Пишет
Joe в "Белые стены"
МАКО шёл ровно, без рывков и резких остановок - что ж, лягушонок не обманул, что справится с техникой не хуже Джо, хотя в табло за самоуверенность получил заслуженно. Человек, сидя в салоне, посмотрел в спину водителя и подумал, что лишь навыки второго в сфере управления транспортом и программирования роботов не дают ему собственноручно пристрелить этого наглого уродца. читать дальше >>
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. "Новая Мекка" - Урднот Меон
Город грехов - Акира
Генофаг - Гаррус Вакариан
Найти и вернуться - Аврора
Этот мир - наш Ад - Рита Ро

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление


Требуются гейм-мастера. Если у вас есть пара лишних часов в день и вы хотели бы помочь форуму, загляните в эту тему.
Ежемесячные голосования. Не забывайте про этот подфорум. Мы категорически агитируем тащить туда все отыгрыши, посты и участников, которые запомнились вам в августе.

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2187 год. Жнецы атакуют.
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.
АМС:
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, людиВолки: демонический лес

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » События МE3 » Кто-то останется


Кто-то останется

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Время: 2186 год, через сутки после Цены Ресурсов.
2. Место действия: Палавен, Сипритин
3. Сюжет: случайная встреча во время эвакуации гражданского населения с Палавена. Очередная случайная встреча.
4. Участники: Скат и Ингус

+2

2

Вообще, Ингус давно было пора на Цитадель. Только вот с Фейроса улететь туда попросту не получилось. Ну, как бы - время-то было таким, что рассчитывать на регулярные рейсы, пожалуй, не стоило. Что вообще куда-то вышло улететь, и то можно было считать удачей. "Куда-то" - оказалось, на Палавен.
"Почему бы и нет?" - Думала турианка, устроившись в спальной капсуле корабля. На самом деле... Не то, чтобы ей было действительно наплевать. На СБЦ, на судьбу Палавена, и на всю эту ситуацию в Апийском Кресте. Конечно, не было. Но вот смысла нервничать и переживать, что вот-прям-сейчас не удается вернуться на место службы, она тоже не видела - Жнецы от этого точно не улетят и дорогу на Цитадель не откроют. А эвакуация гражданских (как говорили, именно этим и займется большинство тех, кого забрали сейчас с Фейроса) - тоже было дело нужное и правильное. - "А еще более нужное и правильное дело было бы закончить со всем этим наконец и взять отпуск дней на пятьдесят", - откуда уж эта мысль взялась, одни Духи, наверное, знали. Но ведь правда - неплохо бы?

А потом была посадка на Палавене, в пригороде Сипритина, где Ингус бывала когда-то давным-давно, на школьной экскурсии. И еще несколько раз попозже, но все это казалось, на самом деле, таким далеким, как в прошлой жизни. Да оно и было в прошлой - в нормальной, обыкновенной.
Мастерство пилота, успешно посадившего корабль. Быстрое распределение: кого куда. Она оказалась среди боеспособных турианцев, и с группой, которую не знала до Фейроса, да и теперь толком не знала, была направлена в Сипритин. Мастерство водителя, который провел их машину до пункта назначения целой и невредимой.
Это все стало повседневностью - а по сути, превышало нормальные турианские возможности. Вот попробуй, проведи транспорт по местности, занятой Жнецами, пятьдесят километров. Невозможно? В общем-то, да, почти. И... повседневно.
О собственной невозможной повседневности Ингус не думала. Никто не думал.

Сипритин она не узнала, разумеется. Жуткий призрак былого красивого и светлого города, как же это можно было узнать?

Впрочем, оглядываться долго им все равно не дали. Машина остановилась около челнока - там, в нем, находились еще какие-то турианцы, в помощь которым их и отправили. Больше Ингус не знала ничего, да в целом и не нужно было больше знать. Всей группой они временно поступали под командование этих, местных. Данной информации было вполне достаточно. Она даже старшей по званию здесь не являлась, ее делом было стоять и слушать, а потом делать, что скажут.

Однако.
Все время, пока их старший говорил (кто они такие, откуда, прибыли - их ждали, конечно, но необходимости сообщить обо всем этом никто не отменял), она попросту стояла, отвесив мандибулы и почти вылупив глаза. Если бы лицевые пластины позволили, точно бы вылупила. Да, здесь, в отличие от Фейроса, можно было снять шлем (ура), так что очень удивленное выражение лица было прекрасно видно.
Потому что, конечно, бывали в жизни совпадения. Бывали и странные совпадения. Но таких-то все же не должно было...
Когда с формальностями было покончено, Ингус сделала шаг вперед и сказала только одно.
- Скат.
Ну и да. Просто сгребла его и обняла. На глазах у всего народа, именно так. Наверно, даже наверняка, они удивлялись - было как-то все равно. И говорить больше ничего не стала - не комментировать же в духе "вот это встреча!" и не спрашивать, как дела, или откуда он тут взялся. Она догадывалась об ответах на оба эти вопроса.

Да, конечно, он должен был сейчас отдать им приказы. Что делать, куда идти; вот это все. Ждать, пока они тут наговорятся, Жнецы не могли. Но... уж десять секунд могли все-таки! Ведь так?

+2

3

- Хорошо поработали вчера.
Майор спецназа вольготно раскинулся на стуле и сделал глоток из стакана. Единственного уцелевшего стакана в доме, где временно обустроились офицеры группы "Имаго". По счастью, бутылка виски тоже уцелела. Прежним хозяевам она уже не понадобится - они теперь лежали в пластиковых мешках снаружи дома. Там же младшие лейтенанты разведки с позывными Криф и Рика копали несколько ям.
- Здесь есть довольно просторный подвал, - сказал майор. - Некоторые там уже дрыхнут. Шел бы и ты, капитан, пока время есть. Думаю, до завтра нас не тронут.
Варон сидел на стуле с противоположной стороны стола и молчал. Майор протянул ему свой стакан. Скаторус принял его, кивнул и сделал глоток. Горло немного обожгло. Внутри киля стало чуть теплее.
- Я слышал, Аверус-Мил эвакуируют, - сказал Варон, возвращая стакан командиру.
- Аверус-Мил, - задумчиво повторил майор. - Пригород Сипритина, откуда кто-то из наших родом, если я не ошибаюсь...
- Ага. Я.
- Ты... Хм... Понимаю, к чему ты клонишь. Нескромный вопрос - еще есть, кого забирать?
- Мать и сестра сейчас там. Связывался с ними вчера.
- План действий?
- Смотаться к соседям и присоединиться к операции по эвакуации. Не знаю конкретно, в каких районах пройдутся их отряды, так что хочу отправиться домой лично.
- Скаторус, мне западло растрачивать таких офицеров, как ты, на посторонние дела.
Майор сделал еще один глоток. Капитан молчал.
- Чтоб не сдох там, - сказал майор.

- Куда это ты собрался?
Варон стоял возле ящика с гранатами. Он взял оттуда две светошумовые и закрепил их на броне.
- Надо сбегать кое-куда, - сказал он, не оборачиваясь. - Забей.
Крон оперся о дверной костяк, сложив руки крест-накрест, и смотрел на Скаторуса скептическим взглядом.
- Забить? Ага. Эй, народ! - он повернул голову в сторону и повысил голос. - Тут наш кэп собирается в поход, видимо, сон ему не нужен!
- Так он же вроде никогда не спит, - донеслось из другой комнаты. Вместе с голосом Скаторус услышал и приближающийся звук шагов. В дверях появилось несколько турианцев, которые прошли в комнату и окружили Скаторуса. Варон обреченно вздохнул и перешел от гранат к термозарядам.
- Что сбрелись? - посмотрел он исподлобья на Крона, который подошел вместе с остальными. - Отдыхайте, пока время есть. Нам работа предстоит еще похуже вчерашней.
- Да вот интересно стало, - сказала Тиранни, - чего тебе не спится?
- Может, решил сверхурочные подзаработать, - ухмыльнулся Дэон.
- Нет, тут дело в другом, - сказала Алеста очень серьезным тоном. Настолько серьезным, что Варон подумал, что она и вправду знает причину. Впрочем, так оно могло и быть. Капитан пристально взглянул на Алесту.
- Тут неподалеку первая рота какого-то там батальона, - не обращая внимания на сверлящий взгляд Скаторуса, продолжила она. - Они готовятся проводить эвакуацию Аверус-Мила.
- Аверус-Мила? - переспросил Крон.
- Пригород Сипритина, - сказала Тиранни.
- Так точно, - кивнула Алеста.
- И? - спросил Крон.
- И я оттуда родом, - вздохнул Скат, понимая, что скрывать что-либо уже бессмысленно.
Наступило молчание. Скаторус отвернулся к ящику и продолжил собирать термозаряды.
- Все-то ты знаешь, Алеста, - услышал он за спиной голос Крона.
- На то я и ваш координатор, - ответила та.

