно. Но «Аралах» не дёргался, соблюдая внушающую уважение дисциплину, и Гаррус заставил себя повременить с выводами.
- Рекс! – лапы хлестко сшиблись. Рекс довольно порычал, оскалом приветствуя остальных кроганов. Быть членом «Аралаха» означало почет, многие кроганы, и молодые, и бывалые, рвались оказаться в его рядах. Ну и рвались порой на полпути – они ж не цивилизованные людишки какие-нибудь, кроганы, как-никак.
- Докладывай, Грант.
- Лагерь был пуст, когда мы прибыли. Уже несколько дней как. Они нашли большую сеть туннелей под этими хребтами, - кроганенок обернулся, махнув назад лапой. – Впереди обрыв. Следов мало, все песком занесло. Но смердит о-го-го как, - и голубые глаза так и вспыхнули.
Гаррус покосился на инфотабло, сухо разложившее кроганское "смердит" на малоинформативное "органические примеси" и диаграмму газового состава. Снимать шлем он здесь не рисковал.
- А может, провалились они в отхожую яму, хе, - ткнув Гранта в грудь, Рекс пошел дальше, до указанного края обрыва. Сзади послышался восторженный рев кроганенка – ну как же, любимую свою мамку-человечиху повстречал наконец-то. Гаррус от бурной парочки посторонился. Пусть великовозрастный младенец и смирился давно с существованием конкретного турианца, попасть под эту живую боевую машину не хотелось.
Мелкие камешки хрустнули под ногами, и с сухим шуршанием ушуршали вниз, в черную бездну, на краю которой, накренившись, стоял на треть закрепленный вагончик.
- Ну-ка, Зоркий турианский Глаз, скажи мне, чего ты тут видишь? – махнул Рекс Гаррусу. Под наметенными полосами песка виднелись явственные следы, как будто домишко-времянку сюда тащили.
- Оригинальный аттракцион. Это каким сумрачным гением его сюда занесло? - турианец, аккуратно проверяя почву под ногами, тоже приблизился к обрыву и присел, вглядываясь вниз. То, что домик недавно переехал, было очевидно, вот только он собой затер следы шин, ног или лап своих тягачей. Вакариан заглянул вниз, но других домиков там не обнаружил. Если этот как-то и связан с пропавшим отрядом, то его миссия еще была не завершена.
- Там вроде бы есть какие-то следы, - он махнул на почти отвесную стену под домиком, - но отсюда... одни Духи знают, что тут роняли или, наоборот, пытались затащить наверх. Меня больше интересует, как мы туда спустимся?
В том, что спустятся, он ни минуты не сомневался. У Шепард было хобби лезть в самые опасные даже на вид места. К тому же, очевидно, что больше пропасть отряду разведчиков было просто негде.

Отредактировано Garrus Vakarian (6 февраля, 2017г. 11:41)

+2

6

Анализируя историю кроганов, начиная от первого контакта, рахнийских войн и заканчивая текущим положением, Явик проникся уважением к этой расе, однако это не означало, что протеанин расценивал их как угрозу: не смотря на то, что они были идеальными воинами, их разобщённость не могла привести ни к чему хорошему - это вело к ослаблению, а следовательно и к возможности перехода на сторону врага. Их потенциал был чрезвычайно двоякий: с одной стороны, кроганы были бы ценными союзниками в войне, а с другой - они могли выйти из под контроля.
Именно поэтому Явик, не участовавший в спасении коганской самки, так заинтересовался предстоящей возможнотью совместной операции с лучшими представителями расы. Протеанин быстро начал сбор информации, когда на "Нормандии" только-только поползли слухи об исчезновении отряда кроганов и возможном участии рахни, поэтому на брифинге он сохранял идеальное хладнокровие - Явик знал, на что способен вероятный противник и, что было важнее, знал, чего стоит ждать от сюзников. Благо, в этом ему помогли архивы азари, получить доступ к которым не составило труда, ограничившись лишь небылицами о собственной расе. Впрочем, информацию о рахни, которая была известна самому протеанину, Явик предпочёл скрыть. Во-первых, потому что и сам сомневался в собственной памяти, а во-вторых, это привело бы к ненужным вопросам с очередными жалобами в стиле "как вы могли так поступить?". Правда была в том, что Явик уважал рахни не меньше, чем кроганов и возможное столкновение этих двух рас протеанин считал как минимум интересным. Вызвавшись добровольцем тоном, не терпящим возражений, мужчина оперативно подготовился к высадке, с насмешкой наблюдая, как остальные члены группы соблюдают излишние меры предосторожности в виде проверки систем охлаждения и шлемов. Не смотря на то, что каждый был одним из лучших воинов своей расы, Явику время от времени в очередной раз видел и примеры их мягкотелости. На их фоне вождь клана Урднот казался ещё более вызывающим доверие, как союзник. Погрузившись, протеанин сконцентрировался на предстоящих испытаниях: тело его было напряжено, а множество раз проверенный излучатель был вновь осмотрен - ничто не могло подвести и протеанин это прекрасно понимал.
Планета встретила их пылью и жаром, заставив протеанина помедлить, пока организм адаптировался к новым условиям и местной атмосфере. Он уже видел подобные пейзажи множество раз - картины выжженых и мёртвых планет то и дело всплывали перед глазами, однако пытаясь ухватиться за них и вспомнить что-то конкретное Явику не удавалось, от чего ледяная злость в сердцах становилась всё сильнее. Жажда сражения и мести захлестнула протеанина, но всё же не лишила его спокойствия.
- ...В прошлый раз после такой пустынной колонии на нас налетела пачка бывших протеан и попыталась нас прихлопнуть... ничего личного, Явик. - Если бы капитан стомогла взглянуть протеанцу прямо в лицо, она бы натолкнулась на взгляд, полный презрения. Упоминание бывших собратьев, предавших свою расу и Империю было не лучшим способом добиться расположения и уж тем более относительной доброжелательности от Явика, но мужчина не стал комментировать подобные предположения - только сжал покрепче излучатель и начал изучать пустынную местность на предмет возможной засады, глубоко вдыхая и выдыхая раскалённый воздух. Словно призрак, готовый действовать в любую секунду, протеанин двинулся вслед за капитаном и сразу же осёкся в недоумении, когда вождь клана начал громогласно извещать скалы о своём присутствии. За такую выходку во времена Империи смельчак быстро лишался головы и Явик чуть ли не инстинктивно направил оружие в сторону вождя, но в очередной раз осёкся, поскольку такая выходка не вызвала осуждения и, решив, что примитивы и сами в состоянии понять, что хорошо, а что плохо, Явик решил понаблюдать за происходящим. Странный способ связи кроганов немного смутил мужчину и тот, всё ещё ожидая нападения противника, который теперь уж точно мог знать, где они находятся, направился за остальными членами группы.
Подойдя к лагерю, в котором расположились кроганы, Явик чуть ли не сразу заметил одного, информацию о котором он успел "прочесть", пока находился на "Нормандии". Искусственно выращенный солдат, да ещё и представитель примитивной расы, известной своей нестабильностью - это о многом сказало протеанцу, но тот продолжал хранить молчание и осматривать местность.
- Лагерь был пуст, когда мы прибыли. Уже несколько дней как. Они нашли большую сеть туннелей под этими хребтами, - Искусственный кроган махнул в сторону.  – Впереди обрыв. Следов мало, все песком занесло. Но смердит о-го-го как, -
Предположения о том, что это могли сделать предатели людской расы быстро отпало - вряд ли столь мягкотелые создания смогли бы так просто опустошить лагерь прирождённых воинов, учитывая что даже протеанец относился к ним настороженно. Нахмурившись, Явик убрал оружие и принялся "читать" постройки, не обращая внимание на слегка удивлённые взгляды примитивов. Когда мужчина добрался наконец-таки добрался до обрыва, запах действительно показался Явику не идеальным, но как-то уж очень знакомым. Уцелевшие осколки памяти вновь попытались дать протеанину чёткую картину и вновь это были лишь бесполезные видения, не имеющие смысла.
- ...Меня больше интересует, как мы туда спустимся? - Услышал протеанин, пока пытался понять, что хотят ему показать воспоминания.
- Одно я могу сказать точно, турианец, спускаться всем вместе - бессмысленно, поскольку мы не знаем, кто или что нас ждёт. - Анализируя обстановку, мужчина быстро понял, что кроганы, при всей их мощи, были чрезвычайно простой мишенью, капитан являлся слишком ценным членом группы высадки, а турианец, как весьма неплохой снайпер, мог бы прикрыть Явика. - Я могу спуститься в одиночку и подать сигнал, если местность будет относительно безопасна. -

+2

7

Джеймс знал всю предысторию, не в подробностях. Шепард, во время погони за спектром-отступником и его приспешниками, обнаружила на ледяной планете царицу-рахни, использовавшуюся для создания армии неконтролируемых монстров, которую в последствии убила Сьюзан, не оставив почти вымершей расе и шанса на выживание.
– Я тоже ставлю на Жнецов. – коротко согласился Вега с капитаном. – Меня гложет вот такой вопрос: а на кой черт кроганам потребовалось переться обследовать ретранслятор рахни, когда стоит уделять больше внимания своей родной планете? – вопрос был адресован скорее Рексу, присутствующему на челноке, нежели самой Шепард. – Когда шныряют то там, то сям разведчики Жнецов, такой прославленный отряд, как «Аралах» стоит придержать на передовой, а не посылать в жопу галактики…
Джеймс покидал челнок самым последним. Шаттл так заметно тряхнуло, когда вождь кроганов покидал его, что Вега удержал равновесие и прыгнул следом с дробовиком на готове. Если ненамного задуматься, то сходств в Джеймсе с кроганами было больше, нежели у самой Шепард. Такой же крупный, сильный, предпочитающий словам отчаянные действия, и его излюбленное оружие – это дробовик.
Сухой, затхлый воздух ударил в нос морпеху, и он поморщился, замыкая цепочку группы. Недолго пришлось переться до лагеря кроганов, но Вега уже успел покрыться испариной и только-только догадался последовать примеру Шепард, запустив систему охлаждения брони.
Обряд приветствий Джеймс решил пропустить. Стать его частью мужчина не надеялся, а терроризировать свои уши и глаза этим зрелищем он не хотел, поэтому бесцельно пока слонялся по брошенному лагерю в поисках чего полезного или съедобного. Ни того, ни другого в бараках не наблюдалось. Нашлась пара термозарядов, но боезапас был полон, лишнее было ни к чему.
– Одно могу сказать наверняка, Лола, кроганы сами покинули лагерь. Ни следов сопротивления, ни личных вещей. Пара термозарядов, да и только. – вещал Вега по связи, покидая один из бараков.  – Если следов не осталось, стоит обследовать эти сети тоннелей. Разделимся на несколько групп и будем продвигаться вперед, постоянно поддерживая связь.

+1

8

[NIC]Urdnot Wrex[/NIC][STA]Вождь[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/xgDLw.jpg[/AVA]

экипировка и скилы:

оружие - дробовик М-300 "Клеймор, штурмовая винтовка "Молотобоец"; умения - барьер, бойня, деформация, подбрасывающая граната.

- Паскудно это все, однако, - проворчал Рекс, наклоняясь к длинным продольным сколам в породе, тянущимся будто снизу, из пропасти. Сам повисший домишко тоже было поцарапан, будто чьи-то когтистые лапы его тащили-тащили, да не дотащили. Никак, приближение транспорта с отрядом Гранта их спугнуло. Ну, чего уж тут рассуждать. Как минимум, бояться эти неведомые твари умеют. А коли так, то этот раунд остается за кроганами. Самое время помозговать, как быть дальше.
- Думаешь, раз четыре глаза, то углядишь больше, чем кроганы? – гоготнул Рекс на ходу, идя мимо щупающего постройки протеанина, что чувство юмора в своем гробу оставил. Вакариан уже успел поведать, как банда Шепард героически добывала это живое ископаемое на приснопамятном Иден Прайме. Боец из ископаемого был, в общем, ничего, но вот мозги у него чуток подморозились, похоже. Ибо спускаться в одно рыло в эту воняющую гноем и смертью дыру мог бы только кроган.
- Р-райк! – Рекс шарахнул по плечу старого приятеля, подмигнув ему – дескать, молоток, что за кроганенком приглядываешь, авось, чего толкового скажешь. Это Райку было известно, да и Гранту, зачем здесь «Аралах».
Когда Шепард едва только обратилась с кроганам за помощью, да на пару с турианским примархом, Рекс мигом прикинул все выгоды. Согласно древним, как дерьмо протеанина, договорам о демилитаризации, у кроганов практически не было кораблей, мало-мальски пригодных для долгих межзвездных перелетов. То есть как – были, потому что многие кроганы-наемники, официально не обитающие на Тучанке, имели налаженный бизнес, и корабли ему под стать, но швартоваться в Кроганской ДМЗ им было чуток чревато. И накладно. Потому все дела с ними приходилось вести тайно. Далеко не все из вольных парней, что оставили Тучанку, как когда-то Рекс, не собирались на нее возвращаться. Кредиты от таких ребят тоже капали в рексову казну, что шла, помимо нужд объединенных кланов, еще и на далеко идущие вперед планы. В частности – на пригодные для разведки суда.
Цена помощи кроганов растреклятым туриашкам – лекарство от генофага, не больше, не меньше. Война эта, по рексовым прикидкам, обещала затянуться. Да, горит Палавен, рушится Земля, Жнецы наседают на границы систем кальмарих, и уже и на Тучанке появились их разведчики, но нутро подсказывало Урдноту – надолго это все. В пару дней всей каши не расхлебать, как и н сварить лекарство от генофага. Так что, пользуясь возможностями, что предоставило кроганом это временное ослабление всех договоров о демилитаризации, он и отправил «Аралах» узнать, что ж за нехорошие вести идут из этого сектора.
Рахни. С ними было покончено на Новерии, и Урднот собственными глазами видел, как последняя королева рахни растворяется в кислоте. Те ученые на «Вершине 15» говорили, что где-то нашли яйцо, дрейфовавшее в космосе веками. Могло ли и тут так сложиться? Еще одно яйцо королевы, на сей раз вылупившееся на Утукку? Тогда отчего же к запаху рахни, столь памятному Рексу по Новерии, примешивается эта трупнина пополам с керосином?
- Верно говоришь, человечек, - пока то да се, Рекс, на всякий случай, сам проверил результаты сканирования, сделанные одним умником из «Аралаха». – Разделимся, - картинка тоннелей ясно показывала, что под гору ведут два пути – верхний поширше, как раз для кроганов, нижний же – для отряда помельче. – Грант, Райк! С парнями топайте поверху. Мы вниз пойдем. Присмотрю за твоей задницей, Шеп, - осталось только слить себе на омни-тул записи последних переговоров разведчиков. Пнув ногой покореженный ящик, Рекс прошел вглубь очередной времянки, в углу которой находилась радиостанция… Находилась, варрены его сожри, ключевое слово. Выдрана была с корнем, только проводочки торчали из остатков гнезд. Кто бы тут не побывал, мозговать умеет, - ущелье раскинулось вонючей теменью, из которой тянуло ветром. Мелкий бурый песок будто б втягивало в него, как жадную пасть.
- Шепард, - прорычал Рекс, поравнявшись с человечихой, - за каким бы дерьмом мои разведчики не увязались, это дерьмо явно в курсе, что мы здесь. И ждет нас там, - и оскалился на темноту. – Я б предложил сровнять эти горы, да взрывчатки небось маловато. И парней бы вытащить, ха, - выкурить то неведомое, что ушло в темноту, никак не представлялось возможным. Так что остается только сунуть бошки в пасть к молотильщику. Р-раступись, кроганы идут! – прыгать было высоковато, ну да для Рекса проблемы не составило. Черная земля грянула снизу об лапы, шлем с тихим шелестом замкнулся, врубая ПНВ.
- Спускайтесь! – зычно рявкнул Урднот, осматриваясь. – Тут интересно.


Райк – рулишь Грантом, веселись там. Пока по мере продвижения ничего особенного не попадается, только шорохи какие-то, да паутина. По всей видимости, пропавший отряд также предпочел разделиться, и вскоре вам попадается тело одного из кроганов. Оно будто погрызено чем-то мелкозубым, валяется в луже слабо светящейся жидкости. Датчики покажут ее небольшую радиацию. К тому же, жидкость едкая, и немного попортила огнемет, валяющийся возле трупа. Если его использовать, чтобы уничтожать паутину, может рвануть прямо в руках.
Проход вскоре выводит вас в огромную пещеру. Скалы отвесные, путь, по которому вы идете, вскоре обрывается. Впереди пропасть, с разбегу не перепрыгнуть. Обойти негде. В лагере было подходящее оборудование, но вот озаботился ли кто-то тем, чтобы прихватить его с собой – вопрос.
Минут через пять после обнаружения пропасти отряд замечает мелких жучков, что со стрекотом пробегают по стенам. Удастся не размолотить в клочья – увидите, что жучок полусинтетический.

Команда Шепард – вскоре после спуска понимаешь, что ваш проход сильно забирает влево, и вы отдаляетесь от «Аралаха». Сканирование покажет, что дальше пути объединятся, но все еще может измениться, поскольку переправляться через трещины, пробираться по узким коридорам приходится часто. И лужи с радиоактивной дрянью встречаются все чаще.
Явик – попытки «прочесть» как лагерь, так и подземелья дают тебе сильное ощущение присутствия чего-то, связанного со Жнецами. Делиться этим наблюдением с остальными, или промолчать – дело твое.
Очередность: Райк, Меон, Шепард, Гаррус, Явик, Джеймс.