- Мы рады любой помощи, капитан. С нами связался ваш командир и рассказал, в какую точку вы хотите попасть. Мы как раз собирались выслать туда отряд, но теперь мы его снимем с этого направления и передадим сектор вам. Сколько с вами бойцов?
- Со мной идут двое. Плюс наш координатор, который останется с вами.
- То есть, все как обговорено. Добро. Но этого маловато будет, я дам вам еще парочку бойцов. Нам тут как раз прислали подмогу... Как будто со всей Галактики собирали. Колониальный гарнизон, СБЦ, антитеррор, частные охранные фирмы... Кого мне только не дали в подчинение! Кстати, они вроде как только-только из Фейроса.
«Зарю направляли на Фейрос», - мелькнула мысль в голове Варона.
- Не удивлюсь, если потрепанные, - продолжал комбат. - Ну, что поделать, численность надо восполнить хотя бы на время спасательной операции. В общем, ждите у транспорта, они скоро прибудут. И доведете до них цели операции, у меня больше нет на это времени. Нам, ворка его дери, пора уже начинать, а мы все ждем!
- Вас понял.
Варон вышел из командного пункта и быстрым шагом направился к челнокам. Туда же, обходя разбитые и сгоревшие аэрокары, стекались и другие солдаты - в основном двигались группами и бегом. Постоянно мелькали санитары с носилками, и на некоторых из них солдаты не шевелились. Мимо прошло двое рядовых, тащащих большой металлический ящик. Чуть поодаль турианец со знаками сержанта на броне возился с колесом БТРа. Второй стоял рядом и держал инструменты.
Возле выделенного группе Ската челнока, прислонившись спинами к поцарапанной пулями и местами обгорелой обшивке, стояли двое - Крон и Тиранни.
- Есть что новенькое? - спросил Крон, когда Варон приблизился.
- Нам сейчас должны дать еще парочку бойцов. Хрен его знает, кто такие, не из этой роты. Говорят, сборная солянка.
Крон недовольно шевельнул мандибулами. Варон его прекрасно понимал. Вряд ли полковник дал бы незнакомцам своих лучших бойцов. Нет, скорее всего, в подчинение Скаторусу попадет как раз то самое подкрепление из антитеррора, СБЦ и других формирований, какие только есть в этой Галактике. Придется налаживать взаимодействие прямо во время задания.
- Дрянь, - заключил Крон.
Тиранни молча кивнула.
- Ладно, - вздохнул Скаторус. - Грузимся.
Он, еще раз оглянувшись по сторонам, поднялся на борт челнока. Остальные - следом. В проеме, ведущем в кабину пилота, тут же возникла голова.
- Ну что? - спросила голова. - Уже отправляемся?
- Еще не все прибыли, - ответил Скаторус. - Вы, как я понял, наш пилот?
- Так точно, капитан! Мастер-сержант Фериан. Говорят, сейчас в этой зоне относительно чисто, так что смею надеяться, что наше с вами знакомство продлится дольше, чем с предыдущей десантной группой, хе-хе!
Варон уловил нотки нервозности в голосе мастер-сержанта. Видимо, упомянутую десантную группу он потерял совсем недавно. Может, даже сегодня. В десантном отсеке Скаторус видел следы от пуль. В углу темнело высохшее синее пятнышко.
- Ну, мы приставучие, - сказал капитан, прислонившись спиной к стене.
- Надеюсь… Кэп, тут БТР остановился… Из него кто-то вышел… Идут сюда… Похоже, остальные ваши бойцы.
Скаторус активировал инструментрон. Несколько нажатий на клавиши - и над его рукой вспыхнул голографический макет одного из районов Аверус-Мила. Родной Варону район. Капитан увеличил макет как раз в тот момент, когда в челнок вошли остальные бойцы его отряда.
Его глаза расширились, когда он увидел Релу. Он даже на миг усомнился в себе - не контузило ли вчера? Мозгами не двинулся?
Он моргнул. Рела не исчезла. Наоборот - приблизилась. И в пользу реальности происходящего говорило лицо Ингус - мягко говоря, удивленное.
Но заминка Ската была недолгой. Она прервалась ощутимым толчком - шаттл поднимался в воздух.
- Аверус-Мил, - сказал капитан под тихий гул двигателей челнока, - это пригород Сипритина, куда мы выдвигаемся. Вот это наш район. Красным отмечен наш пеший маршрут. Предположительно, на пути будут гражданские. Наша цель - эвакуировать их оттуда. Повторяю - это спасательная миссия. Ничего не взрываем, внимание не привлекаем. Идем быстро и тихо, проверяем жилые дома, выводим гражданских. Осторожнее с огнем. Позывной подразделения - Гром.
Инструментрон погас. Скаторус поднял взгляд и посмотрел на Релу. Он хотел что-то сказать, но не знал, что. Варон испытывал двойственные чувства. Он ввязался в это дело... Но ведь не из-за него же Рела здесь? И так, и так ее отправили бы эвакуировать гражданских, верно?..
А пока он думал, Рела просто взяла и обняла его. Искренне. Обезоруживающе. Настолько, что он не сразу ответил на ее объятие - лишь спустя несколько секунд.
- Не сказать, что я рад тебя видеть здесь, - негромко хмыкнул он, наконец, отпуская ее из объятий. Но в то же время он был доволен. В такое время очень важно иметь рядом тех, чья надежность и верность была проверена десятками боев. Варон взглянул на остальных прибывших; помимо Релы, их было четверо.
- Я ваш командир, капитан Скаторус, позывной Скат. Это Тиранни, наш медик.
Турианка кивнула.
- Крон.
- Ваша защита и опора. - Тот махнул рукой. Выражение его лица все еще было недовольным, но он с интересом поглядывал на Релу. Этот интерес, полагал Скаторус, был вызван тем, что Ингус оказалась его знакомой.
- Это Рела Ингус, СБЦ, - Варон представил ее своим. - Наш пилот, мастер-сержант Фериан.
- Прокачу с ветерком! - донесся голос из кабины.
- А вы кто будете? - спросил Скаторус остальных.
Крон тем временем склонился над ящиком с боеприпасами. Разведчики запаслись еще у себя, но посмотреть, что для них здесь оставили, все же стоило.
- Термозаряды, дымовухи... так-так-так... Ничего особенного... О! Две пачки гондонов. Лейтенант, уединимся?
- Иди ты, - фыркнула Тиранни.
- Рела. - Варон не обращал внимание на болтовню сослуживцев. Сейчас его намного больше интересовало другое. - Мне сказали, вы только с Фейроса.
Краем глаза Скат увидел, как Крон оторвался от ящика. И он, и Тиранни замолчали и внимательно взглянули на Релу.
- Туда направляли одного нашего офицера, - продолжил капитан. - Ее зовут Атера Зорис, позывной Заря. Связаться с ней пока не удается. Мало ли, вдруг ты слышала что-нибудь?

+1

4

Ингус рассматривала район на схеме, слушала Скаторуса и думала, где она могла слышать это название. Потому что где-то слышала точно. Аверус-Мил. Аверус-Мил...
"Чей-то дом, по-моему. Но чей?" - Знакомых из Сипритина у нее было немало. Собственно, даже вот Варон. Но не могло же все-таки так... - "Почему не могло?"
Она так и не вспомнила окончательно, когда Скат договорил.

- Не сказать, что я рад тебя видеть здесь.
- А где-то лучше? - Нет, на самом деле. Разве что на Цитадели да, пока было спокойнее. На тот момент, как Ингус оттуда улетала. Что там происходило сейчас... Жнецы только знали. В прямом смысле. Экстранета с новостями давно уже не было.

А потом они все начали представляться. Скат, - первым, разумеется. Тиранни-медик, Крон - "защита и опора", поглядывавший на новоприбывших то ли с недовольством, то ли с любопытством. И пилот по имени Фериан.
Старший в группе, с которой прибыла Ингус, тоже смотрел любопытно. Он был высоким молодым (девятнадцать лет, всего лишь - "всего лишь" думала Ингус, не он сам) турианцем с рыжими отметинами на гребне, с довоенных времен работал на Фейросе и с тех же времен знал двоих из четырех своих спутников. И хоть покусайте варрены, понятия не имел, откуда этот мужик был знаком с четвертой.
Не то, чтобы подозревал какие-то секреты (с чего бы?), но все-таки... Не могла же Галактика быть такой тесной, чтобы тетка из СБЦ встретилась со своим знакомым, капитаном турианской армии, посреди столицы Иерархии?
Впрочем, его это особо не волновало.
- Младший лейтенант Борр, - назвался он. - Мастер-сержант Арри, - вперед шагнула мелкого сложения, какая-то встрепанная турианка со сложным здоровенным инструментроном на руке. Казалось, если она включит его, сможет за ним голову спрятать точно. Не то, чтобы что-то действительно не в порядке было в ее внешности - просто общее ощущение оставалось именно такое. Встрепанное. И гребень у нее как-то в разные стороны торчал, и мандибулы.
- И сержант Рикар, - Этот был им ровесником, но вид имел самый основательный и серьезный из троих. А Борр продолжал. - Все по специальности инженеры, с начала войны служим... служили на энергобазе в пространстве Иерархии. Это Октус, присоединился к нам недавно, он из СБЦ, отдел... - Борр замялся, потому что не помнил. Откуда бы?
- Отдел, - прибавил Октус. - Особого реагирования.
Релу Октус не знал. Ингус его тоже не знала. Они и увиделись-то на Фейросе впервые.
- А с Ингус Вы, кажется, уже знакомы, капитан Скаторус, - закончил рыжий турианец, чуть разведя руками. Мол, понятия не имею, как так могло получиться, но, вроде, и правда знакомы же.

И подтверждая это, а заодно заставив Борра еще раз удивиться, Скат отвел Ингус в сторону.

- Рела. Мне сказали, вы только с Фейроса.
"Все тебе говорят, Скаторус", - хотела было ответить с улыбкой турианка. Но не ответила - наткнулась на его взгляд и взгляды Тиранни и Крона. Кажется, Варон не просто так спрашивал.
- Туда направляли одного нашего офицера. Ее зовут Атера Зорис, позывной Заря. Связаться с ней пока не удается. Мало ли, вдруг ты слышала что-нибудь?
"Слышала. Видела, точнее", - а жаль. Тот самый случай, когда куда спокойнее было оставаться в неведении, потому что тогда бы удалось пожать плечами и сказать "нет, не пришлось". Это Ингус Атеру знала мало. Так, знакомые, виделись пару раз. А тут... "Нашего".
Как любое нормальное разумное существо, будь то турианец, человек или еще кто, Ингус ненавидела сообщать подобные новости. Деваться, впрочем, было некуда.
- Да. Ее налетчик убил. Я видела. Мне жаль, - что тут еще можно было сказать или сделать, Рела не знала. О деталях рассказывать было нечего. Ничего такого особенного тогда не происходило, если не считать особенными порождений Жнецов. Ничего особенного... только подругу Скаторуса убили.
Такие вот дела.

До Аверус-Мила было недалеко, а Ингус все пыталась вспомнить, кто же родом конкретно из этого пригорода. Не то, чтобы это действительно имело значение...
- Название района, куда мы летим, я откуда-то знаю, - сообщила она Скату спустя некоторое время. - И я там точно не бывала. Кто-то там родился... Слушай, - все-таки вертелось в голове странное подозрение. - А это, вообще-то... не ты?

+1

5

Взгляд капитана изменился. Казалось, тени тоски застыли даже в его искусственном глазу.
Варон был готов к такому известию. Но все же до последнего надеялся, что услышит хорошие новости. Жнецы отнимали надежду, с каждым днем они откусывали от нее куски - все больше и больше. И хотелось чего-то хорошего, но...
Капитан прикрыл глаза и вздохнул, прислонившись спиной к внутренней обшивке челнока. В картинах из памяти он видел бальный зал, барную стойку, небольшой музыкальный коллектив, гостей в парадных костюмах. И Зарю, которая хорошо танцевала и пыталась научить его.
Это были отличные времена.
- Какого хера?
Из раздумий Ската вырвал голос Крона. Младший лейтенант поднялся со скамьи и начал измерять шагами тесное пространство челнока.
- Это херня, - процедил он сквозь зубы. - Нет доказательств...
- Крон... - голос Скаторуса стал еще более усталым. - Мне бы тоже не хотелось в это верить, но я знаю Релу два года. Если она сказала, значит, так оно и есть.
- Как знать...
Крон был очень напряжен, это хорошо чувствовалось. Это читалось в его глазах, это слышалось в его неровном дыхании, это виделось в том, как двигались его мандибулы.
А потом... Потом его выражение лица вдруг резко сменилось. Он глубоко вдохнул и выдохнул - уже спокойнее. И сел на скамью, опустив руки и голову.
- Извини, Рела, - сказал Крон, покачав головой. - Просто... и вправду не хотелось верить. Что-то я заебался.
- В пехоте много мест для заебавшихся, - холодно ответил Варон. - А мне нужны бойцы с ясной головой, Крон. Нужна полная выкладка. Каждый день, каждый час. В память о Заре, об Эни, о Рейне мы должны сосредоточиться, собрать волю в кулак и работать дальше.
Он взглянул на Тиранни. Она молчала, понимающе глядя то на Ската, то на Крона.
- Всем собраться, - сказал Скаторус, переводя взгляд на каждого из присутствующих. - Отчаяние долой, работаем бодро и энергично. Тогда будут шансы на успех и на выживание.
«Хотя у нас здесь и так черти что. Инженеры...»
Варон покачал головой. Утешало, что хотя бы звания у них были, а значит, эти инженеры были военнослужащими и знали, с какого бока держать оружие. Но это совсем не то, что нужно было Скаторусу. Придется спецназу работать на двести процентов вместо ста, чтобы вытащить и гражданских, и своих же... вояк недоделанных. Впрочем, разведка всегда работала на двести процентов. И даже больше.
- Октус, сколько лет вы служите в отделе особого реагирования? - спросил Варон. Хотя бы здесь у него был лучик надежды. Силы особого реагирования как раз и решали задачи, которые появляются не запланировано, а внезапно. Эти ребята, как правило, умели приспосабливаться к различным ситуациям.
Скаторус заглянул в кабину пилота и осмотрел местность впереди через лобовое стекло. Челнок двигался со средней скоростью и держал небольшую высоту. Иногда казалось, что он вот-вот заденет верхушки высоких зданий, но Фериан умело маневрировал - довольно живо, но без резких рывков.
- Название района, куда мы летим, я откуда-то знаю.
Варон отвлекся от лобового стекла и взглянул на Релу. Он уже догадывался, о чем она сейчас спросит. И думал, может ли это отразиться на действиях группы. Мало ли, вдруг приданные подразделению бойцы сочтут, что Скаторус будет работать лишь для спасения своей семьи. Вдруг усомнятся в беспристрастности его приказов.
Но обманывать Релу, если она задаст прямой вопрос, Варон не собирался.
- И я там точно не бывала.
«К сожалению».
- Кто-то там родился... Слушай, а это, вообще-то... не ты?
- Я оттуда родом, - кивнул Скаторус. - Сейчас там моя мать и сестра. По крайней мере, вчера они еще были живы.
Он вздохнул. Его спокойный голос совсем не отражал того, что творилось у него внутри. Сначала это была тревога, переживание, и от нервов хотелось выбивать кулаками стены и сворачивать шеи. А сейчас - все внутри словно застыло в томительном ожидании. И чем ближе был ответ, тем больше сердце замирало, готовое вот-вот разорваться.
- Я сам напросился участвовать в операции, - сказал Скаторус. - Наш отряд базируется неподалеку, выдался свободный денек, ну я и присоединился к первой роте. Командир и меня отпустил без особого восторга, а как они отпрашивались, - кивнул он в сторону Крона и Тиранни, - хрен его знает.
- Дэон еще хотел пойти с нами, - сказал Крон. - Но он уже отпроситься не смог. Майор вообще сказал, что мы все охренели.
- И я так считаю, - сказал Скаторус.
Крон фыркнул:
- Только давай без этого, мол, я же говорил вам оставаться. А то меня стошнит. Прямо здесь, представь. Неловко получится.
Капитан отмахнулся рукой.
- Пешком до первой роты дошли, - продолжил он, снова переведя взгляд на Ингус. - Они приняли нашу помощь и отдали нам этот сектор, сняв отсюда свой отряд. Так что отдали бы вас кому-то другому, Рела, а не мне. Вот такая история.
Скаторус снова заглянул в кабину пилота.
- Сколько еще?
- Расчетное время прибытия - две минуты.
- Две минуты! - обернулся Варон к своим.
Разведчики готовились. Крон еще раз проверил омни-щит, засветившийся синеватым цветом.
- Ну-ка херани.
Скаторус снял пистолет с крепления на поясе и выстрелил. Прямо в челноке. Прямо в подчиненного. В плечо. Щит спокойно выдержал. Оба турианца удовлетворенно кивнули, и Варон, сменив неполный термозаряд на тот, что был в шаттле в ящике, спрятал пистолет.
У спецназовцев свои причуды. Причем некоторые появились не так давно.
Тиранни снова залезла в подсумок с набором медикаментов и инструментов. Внимательно все пересчитав и пересмотрев, она взглянула на Скаторуса и кивнула, мол, порядок. Затем они стали проверять оружие.
- Рела, - внезапно обратилась Тиранни к СБЦшнице. - Это, случаем, не ты та самая Рела Ингус, которая тащила нашего кэпа раненного по дну реки?
- Ха! - усмехнулся Крон. - Хорошо, что ты это вспомнила. Говорят, то еще было дельце. Интересно было бы взглянуть на Скатово выражение лица…
- Шестьдесят секунд, - перебил их Варон.
Чем ближе они подлетали, тем сильнее невидимая рука сжимала внутренности турианца - каждый орган, каждый кровеносный сосуд. Нельзя было сказать, что Варон был на пределе, что он вот-вот сорвется, да и в его голосе не было того напряжения, которое он ощущал на самом деле. Но он чувствовал - после того, как все закончится, ему точно надо будет выпить.
- Кэп! - Фериан уже не докричался до Скаторуса, а вышел на связь с его инструментроном. - Я высажу вас и отведу машину немного назад, поближе к части. По вашему приказу прилечу и заберу вас, так что будьте на связи.
- Вас понял. Тридцять секунд, господа.
Челнок замедлялся. Зависнув над землей, он опустился посреди небольшого дворика, закрытого с одной стороны домом и с остальных трех - забором. Хорошее место для высадки. Настолько хорошее, что может оказаться ловушкой.
- Пошли! - скомандовал Скаторус после тридцатисекундного ожидания.
Крон вышел первый, готовый щитом прикрывать своих от обстрела. Вторым с челнока спрыгнул капитан и тут же, держа свой сектор, начал осматриваться, водя стволом из стороны в сторону.
- Да помогут вам духи Палавена, вояки! - услышал он голос пилота напоследок.
- Обстановка, - сделал запрос Варон.
- Чисто! – ответил Крон.
- Сектор чист, - ответила Тиранни.
- По маршруту - вперед, - сказал Скаторус.
- Есть! - подтвердил Крон, которому предстояло идти впереди.
Группа выдвинулась. Крон шел впереди, Скат - прямо за ним. Они вышли из дворика через калитку и оказались на улице. Варон недолго сомневался, как распределить силы. Своих он хотел держать рядом с собой. Так было надежнее. Вернее. А остальные… Да, жертвы случаются.
- Крон - вперед, по правой стороне улицы. Я следом, Тиранни - за мной. Рела замыкающая. Левая колонна - построиться. Арри - первая. Борр - следом. Дальше - Октус и Рикар - в таком порядке. Двинулись.
Они шли двумя колоннами по улице. По обеим сторонам. Двери левой колонны оказались раньше. Выслушав доклад о готовности, Скаторус дал команду.
- Крон, Ингус, держите здания слева и улицу. Обеспечиваю снайперское прикрытие группе. Борр, заходите.
Арри быстро открыла дверь. Борр вошел первым, вслед за ним - все остальные. Варон внимательно смотрел в прицел. В окнах никто не мелькал. Изнутри стрельба не слышалась.
Похоже, можно было спокойно вздохнуть на ближайшие пару минут.
- Обстановка! - сказал Скаторус.
Услышав доклад о том, что в здании чисто, дождавшись, пока группа выйдет на улицу, Варон дал команду двигаться дальше. Здания и, соответственно, входы в них, располагались в шахматном порядке. Группа слева теперь по команде прижалась к стенам, Варон же повел свой отряд внутрь здания.
- Рассредоточиться, - скомандовал капитан. - Я открою дверь. Крон, идешь вперед, я за тобой. Вы через окно, Рела вперед, Тиранни за ней. Пошли!
Они вошли в здание. Варон встретился взглядом с Релой - и вслед за Кроном направился дальше. Сосредоточиться. Собраться. Зачистка - последние часы твоей жизни, говорили в пехоте. Скаторус служил не в пехтуре. Он собирался еще повоевать - и немало. И потому - он сосредоточился вплоть до сильнейшего нервного напряжения. Главное - вовремя реагировать. На все.
Группа обошла дом, облазив каждый угол. Осталась одна комната. Закрытая. Подгруппа из Ската и Крона остановилась по левую сторону от двери. Рела и Тиранни - по правую. Они обменялись несколькими беззвучными знаками руками - и затем, вскрыв дверь, вошли.
- Разведка заходит! - выкрикнул Крон, когда они уже ломились через двери. Синеватый щит отсвечивал в полутьме помещения. Пушки были направлены во все углы.
Только одно живое существо было здесь. И оно почти сразу узнало Варона.
- Сынок…
Это был немолодой турианец; Скаторус точно знал, что ему больше ста лет. Добродушный сосед из самого детства, он угощал вкусностями, давал пострелять из пневматической винтовки и рассказывал свои армейские истории. Варон помнил эти времена очень хорошо. И он бы заключил старика в объятия - но только он уже не был тем молодым и мечтательным турианцем. У него уже было другое имя и другое призвание.
- Капитан Варон Скаторус, - поправил Скат.
Старик понимающе покивал.
- Вы не ранены? - спросил Скат.
- Я в порядке… Только я не особый ходок.
Старик вышел к ним, опираясь левой рукой на трость. Травма ноги уже не первый год мешала ему жить. Дорогой имплантант ему не был положен, а в среднем было много недостатков.
В правой руке старик держал пистолет.
- Я уже думал задать им в последний раз, у меня тут еще есть две осколочные, - сказал старик. - Да и сдох бы в схватке. Но раз вы здесь, значит, еще повоюем.
- Вы можете идти самостоятельно?
- Да! - голос старика вдруг стал необычайно бодрым.
- Отлично, - кивнул капитан. - Голову ниже, глаза в оба, не шумим, и, может, нам удастся забрать вас отсюда.
- Не боись за меня, сынок, лучше я вас прикрою и дам вам уйти отсюда.
- Все уйдем, дед, - хмыкнул Крон.
- Вот это по мне! - весело ответил старик.
- Группа, выходим, - скомандовал Скаторус.
На улице обстановка не поменялась. Бойцы левого фланга ждали их на месте в полном составе. Встретившись с ними взглядами, капитан жестом приказал двигаться дальше.