+1

9

Шарр стоял и наблюдал за тем, как Нормандия сперва торжественно опустилась, а затем из нее не менее торжественно вышла передовая боевая группа: Шепард, неведомый четырехглазый гуманоид, турианец-снайпер, крупный человек и, наконец, предводитель клана Урднот – Рекс. Пятки Гранта едва сверкали, когда он увидел снижающийся корабль, и сейчас он стоял в предвкушении. Райк мог поспорить, что если бы за броней был виден хвост – голубоглазый кроган размахивал им в нетерпении. Как и стоило ожидать – Грант рванулся вперед, обнимаясь со старыми друзьями и едва не целуя их в щеки. Винить его было нельзя: половина «Аралаха», не занятая конкретными боевыми задачами, вышла посмотреть на прибытие легенды. Шарр поставил очередной плюсик Гранту: оставшиеся кроганы-бойцы едва не окосели, желая посмотреть на происходящее, но держали позиции на случай, если враг наплюет на трогательное воссоединение и решит начать атаку в этот трогательный момент.
Райк держался рядом, но в то же время в стороне. Он, как и многие тут обычные солдаты, не мог похвастаться личным знакомством с Шепард, или дракой с человеком, или такой же меткостью как турианец. Впрочем, если кого он и был тут рад видеть, то это был объединитель клана Урднот и большинства кроганов Тучанки.
- Р-райк! – Кроган-предводитель хлопнул Шарра по плечу в дружеском жесте. Это было приятно, это было почетно.
-Урднот Рекс собственной персоной! – Шарр оскалился в дружеской улыбке-усмешке. У кроганов вообще, что ни улыбка – то оскал, от которого многие людские детишки начинают рыдать. Райк чуть отвел Рекса в сторону, желая отчитаться о ходе выполнения задания. Грант «лобызался» с Шепард и не мог их слышать, на что и был расчет. – «Аралах» в полной готовности. Грант хорошо их подготовил. Ему самому бы еще сотню лет, чтобы все его знания на практике испытать, и Галактика содрогнется. – Шарр усмехнулся, одновременно возвращая на морду более серьезное выражение лица.
Группа уже вовсю обсуждала сложившуюся ситуацию.
А ситуация, в общем и целом, была весьма непонятная и непредсказуемая. Два туннеля, один побольше, другой поменьше. Что впереди – неясно. Где кроганский патруль – неясно. Кто противник и сколько его – тоже неясно. Судя по общему настрою, не один Шарр думал о том, что проще всего взорвать весь этот лабиринт. Но такого количества взрывчатки у них не было. Хотя..
-А может устроим объемный взрыв? Закачаем туда газа, на базе я видел довольно много баллонов, выжжем там все, а потом уже прочешем? – Газа, конечно, было маловато, а туннели были слишком большие. Но даже если и не атакующее средство, газ можно было использовать в случае обороны. Закачать – отступить – подорвать. Бум – часть войск противника уничтожена.
-Нельзя, кроганы из отряда разведки могут быть еще живы. – В общем и целом, Грант был прав. Если вероятность того, что они живы, еще есть, надо спускаться и убедиться в этом лично. – Но если они мертвы, мы выжжем это место до основания. – Глаза Гранта недобро заблестели. Азарт предстоящего боя и генетическая ненависть к существам, которых он никогда не видел, заставляли его сердца ускоренно биться.
-Грант, Райк! С парнями топайте поверху. – Рекс командовал кроганами на Тучанке. Понятное дело, что он будет командовать ими и здесь. Тем более, что пропали именно его разведчики.
-Есть, Большой Босс. – Райк и Грант ответили практически одновременно. Часть «Аралаха» уже спешила сюда. Несколько кроганов, которым не повезло остаться за орудиями, с грустью смотрели на спешащих вниз товарищей.
-Босс, мы нашли несколько раскладных лестниц и веревку, есть еще скалолазное оборудование, может взять, вдруг там обрыв или узко будет? – Урднот Биггз был уже рядом, оставив около склада двух человек, если Грант даст добро на эту затею.
-Зачем? Это же туннель, какие там могут быть обрывы? – Грант чуть склонил голову набок, словно его подчиненный сказал редкостную глупость. – «Аралах», вы слышали Большого Босса, мы идем в верхний туннель, оружие к бою. Вэдж, если сумеешь добыть еще информацию с камер или дневника – сразу сообщай. – Лидер «Аралаха» вместе со своими воинами решительно надел шлем и двинулся в верхний туннель. – Если встретите королеву рахни, не убивайте ее до меня. – Фраза Гранта относилась к Рексу и произнесена была уже по рации. Зрительный контакт между группами был потерян. –Когда еще появится возможность самому на них взглянуть напоследок?
-Знал я одного турианца, который по пьяни признался, что был бы не прочь с такой переспать. – Райк шел рядом с Грантом впереди вытягивающейся колонны. Тяжелый дробовик в руках был идеальным оружием в узком коридоре, который сейчас окрасился в зеленый цвет. В отсутствии освещения бойцы «Аралаха» включали приборы ночного видения, вмонтированные в шлемы в последний момент.
-Хотел бы я на это посмотреть. – Грант хмыкнул и тут поднял сжатый кулак. Отряд резко остановился и ощетинился оружием. – Что это у нас тут? – Кроган присел, внимательно осматривая уходящую вперед дорогу. На одном ее участке, где влажность была повыше, на полу в пыли и грязи были отчетливо видны глубокие следы кроганской ступни. – Грант - Рексу, нашли следы развегруппы. Точное количество не установить, продолжаем движение. Отбой. – Урднот поднялся и повел свой отряд дальше.
-Какого черта они сюда пошли, не отправив сигнал и не дождавшись подкрепления? – Райк резко повернул свой дробовик вверх, готовый разнести любого противника. На полотке ничего не было. Грант смотрел на него с легким удивлением. – Что-то послышалось. Вроде скрежета.
-Скоро мы это узнаем. – Очередной поворот и дорога привела их в крупную пещеру, почти в центре которой лежал труп крогана в луже чего-то не совсем понятного. – Это что еще такое? Моча рахни? – Урднот и Райк подошли ближе, «Аралах» обступил их, занимая круговую оборону.
-Похоже он погиб, отступая. – Райк кивнул на огнемет, который частично лежал в луже. Кроган осторожно взяв его, стараясь чтобы светящаяся жидкость ни в коем случае не попала на его бронекостюм. – Испорчен. Хотя может пригодиться.. – Райк выкрутил баллон с газом, который был наполовину пуст. В случае экстренной ситуации может получиться неплохая зажигательная бомба.
-Это дрянь радиоактивная. – Грант бросил взгляд на свою левую руку, где один датчиков лениво мигал. Кроганы рождались в куда более радиоактивной среде. – Что могло сделать с ним такое? – Множество следов от мелких зубов. Неприятных, но не смертельных. Смертельных ран на нем не было видно. Грант тоже это заметил.
-Может быть, погиб от отравления? В любом случае следовало сообщить руководству. Пускай потом медики разбираются в причинах смерти. – Шарр – Рексу: нашли тело крогана, много мелких ранений, мертв. Конец связи. – Грант выглядел озабоченным. Шарр рылся в своей памяти: много существ были маленькими и могли кусаться. Те же мелкие варрены. Но он не видел на этой планете варренов.
-Босс, взгляни сюда. – Один из бойцов снял прибор ночного видения и осторожно включил фонарик. На потолке и стенах блестели клочья какой-то странной вязкого вида паутины. Шарр видел что-то похожее по дороге сюда, но списывал это на влажность и несовершенство прибора.
-Как будто нам пещер одних пещер мало. – Грант ворчал, его вполне можно было понять. Ситуация была весьма неприятная.
Отряд двинулся дальше.
Паутины становилось больше, но она пока не мешала. Шарр запоздало подумал, что было бы неплохо захватить с собой пару огнеметов, но где же их взять? Если только постараться использовать части базы и собрать парочку самодельных.
Открывшаяся перед ними пещера была действительно огромной. Такой огромной, что здесь могла поместиться «Нормандия», а если пилот был мастером своего дела – то даже две.
«Аралах» рассредоточился.
Впереди был обрыв. Всем обрывам обрыв. Кто-то, вроде бы Биггз, скинул вниз камешек, но удара слышно не было. Дорога вперед была, но сперва надо было как-то туда добраться. Обычный прыжок был самоубийством. Прыжок с биотикой или попытка докинуть туда крогана имели очень скромные шансы на успех. Шарр выразительно посмотрел на Гранта.
-Биггз, ты же взял инструменты для преодоления обрыва, как я говорил? – Синеглазый кроган ничуть не смутился. Послышался тяжелый вздох Урднота Биггза, который по внутренней связи уже вызывал двух оставшихся у базы кроганов с требованием принести аппаратуру. – И пускай на обратном пути унесут тело разведчика. Похороним его как положено.
-Осмотреть помещение. Может где-то есть проход. – Бойцы начали прочесывать «Королевскую пещеру», но всякий раз оказывались в тупике: боковые стены были слишком гладкие, чтобы можно было пройти по краям. Дальнейшая дорога была так близко, и так далеко одновременно. – Грант – Рексу, у нас глубокий обрыв. Ждем спецтехнику с базы. Отбой. – Глаза «Аралаха» прислушался – от стен шел едва слышимый треск маленьких ног.
-Упс, я что-то раздавил. – Один из кроганов посветил фонарем – от странного вида жука размером с крупную жабу осталось чуть меньше половины. Синяя жидкость вместо крови и непонятные механизмы говорили прямо, что перед ними синтетическая тварь.
-Включить фонари! – Грант выключил пнв, одновременно включая подствольный фонарь. По стенам ползали десятки, а то и сотни таких созданий. – Аралах, к бою! – Рассматривать тут было уже нечего, а вот вероятность того, что кто-то решит поживиться жестким кроганским мясом – весьма высока.

Отредактировано Sharr Rayk (13 февраля, 2017г. 17:53)

+2

10

Урднот Меон состоял в "Аралахе" почти с начала 2184-го на правах одного из заместителей командира, которым ныне являлся Грант. После возвращения в клан практически через месяц после Рекса, ставшего новым главой клана Урднот, Меон возглавил одну из ударных групп, а в "Аралах" попал лишь через несколько месяцев, после многих успешных вылазок на территории других кланов. Правда, в "Аралах" старый кроган попал лишь как заместитель командира, крогана Дагга, но и это было достижением. Дагг и Меон сразу невзлюбили друг друга, однако должность есть должность. Заместителем старый кроган, признаться честно, был преотличным, хотя теперь и не терпящим конкуренцию в виде морды бывшего командира "Аралаха", которого сместил с поста командующего сам Рекс, назначив пробирочного мальца главой элитного кроганского отряда. Тогда, в 2185-ом, Меону смена власти показалась забавной, ведь Грант, несмотря на его "пробирочное" происхождение, оказался смышленым малым, уж всяко лучше Дагга, который, кстати, стал вторым заместителем. Именно поэтому старый кроган помогал молодому лидеру быстро освоиться на новом месте, да и теперь помогает всем, чем может. Грант успешно завоевал симпатию старого Мастера Войны, и так же успешно эти двое взаимодействовали.
Лично к Гранту Меон никаких претензий не имел, не поддерживая мнение некоторых соклановцев "Пробирочный — значит неполноценный". Кроган? Кроган. Пахнет как кроган? Пахнет. Думает как кроган? Ну вот и хорошо, чего прикопались к его несущественному рождению? А уж то, что его создал не кто иной как Окир так и вовсе прекрасно. Каким бы мудаком Окир не был, но он был хорошим ученым и, что самое главное, свою расу любил, пытаясь излечить ее от генофага, хотя и довольно высокой ценой. Окир хреновых вещей не делал. И не только вещей.
Почему Меон сам не стал командиром "Аралаха"? Старый кроган не видел в этом смысла как минимум по двум причинам. Во-первых, спрос за неудачи и нарушения дисциплины всего отряда получает командир лично. Учитывая, какая разномастная братия собралась в "Аралахе", Дагг получал от Рекса по горбу практически ежемесячно. Впрочем, это компенсировалось поразительной результативностью боестолкновений отряда. Во-вторых, теперь это было возможно только со смертью Гранта, чего Меон точно уж не хотел. Такой подающий надежды молодняк днем с огнем не сыщешь.
За многие года жизни наемником постепенно начинаешь любить тишину. Любую, лишь бы не было лишнего шума. Увы, но космический корабль, наполненный кроганами до отказа, под определение "на борту тихо словно в гробу" не подходил совершенно. Шум и гам на этом корабле были такой же неотъемлемой частью "Аралаха", как горб у крогана. Впрочем, два года прошло в этой обстановке, Меон успел адаптировался к этой какофонии звуков, но тишину от этого любить не перестал. Весь перелет кроган изучал отчеты разведчиков, ни разу не поинтересовавшись "гостем" на борту. Выходила странная ситуация. Отчеты обрывались на записи о нахождении какой-то паутины и пометки пары десятков случаев, когда кто-то слышал тихий и быстрый стучащий звук где-то в глубине обнаруженной сети пещер. Это наталкивало на невеселые мысли о тех созданиях, о которых ему рассказывал отец, ветеран Кроганских Восстаний, Урднот Ронт. Ему же об этом поведал его отец, имя которого пропало во времени, но о котором точно было известно, что он был одним из тех десантников, что были прямо в логовах Цариц.
Рахни. Гигантские насекомые размером с кликсена, с острыми когтями на длинных щупальцах, жвалами и лапками. Но все королевы были давно уничтожены, во время Рахнийских Войн. Почти девятнадцать веков прошло с гибели последней Царицы, с чего бы вдруг они вновь объявились? Даже если это не рахни, то кто? А если это все-таки рахни? Рекс ведь рассказывал о том, что человеческая женщина, некогда принявшая его в команду во время погони за мятежным Спектром, убила последнюю Царицу. Или он соврал, и они не убили Царицу? Или они убили Царицу, а это другая, на-этот-Аралах-его-дери-раз-точно-последняя? Так много вопросов и так мало ответов...
Высадка прошла гладко, кроганы быстро заняли лагерь. Сам Меон спускался одним из последних, ссылаясь на фразу "Уступаю дорогу молодому поколению". На самом же деле кроган просто не торопился. "Кто понял жизнь, тот не спешит",- так говорила однажды его крантт, вечно улыбающаяся азари-матрона, теперь же ставшая матриархом. Вот Меон и не спешил. "Гость" ушел одним из первых, вместе с основным отрядом. Старый кроган не совсем понимал смысл нахождения этого объекта вместе с "Аралахом", "но раз Вождь сказал, то ему виднее". Меон предполагал, что зрелый биотик мог быть как наблюдателем от самого Рекса, так и просто грамотным следопытом, и старался лишний раз не пересекаться с Шарром. Он есть, и этого достаточно.
Лагерь представлял из себя... лагерь. Грамотно обставленный, достаточно уютный по кроганским меркам, но абсолютно пустой. Пара строений: казармы, склад, несколько огневых точек на случай обороны. И никого нету, не считая "Аралах". Когда первые разведчики доложились, Меон сразу же развил бурную деятельность, анализируя потекшие данные и запрягая свободный молодняк на инвентаризацию. Дагг же, "работая по специальности", выставил дозоры у огневых точек и назначил сменщиков. Единственное время, когда два заместителя уживались вместе и не лезли в словесную перепалку, и это время Меон научился ценить. Данные с первого обыска и разведки были неутешительные. Лагерь опустел за минуты, все разведчики куда-то исчезли. На постройках обнаружилось множество царапин, словно от мечей, ножей или когтей. А на складах разведчики не обнаружили огнеметов, которые, согласно складской описи, должны были там быть. Вообще. Все стеллажи для них отнюдь не радовали глаза разведчиков своей пустотой. Это лишь частично, но подтверждало догадки Меона о рахни.
"Разведчики ушли выжигать... ммм... гнездо — или что там у рахни?— и не вернулись. Значит, их сожрали. Хммм. Может кто и уцелел, но в пещерах... Нет, они точно мертвы",- размышлял старый кроган, сопоставляя все новую и новую информацию. Сгруппировав основные крупицы информации в целый и пригодный для понимание юным кроганским умом отчет, Меон отправил одного из бойцов отнести датапад с информацией Гранту. Свою часть работы он сделал, теперь можно и лично посмотреть, что там нарыли разведчики...
Когда прибыла человек вместе со своей гоп-компанией и Рексом, Меон проверял на грязь ставший практически родным М-76 "Призрак", разобрав его на столе, и настолько увлекся занятием, что чуть было не пропустил мимо слуховых отверстий обсуждение ситуации между Грантом, Шарром, Рексом, человечкой, имя которой Меон совершенно не помнил, и даже Даггом! Осознав, что он опоздал на военсовет и смысла рыпаться уже нет, кроган продолжил разборку "Призрака". Когда все детали легли отдельно, Меон прочистил каждую деталь одним из нашедшихся на складе комплектов по обслуживанию винтовок, после чего начал собирать ручной пулемет заново. Когда винтовка в темных тонах стала одним целым, а на столе не осталось деталей, которые кроган мог забыть вставить, Меон повесил "Призрак" обратно на поясницу как на место, наиболее подходящее по размерам держателя. Даже "Молотобоец" в сложенном состоянии был гораздо меньше, и спокойно висел на набедренном держателе.
Когда Грант с отрядом ушли в верхнюю сеть пещер, а Рекс, человечка и ее команда в нижнюю, командование оставшимся гарнизоном, состоявших из нескольких двоек дозорных и двух сменщиков, автоматически перетекло на плечи Меона и Дагга. С усмешкой зыркнув на второго заместителя, мол "командуй, раз дают, поностальгируй", старый кроган пошел в обход границы лагеря. Просто чтобы не видеть довольной морды Дагга, да и в лагере не осталось ничего, что кроган мог бы осмотреть. Дозоры же стояли на местах и занимались тем, чем должны были — тщательнейшим образом бдели и в целом исправно несли службу. Личный осмотр поцарапанных стен построек окончательно уверил Меона в том, что это были рахни, и по-хорошему стоило бы связаться с Рексом и Грантом, но заместитель не успел этого сделать.
- Меон, Дагг, припрягите парочку парней, чтобы принесли веревку и лестницы. У нас тут... обрыв. Да, и еще, мы нашли одного из разведчиков. Отнесите его на базу,- внезапно доложился по общему каналу связи Урднот Биггз. Меон, удивленно глянув в сторону пещер, сразу же направился к складу, где обнаружил подгоняющего двух бойцов Дагга. Появлению соперника тот явно не обрадовался. Впрочем, Меону было плевать, рад этот хрыч или нет.
- Пройдусь с бойцами, остаешься за главного. Общий канал, если что-то пойдет не так,- Дагг насмешливо взглянул на коллегу, считая что Меон рушил наконец-таки сделать хоть что-то полезное в его понимании, но напоролся лишь на тот самый пугающий взгляд, которым Меон доводил до мата даже матриархов, и скривился.
- Хорошо,- вот и весь ответ. Меон оскалился в знак своей маленькой победы, и кивнул двум бойцам, один из которых нес веревку и пару лестниц, а второй только лестницы, но зато побольше. Сняв с поясницы "Призрак" и переведя его в боевое положение, заместитель Гранта стал во главе колонны и направился в сторону пещер. Использовать "Молотобоец" внутри пещеры? Кроган самоубийцей не был.
Через некоторое время троица наткнулась на одного из разведчиков. Того самого, о котором говорил Биггз. Бедняга умер некрасиво, в радиоактивной луже органики, вместе с огнеметом, основательно поврежденным и с отсутствующим баллоном с огнесмесью. Либо ее забрали другие разведчики и продолжили свой путь "огнем и вольфрамом истреблять нечисть", либо ее забрал кто-то из группы Гранта. Осмотр тщательнее Меон сделать не успел — по каналу разнесся рык Гранта:
- Аралах, к бою!
Мгновенно вскочив, старый кроган быстро побежал вперед, напоследок махнув рукой носильщикам. Те пыхтели словно варрены и потели литрами, но упорно бежали за ним, при этом умудряясь не просрать свою тяжкую ношу. Наконец, добежав до расположения Гранта, Меон остановился метрах в пятнадцати от основной группы и увидел то, что заставило "Аралах" ощетиниться стволами и расстреливать все, что движется, а что не движется — двигать и расстреливать дальше. Сотни и сотни маленьких жуков в качественном синем свете светофильтра для ПНВ, встроенном в шлем, казались живой стеной, так много их было. Меон сразу же начал палить очередями, чтобы не перегреть оружие раньше времени, почти не заботясь о точности — уж куда не стреляй, но таракана ты все равно убьешь, главное ствол не опускать ниже, иначе случайно прострелишь кому-нибудь горб. Сейчас пулемет в лапах крогана был гораздо полезнее дробовика — больший разброс, несмотря на минус в обычной перестрелке, сейчас позволял поражать больше тараканов, чем пресловутые "Клейморы", "Потрошители" и "Граали". Краем глаза Меон отметил, что носильщики сбросили свою ношу и расчехлили винтовки. Канонада внутри пещеры стала чуточку громче...