+1

6

Приносить такие новости - хуже не придумаешь. Ингус молчала, глядя на Ската и его сослуживцев, пока они разговаривали. Ну, а что тут было добавить, "мне так жаль"? Да, ей было жаль. Как Зорис, так и этих турианцев, оставшихся без подруги. Было. Но смысл-то ей...?
- Не за что извиняться, - коротко, мирно отозвалась на слова Крона.
"Все же понятно".

А потом, - практически, по команде Скаторуса, - тему сменили. Необходимо было еще много чего; познакомиться чуть лучше с новоприбывшими, и что-то еще обсудить, и выяснить, кто есть кто.
"И еще, потому что никто не знает, что тут сказать, не только я, да и не надо говорить".
Да, так вот. Познакомиться и выяснить. Ингус, например, сама понятия не имела, сколько лет тот же Октус в том отделе служил.
- Седьмой год, - ответил он на вопрос.
Что ж. Седьмой год - это было совсем-совсем немало. Пожалуй, даже Скаторус должен был с этим согласиться. Хотя, конечно, по-честному - другу Рела не завидовала. Не в том дело, что она недооценивала ребят с Фейроса или того же "коллегу" Октуса, но они со своими-то друг друга не то, что с полуслова - вовсе без слов понимали! А тут такая сборная солянка ему на гребни.

...а еще, как выяснилось, это был его родной район. Права была Ингус. "Кто-то оттуда" точно был.
И в этом районе у него оставались мать и малолетняя сестра.
Вообще, за это время у всех с домами было что-нибудь не то. Рассвета уже вообще не было, например. Но все-таки. Вот так... это было непросто. Непросто до жути, и только турианское самообладание Ската заставляло его сейчас оставаться внешне спокойным и так ровно это обсуждать. Она-то понимала.
- Ну и правильно, что напросился, - никто, вообще-то, оценки у нее не спрашивал, но... и правда же, это он правильно. - Мы найдем их, Скат. День - даже сейчас, это не так уж и долго.
Ей хотелось в это верить. Правда, хотелось.

И не только, оказывается, он отпросился. Еще и вот эти все, которые с ним - тоже. Ингус подумала, что они, определенно, ничуть не хуже тех, кто из ее шестого отдела.
А Варон продолжал рассказывать.
- Пешком до первой роты дошли. Они приняли нашу помощь и отдали нам этот сектор, сняв отсюда свой отряд. Так что отдали бы вас кому-то другому, Рела, а не мне. Вот такая история.
- Да уж, и правда, такая история. А я вообще случайно на Цитадель не улетела, - развела руками турианка. - И Октус вон тоже. Просто не было возможности, не прошли. Так что будь Жнецов у того ретранслятора поменьше, отдали бы вам не нас, а еще кого-то. Вот такая тоже история, - заметила она, Скату в тон. - А так-то, я давно уже на основном месте работы должна была быть.
Вообще, все эти случайности - это было уже даже не изумительно, дико странным оно было пару встреч назад, а теперь казалось чем-то... ну, практически нормальным; а, может, они однажды и встретятся (случайно, конечно!) в какой-нибудь такой обстановке, что будет время поговорить и обсудить все это.
В это тоже хотелось верить. Вообще, ей на удивление во многое хотелось в последнее время верить. Тоже странно... Многие не верили уже ни во что.
За своеобразной проверкой щитов Рела понаблюдала молча, без лишних комментариев. У всех свои странности - примерно так она все это оценила. И уж кто-кто, а турианская разведка на подобные вольности точно имела право.
А еще, между прочим, эти турианцы ее знали, хоть и не лично. И, так сказать, источником этих знаний была их с Вароном первая встреча. Случайная, разумеется.
- Ну я бы уж не стала именно так... - начала она, улыбнувшись им в ответ, как Скаторус перебил их.
- Шестьдесят секунд.

А Ингус ненавидела секунды перед высадкой.
Просто ненавидела. Вот эти самые мгновения, когда совсем скоро - бояться будет некогда и не до того, а пока ты стоишь, и все уже подготовлено, и ты ждешь, ждешь, ждешь, и секунды кажутся (до сих пор так было!) минутами, если не часами. Интересно, у Ската это так же? Наверняка не знала, не спрашивала. Но думала - да.

А потом высадились (в симпатичный такой... когда-то, а сейчас тоже симпатичный, потому что без тварей, дворик), и все пошло как следовало. Вышли через калитку. Скаторус распределил отряды по сторонам улицы - так вот решил, всех своих к себе. Что ж... все правильно. Бросила взгляд на встрепанную Арри - она выглядела младше остальных, как отнеслась к тому, что ей идти первой? Первыми многие боялись, даже чисто психологически, подсознательно. А вроде нормально отнеслась. Больше того, казалось, нервничала меньше, чем вся ее "подгруппа". И на то, что творилось сейчас на Палавене, смотрела с меньшей тоской и меньшим ужасом - пока она не опустила стекло шлема, было видно.
"Интересная девочка".
Мысль мелькнула и пропала - поговорить с Арри, если и захочется, то потом успеется.
- Двинулись.
И они действительно двинулись.

Сначала заходить в дом получилось ребятам под командованием Борра, потом, в следующий, им. Дед - как оказалось, еще и знакомый Ската - ей понравился. Нравились ей такие вот, хорошие турианцы. И на Рассвете таких было немало... Да неважно. Сейчас - это было неважно. Когда вышли из здания, на улице оставалось все по-прежнему. И вот лучше этого - не могло и быть ничего. Казалось, Жнецы забыли про их район... Хотя думать так было глупо. Конечно.
Снова двинулись. Дальше.