+3

11

Однако, день выдался богатым на кроганские объятья – не успела Шепард отойти от дружелюбной хватки Рекса, и от его боевого клича, что до сих пор звенел в ушах и голове, как чуть было не оказалась сбита с ног радостным Грантом. Голубые глаза юного крогана сияли, пасть улыбалась до… краев головной пластины, что стала явно потолще, и сам он весь чуть только хвостиком своим коротким не вилял, как соскучившийся щенок. Вот-вот, гляди, запрыгает, - Шепард подавила в себе странное желание потрепать кроганенка за… краями пасти, или где там у этих ребят уши? – и жестом Рекса впечатала ладонь в могучую лапу Гранта.
- Сколько лет, сколько зим, Грант, - за спиной крогана неровным, но настороженным строем стояли его сородичи. Тот самый отряд «Аралах», о котором говорил Рекс? Выглядели внушительно. Даже для кроганов, которые по умолчанию… э-э-э, выглядят внушительно.
- Шепард! – радостный щеночек весом с добрые полтонны. – А говорили еще, что тебя в кутузку посадили!
- Как посадили, так и выпустили, - усмехнулась Сьюзан. – Какого черта ты здесь делаешь?
- Сам хотел тебя спросить о том же, - осклабился кроганенок. – Что, снова некому спасать мир?
- Вроде того, - кивнула Шепард. – Ситуация изменилась, как видишь.
- А то! Я ж потому и здесь. «Аралах» - видишь? Лучшие бойцы объединенных кланов, - Шепард оглядела качнувшуюся в ее сторону банду. – Настоящие кроганы! Как я, - Грант приосанился, выпятив грудь, и Сьюзан не удержалась, прыснула, ткнув кроганенка в свободное от брони плечо.
- Без царя в голове, ты хотел сказать, как ты? – кроганенок захохотал. – И как же тебе удалось их всех под себя подмять? – Сьюзан оглядывала разномастных здоровяков, и зрелище, прямо говоря, было из тех, что наводило дрожь. Оскаленные хари, шрамы, здоровенные лапы и не менее здоровенные пушки; рыки, хриплые голоса, и концентрированная мощь, от которой воздух будто стал гуще. Кроганы. Много кроганов. Больших крутых кроганов.
«От такого зрелища и Жнецы переглотнут», - Сьюзан наклонила голову, представляя себе пехоту кроганов во всем блеске, сминающую ряды синтетического дерьма. Да-а, эти могут. Эти смогут. Значит, дело на этой планете должно пройти без сучка и задоринки, им нужен этот союз. Им всем – и людям, и кроганам, и турианцам.
- Рекс сказал, что командовать ими должен тот, кто успел проявить себя, - Грант болтал охотно, но сейчас Сьюзан слушала его лишь впол-уха. Она всматривалась в конец лагеря, туда, где чернела какая-то пропасть, на краю которой что-то обсуждали кроган и турианец. Сердце на мгновение сжала тоска – Галактику непременно должно перевернуть с ног на голову, чтобы можно было увидеть подобное. В прошлый раз переворотами занимались Сарен со своими жестянками, сейчас же…
- Да ты меня слушаешь, Шепард?! – рыкнул Грант, и она кивнула, да, мол, конечно, слоненочек. Довольный, «слоненочек» продолжил:
- Ты помогла мне пройти обряд посвящения. Теперь я – Урднот, но я не был рожден в клане. Рекс говорит, что я пришел из ниоткуда, но стал частью целого – это будущее нашего народа. И я его олицетворяю, - чешуйчатая голова Гранта заметно раздулась, похоже, что от гордости. А Рекс, ушлый старый кроган, как перевела для себя Сьюзан, нарочно поставил во главе отряда из бойцов разных кланов вроде как своего соклановца, но родом, все-таки, из пробирки.
- И как, они просто взяли и послушались тебя, как овечки? – поддела Шепард. Грант расплылся в улыбке динозавра:
- Овечки? Не знаю, что это за штуковины, но надеюсь, что они вкусные. Я сильнее всех остальных, поэтому я здесь, - для пущей убедительности кроганенок топнул ногой, подняв тучу пыли. – У меня прибавилось шрамов, но эти кроганы уважают меня. Я бился за звание командира, - что же, Рекс сделал мудрый ход, и верную ставку.
- Сложно представить здесь кого-то другого, - искренне сказала Шепард. – И надеюсь, эти ребята могут драться хотя бы в половину твоей силы.
- Ха! Рад что ты здесь, Шепард. Похоже, намечается неплохая заварушка, - они уже спускались к здоровенной яме. Грант сильно втянул горячий воздух ноздрями.
- Р-рахни! Поверить не могу, что мы вновь встретим их! Когда я думаю об этом, моя кровь кипит!
«А моя – холодеет», - подумала Шепард, вспоминая льды Новерии и слезы Лиары над телом матери. Но вслух сказала только:
- Ты так уверен, что это рахни? Подозрительной активности мы не заметили. И в общем-то, наша задача – найти разведчиков, или, как минимум, выяснить, что с ними стало. Но… ладно, ладно, так уж и быть, если встречу рахни – оставлю тебе парочку, - засмеялась Шепард, видя, что кроганенок собирается протестовать, что-де, у него голос крови, генетическая память и все прочее, чем снабдил его вождь Окир. Сьюзан вполне доверяла мнению Рекса, и верила в то, что дыма без огня не бывает. Раз старый кроган говорит о тревожных новостях из этих мест, значит, так оно и есть.
Обсуждения тактики ни к чему новому не привели. Шепард сердцем чуяла, что им придется полезть в эту черную дырищу, и потому только сдержанно качала головой на предложения «выкурить али взорвать». Собственно, в последнем случае на жизни разведчиков забивался крепкий такой болт из кроганских построек. А они здесь, собственно, за этим. Не за болтом, за жизнями.
- Задницу он мою прикроет, как же, - тихонько фыркнула Сьюзан себе под нос, разматывая бухточку страховочного троса. Рекс уже ухнул, в полном смысле слова, вниз, и теперь вроде как развлекался с эхом. – Иду-иду, лови меня… - отталкиваясь ногами от черной, покрытой беловатыми, будто свежими, сколами и царапинами базальтовой стены, она постепенно спустилась вниз, к своему удовольствию – крогану на голову.
- Что? Я ж сказала, лови меня, - будто бы невзначай пихнув бронированным сапогом Рекса по шлему, Шепард отцепила от пояса страховку, которая с жужжанием втянулась в крепежи на поясе. – Живее, народ! – крикнула она остальным, закрывая забрало шлема. Тактический дисплей мигом высветил перед ней карту лежащих впереди туннелей, на несколько десятков метров окрест, а также данные о температуре, степени освещенности и тому подобном. Прибор ночного видения залил пространство серым – щурясь под шлемом, Сьюзан обернулась на догонявших ее Явика, Гарруса и Джеймса.
- Отлично, если наш проводник застрянет – будет кому его толкать, - некстати вспомнив сказку о медвежонке, который застрял в кроличьей норе, она последовала за Рексом в сгущающуюся темноту.
Вскоре вперед забрезжило что-то слишком светлое. Приглядевшись, а затем и приблизившись, Шепард увидела мертвого крогана, а светлое – это оказалась его кожистая шея, и странная фосфоресцирующая лужа, в которой он лежал. На дисплее тихонечко закачался значок усиления радиационного поля.
- Ого, - а Рекс уже осматривал мертвого бойца.
- Его не эта дрянь убила, - категорически заявил кроган, отряхивая светящуюся слизь с лапы. – Точно тебе говорю. От такого фона крогана даже насморк не прохватит. Тут что-то другое… - он перевернул тело, у которого не было спины. В прямом смысле – кроганский крепчайший хребет был разворочен, будто в него сунули осколочную гранату и нажали детонатор.
- Это последний из разведчиков, - «первый найденный». – Отступал? – спросила Сьюзан у Рекса, на что тот согласно кивнул.
- Отступал, - в коммуникаторе крогана послышалось неразборчивое рычание. – У нас тоже тело. Ранение одно. Большое. Рекс принял. Держать связь.
От кроганского свирепого вздоха колыхнулась здоровенная черная сеть на проходе в дальней стене.
- У них там тоже тело, Шепард. Множество мелких ранений. В картечь я не верю, а был бы там дробовик – Райк бы сообщил. Н-да, местечко пахнет все паскудней, - возле тела разведчика валялся огнемет, который Рекс и схватил. Помня особое отношение к подобному оружию одного своего знакомого наемника, Сьюзан поспешила посторониться. Рекс направил струю огнемета на сеть.
- Паутина, - черная толстенная паутина. Огнемет с ней справился успешно, только вот бак опустел полностью. Рекс зашвырнул его в сторону, и эхо еще долго и гулко отдавалось от высоких стен.
- Зря выбросил. Пригодилось бы, кого-нибудь по голове стукнуть, - Шепард пожала плечами, двинувшись дальше.

+2

12

Тьма ожидающе замерла в провале, колыхаясь тенью уже спрыгнувшего Рекса. Гаррус повторять его подвиг не рискнул, да и Шепард, похоже, не собиралась. Оглянувшись на капитана, он тоже потянулся за тросом.
Ерунда это всё.
Гладкие скалы скользят под подошвами.
Ну не станут рахни так глупо подставляться.
Порода крошится и шелестит вниз.
Куда разумнее подождать, пока Жнецы всех выкосят и занять освободившееся место.
Прыжок. Не на голову крогану, конечно, но тоже вполне удачный, по сравнению с перспективой свернуть шею.
А здесь что, строительные работы? Посреди войны перетаскиваем чужие домики?
Он кивнул капитану, мол, есть поживее, мэм, и усмехнулся:
— Как всегда изящно, коммандер,  — и пристроился у неё за спиной. — Наш вождь теряет влияние, теперь у него на шее сидят еще и люди.
Он тоже оглянулся на бравых воинов за спиной, перевёл взгляд вперед, на нырнувшую в темноту спину, покачал головой.
Вега, Явик, Рекс, сама Шепард. В этой компании разносителей всего, что движется, он был, пожалуй, самым осторожным. По крайней мере, ему хотелось так думать, глядя на то, как качаются лохмотья обуглившейся паутины от движения едва различимого сквозняка, и пытаясь угадать, как долго она плетётся, и не предстоит ли им на собственной шкуре опробовать её на прочность.
Сквозняк. Где-то неподалеку есть второй вход.
Или просто дыра в стене, в которую не выйдет протиснуть их любопытные головы и непоседливые задницы.
Разве что толкать. Вакариан хмыкнул и осторожно коснулся согнутыми пальцами до стены, в глухих тонах ПНВ казавшейся монотонной и бесконечной. Та чуть подалась и тоже закачалась. Так и есть, паутина оплетала не только проходы.
— Эй, Рекс, это тоже дело рахни? Зачем она им?
С физиологией гигантских насекомых он бы знаком слабо. В лагере учили тому, что рахни были сильным и непримиримым врагом, говорили о воинской доблести героев прошлого, о неповторении ошибок. Мало внимания уделяли тому, как именно с ними нужно сражаться — вымерли же уже, — и совсем ни слова о том, как они размножаются, живут, какой социальный уклад. На Новерии стало ясно еще и то, что народ рахни высокосоциален, почти един. Очень похоже на общность гетов...
...и на безумие одурманенных.
Он непроизвольно вздрогнул от загулявшего эха, настороженно прислушался. Не стоило заранее привлекать внимание. Но указывать Рексу, что он что-то делает не так, чревато.
Шорох сквозняка как будто усилился, однако выскакивать на них с воплями никто пока не спешил. Только трупы свидетельствовали о том, что совсем недавно здесь гулял кто-то очень злой... И голодный?
Чем можно было так раскрошить ходячую боевую машину, Вакариан представлял слабо.
"Вылуплялся из него кто-то, что ли?.. Да нет, бред".
Но ассоциации на развороченную спину и непонятную слизь были неоднозначными.
Жаль, с ними не было СУЗИ, удалённо провести химический анализ было сложнее. Впрочем, вряд ли у них получится долго бродить в поисках улик, скоро преступник должен был заявить о себе. Если уж он смог справиться с оравой кроганов — сколько их, кстати, было, так никто и не спросил, — то на "беззащитную" разномастную группку точно раззявит свою черную, колыхающуюся паутиной пасть.
— Это еще что? — пробормотал он, на всякий случай совмещая прицел винтовки с одной из больших, твёрдых на вид, но явно не каменных "шишек" на полу. Хитин? Панцирь? Просто пыль?
— Не подходите, — он предупреждающе поднял руку, убедившись, что пакость сохраняет неподвижность и не собирается на них прыгать. Но не подходить совсем было сложно — ряд "шишек" перегораживал проход. Турианец подобрал с пола мелкий камушек и прицельно запустил его в бок ближайшей. Та начала наливаться изнутри жёлтым свечением, что снайперу-метателю очень не понравилось.
— Назад!
Шишка еще пару мгновений посияла, а потом бухнула непонятной жижей на пару шагов вокруг. Жижа с шипением утекла по выбоинам в полу, намекнув отряду, что они спускаются всё ниже и ниже
— Вот дрянь, — Гаррус более не беспокоился о тишине, предпочтя расстрел непонятных наростов собственному обляпыванию. Еще неизвестно, только ли радиацией, в таких малых дозах безобидной и для турианцев, опасна эта жижа.
"Шишки" встречались еще несколько раз. Молчаливые и лопающиеся при приближении.
На третий или четвертый раз Вакариан заметил кое-что новое:
— Кажется, мы уже видели такие провода, — он осторожно тронул ногой ближайшую серую петлю. Пещера откликнулась  хриплым воем незамедлительно.
Жнецы.
Однако прежде, чем медлительные хаски вынырнули из-за следующего поворота, вверху на скалах показалось нечто совершенно  невразумительное: на согнутых лапках, с раздувшейся от такого знакомого свечения... шеей, и, что было сейчас куда важнее, убойным по своим характеристикам орудием "на борту".
— Огонь сверху! В укрытие!

+2

13

[NIC]Urdnot Wrex[/NIC][STA]Вождь[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/xgDLw.jpg[/AVA]
Рекс вначале еще посмеивался, скалясь на Гарруса – как же влияние он теряет, ага. Захоти он, то дернул бы за стукнувшую по горбу человечью ножонку, как за висюльку в сортире, и со всеми последствиями. Последствия, надо полагать, вихлялись бы оторванными сухожилиями и обильно кровоточили, а кому оно сейчас надо? Не, на такую задержку ребята вряд ли бы согласились. Да и пускай Шепард порезвится, самка есть самка, - но вспышка веселья очень шустро сгинула, как дневной свет – под сводами пещер, сомкнувшихся над них головами. Под шагами похрустывала черная пыль, будто прах тысячи тысяч обугленных костей; низко струился ветерок, закручиваясь вокруг ног похоронными вихорьками. А смердело здесь хуже, чем в заднице молотильщика.
- Натхак их знает, Гаррус, - пустой огнемет заряжать было негде, а тащить его с собой, чтоб по башке кому-нибудь вделать, как намеревалась Шепард – чести многовато. И возни. – По Новерии я такого не припомню. И уж извиняй, не Грант я, с банком памяти в башке, - Рекс хохотнул, оскалив зубы. Если это что-то вроде рахни – ведь вонь-то знакомая, памятная по Новерии, если это что-то изменившееся, то все шансы на то, что путь в глубины окажется еще веселее и занимательнее. И это приятно раздувало угли придремавшей было кровавой ярости.
Под лапой громко кракнул изъеденный кусок породы, пористый, будто шлак. Кроган пошевелил лапой кучку, оставшуюся от паутины, или чем бы ни было то, что он только что сжег.
- Эге… а без огня с этой дрянью никак, - в лапе тянулся и пружинил чудом уцелевший кусок паутины. Черный, будто резиновый – в такой только крогану влетать, с тем, чтобы пробить. – Разве что кроганом прошибать, - озвучил Рекс мысли, встряхивая лапу. Не тут-то было – черная дрянь прилипла к ладони, и, покуда не оказалась подцеплена за острый каменный выступ, отлипать не собиралась.
- Огонек-то приготовьте, у кого что есть, - если их хотели задержать, кто б тут не пасся-не скрывался, то это еще может получиться.
- В лагере огнеметов не было? – парнишка, что высадился с Шепард, поравнялся с кроганом. Рослый, по ихним-то, человеческим-то меркам – по плечо Рексу. И тоже с дробовиком. Рекс мотнул башкой – нет, не припоминал он такого добра в лагере, да и что толку? Обратно не взобраться, да и время потеряют, возвращаясь за огнеметами. Вперед, чтоб им! – паренек покивал, сбавляя шаг, и провел рукой по цевью. Рекс вскинул дробовик, пошедший темно-алой подсветкой, наводя дуло на новую преграду из паутины. Горело отлично, осыпаясь все тем же черным пеплом-шлаком, что и раньше. Только вот термозаряды не бесконечные, ну да что с этим поделать?
Так и шли – прицельным разлетом выстрелов дробовика разнося паутину, по пещерам, что явно уходили вниз, ибо Рексу чуть по-другому приходилось равновесие держать. Стрелять по пупырям он оставил Гаррусу, что с самого начала показал, что отлично годится для этого дела.
- Не ловушки – шибко уж на виду, - а глаз замечал, меж тем, кой-чего интересное. Располагались пупыри не только на пути их честной компании, но и поодаль. И, если вообразить, что этот пещерный проход – отличная дорога, то картинка вырисовывалась явственная.
Это были кладки.
Кроган чуть замедлил шаг, поравнялся с Шепард.
- На Новерии яиц не было, помнишь же? – человечиха кивнула. Да, там все, отложенное царицей, уже успело вылупиться и съехать со своих жучиных мозгов. – Сдается мне… - докончить Рекс не успел. Под лапой подвернулся ребристый провод, прям в унисон возгласу Гарруса, и шелестящему стрекоту, дождем заструившийся по стенам распахнувшейся им навстречу пещеры.
«Ох и мастаки же», - успело еще вывернуться неподдельное восхищение монстрятиной, выколупавшейся из расщелины, и ощетинившейся парочкой дул для томкаха. Достойное мясцо ему господа Жнецы поставляют, не к чему придраться, - Рекс оскалился, пуская по жилам синее пламя биотики, вперемешку с кровавой яростью.
- Урднот!!! – пещера содрогнулась, боевым кроганским кличем и гулом биотики, врезавшейся всеразъедающим облаком в мешок, что надутой мошонкой болтался между дулами. Рядом пронзительно свистнуло, прорезая пространство – чей-то снайперский выстрел пробил мешок, но в этот момент тварюга навела фокус своих пукалок, два двойной залп.
- Ох ты ж! – восхитился Рекс, когда его могучий, проверенный веками  боев биотический барьер затрепетела, и истончился едва ли не наполовину. Укрываться было чуток несподручно – снизу лезли хаски, будто саларианцы за бесплатными купонами. Оставив тварь с отстреленной мошонкой на попечение снайперов, Рекс вскинул дробовик, разнося в куски генератор барьера, что тянулся надсадно гудящими фиолетовыми лучами к воющим, бестолково мечущимся хаскам. Вот, так-то лучше, - четырехглазая херня, которую Сьюзан звала протеанином, высунулась из укрытия, на секунду прекратив сверлить мозги гулом своего излучателя – и троица хасков повисла в воздухе, поднятая притяжением. И трижды бухнул «Клеймор», и увидел Рекс, что это хорошо – разлетелись, родимые, как яйца давешних кладок.

Райк, Меон:
Эхо канонады внутри пещеры становилось громче; потолок затрясся, осыпаясь камнями. Проход, откуда выходили кроганы, пошел глубокой вертикальной трещиной, а затем и вовсе обвалился, отрезая обратный путь. На небольших утесах над расщелиной мелькнули красные проблески – двуствольные чудища с пузырями между суставчатых лапок открыли по «Аралаху» огонь. Позицию они имели более выгодную – высокую, так что укрываться от их огня ой как непросто. Из расщелины полезли хаски, а мелкие полусинтетические жучки на давали восстанавливаться поврежденным щитам.
Подсказка: палите по утесам, те обвалятся.


Очередность: Райк, Меон, Гаррус.

+2

14

«Да и добровольно не подошла бы», - счетчик радиации в броне тоненько попискивал, сигнализируя о том, что жидкость в шишках, разъедающая щиты, также была радиоактивной. Сьюзан повернула голову на темный базальт стены, испещренный светло-бирюзовыми, светящимися крапинками, и подавила желание провести по ним рукой. Чем дальше вглубь, тем толще… излучение?
Рахни выживали и не на таких планетах, и не в такой среде. Эти же рахни, думала Шепард, беря в прицел оранжевый мешок, и уперев колено к лежащей на полу змее ребристого провода, выживут в любой среде. Хоть в кислоту ты их брось, - выдох был плавным и тихим, будто бы Сьюзан дышала на спящего ребенка.
Мешок лопнул, и радар подернулся еще не менее чем десятком целей. Шепард быстро кувыркнулась в сторону, выпрямляясь с апперкотом прямо в челюсть подбежавшему хаску. Лопнул раззявленный синий рот, брызнули в стороны ошметки синтетики и проводов, помноженные на нечто, уже не могущее быть плотью. Живые трупы. Хуже. Ху-же, - сердце колотилось мерным метрономом. Прицел совпал с кругом ядра на брюхе монстра с мешками, перекрестие высветилось на сетчатке глаза. Отдача. Истошный вой, и бирюзовые крапины на базальтовых стенах воют будто в унисон пугающему, мёртвому стрекоту десятков синтетических лапок, шуршащих по земле.
«Раньше это было рахни?» - бесполезно сравнивать то, что валялось перед ними отвратительной кучей с тем, что они когда-то убивали на Новерии. Те безумные насекомые и рядом не стояли с этим ужасом, слепленным больным воображением Жнецов. «У Жнецов есть воображение, да?» - слабо усмехнулось что-то внутри. Шепард поднесла к трупу существа омни-тул, собирая данные. Все пригодится, благо, у них есть ИИ, и одна умница-разумница азари.
- Грант, что у вас? – в передатчике фонило и стреляло, под отзвуки зычных кроганских матюков.
- Рахни! – рявкнуло в ответ. – Крутые рахни!
- Подтверждаю! Потери есть?
- Один-два… А, молотильщик тебя дери! Иди сюда!.. – Сьюзан еще немного послушала доносящиеся из передатчика звуки – будто Грант объявил войну крупнейшей в Галактике птицефабрике, под хруст скорлупы, только без кудахтанья, а затем чуть поморщилась от победного клича. Что с ребенка взять, забыл выключить передатчик, - она посмотрела на широко ухмыляющегося Рекса, и покачала головой.
- Теперь ясно, что случилось с разведчиками. И как это случилось, - кроган согласно рыкнул. Прошедший чуть вглубь пещеры Явик издал гортанный возглас, предупреждая.
- Рахни что-то прячут здесь, коммандарр, - в бесстрастном голосе протеанина сухо звенела констатация факта, приправленная легким презрением – дескать, как же вы это раньше не догадались? Примитивные создания.
- Они прячут – а мы найдем, - легкомысленно отозвалась Шепард, делая вид, что не замечает, как протеанин презрительно приподнимает верхнюю губу, обнажая чуть удлиненные клыки. «Отрасти себе чувства юмора, невообразимый протеанский боец», - в коротком поединке в гляделки победа, как ни странно, досталась двуглазым. Явик что-то да понял из выразительного взгляда Шепард – наверное, потому что отвел взгляд, и лучом своего излучается принялся срезать паутину по краям прохода. Разумно – меньше патронов придется тратить, хотя…
- Так, теперь моя очередь, - за камнем, явно пытаясь отстреливаться, и погибший от потери крови, валялся кроган. Под лапой лежал слегка покореженный огнемет. Экономя заряд бака, Шепард расстреляла и то, что на поверку оказалось кладками этих хаскорахни, и паутину за ними.
- Ого! А это что еще? – в том, что с невидимого в полумраке потолка спускалось нечто суставчатое, и похожее на конечность Жнеца, сомневаться не приходилось. Чуть похолодев, Сьюзан вгляделась в знакомые линии, знакомые буквально до боли.
- Запчасть Жнеца? Надеюсь, она не оживет прямо здесь, - но при дальнейшем осмотре становилось ясно, что эти «ноги» здесь выполняют роль несущих опор и конструкций. Что-то для укрепления сводов пещер? Похоже на правду. И если эти «запчасти» умеют переквалифицироваться в генераторы, то картинка принимает вполне определенное значение.
Они не просто прячут здесь что-то, они еще и охраняют. Очень тщательно охраняют, коммандарр.
- Что-то вроде защитных барьеров… - догадка подтвердилась двумя сомкнутыми наподобие ворот пластинами, открывшимися за паутиной. Благо, генератор энергии барьера оказался совсем рядом – пара выстрелов дробовика Джеймса, и…
- Вперед! – потолок с россыпью безумных бирюзовых созвездий затрясся, осыпаясь камнями. На секунду Шепард показалось, что пластины опоры, похожей на ногу Жнеца, пришли в движение, но размышлять об этом стало резко некогда – обвал ударил по слуху, докатился до них щебнем, задевая по ногам.
- Мда, обстановочка, - попытка выйти на связь с Грантом ни к чему не привела. Порода, похоже, частично блокировала связь. Оставалось только продолжать путь – во тьме, навстречу тьме. Под хлюпанье фосфоресцирующей жижи под ногами, под хлопки лопающихся капсул-яиц, и под тихое гудение восстанавливающихся щитов. Пару раз навстречу выбегали хаски, хрустели под ногами раздавленные жучки – ничего особенного. Но чем ближе становился неясный свет большого зала, освещенного радиоактивной жижей, тем сильнее стучало сердце – жди беды, Шепард, жди беды. И одного взгляда на опоры из жнецовских пластин, укрепляющих своды пещеры, ей хватило – они уже близко к цели.
Сопротивление возрастет? Да ладно, - она улыбалась, спрыгивая с высоты в пару метров, и неприцельным, но метким выстрелом разнося генератор барьера. Хаски, каннибалы, рахни с пузырями?
Подходи по одному, потанцуем.

Отредактировано Commander Shepard (1 апреля, 2017г. 09:06)

+1

15

Аралах стоял узким полукругом, сомкнувшись у входа и ощетинившись оружием, смотря на поток маленьких жучков, которые бегали по стенам. И всё-таки никто не стрелял, дожидаясь команды. Райк был полностью прав, когда говорил, что Грант сумел сформировать отличный дисциплинированный отряд. Оставалось только решить принципиальный вопрос: что делать дальше. Можно было отступить, дождаться оборудования и перебраться через проём. Но кроганы не отступают. Поэтому «Аралах» просто следил за происходящим, готовый не только смотреть, но и в любой момент начать огрызаться смертоносным огнём.

Ситуацию в целом можно было назвать «холодным паритетом». Кроганы не стреляли, жуки мирно ползали по стенам. Всё было почти прекрасно, так прекрасно, что стало даже скучно. Шарр поглядывал на своих товарищей, пытаясь понять их настрой. Всем хотелось пострелять, испить крови рахни и наподдать Жнецам по их кальмаровым задам, но сделать первый шаг никто не спешил. Даже Грант, обычно более решительный, сейчас ждал прибытия группы с оборудованием.

По прикидкам Райка, оставалось ещё минута от силы. А потом они как можно тише установят мост или его подобие, в зависимости от того, что там за снаряжение, и тихо-мирно перейдут в следующую комнату. Даже беглого взгляда хватало, чтобы понять, что перебить всех жуков попросту невозможно. Да и особого смысла в этом не было.

Кто первым открыл огонь - не было ясно даже после окончания операции. Грант лишь вздохнул. Следом за первым стрелком подключился второй, третий и так дальше.

В следующую секунду «Аралах» обрушил всю свою мощь на жуков.

Сколько их полегло – вряд ли даже помешанные на точности саларианцы могли бы сосчитать. Винтовки, дробовики, пулемёты, ручные гранаты – кроганы не щадили боеприпасов, расстреливая каждый маленький участок отвесных стен.

Как потом понял Шарр, именно в тот момент хрупкое перемирие между штурмовой группой и обитателями этой пещеры было нарушено. Сквозь грохот стрельбы до слуха долетел высокочастотный крик, скрежет или гул – Райк так и не понял, что это было. Словно пещера превратилась в огромный желудок, который мучила изжога. А владелец желудка выл от боли.

И тут случилось как раз то, чего Райк опасался больше всего. Пещера начала защищаться. Конечно, пещера была чисто фигуральным названием, оборонялись мерзкие твари, бывшие некогда рахни. Опустошители, как потом назовут их учёные аналитики. Мерзкого вида существа на четырёх ногах, с кучей яйцевых мешков по всему телу и двумя солидного вида пушками на плечах. Откуда они вылезали – сказать было сложно. Сверху – самое простое объяснение. Из каких-то небольших дыр, лазеек, неровностей поверхностей. Твари отлично передвигать по отвесным скалам.

Пока их было мало – «Аралах» справлялся отлично. Пока их было мало – «Аралах» держался сплочённо и уничтожал тварей почти в тот же момент, когда они показывались. Всё-таки кроганов было много, они были подготовлены и, хуже всего для Жнецов, они злились. Но опустошители напирали. Приходилось добивать тех, что уже выбрались. В это время появлялись всё новые. Их орудия заряжались.

Первый удар рахнеподобных минижнецов был не очень точным – кроганы по-прежнему обладали инициативой на поле боя, каждый держал свой угол, отряд действовавл слаженно. Именно по этой причине ударная волна от орудий монстров прошла выше «Аралаха», едва задев матёрых ящеров, но обрушив проход, ведущий вглубь туннелей. Вход был прочно запечатан.

Отряд кроганов был отрезан.

Райк лишь успел отметить, что снаряжение завалило не сильно, можно достать, если немного покопаться. Потому что если бы оно осталось за проходом – «Аралах» был обречён.

- Аралах, рассредоточиться. – Грант одним из первых оценил масштабные повреждения ходячей артиллерии Жнецов. В мгновение ока отряд, лишь недавно державшийся полукольцом, занял позиции по всей площадке. Но драгоценное время было упущено. Из своих туннелей появлялись всё новые сумчатые. Возникла и другая трудность – с обрыва начали выползать хаски. Райк даже задался вопросом, откуда у них-то скалолазное снаряжение, но был отвлечён очередным чудовищем с большим количеством яиц. В отличие от кроганов, которые вынуждены были стрелять более менее прицельно, чтобы не зацепить своих, опустошители стреляли часто и совершенно не обращали внимания на своих союзников в лице хасков.

Для Райка всё происходящее слилось в одно сплошное безостановочное действие. Держаться поближе к Гранту, есть. Разнести из верного Клеймора, который оказался исключительно действенным оружием в условиях пещер, опустошителя и ту парочку хасков, есть. Скинуть с себя кучу жучков, которые неизвестно как, поглощали энергию щитов, есть. Пинком ноги оттолкнуть слишком близко подошедшего хаска, есть. Побегать кругами, отстреливая одного здесь, другого там, пока биотический и обычный щит восстановится, тоже есть.

Шарра спасало то, что перед выстрелом, опустошители обычно направляли узкий синий луч в то место, куда придётся удар. Оставалось пару секунд, чтобы отпрыгнуть подальше и постараться не попасть под удар другого монстра.

Где-то там Грант что-то говорил. Видимо, докладывал Шепард о ходе боя. Райк тоже получил сообщение, но из-за помехов не смог его правильно понять. Вроде речь о потерях шла. Какие потери – в этой суматохе за собой-то с трудом можно было следить, да пытаться помочь своим братьям.

Как раз сейчас одного из бойцов облепили почти десяток хасков, нанося колющие раны по всему телу. Райк на одно долгое мгновение услышал смех этого солдата перед тем, как взрыв сразу нескольких ручных гранат разнёс мутировавших людей и отправил крогана в местное отделение Вальхаллы. Его безумный предсмертный смех ещё некоторое время раздавался в ушах Шарра.

Минутой позже ещё один кроган, смертельно раненый, сумел неизвестно как схватить двух опустошителей и добежать до пропасти, перед смертью огласив всю пещеру криком «Урднот!». Это была достойная крогана смерть. Райк невольно замедлился, перезаряжая Клеймор. Скорее всего, они все здесь погибнут. Но погибнут в бою, в достойном сражении. Райк рассмеялся. Безумный смех, с которым он и другие пойдут на смерть. Кто-то смотрел на него зло, но постепенно все они уже громко смеялись, отстреливая всё напирающих монстров. Они приветствовали смерть, как приветствуют злейшего врага и любимую женщину в одном лице.