Следующие два дома по обеим сторонам улицы оказались пустыми. Ни жильцов, ни того, что могло бы от них остаться, ни - тварей, вот что продолжало просто очень удивлять. Хотя уж за этими дело не станет, явятся...
Дальше. Еще несколько зданий - сплошные развалины, где не осталось не то, что окон или дверей, а даже стен с крышами. Ингус не знала, в каком доме конкретно жил Скат (она ведь и насчет района-то не была уверена), но спрашивать "это же не твой?" не стала. Оно и звучало по-идиотски, да и за посторонние разговоры тот же Скаторус первым бы ей по гребню настучал, и прав был бы.
Дальше по улице снова были дома, почти не разрушенные. Тут как раз могли оставаться турианцы...
И не только они. Ну, в общем-то, должны же были эти когда-нибудь явиться.
На балконе белого, трехэтажного жилого дома стояли два лохматых декоративных сур'кешских дерева, теперь засохшие. Почему внимание обратила на них - кто его знает... А из-за его угла, этого самого дома, вышли - почти неторопливо так, - два налетчика.
"И они не одни". Собственно, даже сообщать никому ничего не потребовалось - не увидеть Тварь, последовавшую за ними в сопровождении нескольких каннибалов, было просто невозможно.

офф

А описание того самого дома и как мы туда придем оставлю все-таки тебе.) Я думала это сделать, но речь все же о том самом доме.)

Отредактировано Ingus (21 февраля, 2017г. 16:04)

+1

7

- Обратите внимание на трещины, - Скаторус окинул пристальным, но быстрым взглядом здание, куда предстояло войти группе Борра. - Не задерживайтесь внутри.
Варон повернул голову в другую сторону и уставился на стену, рядом с которой находился он сам. Но стоя вплотную к ней, он не мог рассмотреть ее полностью. Пришлось бы отойти, но выходить на середину улицы было не очень удачной затеей.
Очень скоро передатчик донес сообщение Борра. В здании было пусто. Совсем.
- Что, даже трупов нет? - негромко спросил Крон. В его голосе проскользнули нотки недоверия, хотя вряд ли он сомневался в правдивости слов союзников - с чего бы им лгать? - Херня какая-то.
Варон был озадачен тем же, но за несколько мгновений озадаченность превратилось в очередную дозу нервов и напряженности. Какие-то мистические и дурные мысли о таинственном исчезновении всех в этом районе неприятно щекотали нервы, когда капитан думал о сестре и матери.
А вдруг и их здесь нет?
Но умение сосредоточиться, как всегда, вырывало его из омута мыслей, порой странных, - прямо в назойливую реальность, с которой надо разобраться здесь и сейчас. Да мало ли, почему здесь оказалось почти пусто? Причин могло быть очень много.
Дверь открылась. Из здания напротив один за другим вышли бойцы группы Борра. Их лица, их взгляды не поменялись никак - ничего солдаты в доме не увидели.
Скаторус жестом приказал продвинуться дальше. Крон молча исполнил.
Они остановились у двери, панель на которой горела красным цветом. Капитан поднес инструментрон ближе и активировал программу взлома. Практика подсказывала, что чаще всего для взлома жилых помещений подходит самая простая утилитка. То есть, для Варона простая.
- Дверь открыта. Вперед.
Крон снова шел первым.
В просторном гостином помещении было пусто. Однако хотя бы сейчас капитан примерно понимал, почему нет хозяев. Увиденное им здесь могло говорить о том, что жильцы очень быстро собирались и оставили дом впопыхах. Раскрытые дверцы опустевших шкафов словно тянулись к офицерам, как руки гражданских, умоляющих забрать их отсюда. На полу были разбросаны предметы одежды и обувь; возможно, все это не влезло в сумки. В центре гостиной, на коричневом линолеуме лежал планшет.
Внутрь помещения вошли все, включая старика.
- Ждите здесь, - сказал ему Варон. - Тиранни, тоже останься. Крон, Рела, осмотрим дом.
Одна комната мелькала за другой, но все они лишь безмолвной пустотой встречали турианцев, пришедших сюда с благородными намерениями. В голову закралась подлая мысль - а что, если один старик, уже готовый проститься с жизнью в последнем бою, - весь результат на сегодня? Кто-то говорил, что если удастся спасти хотя бы одного, значит, это все уже не зря. Не зря планировали, не зря отправлялся отряд, не зря взлетали шаттлы. Но Варон целиком поддерживал эту мысль лишь до вербовки в спецслужбы. Потом он стал мыслить жестче, рациональнее.
«Мало, - говорил он себе сейчас. - Очень мало».
- Уходим, - скомандовал Варон своим и направился к выходу. На вопросительный взгляд Тиранни, ожидавшей их у двери, он лишь коротко ответил:
- Пусто. - И взглянул на старика: - А вы за последнее время совсем никого и ничего не видели?
Тот вздохнул и - сразу было видно, что нехотя - ответил:
- Вчера еще слышал вскрик нашей соседки. А как подкрался к окну - только увидел ее труп на дороге. Правда… - он задумался. - Правда, тела-то уже нет. Вряд ли эти, - кивнул он куда-то в сторону, - убрали. А из вояк тут вы первые с момента прихода Жнецов в наш пригород.
- Возможно, она была ранена, а не мертва, - сказала Тиррани. - Тогда хаски могли забрать ее с собой и…
Она не договорила. Все и так прекрасно понимали. На этой войне к перечню вещей, что были страшнее смерти, добавился еще один пункт.
- А моих вы не видели? - спросил Варон.
- Дней пять назад Аэлию видел. Потом старался особо не высовываться.
Капитан вздохнул. Что ж, по крайней мере, не появилось ничего, что говорило бы в пользу наихудшего исхода. Ведь связывался он с матерью не пять дней назад, а вчера.
- Ладно, пошли, - сказал Скаторус. - Крон, веди.
…Варон остановился возле руин. Со стороны могло казаться, что он спятил - сквозь прицел снайперской винтовки пялится в развалины, стоя в двух шагах от них, пока в это время Крон и Тиранни обходят их с разных сторон, осматривают, едва ли не лезут под упавшие железобетонные глыбы. Но на винтовку был установлен не обычный оптический прицел, а тепловизионный. Он помог бы найти живых под обломками… если бы они здесь еще были.
- Нет источников тепла, - сказал капитан. Или развалины тоже пустовали, или они уже стали могилами. Варон пришел сюда не за мертвыми - за живыми. Ему некогда было искать трупы.
- И у меня ничего, - ответил Крон, возвращаясь к командиру.
- Пусто, - сказала Тиранни.
Перед тем, как отдать приказ на выдвижение, Варон промедлил несколько мгновений. Он всем сердцем желал поскорее попасть к себе домой, ведь отцовский дом навсегда остался и его домом. Но Скаторус боялся, что правда окажется совсем не такой, на какую он рассчитывал. Какой он жаждал.
Борр жестом показал - они тоже ничего не нашли.
- Продолжаем движение, - скомандовал капитан.
Они едва успели дойти до следующего уцелевшего здания. Что-то мелькнуло впереди, и ствол винтовки едва ли не опустился на плечо Крона. Сквозь прицел Варон моментально распознал - это чужие. Теперь - чужие.
- Противник! - оскалился Крон.
- Вижу, - спокойно ответил Скаторус.
Налетчики хорошо стояли, рядом. Перегрузка Скаторуса накрыла их обоих, вмиг снимая щиты. Варон не собирался устраивать пальбу, он хотел все сделать быстро и тихо.
Двое противников замешкались, когда по ним ударил синеватый разряд. Их, лишенных кинетических щитов, моментально сковало ледяным захватом Крона. Воспламенение Варона разнесло две побелевшие и застывшие фигуры на куски.
На улице не прозвучало ни единого выстрела.
Пока что.
- Тварь! Каннибалы! - рыкнул Крон.
Варон и сам все видел.
- Уйти с улицы! - успел приказать он, прежде чем началась пальба.
Град пуль Крон принял на омни-щит. Стрелков можно было снять, а с тварью попытаться разобраться прямо здесь. Варону уже доводилось участвовать в этих головокружительных танцах, в этой игре, где ставка - жизнь. Но если он мог исполнять бесчисленные прыжки и увороты, то знакомый из детства старик быстро станет жертвой чудовища.
Взламывать дверь уже не было времени.
- Рела, прыгай в окно! Вы за ней, Дорус! Мы прикроем! Тиранни, помоги ему!
Варон уже не смотрел на своих. В перекрестье прицела появилась голова с пятью глазами и раскрытым ртом, напоминавшем бездонный колодец, из которого исходило синее свечение. Скаторус проделал в темном черепе еще одно отверстие - туша повалилась на дорогу, последние выстрелы ушли в небо.
Тварь приближалась.
Скаторус поймал в прицел ее голову и выжал спуск. Попал - но этого было мало.
- Они кидают гранату! - крикнул Крон.
Капитан и сам видел подарок, сорвавшийся с руки каннибала и летевший к турианцам.
- В дом! - скомандовал Варон.
Они прыгнули в окно практически одновременно. Ширина рамы позволяла. Едва не задев Тиранни, не успевшую отойти, Скат и Крон развалились на полу в тот момент, когда граната разорвалась. Осколками выбило стекла в соседних окнах и посекло стену и потолок комнаты. Поднимаясь, капитан быстрым взглядом окинул своих. Никого не задело.