Понёсший потери отряд кроганов буквально озверел. С удвоенным, если не утроенным, усердием они принялись убивать, калечить, рвать и разрывать на куски противников. При необходимости, вырывать голыми руками пушки опустошителей, посмевших подойти слишком близко, ломать хрупкие кости хасков и наслаждаться последними минутами боя.

Небольшой пласт потолка, не выдержавший обстрела, рухнул в пропасть. Опустошители сразу постарались покинуть это место, словно там была как минимум лава. Райк заметил это одним из первых. Если им всё равно предстояло умереть, так почему бы не захватить побольше мерзких тварей на тот свет? Из топливного баллона и последней термоячейки получилась неплохая зажигательная граната. Брошенная со всей силы почти в центр потолка, она взорвалась. Сколько именно погибло опустошителей от этого мощного взрыва, Шарр не знал. А предположить, что это вызовет ещё и обвал не мог вовсе.

Пришлось некоторое время избегать и хасков, и опустошителей, и падающих сверху камней. Биотический барьер оказался пробит, когда большой кусок скальной породы упал на ногу штурмовика. И хотя Райк не получил ранений, его нога была прочно заблокирована грудой породы. Поспешившие к нему хаски были срезаны огнём Клеймора, который вовремя сообщил, что термозаряд себя исчерпал.

Кое-как дотянувшись за Мотыги, Шарр уже собирался использовать биотику, когда остаток отряда кроганов во главе с Грантом перешёл в наступление.

- Убить их всех. Урднот! – Кричали в едином порыве древние ящеры, безумно посмеиваясь и отстреливая чудовищ.

[NIC]Rayk Sharr[/NIC]

Отредактировано Shankhar Grig (1 апреля, 2017г. 18:01)

+1

16

Камень под ногами опускался всё ниже, живности в щелях становилось всё больше.
Ну как — живности... Провода уже откровенными скрученными бухтами вились под ногами, питая кладки, уползая в темноту, куда им было не пролезть.
И несмотря на то, что при любом раскладе назад они не повернут, ощущение всё шире раскрывающейся пасти ловушки, в которую они бодро шагали, усиливалось.
То, что Жнецы здесь здорово поработали, чтобы укрепиться, не вызывало сомнений. Оставались только вопросы, ради чего. Что такого ценного таилось в глубине, что машины не пожалели отвинтить себе пару деталей?
...И уронить часть коридора им на головы.
Гаррус замешкался, пытаясь оценить, все ли успевают проскочить вперёд, и сам поймал какой-то особенно наглый булыжник спиной.
Пошатнулся, выпустил оружие в попытках приземлиться наименее травматично, кувыркнулся и судорожно заморгал. Голова, однако, не гудела, а наступившая кромешная темнота быстро объяснилась вырубившимся из-за удара ПНВ.
— Что ж тут всё на честном слове-то держится, — то ли к укрепителям пещеры, то ли к производителям брони обратился он, и, сдерживая подступающую тихую панику, наощупь подкрутил регулировку. Картинка вернулась. Видимо, ничего жизненного не сломалось, просто аварийное отключение... Перспектива блуждать здесь в темноте не прельщала... Мягко говоря.
Винтовка нашлась в двух шагах впереди. Удивительно, но тоже целая. Это тоже было очевидным плюсом, ибо впереди маячило очередное отстреливание наплодившихся инсектоидов.
Это начинало  выматывать. Не было ясно, когда они дойдут до цели,  не было ясно даже то, к какой, собственно, цели они идут. Мерная и размеренная стрельба чем-то напоминала полигон, только вот там было в разы меньше возможностей сдохнуть по-настоящему.
Вывалившийся из-за угла, будто вылупившийся из тени под ним хаск, которого мгновение назад там не было, расшвыривающиеся гранатами каннибалы, плевавшие на недавно отгремевшие обвалы и в целом сомнительную взрывоустойчивость пещерных сводов, эта мерзкая мелочь, незаметная при поверхностном взгляде из-за укрытия, и стремящаяся напустить кислотную лужу у него под ногами, как очень преданный, но тупой домашний питомец. И да, разумеется, эти вспухшие от сочащейся из них доброжелательности двухствольные орудия на ножках, которые не давали высунуться без того, чтобы не так уж давно поджившие шрамы заныли от ностальгии по куда более предсказуемым ракетам. Время перезарядки у монстров если и было ограниченным, то никак не поддавалось подсчёту.
Радовало одно — сейчас они воевали с врагом, у которого пару лет назад отжали технологию "перезарядки", и на смену дымящимся использованным термозарядам всегда можно было найти ещё парочку, не потонувших в кислотных, дымящихся радиацией лужах.
После первой отбитой волны Гаррус воспользовался коротким перерывом, чтобы осмотреть подозрительный "угол" и прищёлкнул мандибулами от восхищения: вглубь скалы уходила оплетённая проводами "нора". Тонкая сетка, едва светящаяся, была мало похожа на толстые провода на полу и отвечала на не заданный пока вслух вопрос: каким макаром в закрытую изолированную, полную рахнийских переделок пещеру попал уже ставший привычным жнецовий десант из людей и батарианцев.
— Гляньте, — обратился он к остальным, — похоже на камеру хранения для ожнецованных. Что-то вроде сторожевого поста на случай незваных гостей, — Вакариан просканировал и сфотографировал нору, собирая работёнку для СУЗИ.
— Скорее всего, впереди есть ещё...
Его подозрения оправдались излишне быстро: впереди, едва стоило отойти от места предыдущей бойни, сверкнул синим ещё один генератор щита, а вроде бы цельная скальная порода на стенах стала рваться и сминаться, будто тонкая ткань, обнажая тёмные провалы ещё нескольких "нор".
Чем именно  и кто умудрился проплавить (иначе почти идеально гладкие стены объяснить было сложно) такую прорву камня, думать было некогда. Они едва успели уйти с открытой всем снарядам площадки и рухнуть в ближайшее укрытие. Лужа вокруг турианца хищно хлюпнула и зашипела, слизывая с брони краску. Пока что краску.
Вакариан выругался, отцепил с пояса мину и, на секунду поднявшись, отправил её в сторону проклятого генератора.
Если каннибалам можно, то почему им нет.
Взрыв едва не потонул в общей канонаде, однако попадание отметилось увеличением пауз между очередями со стороны противника. Теперь те тоже нуждались в укрытии, лишённые почти бесконечного запаса щитов.
...И довольно быстро закончились, оставив после себя провалы "нор", парочку тут же подобранных термозарядов и тоскливое ощущение "да сколько можно-то".
Рекс, к слову, от него, похоже, ничуть не страдал, наоборот получая удовольствия от нескончаемых врагов. Не слышный пока что Грант с его отрядом, надо полагать, тоже.
Гаррус покосился на Шепард, с мрачной сосредоточенностью перезаряжавшуюся, и вздохнул. Мудрость "если не можешь справиться с проблемой, найди в ней хорошие стороны" была явно не для него. Бой для него всякий раз был работой. Хорошо известной, не всегда сложной, порой даже интересной, но работой. На которой нет-нет да и задумаешься о часах отдыха с баночкой спиртного и горячим песком под ногами.
Но увы, график войны был не нормирован, и теперь им предстояло топать по очередной дорожке, усеянной просто натуральными гроздьями из яиц. Концентрация раздражающих своей взрывоопасностью шишек увеличилась как минимум в два раза, что, вкупе с недавно обнаруженными "сторожевыми постами" намекало о близком финале. Вот только было неизвестно, закончатся раньше их проблемы или они сами.
Узкий, спускающийся (да куда ещё ниже-то?!) коридор вздрогнул.
С невидимого сейчас свода посыпались камешки.
Однако повторно ничего им на головы падать не спешило. А впереди вместо забрезжившего света стал слышен треск перестрелки и редкие, но громогласные вопли лужёных кроганских глоток.
— А мы переживали, что связи нет, — хмыкнул Гаррус, прижимаясь к стене, чтобы получить больший обзор, не приближаясь.

+1

17

[NIC]Urdnot Wrex[/NIC][STA]Вождь[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/xgDLw.jpg[/AVA]
«Откуда ж свет здесь?» - поди ж ты, кругом дым коромыслом, вражеские генераторы тянут барьеры, будто сиреневые сопли, мошонки на ножках шмаляют будь здоров, а жучки-паучки так и трещат с писком под ногами, а в рексову башку вот возьми да заберись некстатейный вопрос. Неспроста забрался, - приклад дробовика вмазал хаска в утес, так, что вся начинка брызнула в разные стороны, будто черви из тухлятины. Наклонившись, кроган с ревом рванул вперед, принимая оскалившуюся каннибалову харю на горб. Хрустнуло, кракнуло, и опять брызнуло - любо-дорого посмотреть. Над горбом, покрытым жнецовой слизью, свистнуло снайперским выстрелом - Урднот покосился назад, оскалился, хохотнув. Добрая драчка. Давно пора ему было размяться.
- Это ж давно они уже здесь, Шепард, - слова рокотом отдавались от зеленоватых стен. топали дальше, то и дело чертыхаясь, наступая в шипящие лужи. через провода переступая, и предусмотрительно расстреливая шишки-яйца, что с тупым упрямством так и росли на пути, цельными полями. - Я слыхал про ихнего брата, конечно, что они шустрые, но чтоб так обосноваться, да так скалы своей дрянью пропитать - это уметь надо, - Рекс шевельнул плечом, по которому, простучав с задрожавшего свода пещеры, стукнул камень, и принюхался. Сквозь смрад ядовитой жижи и жнецового дерьма сквозняки пещеры доносили до него явственный запах своих.
- А мы переживали, что связи нет, - донеслось сбоку. Ну, добро - выходит, Грант и «Аралах» добрались-таки до точки сближения туннелей. Теперь до нее осталось добраться отряду Рекса - кроган махнул остальным, дескать, пошевеливайтесь, и прибавил шагу. Ну а если «точка сближения» окажется там выше, ниже, или где еще, то они что-нибудь да придумают. В крайнем случае, устроят канатную дорогу из вот этих вот жнецовых кабелей, об которые здесь  спотыкаться уже задолбались. Наподдав по одному такому мимоходом, Урднот перешел на бег - боевые кличи, рычание и стрельба становились все ближе, а еще одну добрую драчку пропускать он не собирался.
- УРДНОТ!!! - возвестил о прибытии подкрепления рык, подкрепленный «деформацией». Впереди ответно громыхнуло боевым кличем, и «бойней», и могучей кучей жнецового фарша, из которой торчали дула пушек. Рекс аж притормозил, когда в их коридочик эдакое угощение влетело - а затем, скалясь, прорвался сквозь тушу на выход, к уступу, на котором рассредоточились бойцы «Аралаха». Парни чуток опередили Рекса и остальных, напоровшись на нехилое сопротивление. За горбатыми бошками Рекс углядел еще панели, навроде прежде встречавшихся ворот, только вот здесь их было побольше. Штуки три, навскидку – а враг все напирал.
- Шепард! Пацан! – рявкнул он людям. – Ищите генераторы! А мы этим дерьмом займемся, - «Аралах» здорово воспрянул духом, завидев вождя. Отряд немало потрепало, и Рекс знал, что Грант затем этим и гордиться будет, да и выжившие ох как раздуются от гордости – выжили ж, а в самой клоаке Галактики, да в боях с ожнецованными рахни. Только вот Рекс, уж как бы ни любил крушить и гвоздить врага, как сейчас, прикладом, все же предпочитал бойцов не терять. Кровавая ярость хороша, только вот павшего бойца никто не заменит. Кроганов слишком мало, а размножаются они… и пыжаку понятно. И если Грант, отсюда выбравшись, урок не усвоит, то ему же хуже, а на головную пластину Рекса – позор, и новая беда – кого поставить над «Аралахом» вместо Гранта. Чтоб поосмотрительней да потолковей. Ему, вождю, надо печься о будущем. И, пока результата с лечением генофага у саларианского мозгляка нет, бойцами он размениваться не станет.
Пули с писком вонзались в пелену барьера, а Рекс шел убивать. Крушить, дробить, рвать, - ярость полыхнула по крови радостной, благословенной волной. Своды пещеры задрожали – сила ярости накрывала всех, даже раненых. Кроганы поднимались – кроганы перехватывали удобней оружие, рычали, вздымая горбы. Стрельба, раньше взрывавшаяся в беспорядке, с каждой секундой становилась четче, ровнее, упорядоченней. Они прикрывали его – своего вождя. Снова свистели над горбом снайперские выстрелы. С двух сторон? – Шепард решила лично позаботиться о старом друге. Что же, ему приятна такая забота, - а затем ярость вскипела всепобеждающей волной, за взорванным барьером. Укрывшихся у неширокого прохода в скалах, за которым высились панели ворот, снесло импульсом, добило швальным огнем – «Аралах» перешел в наступление. 

Райк: ваша попытка прорваться увенчалась успехом, вам удалось спуститься ниже по пещерам, до ворот, где к вам как раз подоспел отряд Рекса и Шепард. Меона хорошо так придавило упавшей глыбой. Двигаться он может, но с трудом. Для него, как для игрока, это последний и единственный шанс вернуться в игру.

+1

18

- Убить! Убить их всех! Смерть Рахни! Смерть Жнецам! Урднот! – По стенам огромного зала эхом отражался боевой клич кроганов и отдельные выкрики. Крупные ощетинившиеся оружием бойцы, только несколько минут назад укрывшиеся от многочисленных орудий опустошителей, сейчас шли боевым строем, убивая и уничтожая синтетических монстров, что смели встать на их пути. Райк был одним из них. В едином порыве «Аралах» наступал. Смертники наступали.

Какой-то кроган, Шарр даже не успел его запомнить, оказался рядом всего на мгновение, чтобы скинуть заваливший товарища камень, и присоединился к своим сородичам. Райк поднялся, хотя его нога и ныла после неудачного удара булыжника. Надо было продолжать атаку – опустошителей становилось меньше с каждой минутой и с каждым выстрелом. Взрыв зажигательной гранаты словно точный надрез скальпелем перерезал артерию, ведущую от логова монстров к этому месту, лишил их подкрепления. А уж с оставшимися-то кроганы справятся. Во имя своих павших братьев, они должны справиться.

- Смерть Рахни! Убить их всех! – Огромные ящеры смеялись всё громче безумным смехом вошедших в боевой раж берсеркеров, чьи силы только растут по мере того, как на теле появляются новые раны. Выстрелы, бесконечные выстрелы из самого разнообразного оружия сотрясали стены и превращали уродливых паукоподобных созданий и их маленьких собратьев в горы кровоточащего мяса и мусора.

Битва была выиграна. Опустошители погибли. Но цена была велика.

Райк оглядел поредевший отряд, пытаясь найти Гранта и другие знакомые морды. Почти все они были в крови. Усталые, раненые, но довольные насколько, что кто-то по-прежнему стоял на земле и продолжал смеяться. Уже не тем безумным смехом, что пронзал их тела ещё несколько минут назад, но от радости. Что победили, что выстояли перед грозным противником, что выжили, чтобы попасть в следующую битву.

- Аралах! Всем собраться! Запасайтесь термоячейками, перевязывайте раны и готовьтесь идти дальше! Мы помянем наших павших братьев позже! – Грант, казалось, побывал в желудке опустошителя и разгрыз его изнутри. Кроган-предводитель был таким грязным, что Шарр даже поначалу засомневался, кто стоит перед ним и действительно ли это предводитель «Аралаха». Но стоило Гранту повернуть свои светло-голубые глаза и соскрести с морды порцию чужих внутренностей – все сомнения растаяли.

Райк был рад, что с этим молодым кроганом ничего не произошло. И одновременно его огорчало, что пять взрослых самцов погибли, а ещё трое нуждаются в срочной медицинской помощи и не смогут идти дальше. Победа далась им дорогой ценой: отряд потерял почти половину бойцов. Кроган недовольно наблюдал, как троим серьёзно раненым бойцам сделали сразу несколько уколов панацелина и перетащили поближе к стене. Один из раненых со сломанной ногой остался рядом с ними на тот случай, чтобы защитить находящихся без сознания, если опустошители вернуться. Из-за обвала вход в пещеру был завален – вернуться или хотя бы вывести раненых не представлялось возможным. Оставалось лишь гадать, сумеют ли они продержаться, пока основная часть группы найдёт другой выход.

Шарр зарычал от переполнявшего его недовольства. Каждый из здесь погибших мог считаться героем. Они, кроганы, всегда всё делали ради спокойствия всей этой дурацкой Галактики. Это они остановили рахни во времена войны. И они снова приносят себя в жертву, чтобы потом какие-нибудь саларианцы разработали новую версию генофага и подвели его расу ещё ближе к вымиранию. Несправедливо. Нечестно. И вместе с тем необходимо. Когда-нибудь Рекс напомнит Совету, какую кровавую цену заплатили кроганы за победу над Жнецами и потребует компенсации. Конечно, это случится в том случае, если они действительно победят. Чёртово неопределённое будущее, где всё зависит только от нас.

Кроган закончил перевязывать рану на груди у своего товарища, когда глыба камней рядом с ним зашевелилась. «Клеймор» мгновенно уставился на куски горной породы. Несколько секунд было тихо. Потом камни вновь пошевелились и послышалось чьё-то ворчание. Понимая, что рахни вряд ли столь искусно ворчат, Райк убрал дробовик и помог узнику освободиться из каменного плена.

- Меон, старик, мы уже записали на тот свет. – Шарр довольно стукнул ещё немного пошатывающегося товарища по плечу. – Руки-ноги на месте, это хорошо. Приводи себя в порядок, идём дальше через десять минут. – Райк оставил своего товарища, направившись набивать подсумки лежащими тут и там термозарядами. Кроган умело скрыл на своём лице смешок, что такой старый и опытный вояка, как Урднот Меон умудрился потеряться на поле боя под глыбой камней. И эту историю он, пожалуй, никому рассказывать не станет – этот старик был почти в три раза старше самого Шарра – шутить над его воинскими заслугами было опасно для собственной морды.

Подготовка к походу в следующее помещение была почти завершена. Наименее раненые кроганы отряда «Аралах» при помощи захваченного с базы специального оборудования наладили подобие переправы на другую сторону зала. Райк, шедший одним из первых через искусственный мост, всерьёз опасался, что конструкция не выдержит больших и тяжёлых ящериц и обвалится. Но нет, мост выдержал. Шарр в последний раз оглянулся на эту каверну, где им пришлось дать решительный бой тварям Жнецов и оставить раненых. Он давал обещание лично себе вернуться за ними. Как, наверное, и многие здесь присутствующие.

Следующий коридор не встретил их ничем необычным. Коридор как коридор. Это заставляло нервничать. Особенно, когда на пути стали попадаться какие-то непонятные кабели, ведущие неизвестно куда. Словно это была не гора, а какой-то гигантский генератор. Райк поплотнее взял «Клеймор», доверяя этому разрушительному орудию сейчас больше, чем своей стандартной «Мотыге». На ближней дистанции ничего более разрушительного, чем этот дробовик он не видел.

Показавшийся впереди зал словно извинялся за скуку предыдущего коридора. Провода, силовые поля, свечение где-то вдали. И опустошители, много опустошителей и хасков, которые смотрели на отряд кроганов пустыми глазами. Они не жаждали мести, не хотели отомстить за товарищей или покрыть себя воинской славой. Они сражались по той причине, что какая-то машина отдала приказ убивать и умирать.

- Аралах, слушай мой приказ. Убить их всех. – Голос Гранта был тих и полон злобы. Каждый из тех, кто стоял рядом слышал его и проникался этими простыми и примитивными словами. Они хотели убивать, хотели, чтобы каждый кроган, научившийся ходить, мог услышать об их славных именах и подвигах, чтобы малышей называли в честь кучки героев, которая здесь и сейчас противостоит Жнецам. Кроганы сделали то, что умели делать лучше всего во вселенной – они начали убивать.

В водовороте боя Райк поймал себя на мысли, что его действия, которые тело сейчас выполняло совершенно рефлекторно, зациклены. Сблизиться с противником на расстояние выстрела, уничтожить несколько тварей и продолжать бить их, пока технический и биотический щит не будут пробиты, отступить, перезарядиться, рассовать ячейки поудобнее, атаковать вновь. Круг за кругом, пока мышцы не начнут наполняться приятной усталостью, а картинка в глазах – начнёт заплывать. Добрался он до того опустошителя минуту назад или пять? Разорвал хаска на две части только что или один круг назад? Память не сохраняла события этого боя. Только общее ощущение – радость и то, что они поступают «правильно».

Где-то с правой стороны подоспел небольшой отряд Рекса. Райк был рад видеть, что с ними всё в порядке, хотя сомнения в том, что самые знаменитые бойцы в галактике могут погибнуть в ходе сражения с парой-другой десятков опустошителей, были по крайней мере смешны. Но обстановка к дружеским лапопожатиям не располагала – надо было добить оставшихся противников, пару мгновений отдохнуть, собрать термозаряды и идти дальше.

Война была далека от окончания.
[NIC]Rayk Sharr[/NIC]

+2

19

- А то я б сама не сообразила, - с усилием выдавила Шепард, складывая «Героя, и убирая за спину, в крепление. Перевести бы дыхание вначале, а уж потом рассуждать. Причем о вещах, которые ощущались как очевидные.
- Думаю, они здесь с самого начала вторжения, - продолжила она, принимая из рук Джеймса флягу с водой. Отпив немного, подняла голову вверх, следя за жестом крогана. Да, в самом деле, свет. Но не желтый свет Мулла Зул, а мертвый и зеленоватый, как все в этих пещерах.
Перед глазами мигом нарисовалась галактическая карта. Первыми под удар попали батарианские системы – скоро это станет строчкой в учебниках по истории. «Если эту историю еще будет кому изучать», - невесело скривилось что-то внутри, и Сьюзан нахмурилась, возвращая Веге флягу.
- И я бы сказала, что это не совпадает с основными перемещениями Жнецов, - негромко, по внутренней связи, уже продолжая идти. Так, чтобы слышали все. – Это место хорошо укреплено. Вторжение едва началось, а они уже были здесь, - отпрыгнув от плеснувшейся ядовитой жижи из разбитого яйца, Шепард нахмурилась сильнее. – Такое чувство, что Жнецы заранее знали о чем-то, расположенном здесь. И шли сюда целенаправленно.
«Одурманенные. Шпионы», - голос ВИ-Стража с Илоса звенящим эхом отозвался в ушах. Мало ли их таких вот было? Не успевших засветиться, скрытых либо собственными новыми хозяевами, либо молчаливыми правительствами своих народов? Не все же так открыто выступили на стороне чужаков, как Сарен, и далеко не всем удалось обзавестись целым «Проектом», как Аманде Кенсон.
Сплошь догадки. Но упрямая интуиция, помноженная на логику, плюс опыт прошлого и настоящего, твердила Шепард – без помощи «изнутри» не обошлось. Хотя, в конечном итоге, что дают такие умозаключения? Только новый абзац в отчете об операции, о «бдительности и внимательности, проверке на всех уровнях».
«А то будто бы «они «не», - кривая усмешка превратилась в горькую. Стиснув зубы, Шепард шла за уверенно прущим вперед Рексом, полная наихудших предчувствий. Звуки боя же, доносящиеся из глубины пещер, предчувствия эти лишь подтвердили.
- Тихий кроган – мертвый кроган, - отозвалась Сьюзан на слова турианца. И ей очень не хотелось, совсем не хотелось, чтобы эти кроганы затихли.
- Ого, – нет уж, эти кроганы не только не собирались затихать, они еще и умудрялись во время боя крутить что-то совершенно невероятное. Завязать узлом рахни с пушками, да еще и метко забросить такую тушу в узкий коридор? – и, очевидно, с завидной легкостью при том. Шепард могла лишь поаплодировать, что мысленно и сделала, пробираясь по слизи и жиже разорванного рахни вслед за Рексом. К подобию ворот, у подножия которых разыгралась нешуточная битва.
«Ну да, а то другие будто бы шуточные, все как на подбор», - оптика прицела поймала фиолетовый отблеск камеры защитного поля.
- Гаррус! – рычи что хочешь, старина Рекс, только среди твоих ребят Шепард что-то ни одного снайпера не углядела. Поиском генераторов займутся Явик и Джимми-бой – первый со своей биотикой, второй – с дробовиком, гранатами и обаянием. Прорвутся. А Шепард с Гаррусом обеспечат всей группе прикрытие.
На сражающихся внизу посыпались камешки, пространство прорезали тонкие красные лучи лазерных прицелов. «Опустошители», спасибо за классификацию, - сладкий холодок пробежал по телу, концентрируясь в на миг застывшем сердце. Удар. Выстрел. Перегрузкой по остаткам барьера, не отрываясь от прицела. Понравилось? Закуси этим, - «Герой» снова вздрогнул, а опустошитель обмяк отвратительной кучей.
По укрытию Сьюзан царапнуло алыми лучами. Ищете, твари? Вот она я, - Шепард перекатилась чуть ближе и выше, к другому валуну, который вдруг разлетелся чуть ли не перед самым ее лицом. Второй выстрел ударил сбоку, сбив щиты до половины. Без проблем – инструметрон засветился, покрывая ее пеленой тактической маскировки. Перебежать еще чуть выше, в не самое безопасное – неглубоко, зато удобное место. И обзор здесь лучше. И не задержится она здесь надолго, - маскировка развеялась одновременно с выстрелом, насквозь прошившим мешки под брюхом недоделанного рахни-снайпера. Не ему с ней тягаться, - Шепард снова перебежала, меняя позицию, сбрасывая пустой термозаряд. Прицел очертил, как нацелившегося на нее рахни смело кроганами. В прямом смысле – сокрушило и размазало по задрожавшим панелям ворот, которые медленно опускались. «Вовремя, ребята», - боковым зрением она видела и сполохи бледно-зеленого пламени, и пламя разрывных снарядов дробовика Джимми-боя. Удачно, кажется.
«Аралах» потрепало, но удача улыбнулась им и здесь. Сохранить бы это.
Сьюзан опустила винтовку, не забыв сменить обойму. Остатки противника гибли под могучими лапами кроганов – жучки мерзко пищали, раздавленные. Не отказав себе в удовольствии последовать их пример, и пробежавшись по парочке таких же, Шепард поравнялась с Рексом. Старый кроган был покрыт слизью и ошметками врагов, сильно прихрамывал, но красные глаза с вертикальными зрачками полыхали адским пламенем.
- Командуй, - кивнула Шепард Урдноту. И как бы они пробились здесь без кроганов? – она оглядела поле боя, усеянное телами каннибалов, опустошителей и хасков. Нет, не телами. Кусками тел.
«Нам необходим этот союз», - ее пробрало холодом, до самой сердцевины искусственных костей. «Кроганов и турианцев», - она посмотрела поверх валуна, развороченного выстрелами, на Гарруса. Они оба повидали немало боев. Но массированную атаку кроганской пехоты? Вряд ли. До этого дня.
И ей хотелось увидеть это еще раз. И не один – главное, чтобы с этим же исходом. Шепард смотрела на ящеров, рычащих, ругающихся, огрызающихся, и ее лицо освещала невольная улыбка. Гордая – за этих отличных ребят, которые переломят хребет любому Жнецу – дайте только поближе подобраться. Прикройте – как сейчас, снайперским огнем.
Подошедший Вега утирал с щитка шлема внутренности рахни, будто пот со лба. Кивнул на строящийся «Аралах», и плоды его трудов:
- Ничего себе, ага?
- Ты был прав тогда, на Палавене, - отозвалась Шепард. – Без кроганов нам не победить.
- Хреново, что так вышло с батарианцами, - пожал Джимми-бой могучими плечами, пнув валяющуюся под ногами тушу каннибала.
- Не извиняйся, - усмехнувшись, Шепард поспешила за Рексом, который уже захромал дальше, в расщелину между скалами. Несколько кроганов последовали за ними, но большая часть «Аралаха», вместе с Грантом, осталась прикрывать тыл и охранять раненых.
Сердце стучало в ушах, недавний адреналин еще колотился в крови, и ощущение, что все эти блуждания по подземельям очень скоро принесут свои плоды, подступало все ближе. Они выжгут этот клоповник, чего бы оно не стоило. И могли лишь надеяться, что платить придется не самую высокую цену.
Общий канал связи прорезался рычанием:
- Рекс! Рахни отступают. Наверное, перегруппировываются. Заканчивайте там пошустрее! – не сговариваясь, все прибавили шагу. Несколько отставших рахни вперемешку с каннибалами выскочили на них, и были мгновенно разорваны в клочки слаженным огнем. Шепард казалось, что она ощущает кровавую ярость кроганов, бьющую через край – и ей нравилось это ощущение.
- Здесь, - рыкнул Рекс, и последняя панель поползла вниз, заглушая потрескивание разбитой камеры блокировки.
- Да, - подтвердила Шепард, переступая через толстенный ребристый провод. – Это здесь.
Пещера, к которой они вышли, была в десятки раз больше всех, виденных раньше. Неясный мертвый, синеватый свет сочился из щелей в недосягаемом потолке. Пахло страшно – мертвечиной, гнилью, и чем-то химическим. Сьюзан напряглась, продвинувшись вперед в их цепочке, вперед Рекса.
- Madre de Dios! – донеслось из-за спины потрясенное эхо. У Шепард же не было слов. Она продолжила идти – к центру пещеры, в которой дергалось на исполинских суставчатых лапах до ужаса знакомое существо.
- Что ты... такое?.. – озноб полоснул по коже, когда со всех сторон захрипели мертвые голосовые связки кроганов. Мертвых кроганов – да, эти твари ведь не могут говорить напрямую. Точно же…
- Нам… больно… тишина… крики… - Шепард сама бы заорала сейчас, дав выход адреналину. На эту тварь, что жутью своей явилась наяву, как мерзейший из возможных кошмаров.
- Ты кто?! – спасибо, старикан Рекс, голос-то у тебя явно погромче будет.
- Я… жуть. Я… чудовище, - хрипели кроганы.
- Надо же, как верно подмечено! – не удержалась все-таки от восклицания. – Я же убила последнюю королеву рахни, - Рекс согласно рыкнул рядом, - откуда ты здесь взялась?!
- Я… не королева. Я не гордая рахни. Не она. Не она, - Шепард сверлила светящийся раскрывающийся клюв неотрывным взглядом. – Не она, - в третий раз произнесло существо, и из глубин памяти всколыхнулся тот давний разговор на Новерии, единственный и короткий.
Существо говорило «я».
Королева рахни говорила «мы», как и подобает королеве.
Вникать в тонкости риторики языка рахни у Шепард не было ни времени, ни желания. Но все сводилось к тому, что тварь не лжет, что это не какая-то безумная, отбившаяся от своих королева рахни – еще более безумная, чем мысль о чем-то подобном.
- Я одна, - мертвые кроганы дергались в толстенных путах паутины, будто громадные уродливые марионетки. – Я – чудовище, рождающее пустоту. Пустых детей. Они повинуются мне. Но теперь дети знают, что я свободна. Они не слышат меня. Больше нет.
- Коммандарр! – от резкого окрика Явика Шепард вздрогнула – протеанин широкими шагами приближался к ней. Обе пары глаз полыхали яростью.
- Это даже не рахни, коммандарр. Абсолютно! Это марионетка, собранная Жнецами из других рахни! – трехпалая рука взметнулась вверх.
- Прикосновения, Явик? – тот утвердительно наклонил угловатую голову.
Все становилось на свои места. Жнецы использовали даже это – Шепард не хотелось задумываться даже, откуда могли взяться останки рахни для создания этого чудовища, но это именно оно направляло рахни. «Больше не слышат»? – и не услышат никогда. И то, почему Жнецы сразу отправили часть своих сил сюда, на Утукку, становилось предельно понятным.
Чтобы создать это.
- Не думала, что повторю этот опыт, - да и баков с кислотой поблизости не наблюдалось, - и уж точно не поблагодарю Жнецов за это. Но эту тварь нужно уничтожить. Готовьте гранаты, будут нам жареные рах...
- Стой!.. – содрогнулись стены пещеры, тварь-из-рахни рванулась на своих лапах-ходулях, потянув что-то вроде пут. О, так она тут удерживается? Кем, новыми хозяевами?
- Я… могу сражаться. Я… ненавижу машины. Мои дети станут биться с ними!..
- Так они же не слышат тебя, разве нет?
- Новые… дети… Возможно, смогут услышать.
- Ну и уравненьице, - «с тонной переменных». Сьюзан сощурилась. – Ну, и каковы будут мнения?

офф для кроганофф

Райк может пойти с нами. Меон - тоже, если опишет, как управился с полученной раной, и почему не остался с остальными кроганами, несмотря на нее.

Сейчас пишет Меон, за ним - Гаррус.

Отредактировано Commander Shepard (20 мая, 2017г. 15:32)