А тварь уже была здесь.
Огромная металлическая клешня пролезла внутрь помещения и едва не сжала торс Тиранни в смертельном захвате, но ловкая турианка успела среагировать. Клешня клацнула, хватая лишь воздух.
- Всем отойти от окон! Рела, давай бойню!
Ингус не промедлила. Грохнуло так, что те мелкие осколки стекол, еще державшиеся на рамах, осыпались блестящим крошевом. Один из осколков даже попал Варону в лицевую пластину, однако вреда не нанес и даже следа не оставил.
Из соседнего здания начали стрелять по каннибалам, не рискуя попасть в своих. В темпе наступления вражеские стрелки значительно отставали от твари.
По ней же работали здесь - из четырех стволов, четырьмя инструментронами. И даже из пистолета старика Доруса вырвалось несколько пуль...
Тварь снова взмахнула клешней - неистово, отчаянно, так, словно конечность вот-вот оторвется и полетит в попытке хотя бы как-нибудь задеть турианцев, укрывшихся в здании. Но это была предсмертная судорога. Всплеск злобы перед небытием.
Снаружи прозвучало еще несколько выстрелов - и звуки резко исчезли. Насовсем. Словно время застыло.
Они появились вновь лишь спустя несколько секунд - в шагах, в треске разбитого стекла под сабатонами, во вдохах и выдохах, в щелчках оружия и стуке брошенных на пол использованных термозарядов.
- Борр, вы как там? - спросил Скаторус и кивнул своим, мол, пройдемся по зданию, поищем еще кого-нибудь.
- Вот теперь они сюда, сука, целой толпой сейчас припрутся, - выдохнул Крон.
- Ускоримся, - сказал Варон. - Но спешить аккуратно, всем ясно? На зачистке только так и подыхают…
- Утешил, - хмыкнул младший лейтенант.
- Ага. Так ты еще и первым идешь. Вперед.
…Заходя в комнату на третьем этаже, водя дулом винтовки из стороны в сторону, особое внимание уделяя углам, Скаторус увидел спину Крона, который, выпрямившись, стоял посреди помещения с опущенной головой. Взгляд младшего лейтенант мог быть прикован лишь к одному - к трупам.
Турианец и турианка. Ему - сорок лет. Ей - тридцать семь. Варон помнил их, да и они, наверное, при жизни помнили его, хоть и с момента последней встречи прошло лет тринадцать.
Семейная пара. Он закрыл ее от осколочной гранаты - след разрыва четко виднелся на полу. И характер ран на его спине говорил сам за себя. Его пальцы все еще сжимали рукоять пистолета; оружие он, возможно, даже не успел применить.
Она же выжила после взрыва. Ее подстрелили. За ней, уже неподвижной, тянулся засохший след мутно-синего оттенка. Она была жива, пока ее не добили - в голове виднелось пулевое отверстие.
Внутри очень неприятно кольнуло. До боли, пусть и приглушенной годами закалкой.
- Ты знал их? - спросил Крон, выдержав паузу.
- С детства, - ответил капитан. - Пошли.
Во взгляде Тиранни, ждавшей их внизу вместе с Дорусом, снова читался тот же вопрос.
- Трупы, - ответил Скаторус, и в его голосе словно что-то потяжелело.
А его мысли уже были совсем не здесь. Они со сверхсветовой скоростью устремились в соседний дом - в родной. Но казалось, что отсюда до него лететь через многие и многие звездные системы. Потому как его сознание летело, но никак не могло добраться до цели. Что там его ждет, он совершенно не знал, он попросту не мог представить. Воображение словно исчезло.
Снайперское самообладание всегда выручало его. Выручило и сейчас. Его шаги не ускорились. Он не выпал из реальности. Он был сосредоточен и собрал.
И пытался настроиться. На что - сам не знал.
Варон устроился у окна. После скоротечного боя, как бы обстоятельства не вынуждали спешить, нужно было хотя бы беглым взглядом осмотреть улицу. Пока капитан наблюдал, ожил комлинк. Сначала это был Борр. Им все-таки удалось найти небольшую группу выживших.
А после Борра…
- Группа Гром, отзовитесь.
Он уже и не думал, что услышит этот голос.
- Координатор, - негромко объяснил Варон Реле. - Она из наших, - он с особой интонацией произнес последнее слово. Ингус поймет, что он имел в виду.
И уже громче Скаторус сказал:
- Алеста?
- Я. У меня тут беспилотник, так что постараюсь вам хоть немного помочь.
Внезапно. На роту эвакуации, насколько помнилось Варону, беспилотники не выделяли. А вот у «Имаго» в подвале лежал маленький БПЛА. Правда, он был в плачевном состоянии. Точнее, угроблен полностью. Но таким его Скаторус видел вчера.
- Где ты его взяла? - спросил капитан, желая подтвердить свои догадки.
- Криф и Рика собрали из банок. Майор запретил вам умирать на чужих операциях. Скат, группа Шторм погибла полностью вместе со своими гражданскими. К вам идут с востока. У вас две минуты до столкновения.
Варон сразу же прикинул. Его отряду предстояло идти на север. Вражеские силы выйдут наперерез. Скаторус мог свернуть в противоположную от противника сторону - на запад - и, отступая, попытаться проверить еще хотя бы несколько домов.
Но искать гражданских, отступая…
«Херовая затея».
Или закрепиться здесь, поставить турель и ждать челнока?
И… не дойти? Не пройти всего лишь несколько десятков метров?
Но Варон не мог подставлять других спасенных турианцев ради своих родных. Может, если б ему что-то стукнуло в голову, он бы так и сделал, но сейчас - не стукнуло.
- Алеста, - уже на ходу сказал капитан. Рискованный план действий выстроился практически моментально. Рискованный - для него. Для остальных - приемлемый. - Вызывай сюда транспорт. Борр, укрепитесь в том здании, где вы находитесь. Ожидается атака с востока. Вы все, - он через плечо оглянулся на свою группу, - идите к Борру. При подлете транспорта выпустите красный дым.
- Кэп! - раздался голос Крона у него за спиной.
- Вы все слышали - через две минуты бой. Я постараюсь успеть. Иду сам.
Они подчинились. Почти все. Варон не оглядывался, но он точно знал, чьи шаги раздаются у него за спиной.
- Рела, ты как всегда…
Дверь дома открылась. Прихожая была пуста. В ней что-то поменялось с тех пор, как Скаторус вернулся домой во время первой побывки. Что-то сильно поменялось. Навсегда.
Сердце бешено стучало.
Шаг. Второй. Третий.
Коридор.
Тогда, семнадцать лет назад, мальчишка, живший под другим именем - неконспиративным - понял, насколько дорогим для него до конца жизни станет отцовский дом. Но этот мальчишка никогда и представить не мог, какая беда сюда придет.
Комната. Пусто.
Что-то внутри сжалось. Неужели он не найдет здесь никого? Если даже в этой комнате, где они собирались за столом, в этой комнате, которая стала для семьи… объединяющей, - пусто, то где тогда его мать и сестра могли быть?
Его личная комната. Сначала забитая игрушками, чуть погодя - учебниками и конспектами, позже - планшетами и дисками. Раньше чувство ностальгии у Скаторуса отдавалось сильнее. Сейчас у него попросту не было на это времени. Очередное пустое помещение находило отклик в его душе - тоже пустеющей.
Спальня. Закрытая дверь.
Там, наверное? Ведь там же?
А вдруг с ними случилось то же самое, что и с соседской семьей на третьем этаже?
Но ведь хаски не закрыли бы дверь…
Варон остановился, коснулся металлической ручки. Застыл.
Открыл.
- Мама…
- Родной мой…
Она уже давно стала для него женщиной-эталоном. Она была заботлива, добра, красива. Она вдруг стала такой еще в глубоком детстве Варона и не менялась уже три десятка лет.
И он был рад, он был счастлив, что ее образ был живым и близким, осязаемым, а не далеким и не застывшим в глубинах памяти, подобно тому, как застыли в его сознании образы погибших друзей. Отдалившихся друзей. Словно потерявшихся.
Приближаясь быстрым шагом к матери, Варон увидел, как в ее руках проснулась его годовалая сестренка - Синистра, Ниса, названная в честь боевой сестры Скаторуса, к которой очень хорошо относились его родители. В глазах Синистры, протянувшей к нему маленькую когтистую ручку, словно мелькнуло что-то упрямое и озорное - Варон не успел рассмотреть. Пользуясь драгоценными секундами, он заключил в объятия мать и сестру.
Но отстранился очень быстро. Он не мог забыться. Сейчас он был не только командиром, но и защитником. А опасность стремительно приближалась.
- Позже поговорим, - сказал он, взглянув матери в глаза. - Это Рела. Рела, это моя мать Аэлия и сестра Синистра. А теперь пошли, у нас осталось совсем мало времени.
Выстрелы застали его на выходе из спальни.
- Капитан! - из передатчика донесся голос Тиранни. - Они уже здесь и начали заполонять собой улицу! Быстрее, ты слышишь?!.
Лицо Варона скривилось. В его оскале читалось что-то нехорошее. Для чужих. Для тех, кто решил отнять у него самое ценное.
Уж он им устроит.