+2

20

Поначалу все шло хорошо. Только поначалу.
   Отстрел мелких тараканов был сравним с отдыхом после тяжелого трудового дня. Отряд "Аралах" равномерно и слаженно расчищал пространство от марионеток Жнецов, стремительно уменьшая поголовье рабочих тараканов. Лучше всего справлялись те, кто имел многозарядные мощные дробовики, однако и другие не отставали от сородичей по количеству фрагов. А потом, словно по сигналу, из провалов потолка и из ущелья начали вылезать более крупные рахни. Огромные кликсеноподобные твари со спаркой мощных орудий на спине и отвратительного вида мешками под тем местом, где у обычных рахни была голова. Жуткое зрелище для неподготовленного разумного, но совершенно обычное и даже скучноватое для того, кто уже успел увидеть "слепленный на жнецовской коленке" гибрид турианца и крогана. После снимков Тварей с Менае и Баньши с азарийских колоний уже трудно испугаться чего-то нового.
Аралах, рассредоточиться!- после команды Гранта началась свалка. Натуральная свалка из тел.
   Как долго продолжалась битва с жнецовским подкрепление Меон не запомнил, но некоторые моменты этой битвы так и стояли перед глазами. Вот кроган, облепленный синтетическими тараканами, падает в пропасть. Вот какой-то молодой боец перехватывает дробовик за ствол и начинает работать им в ближнем бою, круша металлические черепа и панцири жнецовских выродков прикладом и рукоятью. Вот еще один биотик "Аралаха", Урднот Ларк, покрывается биотической пленкой, а пространство вокруг начинает сиять всполохами Истребления. Брошенный им же "бросок", попавший в Опустошителя, вызвал мощную детонацию. Настолько мощную, что Ларк упал на колени посреди очищенного биотическим взрывом пространства: его Биотический барьер едва выдержал этот удар, истратив весь запас сил биотика. Несколько кроганов сразу же окружили беспомощного, защищая его. А вот в какой-то момент с потолка начали падать отколовшиеся глыбы. Одна из таких падала прямо на Меона, и лишь в последний момент, уже не успевая уйти из-под падающего тяжелого камня, старый кроган ударил по нему Новой, тем самым разбив его на более мелкие глыбы, погребшие Мастера Войны под собой. Последнее, что успел почувствовать биотик — сильная боль в гребне.
   Первая мысль, родившаяся в голове пришедшего в сознание старого крогана была длинной, богатой на словарный запас и полностью состоящей из мата, даже без союзов и междометий. Именно так описал кроган свою ситуацию. Лишь вторая мысль была относительно чистой: "Умереть от жажды под завалом будет крайне позорно!" А потому Меон начал активно шевелиться, попутно вслух проклиная "сраных опустошителей на сраном потолке, с которого падают сраные камни" В конце концов, завал поддался, выпустив своего пленника на волю. И первым, что смог разглядеть Меон, был хитрый оскал "следопыта" Шарра.
Меон, старик, мы уже записали тебя на тот свет,— неслабые хлопки по плечу от собрата по оружию и такая же неслабая боль по всему телу немного пошатнули крогана.— Руки-ноги на месте, это хорошо. Приводи себя в порядок, идём дальше через десять минут,— а сам ушел собирать трофеи. И явный смешок в голосе Меон все-таки уловил. Но, хотя "следопыт" не казался болтуном,  дамоклов меч в виде самого источника "веселой новости" над ним нависнет точно. Для профилактики.
   Сперва следовало отдышаться, что Меон и сделал, усевшись на камни, что недавно погребли его под собой. Быстрый осмотр брони показал, что она была достаточно помята, чтобы выглядеть как рухлядь тысячелетней давности, однако функционировала на удивление нормально и уже делала инъекции панацелина по всему телу, заглушая боль и подстегивая легендарную кроганскую регенерацию к действию. Уже через десять минут панацелин полностью подействовал, практически избавив старика от боли и позволив относительно нормально двигаться. Биотик аккуратно встал, подвигал всеми конечностями, понял, что сражаться еще может, размялся и пошел осматривать поле битвы. Мда, сегодня "Аралах" сильно ослабел, потеряв более десятка сильных воинов.
Покойтесь с миром, соратники,— одними губами прошептал Меон. Особо религиозным кроган не был, но не сказать прощальных слов в дань уважения погибшим воинам просто не мог.
   Переправа была быстро налажена за то время, что старик приходил в норму и осматривал территорию побоища, потому вскоре кроган передвигался по ней. "Не смотри вниз, не смотри вниз! Молотильщик бы побрал этих жнецов! Больше никаких пещер! Никогда и ни за что!"— именно такие мысли занимали голову Меона, пока он не перебрался на другую сторону моста. И уже перейдя мост, кроган обернулся, нашарив мини-алгерь с ранеными взглядом, и мысленно попрощался с ними. "Мы за вами еще вернемся."
   Следующий зал, частично покрытый техническими сооружениями, кишел хасками рахни. Несколько десятков Опустошителей, еще больше отвратительных хасков батарианцев — Каннибалов — и сотни мелких рахни-рабочих. И пока Аралах увяз в практически рукопашном боестолкновении, Меон искал выступ повыше. Прыжок, усиленный биотикой, помог забраться на небольшую скалу. И уже сверху биотик разложил "Молотобоец". У старого крогана был лишь один залп. На второй хаски поймут, где он, и тогда его вынесут слитным залпом. "Ну-с, поехали!"— штурмовая винтовка-гранатомет задергалась в руках, посылая крупные куски вольфрама друг за другом. Целился Меон в задние ряды жнецов, чтобы не попасть по своим, и его атака имела неожиданно сильный успех. За дюжину выстрелов, что смогла сделать винтовка до перегрева, взрывами кроган убил одного Опустошителя, трех Каннибалов, с десяток мелких тараканов и разметал по площадке их соседей. Как и ожидал успешный стрелок, на его позицию по окончанию стрельбы уже навели несколько синих лазеров целеуказателя. Спрыгнуть вниз Меон успел невредимым, как раз к тому моменту, как в зал ворвалась на всех парах вторая группа с Рексом. Шанс на победу жнецовских ублюдков окончательно упал до нуля.
   После "знатной драки", в ходе которой, к счастью, никто из "Аралаха" не погиб, воины праздновали свою победу как могли — рычали, ржали, переговаривались, подкалывали друг друга. А когда в толпу "аралаховцев" прорвался Рекс — гомон этой самой толпы лишь усилился. Разбор полетов с приказами, разделением и докладами прошел не очень гладко. Стул управления "Аралахом" под хвостатой задницей Гранта ощутимо качнулся, на что намекнул Рекс. Поэтому лидер "Аралаха" вместе с большей частью его отряда остался охранять вход в ранее обороняемый разными хасками коридор. Сам же Меон, состроив жалобную морду Рексу и невзначай взяв гранатомет в лапы для уверения, что он может за себя постоять, несмотря на легкую хромоту и слегка распаляющую кроганскую ярость боль, вошел в состав группы, двинувшейся к ядру Улья. Возможно, это будет слишком опасно и даже смертельно для него, "но если уж "тряхнуть стариной", то тряхнуть по-полной!"
   Прошлая пещера была большой? Забудьте о ней! Сейчас перед глазами Меона было огромное пещерное образование, потолок которого терялся где-то далеко в темноте. Ужасная смесь запахов, особо сильно чувствуемых мощным кроганским обонянием, сводила с ума. Так и хотелось стереть это место с Утукки. Пронести запрещенную в Пространстве Цитадели атомную бомбу и взорвать всю сеть пещер. Но не размеры и даже не запах были главными достопримечательностями этой пещеры. Закованная в какие-то странные кандалы, в центре пещеры сидела Царица Рахни, словно сошедшая с настенных рисунков предков и изображений экстранета. Огромная тварь ужасала одним лишь видом.
Великая Калрос...— ошеломленно прошептал Меон, опустив оружие. Удивление, страх, злость, интерес — многие чувства смешались в мыслях биотика. Однако на этом потрясения не закончились. Мертвые кроганы, приклеенные к стенам уже знакомой липкой и твердой паутиной, ожили и заговорили. О чем именно говорили его мертвые соклановцы, Мастер Войны пропустил мимо слуховых отверстий. Все его внимание и взгляд были прикованы к Царице. Кроган жадно рассматривал рахни, лишь краем слуха отметив, что она отрицает свою биологическую природу. Странное наваждение отпустило его лишь когда по пещере разнесся вопрос светловолосой женщины:
Ну, и каковы будут мнения?
   Меон встряхнул головой. О чем он сейчас думал? Что это было? Почему он пялился на Царицу, нет, даже не Царицу, а жнецовскую поделку настоящей Царицы, добрых несколько минут и пропустил переговоры остальной группы? Старость? Гипноз? Индоктринация? "Лучше потом. Потом узнаю. Не сейчас,"— отрывками решил для себя биотик.— "Сразу по отлету отсюда провериться у врача."
Предлагаю уничтожить это место.

Отредактировано Urdnot Meohn (28 мая, 2017г. 23:00)

+2

21

"Пить хочется", — осознание пришло неожиданно, при взгляде на блестящие от крови пластины кроганской брони. И было быстро вытолкано обратно в щели подсознания. Успеет.
Пыль от расколотых камней не сразу падала под ноги. Мелкие камушки болезненно звенели в опасной близости от чувствительных приборов. Скорость у них была так себе, щит спокойно пропускал. Гаррус опасливо косился на подрагивающий экран подачи воздуха. Если эта сволочь забьёт фильтр...
Остановиться у стены, запустить диагностику, удостовериться, что уровень загрязнения далёк от критичного, параллельно накручивая на винтовку тепловизионный прицел. В этой проклятой пыли поле боя представляло из себя хаотично мельтешащие серые валуны: побольше и поменьше. Те, что побольше, ещё и орали, как на бравой попойке.
Вакариан усмехнулся, отследил позицию Шепард и кивнул, хотя его подтверждения, пусть даже такого формального, не ждали. Покосился на вздрогнувшее жидким стеклом марево человеческой фигуры и занял свою позицию. Не ахти какую, но укрытие было. Он ещё помнил свои изысканные проклятья, когда позиция снайпера от позиции штурмовика отличалась только тем, что первый припадал на одно колено и старался молчать, тогда как вторые неслись вперёд. Увы, как показала практика, удобные укрытия далеко не всегда оказывались разбросаны прямо под ногами.
Гаррус ругнулся и скатился в какую-то ложбинку. То, что она могла оказаться до бесконечности более глубокой, он осознал чуть позже. Но рефлекс сработал раньше мыслей — иногда эти самые укрытия ещё и рассыпаются мелкой колючей щебёнкой прямо под руками.
...А вот ложбинка оказалась ничего. Несмотря на то, что располагалась ниже, давала хорошее укрытие засчёт низкого потолка. Турианец не стал спешить вслед за Шепард, остался чуть сзади, периодически отслеживая ещё и её тылы.
"Хм. Люди так умеют?"
Как оказалось, люди умеют ещё и вырезать целые ульи огромных полусинтетических жуков, почти наравне с кроганами. Почти — потому что так же громко орать не получится даже у Веги.
— Славный бой, — невольно подстраиваясь под манеры кроганов, выдохнул Гаррус, подходя ближе и толкая Рекса в плечо. — Славные бойцы. Хорошо, что объединились.
В голосе сквозила едва заметная ирония. Вряд ли услышит кто-то, разве что Шепард.
Правы были турианские тактики — насовсем от ящеров спасут сотни ядерных взрывов, расцвёвших по Тучанке. Хорошо, что послушали не их, а саларианцев.
Мало хорошего, на самом деле, однако теперь у них есть хоть что-то. Хоть кто-то, способный своевременно встать рядом и предложить помощь.
Потому что, что бы ни было спрятано в этих катакомбах, оно наверняка показало ещё не все зубы и когти.
...Помещение за открывшейся... ну пусть будет створкой ему сразу не понравилось. Оно было огромным, пустым и высоким. Гаррус чувствовал себя огромной яркой мишенью и всё стремился на манер Шепард раствориться в воздухе под прикрытием маскировки и бодро порысить к ближайшей хотя бы тени, не говоря уже о нормальном укрытии.
То, что оказалось за створкой при ближайшем рассмотрении ему тоже не понравилось.
В этой ломкой, жутко молчаливой фигуре было слишком много противоестественного. Даже больше, чем в разговаривающих трупах.
Перед глазами встал Сарен — то, что осталось от него. Такое же ломкое, тонкое, с виду хрупкое... Но чужое, абсолютно незнакомое, хищное, неконтролируемое и опасное.
Гаррус до боли сжал в руках оружие. Если оно только дёрнется...
"Сьюзан, почему ты вообще с ним разговариваешь?.."
Вопрос остался незаданным. Потому что это она. И потому что условия этой войны таковы, что порой приходится прощать даже самых старых и ненавистных врагов.
Но это...
Да что они смогут сделать, если тварь вдруг вырвется из пут? Она огромная. В отчаянии. Ей явно больно.
Никакой жалости по этому поводу Гаррус не испытывал, только холодно отмечал слабости и преимущества врага. Вторых оказывалось неприятно больше.
Он шагнул ближе, аккуратно накрыл плечо Шепард, заговорил тихо:
— Ты помнишь Артериуса? Если в ней и говорит её воля, её ненависть, это ненадолго. Она не сможет контролировать себя. Не говоря уже о детях. И даже если вдруг...
Гаррус никогда не считал себя ксенофобом, он думал, что просто отмечает для себя более и менее опасные расы, их потенциал, привычки, уязвимые и сильные стороны. Но сейчас в нём говорил тщательно подавляемый, но разрастающийся первобытный ужас:
— Не думаю, что нам помогут такие союзники.
— Капитан, они прибывают. Нужно отступать, — ожил передатчик.
Вакариан растерянно покачал головой: если уж кроганы предпочитают отступать, то какая же там собирается армия? И зачем? Запереть их здесь?
Существо тем временем откровенно разволновалось, кажется, оно осознало, что много голосов в свою сторону не соберёт.
Оно начало раскачиваться на своих путах открывая и закрывая жвалы.
— Я бы последовал совету... — пробормотал турианец, невольно отступая. Безмолвная речь пугала его куда больше раскатистых криков, создание явно отдавало неслышимые отрядом команды своим... детям. Но вскоре раздались и крики, видимо, напор отчаяния пресёк границу осторожности:
— УБЕЙТЕ! УБЕЙТЕ ИХ ВСЕХ!!! — пасти кроганов и в посмертии оказались способны на оглушающие крики. От них и тщетно пытающейся вырваться твари с потолка посыпалась крошка и пыль.
Снова, чтоб её.
Нет бы они застряли на планете, где было бы поменьше пыли и побольше воды...
Из коридора донеслись первые выстрелы и крики.

Отредактировано Garrus Vakarian (12 июня, 2017г. 23:05)

+1

22

[NIC]Urdnot Wrex[/NIC][STA]Вождь[/STA][AVA]http://sa.uploads.ru/xgDLw.jpg[/AVA]
Перечислил бы их всех по именам – каждого, кто сейчас хрипел мертвыми голосовыми связками, дергаясь в угольно-черной паутине. Каждого знал, и в лицо, и по имени, и по клану. Паскудная смерть, - Рекс тяжело двинулся вперед, под хруст сухого хитина и оболочек яиц под лапами. «Паскудная смерть. Но не напрасная».
Кровь медленно бурлила отголосками кровавой ярости, обжигающе бешеной, но все-таки подконтрольной. Урднот такое по себе очень хорошо знал. Оно с годами пришло, не вдругорядь, это умение – когда на грани бешенства, что сродни полоумному, держишь себя железной лапой. Большинство сородичей такое и презирало и отвергало. А вот он, Урднот Рекс – теперь стал вождем объединенных кланов кроганов. Тех самых, чьи мертвые бойцы сейчас разевали рты, говоря за немыслимую тварь, что раскачивалась перед ними.
Налитые кровью глаза обшаривали бесконечную пещеру в поисках какой-нибудь штуковины побольше, дабы тварину прихлопнуть, как жука-паразита. В жилах вспыхнуло – будто искра на пролитое горючее упала, поначалу незаметным, невидимым почти огоньком, что полыхнет в единый миг. И полыхнуло – Рекс с рыком повернулся к Шепард. Совет решила устроить? Бестолочь человеческая, тут еще что-то обсуждать надо? – кровь заярилась, загорелась, отдаваясь отзвуками глухой, тупой боли в свежих ранах. Тусклая кровь оскверненных рахни засыхала на рексовой броне. Он топтал их выпущенные внутренности, так же, как его предки топтали – за века до этого дня. Проклятого черного дня в недрах захудалой планетенки, в которых вздумал народиться новый рой. И теперь это их война. Не по чужой указке, безо всяких плясок под чужие дудки. Их война. Кроганов.
Чего бы эта баба там себе не напридумывала.
- Шепард!..
- Я слышу тебя, Рекс, - отозвалась человечиха тоном, от которого у старого крогана нестерпимо засаднило в шрамах, пересекающих морду. Захотелось так же ей вломить, наотмашь. Чтоб не смела.
НЕ СМЕЛА.
- Эту зверюшку тебе не приручить, Шепард. Ручаюсь, - Рекс подступал ближе к человечихе, не глядя на наставленные на него дула. Что, четырехглазый, встрепенулся-то? На пару с пареньком-то? – он шел на Шепард, как когда-то на Вермайре, и точно так же кровь клокотала кровавой яростью. Она не смеет. Не смеет, натхаки ее сожри, колебаться и раздумывать.
И что-то решать.
- Замкнуть это вот, - «Клеймор» повернулся в сторону светящихся фонарей в стенах пещеры. Генераторы поля, не дающие тварюге уйти отсюда. Даже ее долбаные создатели ей не доверяют. – И изжарить падаль. Видишь, Шепард? Видишь? С ней никто не справится. Не та порода, и Жнецы это понимают. Она им тут только жуков клепает, но чуть только спусти ее с поводка – последствия будем расхлебывать всем миром. Не дохрена ли забот, а? – и старый кроган радостно оскалился на медленный утвердительный кивок. Вот, умничка дочка. Все понимает, до всего дотумкала. И безо всяких там турианских доводов-советов, разумных да логичных. Она, Шепард-то, больше кроганской закваски – разнести, разломать, взорвать. Чем они сейчас и займутся, да с превеликим удовольствием.