+1

8

Ингус делала то, что требовалось - шла с остальными; как и они, слушала приказы Ската, как и они, проверяла опустевшие здания. А было жутко, на самом деле. Если дать себе только чуть-чуть задуматься, это все было просто очень страшно.
Абсолютно пустой разрушенный густонаселенный район Палавена.
Каждое слово в этой фразе до последнего времени - даже, когда были геты, когда были коллекционеры, да что там, многие сотни лет, - показалось бы диким, немыслимым. А сейчас стало реальностью. Почти даже... ожидаемой.
Скат расспрашивал старика об их общих знакомых. Рела в разговор не влезала.
И снова пустота. Теперь в развалинах. И снова дальше. Пока не встретились с налетчиками - и не только с ними, как выяснилось.
И снова Ингус продолжала заниматься все тем же самым - выполняла команды Скаторуса, лезла в окно, активировала "бойню", смотрела и действовала. А что же еще?

Получили подтверждение от Борра, что его группа в порядке; пошли по дому дальше. Здесь пусто не было... а лучше бы было.

А потом, когда подошли к окну осмотреться, все как-то одновременно захотели связаться со Скатом. Сначала - ребята с Фейроса, которые нашли аж четверых живых турианцев от двенадцати до шестидесяти восьми лет, и это были, наконец-то, добрые новости. А потом - опять же доброй новостью - Алеста, женщина, как Скаторус ее охарактеризовал, "из наших". "Из их" - это значило, из разведки. С беспилотником. И информацией.
-  К вам идут с востока. У вас две минуты до столкновения.
Скат задумался на короткое время. Ингус понимала, о чем. И молчала. Она не имела права давать ему здесь советы... потому что разумным решением было бы не задерживаться и прекратить поиски. Да уж. Разумным.
- Алеста. Вызывай сюда транспорт. Борр, укрепитесь в том здании, где вы находитесь. Ожидается атака с востока. Вы все, идите к Борру. При подлете транспорта выпустите красный дым.
"Идите, значит, да?"
Рела собралась было высказаться, но Крон ее опередил.
- Кэп!
- Вы все слышали - через две минуты бой. Я постараюсь успеть. Иду сам.
Ингус молча ухмыльнулась под шлемом, дернув мандибулой. Сам, угу. Но спорить с командиром группы при остальных не стала.
Выполнять приказ, впрочем, тоже. А он не стал настаивать.

И только уже когда ушли Крон и Тиранни вместе с выжившим дедом-турианцем, только тогда Скат, не поворачиваясь, пробурчал.
- Рела, ты как всегда…
- А ты что хотел, - в тон ему ответила Ингус.
А больше не разговаривали. Просто шли. Они теперь были дома у Ската.
И Рела, каким бы ни был момент, не могла не оглядеться с секундным любопытством - как ее друг жил раньше? Где вырос? Что его окружало? Но вскоре любопытство вытеснил липковатый холод - эта квартира тоже была пустой. Прихожая. Комната. Другая. Закрытая дверь...
"Ну?!" - Она не знала, кого просила или у кого требовала. У каких духов или предков. Знала одно - если ее родители, узнав о близкой войне, вернулись с Палавена на родную планету, думая, что там безопаснее будет (сама предложила!), если НИИ младшего брата эвакуировали на одну из колоний, которую тоже вскоре захватили (это было все некоторое время назад, в самом начале; она не смирилась, но приняла эти факты), то хоть Скату должно было повезти больше! Ну, должно было?! Ну?!
Да.
- Мама…
- Родной мой…

Ингус повернулась к двери, очень занятая наблюдением за входом в квартиру. Эмоции такой встречи были не для посторонних глаз. Даже не для ее.
- Позже поговорим. Это Рела. Рела, это моя мать Аэлия и сестра Синистра, - сообщил тем временем Скат.
- Рада знакомству, - Ингус отозвалась тепло, дружелюбно. - Скат, - что тут говорить? Как обычно, что тут говорить-то было? Турианка просто потрепала друга по плечу.
Вот это было по-настоящему хорошо.
Она тряхнула головой, проглатывая непрошенный комок, потому что - здесь. В опустевшем районе. Ее Скат. Скат, который был ей... да просто другом, без лишних эпитетов. В одном этом слове для турианца уже заключалось достаточно. Здесь. Нашел. Свою семью. Вот так! Выкусите, Жнецы.

- А теперь пошли, у нас осталось совсем мало времени.
И они пошли. Быстро, потому что и правда нельзя было медлить, и еще торопила Тиранни. Правильно торопила.
В здании неподалеку уже взлетел дрон, созданный Арри из ее здоровенного инструментрона, и крякнули первый раз тяжелые защитные турели ее и Борра. Враги действительно заполняли улицу.

А Ингус знала одно: невозможно было допустить, чтобы что-то случилось уже сейчас. Просто нельзя.
И не сомневалась, что Скат знал это ничуть не хуже.

Отредактировано Ingus (7 марта, 2017г. 17:35)

+2

9

- Держитесь за мной.
Короткая фраза. Голос… не его. Чужой.
Шаг. Руки крепко сжимают винтовку. Крепко, как во время первого боя, когда мандраж был едва ли не основной трудностью.
Шаг. В открытом прицеле правый глаз пронзает взглядом пространство. Левый – прищуренный, почти закрытый.
Шаг...
Вдох...
Решимость. Варон не может дать промах. На кону – больше, чем все. Намного больше.
Выдох...
- КЭЭЭЭП! - голос Крона застал его, когда Скаторус был уже возле стены и смотрел в оконную раму. Снаружи были враги. Много. Всюду.
- ОНИ ВАС ЗАКРОЮТ!
- Не закроют.
Слова процежены сквозь зубы. В голосе всегда спокойного Варона – злость, отвращение, угроза.
Палец два раза выжал спуск. Голова мародера, маячившего на мушке, исчезла с линии прицела. Тело безвольно развалилось на дороге, неуклюже раскинув руками.
- На подавление! - сказал капитан. - Заставьте их засунуть головы в задницы!
Пули вырывались из нескольких стволов и складывали противников едва ли не в мгновения. Гремели выстрелы из турелей. Кинжальный огонь выкашивал тех, кто еще совсем недавно сражался за Иерархию. Передовой отряд противника был сметен в считанные секунды.
Но по улице приближались, едва ли не вжимаясь в здания, вражеские подразделения - одно за другим, одно за другим. Они были и здесь, под самым носом, и там, где-то далеко, на излете пули. Кажется, здесь собралась целая армия.
Даже в бронекостюме, мелькнула мысль, невозможно будет перейти через улицу, а что уж говорить о беззащитной женщине и ребенке?..
- Кэп!
В голосе Крона послышался совсем нехороший оттенок. Варон знал этот голос. Когда Крон говорил так, это означало, что он терял контроль над ситуацией. Совершенно. Бесповоротно.
- Они вас закроют! Давай вспышку, мы выходим!
- Отставить! - приказал Скаторус.
Все его существо противилось этому приказу. Его же приказу. Все его существо желало, чтобы с той стороны улицы вышли из дома его бойцы, чтобы приняли огонь на себя, пока он проведет по открытому пространству свою мать и сестру. Но он осознавал - вражеский огонь слишком плотный. Нельзя идти. Невозможно.
Но Крон собирался это сделать. И Скаторус знал - он это сделает. Сделает то, что невозможно. Он, как и все, делал невозможное и раньше. А теперь - он сделает это еще ожесточеннее, еще эффективнее, еще решительнее.
Но улица была слишком широкая. Огонь был слишком интенсивный. Если Крон высунется прямо сейчас… Восемьдесят процентов - вероятность смерти, мелькнула мысль в голове. И это - с поправкой на навыки всех присутствующих.
- Мы выйдем! - возразил Крон. - Со вспышкой или без нее!
Варон отпрянул от оконного проема и вжался в стену, перезаряжая винтовку. На миг его глаза закрылись, когда в помещении, чуть поодаль раздался разрыв гранаты, и его лицевые пластины осыпало осколками.
- Ждите! - скомандовал он, уступив решительности подчиненного.
Глаза открылись. Взгляд на мгновение уперся в мать, в сестру, в Релу. Их осколками не ранило. Но посекло стены, разбились оставшиеся окна, упала картина. Никогда Скаторус не думал, что такое может случиться с родным домом.
Варон снова выглянул в окно, выставляя перед собой винтовку, беспрестанно плюющуюся раскаленным металлом. Едва ли не впервые капитан не имел понятия, что делать. Только ему начинало казаться, что улицу немного расчистили, только он собирался через окно высунуться наружу, как тут же ураганный огонь заставлял его отпрянуть обратно и цепляться зубами за заведомо проигрышную позицию.
Но все понимали - наступит та секунда, когда последние надежды рухнут, и возможностей больше не будет, если небольшая группка турианцев не сделает отчаянный шаг.
Варон не хотел. Будь он сам или только с сослуживцами, он бы уже давно скомандовал прорыв. И они бы пошли, ощетинившись стволами, огрызаясь, падая и погибая... Но давая другим шанс выбраться, сохранить жизни и оружие, чтобы дать врагу бой завтра. Так поступали в Турианской Иерархии.
Но сейчас Варон не мог так поступить без колебаний. Какая-то часть его сознания противилась твердому решению, призывала вжаться в стены, вгрызться в дом, сидеть, пока враги чудесным образом не пропадут, и...
Сдохнуть в ожидании? Слушая, как шаги раздаются уже в соседней комнате?
Ну уж нет.
- Рела, осколочную в кухню, там уже кто-то есть! - сказал он. - Группа Гром, внимание, вспышка! - крикнул Скаторус, бросая светошумовую.
Варон зажмурился, отпрянув от окна. Уши на миг заложило. Интенсивность вражеского огня снизилась - и в это мгновение турианцы ударили по хаскам. Из противоположного здания вышел Крон, открывшись для противников, собирая на себе их огонь, и тут же скрылся за обгоревшим остовом аэрокара. Появилась Тиранни, беря на себя часть огня, пока Крон отстреливался из-за укрытия…
И в Вароне вдруг что-то щелкнуло - лучше момента не будет.
- Выходим! - скомандовал он, активируя защитную матрицу. - Рела, внимательнее с тылом, они уже в доме!
Почему-то Варон не чувствовал ни себя, ни винтовку; он словно стал роботом, который делает все четко, методично, но отстраненно. Его руки были словно чужими руками. Происходящее - словно не касалось его, по крайней мере, на несколько мгновений возникло такое ощущение.
С Вароном никогда такое прежде не случалось.
Но мышечная память не подводила. Стоило противнику показаться в прицеле - почти сразу он падал замертво. Капитан точно знал, что нужно делать.
Шаг... Скаторус словно слышал за спиной дыхание матери и боязливое сопение сестренки, вот-вот готовящееся сорваться на плач.
Ноги переступали каменные обломки. Торс не был развернут полубоком, Варон не пытался сократить зону поражения своего тела. Сейчас он старался лишь максимально закрыть собой свою семью.
Шаг. Когда пуля просвистела мимо головы, он едва удержался, чтобы не обернуться и не убедиться, все ли в порядке. Но он знал - если отвлечется, допустит роковую ошибку.
- Мы в порядке! - сказала Аэлия, словно прочувствовав его мысли. Ее голос, раздавшийся у него за спиной, воодушевлял продолжать дело, вести бой настолько методично, но при этом отчаянно, насколько это было возможно.
- Капитан, опустошители!
- Бойней на одиннадцать часов! - скомандовал Скаторус.
Отвратительное насекомое, раздувая мешкообразные камеры, уже навело спаренные орудия - Варон понял это, когда синие лучи целеуказателей скользнули по его броне. Но выстрелить опустошитель не смог - его скосило раньше огнем из нескольких стволов.
Первый - не успел. Но он здесь был не один.
Варон, отвлекшись на отстрел подобравшихся вплотную налетчиков, слишком поздно заметил второго опустошителя. Его правый зрачок расширился за миг до того, как вслед за синим лучом устремились снаряды.
Руки выпустили винтовку, когда он разворачивался на месте. Пальцы крепко, словно стальные клешни, обхватили Аэлию за плечи. Ноги оттолкнулись от дорожной плиты резко, с мощным усилием.
Прыжок.
Оглушительный грохот. Глаза сами зажмурились, когда каменная крошка оторвалась от дороги и вперемешку с металлическими осколками аэрокара взлетела в воздух.
Гул. Продолжительный. Давящий. Словно далекий.
Что-то больно ударило в спину, в бедро, в бок, в шею. Вдруг захотелось отключиться, уснуть, проспаться не меньше суток.
- ВАРОН!
Голос Тиранни вырвал его из цепкого забытья. Слух начал различать удары пуль, секущих асфальт рядом с капитаном. Глаза открылись.
Все плыло.
Здания, столбы, тучи - будто все это было картиной, которую уронили в воду. И краски смешались, а фигуры потеряли очертания.
Аэрокар... Двое турианцев, бегущих к Варону...
...Так расплывчато. Невольно капитан моргнул несколько раз подряд, словно не веря своим глазам.
Он вдруг почувствовал что-то мягкое, во что он впился пальцами что есть силы. Повернул голову - медленно, будто погряз в какой-то вязкой и липкой субстанции, выжимавшей из него волю к сопротивлению...
Аэлия лежала на дороге, не шевелясь. Не сразу Скаторус понял, что произошло - его крепко приложило.
- Мам, встаем. - Голос уже обретал твердость. Варон быстро возвращался в строй - пули, свистящие рядом, были лучшим лекарством. - Мы на открытом пространстве.
Он начал приподниматься, все еще держа руку на плече матери.
И вдруг осознал.
Движениями еще более отстраненными, чем раньше, он повернул ее голову к себе. Лицо Аэлии замерло, окаменело, а изо рта текли две тоненькие синие струйки. Ее глаза остались приоткрыты... Но слишком хорошо знал Варон этот взгляд. Слишком часто доводилось ему видеть подобное. Стеклянный взгляд мертвеца...
Варон выдохнул и почувствовал, как сил у него резко поубавилось. Почти полностью. Внутри, несмотря на нестерпимый жар, стало пусто - ни дыхания, ни сердцебиения Варон не ощущал. Да их и не было какое-то время. Скаторус словно сам окаменел.
Ему понадобились секунды, чтобы выйти из оцепенения, и эти секунды могли стоить ему жизни. Но Крон, его верный офицер, уже был здесь и смог подарить ему немного времени, прикрывая командира щитом.
От бессилия его спасла выучка и рефлексы. А еще - маленькая турианка, которую мать закрыла своим телом. Крик Синистры не дал упасть духом, не дал застыть навеки, заставил вернуться сюда, в бой, к работе, к своим. К тем, кто его ценит и не отдаст Жнецам просто так.
К тем, кто у него еще остался.
Взгляд прояснился окончательно в тот момент, когда Рела, верная Рела Ингус, никогда не бросавшая в беде, склонилась над телом Аэлии и подобрала Нису, закрывая ее собой.
- Варон, вставай же, давай! - голос Тиранни. Почти умоляющий.
- Встаю...
Усилие. Выдох. Внутри оцепеневших рук словно заныли кости, словно начали рваться мышцы.
- Щит сейчас накроется! - рявкнул Крон. - Крепко бьют!
- Встаю... - выдохнул Скаторус, поднимаясь на ноги не без помощи Тиранни. Он сорвал с брони последнюю гранату и, отвернувшись, зажмурившись, снова предупредил уже смертельно уставшим голосом: - Вспышка.
Светошумовая дала еще немного времени. И шанс уйти.
Турели инженеров ударили по ослепленным противникам, на несколько секунд прекратившим огонь. Варон наклонился, хватая мать за руки. Тиранни без слов угадала его намерения и помогла взвалить ее тело ему на спину. От тяжести его заторможенный шоком и контузией организм мобилизовался окончательно.
Медик подобрала его винтовку - и они двинулись.
Группа добралась до противоположных зданий спустя пять секунд. Всего лишь пять, если не меньше. И только сейчас Скаторус понял, как мало ему не хватило, чтобы спасти свою мать. И крепко сжал зубы - до боли, до искажения всегда спокойного, всегда сосредоточенного лица.
И что же дальше? А дальше - проблемы, и если Скаторус не возьмет себя в руки, пустит все на самотек, он лишится не только матери.
- Говорит мастер-сержант Фериан! Гром, вы еще в деле? Выпустите в точке эвакуации цветной дым, только выберете не самое жаркое место!
Варон молчал. Вместо него заговорила Тиранни.
- Нам нужно пройти сквозь здание и выйти с противоположной стороны.