0

23

На миг Сьюзан показалось, что ее сейчас снесет волной ярости, с которой на нее надвинулся Рекс. Она даже глаза на мгновение зажмурила, а когда открыла – уставилась на орущий светящийся клюв... «Убить их всех!!» - грохотали, казалось, сами стены пещеры. Еще не хватало им здесь обвала, и бесславной гибели от полчищ свихнувшихся насекомых.
Свихнувшихся? – вот и первые, так сказать, ласточки-жучки. Они вывалились из бокового прохода, и совершенно не обращали внимания на столпившуюся перед их беснующейся мамочкой компанию. Они вцепились друг в друга, и с омерзительным писком отрывали лапки и головы. Треснул диод, что-то заискрило, заскребло острым по камню, дрыгаясь.
- Кого-то она все-таки еще контролирует, - перенастроить панели оказалось делом несложным. И быстрым, главное – быстрым. – Они побегут за нами, вместе с теми, кто не побежит. А потом они всем скопом нападут на нас. Надеюсь, все успели отдохнуть во время нашей милой беседы? – веселый, злой адреналин разливался по крови, заставляя мышцы приятно гудеть от предвкушения. Ну уж нет, с ней так просто не справиться, дорогие хитиновые создания. О том, что они могут не пробиться сквозь полчища жуков, пускай лучше думает Гаррус. Воплощение здравого смысла, - она покосилась на турианца, со смешком шевельнув плечом. Нет нужды в подобных жестах, Гаррус. У нее есть глаза, Рекс. Она видит то же, что и ты – оковы, в которых Жнецы держат псевдо-царицу. Значит, тому есть причина. Значит, если ей не доверяют собственные хозяева, то как ей вообще можно доверять? Не говоря уже о том, что еще году эдак в 2183 у нее появилась замечательная привычка. Кое-что из того немногого, что «Церберу» не пришлось восстанавливать. Если встречаешь что-то, связанное со Жнецами – беги, как от чумы, только не забудь швырнуть гранату.
Осколочная разлетелась ошметками толстопузого рахни, высунувшегося из расщелины.
- Бежим! – тоннели гудели, и сотрясались каменным дождем. Кроганский таран смел первых врагов, показавшихся в нешироком проходе, лавиной пуль и тел. И биотики. Раньше Сьюзан казалось, что биотики среди кроганов не так уж и часто встречаются, но сейчас наблюдала минимум троих. Полезно. К тому же, кроганские биотики ведь не должны выдыхаться так же быстро, как человеческие? – она покосилась на сосредоточенного рысящего рядом Явика, на чьей плоской физиономии было крупно написано решающее превосходство над любыми формами жизни, что ему повстречаются. Протеанин чуть замедлил шаг, вспыхнув зеленоватой биотикой (Шепард все не могла привыкнуть к такому непривычному для этого дела цвету), и несколько каннибалов вздернуло в воздух, и потащило в сторону. Кто-то из кроганов не замедлил влепить туда «деформацией».
- Что «Аралах»? – уклоняясь от ливня из ошметков, и перемахивая какой-то валун, на бегу поинтересовалась Шепард у Рекса. Тот громыхнул залпом «Клеймора» в угол, что-то рявкнув в передатчик.
- Ждут! – а из-за спин явственно тянуло дымом. Вот он пополз по тоннелям, и тут их настиг оглушительный визг, пополам с грохотом обрушивающейся пещеры.
- Горит-то как хорошо! – восхитилась Сьюзан. Ловушки Жнецов поджарили псевдо-царицу электрическим разрядом огромной мощности; оставалось надеяться, что стремительно распространяющийся пожар не настигнет их слишком скоро.
«Так и надо поступать с тараканьими гнездами, - билось в голове под прыжки и стрельбу, под рев кроганов, под мерный топот по головокружительным уступам и крутым тропинкам. – Так им и надо», - а в душе победно и зло пело осознание того, что они пробиваются – пускай и ценой потерь, пускай сквозь небывалые полчища противников. Сьюзан хромала – красный луч пузатого рахни царапнул ее по бедру, и под броней было сыро и горячо. В горле пересохло, но синтетические кости и мышцы работали неутомимо, словно зная, что в этот раз их никто не станет восстанавливать. Ревели кроганы, взрывались гаранты и выстрелы, гудела биотика, а позади бегущих разрастался небывалый пожар, заполняя подземелья огнем и ядовитым дымом.
- Выход? – впереди что-то брезжило, слабым проблеском рыжего вечернего света Мулла Зул. жаль, не «Нормандия», - в памяти опустилось, картинкой, зрелище – гудящий рой, гудящая «Нормандия», Джокер, молодецки постреливающий из «Мстителя». И точно такая же волна жара и огня, настигающая со спины.
«База Коллекционеров. Жуки… снова жуки!» - было последней мыслью. Что-то цвиркнуло по шлему, ослепило вспышкой, и Шепард повалилась ничком.

Офф

Отдельная благодарность тому, кто спасет героиню Галактики) Завершающий круг. Посты - по желанию. Спасибо всем  http://se.uploads.ru/WXz24.png

+3

24

Похоже, мнения товарищей Шепард спрашивала сугубо для того, чтобы утвердиться в собственном.
Вот только, кажется, слишком уж убедительно она засомневалась...
Не было смысла в том, чтобы пытаться остановить старого вождя выстрелами. Гаррус знал этот взгляд, этот тон, эти едва сдерживаемые от кипящей ярости движения... И знал, что стрелять бесполезно. Он до последнего надеялся, что ему не придётся пускать пули в старых друзей, которых и без того осталось слишком мало.
Он помнил, что Сьюзан сумела остановить ярость словом, он знал, что и в таком состоянии до крогана можно достучаться.
...В крайнем случае гораздо эффективнее и проще оттащить Шепард с пути живой боевой машины.
И лучше бы не вмешиваться в этот поединок лидеров другим. Вакариан отступил на шаг, по-своем истолковав сброшенную руку. Покосился на Явика и Вегу, указал взглядом на рахнийский недоделок:
"Вот наш враг. Не здесь".
Может, и зря, может и нужно было вмешаться и напомнить Рексу, что внутренняя стычка ничем и никому не поможет, но, несмотря на всё пережитое, Гаррус продолжал верить в тех, кому доверил своё плечо и спину.
Несмотря на не самый дружелюбный взгляд со стороны этих доверенных. Почти копия протеанского фирменного "да что ты можешь понимать, жалкий примитив?".
Заразно это, что ли...
Между прочим, предложение было более чем дельное, своими силами они бы никаких честно реквизированных термозарядов на это чудище не напасли. А так и Жнецов обесточат, если им тут ещё что-то нужно было, и марионетку их... поджарят.
Со стороны "царицы" начал доноситься не только скулёж и вой, но и невнятное шебуршание. Гаррус оглянулся, охнул, приотстал и прицельно метнул ещё и контактную мину, прилепившуюся на полу узкого коридорчика.
Если ломать, то ломать на совесть.
Канонада взрывов за спиной непривычно радовала слух. С самого начала эта нора с жуками ему не нравилась. И будь возможность, он бы её ещё и с орбиты разнёс.
— Надеюсь, мы знаем дорогу? — проорал он над ухом Шепард, не рискуя догонять живой таран. Тот путь, которым пришли они, обрушился за их спиной. Значит, пойдут по следам кроганов. Стоит ли ожидать вдоль стен ещё несколько скрученных из некогда живых тел памятников уникального искусства этих рукодельников?
К сожалению (или к счастью), времени на подробное рассматривание пути у них не было. Жарило за спиной знатно, причём во всех смыслах. Дым нагнал их первым, потянулся под потолком, липкими бледными пальцами указывая направление слабых сквозняков. Шлем позволял спокойно терпеть удушающий смрад, однако видимость быстро падала. Гаррус ориентировался на тепловой след впереди идущих, отстреливая тех, кого предусмотрительная система не помечала маркером союзника. Но вскоре начал барахлить и тепловизор — вокруг становилось слишком жарко.
— Где? — недоверчиво отозвался он на вопрос Сьюзан, завертел головой, обнаружил только слабый намёк на более прохладный просвет, повернулся обратно и, охнув, выронил винтовку, пытаясь поймать падающее тело.
"Достали?! Кто? Откуда? Куда?"
Выстрелы, грохот обвалов и пожара, рёв кроганов давно слились в невообразимый шум. Он допускал, что мог не услышать выстрела, что мог не заметить врага в этой пелене, но вот простить себе этого не мог.
— Диагностика жизненных показателей, — быстро пробормотал он, связываясь с бронёй Шепард, и, недослушав отчёт, взвалил её на плечо, охнув.
— Вега, прикрой!
Биотики были в авангарде, вызывать кого-то из них — терять драгоценное время.
Слава духам, капитан была ещё жива, хоть и ранена в ногу и сильно истощена. Похоже, пить хотелось не только ему.
— Шепард.... Уфф. Это была, кх-ха! Моя любимая.... Мотыга! Держись, чтоб тебя! С кого мне... требовать долг, а?
Очередной рухнувший за спиной кусок пещеры выдул дым, жар, пыль и тех, кто по какой-то причине несколько сбавил темп.
Прокашлявшись (фильтры всё же дали сбой), Гаррус обнаружил, что лежит на капитане, что капитан лежит на песке, а не на каменном полу пещеры, и что чуть поодаль заходит на посадку челнок.
— Кортез! Как я рад тебя видеть! Забери нас... Пожалуйста.
Он нашёл в себе силы слезть на землю и приподнять капитана за плечи.
Сейчас ему помогут. И ей. Обязательно помогут. Рекс растормошит её из любого обморока, чтобы высказать всё, что думает. А Хаккет за отчёт об операции достанет с того света.
И Карин, милая Карин просто обязательно исцелит их раны и эту дикую жажду.
За бутылку прохладной жидкости он, пожалуй, готов был протащиться еще пару десятков метров.
Удивительно, из чего иногда составляется желание жить.

+3

25

Братья. Их здесь было слишком много. Разведчики, которые отважились вступить на эту землю без серьёзного подкрепления и которые останутся лежать тут навсегда с этими пустыми глазами и открытыми ртами. Месть. Они обязаны отомстить за гибель своих товарищей, за отвратительную смерть, за потери «Аралаха».

Уничтожить королеву.

Царица рахни поражала воображение. Райк никогда не видел ничего подобного. Все фотографии и изображения, опубликованные в экстранете, даже близко были не похожи на то, что сейчас стояло у него перед глазами. Огромное тело более всего напоминало муравьиное. Шарр однажды был на Земле и видел этих интересных созданий. Но королева была в десятки раз больше и страшнее.

Шарр стоял вместе с группой существ, которой предстояло решить судьбу этого отродья, иначе кроган не мог назвать царицу. Она была ужасна. Но вместе с этим, было в ней что-то и от величественности древней королевы. Неужели более тысячи лет назад кроганы сумели одолеть такого противника? Неужели они действительно зачищали рой за роем, освобождая планеты от ужасного противника? Внутри Райка росли противоречивые чувства: всё его нутро кричало, что уничтожать это отродье необходимо, что оно несёт смертельную угрозу не только для этой планеты, но и для всех рас в галактике. И вместе с тем он пока не видел способов, как именно расправиться с этим огромным созданием, посаженным в клетку. Собственное оружие сейчас казалось столь крошечным по сравнению с монстром.

Уничтожить королеву.

Такого было решение Шарра. Уничтожить, ни секунды не сомневаясь. Она заслуживает смерти. По причине того, что является чудовищем, воссозданным Жнецами по образу и подобию настоящих рахни, потому, что просто не заслуживает права на жизнь. И, наконец, это она виновна в гибели кроганов-разведчиков.

- Уничтожить. Уничтожить это место. – Кроган не был полноправным членом команды Шепард, не был предводителем кланов и даже не возглавлял «Аралах». Но он был здесь и имел право голоса, к которому, возможно, никто не прислушается, но которое должно быть высказано. Потому что кроганы – гордый народ, который предпочитает говорить прямо, а не юлить, подобно саларианцам.
Уничтожить – таков его вердикт.

Старый Меон стоял рядом и их мнения совпадали. Предводитель кланов Урднот Рекс стоял рядом и он был готов отстаивать свою позицию по этому вопросу перед Шепард. Консенсус достигнут. Волна холодной злости и торжества поднималась в душе Шарра, разливаясь по его телу, наполняя мышцы силой. Кроган был собран и готов действовать как никогда прежде. Царица роя должна умереть. По праву сильнейших Шепард и кроганы определи её будущее. Может быть, когда-нибудь в будущем, если угроза Жнецов будет устранена, историки начнут спорить, действительно ли было так необходимо убивать королеву и можно ли было спасти целую расу от вымирания. Но тех историков нет с ними сейчас. Им останется лишь читать архивы и предаваться философским размышлениям.

Противник появился снова. Хаски, каннибалы, мерзкие рахни-артиллеристы. У отрядабыло достаточно времени, чтобы перевести дыхание и приготовиться. Последняя битва. Где-то позади были слышны боевые кличи «Аралаха», но Райк был здесь, на передовой. С верным «Клеймором», который превращал синтетических монстров в бесформенные кучи синего искрящегося мяса. Тело, словно помолодевшее на сотню лет, чувствовало себя легко и почти невесомо. Порезы и небольшие ранения, полученные от недавних столкновений, на время забылись.

Битва заиграла новыми красками. Уничтожать, стрелять, рвать, подбрасывать в воздух и снова стрелять. Пока не кончатся боеприпасы. Схватить штурмовую винтовку и снова стрелять, пока ячейка не перегреется. Смерть рахни. Смерть Жнецам.

Горячее пламя охватило королеву, мгновенно озаряя всё помещение. С чудовищем было покончено. Она кричала от боли, пытаясь вырваться из сдерживающих её оков, пока огонь пожирал части её огромного тела. Это была победа. Даже если они не смогут уйти отсюда, то погибнуть в схватке с королевой рахни было достойно. Конечно, Райк надеялся, что переживёт этот день и однажды сможет увидеть, как расцветёт Тучанка. Но даже если он погибнет – кроган не жалел ни о чём.

На миг ему почудилось, как он сам, только много старше, делает решительное движение в сторону королевы, прыгает с уступа, размахивая мощным кроганским молотом и в едином движении уничтожает челюсть королевы, дробя каждую из её многочисленных костей. Последний удар должен был остаться за кроганами. Но вместе этого Шарр продолжил отстреливать появляющихся монстров. Героизм - это хорошо, но надо спастись, не время умирать в самом конце.

Надо было срочно отступать, о чём уже неоднократно сообщал Грант, но в пылу сражения его слова отходили на второй план. И теперь они бежали, иногда оглядываясь, чтобы метнуть гранату, выстрелить из дробовика или отправить заряд биотики. Бежать, быстрее, спастись.

Выход из проклятых катакомб был совсем близко. Рывок – и кроган оказался на солнечном свете, падая спиной на прохладную землю и упираясь глазами в беззвёздное небо. Успели, выбрались. Сложно было поверить в такую удачу. Один за другим участники подземной экспедиции выбирались на поверхность и переводили дыхание. Рахни были уничтожены. Но оставалось ещё одно незавершённое дело.

- Мы должны вернуться за ранеными. – Шарр поднялся, немного пошатываясь. Он устал после последнего боя и нуждался в отдыхе, но ответственность за оставленных бойцов и данное самому себе обещание не позволяли просто так лежать и бездействовать. На базе оставалось несколько кроганов-часовых, которые могут им помочь. Отмечать победу пока ещё рано.

Больше ни один кроган не должен погибнуть.
[NIC]RaykSharr[/NIC]

Отредактировано Shankhar Grig (24 июня, 2017г. 20:31)

+3

26

Я бы последовал совету...
Эту зверюшку тебе не приручить, Шепард. Ручаюсь.
Уничтожить. Уничтожить это место.
   "Принято единогласно!"— заключил Меон, довольно оскалившись. Оставалось лишь одно — уничтожить это место. Рекс, продолжая свою мысль, предложил неплохой план, и биотик уже был готов поддержать его, как по каналу раздалось предупреждение от защищающих вход в обитель Царицы псевдорахни "аралаховцев". Меон изумлено глянул в ту сторону: сколько же к ним прибыло жнецовских рабов, что довольно многочисленный отряд кроганов спешно предлагает отступать? И почти сразу же с радиосообщением в пещеру начали проникать опустошители. Правда, не все они вели себя так, как должны были. Вид сражающихся друг с другом псевдорахни немного удивил старика.
УБЕЙТЕ ИХ! УБЕЙТЕ ИХ ВСЕХ!!!— оглушительно заорали оплетенные клейким и вязким секретом мертвые разведчики. "Даже их вы используете после смерти, суки!"— со злостью подумал Меон о жнецах. Раздался взрыв осколочной гранаты, брошенной человечкой в сторону опустошителя. Теперь оставалось лишь уходить.
   Никогда не стойте на пути кроганов, особенно если они бегут в атаку или убегают от чего-то. Псевдорахни же не имели инстинкта самосохранения и были сметены толпой злых горбатых ящеров за секунды. Выстрелы, взрывы гранат, биотические удары и комбинационные подрывы, яростные или агонизирующие крики и визги. И постоянное движение. Остановишься — смерть. Не от случайного снаряда, так от ног бегущих сзади. Затопчут насмерть и не заметят. Жить ведь хотят. А не от ног кроганов, так от обваливающейся пещеры, пожара и дыма, проникающего сквозь фильтры. Вот такой расклад был у вырывающих свои жизни из лап смерти бойцов.
   Сам Меон бежал в первых рядах, чтобы никого из союзников не зацепило одним из его биотических умений. Окутанный Барьером и распространяющий вокруг себя Поле аннигиляции кроган подолгу зажимал спусковую скобу "Призрака", наплевав на скорый перегрев винтовки, и посылал длинные очереди в дальних врагов. Оставшиеся среди отряда биотики только и успевали бить Бросками да Деформацией по попадающим в зону действия его Поля опустошителям, каннибалам и хаскам. Почти постоянные биотические взрывы да изредка попадающие в броню снаряды псевдорахнийских пушек сточили его Барьер намертво, кинетические щиты обещали схлопнуться в любое мгновение, как вдруг впереди показался свет. "Выход!"— и в уставшем, раненом организме словно открылось второе дыхание.
   Кажется, кого-то в их толпе ранило, кто-то вскрикнул, кто-то гневно зарычал. Это уже было не важно — щит приказал долго жить. Тут же в нагрудник ударил снаряд, практически испарив защитную пластину до самого тела. Наглый противник отхватил чей-то выстрел из Клеймора и свалился замертво. А Меон начал считать расстояние до выхода.
   Сто метров. Из дыры в потолке вывалился опустошитель и сразу же погиб от биотического подрыва, также опалившего морду биотику.
   Семьдесят метров. Перед бегунами обвалился участок потолка, перекрыв правую часть широкого прохода.
   Сорок метров. Второе дыхание уже не спасает старый организм.
   Десять метров. Чуткое кроганское обоняние почуяло свежий воздух.
   Выход. Меон успевает отбежать подальше и валится на бок, хрипло дыша. Кажется, Фортак даст ему хороший такой пинок с криком "А нехер свой организм так уделывать, старикан!", когда биотик придет у нему на лечение.
Я никогда не был так рад песку, как сейчас!— хрипло шепчет кроган и болезненно смеется: кажется, сломано несколько ребер. Кто же знал, что в будущем он будет ненавидеть песок также, как тот пацан из фильмов, Скайуокер, кажется?
   Наконец биотик нашел в себе силы хотя бы сесть. "Мда…"— броня на нем была сильно поцарапана, нагрудник большей частью оплавился и испарился, левый наплечник, как ни странно, тоже. "Когда я успел словить в него снаряд?"— удивленно спрашивает у себя же Меон,— "Неважно. Главное, что мне еще это чинить. Ох пыжак, что-то я забегался. Надо будет восстановить форму, а то как амеба двигаюсь…"
Мы должны вернуться за ранеными.
"Чуть не забыл о них!"
Верно подмечено, Шарр. Биггс, Ларк, вы там не сдохли еще? У нас еще остались дела!"Надо провести перекличку и отметить погибших. Но сначала раненые."

+3


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » События МE3 » Эпизод 9.1(3) [Зараженный улей]