+2

10

Чтобы описать то, что творилось на улице, нужна была либо нецензурная лексика, либо сухой язык сводки.
"Численное превосходство", вот это все. Или проще и яснее, одним нецензурным непереводимым с турианского словечком.
Однако, языковой анализ, или как там это называлось, при желании можно было провести и потом; а пока... Пока они со Скатом стреляли и выжидали удачного момента, враги все-таки пробивались в дом, а Крон - удивительный турианец - собрался сделать для них немножко больше, чем невозможное. И, делал. И не только Крон делал. Эта их Тиранни была такой же удивительной турианкой.
А впрочем... Почему удивительными? Можно, что ли, было как-то иначе? В сложившейся ситуации?
Насчет "иначе" Ингус, кстати, пыталась думать. Перспектива вести гражданскую и ребенка по этой улице казалась уж слишком бредовой; но вот что-то альтернативы в голову не приходило. Может, потому что Рела никогда не была гением тактической науки; а может, просто потому, что ее, альтернативы этой... не существовало.

Все размышления закончились приказом Ската.
- Выходим! Рела, внимательнее с тылом, они уже в доме!
- Есть, - "проявим все внимание, всю самую искреннюю к "ним" заботу, и чтоб "они" все сдохли", - мысленно прибавила. Вслух что-нибудь говорить... Да когда там?
Хотя, вероятно, и стоило что-то идиотское сказать, потому что боялась Ингус сейчас за Ската, даже больше, чем за маму и сестренку его. Такая ответственность, такое дикое напряжение внутреннее, это вообще органику возможно было выдержать?
А впрочем - да, снова "впрочем". Варон умел справляться с собой. И если уж кто-то и мог не наделать ошибок даже в такой ситуации - то это он был. Один из немногих.
Жнецовые порождения, что было вполне ожидаемо, коридора, чтобы вывести гражданских, не предоставили. Ингус продолжала стрелять, долбанула "бойней" по команде; а вообще-то, тоже делала немного больше, чем могла и умела. Потому что цена была...
Давно цена не была такой высокой.
Вот она, их цена, шла по этой жуткой улице, старалась не мешать, успевать - пожилая женщина и мелкая перепуганная девчонка. Самое дорогое для Варона - ну, а стало быть, и для нее тоже. Все ведь было просто.

А потом - как обычно и бывало - все произошло мгновенно. И тоже... просто.
Страшно, банально, и опустошительно. Так, что только оцепенеть и можно. И не понимать, как это вообще. Вот правда. Как?!
Нет, Ингус-то на месте не замирала - не с руки ей было, это сейчас только Скат мог позволить себе, и то недолго, а им с Кроном и Тиранни надо было еще попробовать сделать как-то так, чтобы его самого не убили; но...
Просто хотелось орать.
Орать, потому что произошедшее было... нечестно. Выть и бить первого подвернувшегося врага, как когда-то на Цитадели; да только теперь Ингус не могла так поступить. Да, ясное дело, и тогда не должна была, но... что там; не до прошлого.
Нечестно. Нечестно. Нечестно. Нет.
Живая мандибула дрожала под шлемом, когда подбежала и убедилась наверняка в том, что поняла уже раньше.
Нечестно. Нечестно.
Слово билось фоном, рефреном, дрожало в глазах, слава Черному Предку, спрятанных под шлемом; раскалялось, как термозаряд, который поменять забыли. Грозило лопнуть и взорваться внутри.
Нечестно.
Он не заслужил этого.
Она, кажется, говорила что-то вроде "Пойдем, надо идти", и не только она. Крон с Тиранни - бывшие, наверно, Скату друзьями не менее близкими, чем сама Рела - занимались сейчас тем же. А вот еще...
А еще был ребенок. Девочка, сестренка Варона. Рела подхватила ее и прижала к себе левой рукой, винтовку убрав в крепление, а правой держа Палач. Закрывая мелкую от всего мира, активировала "оборону". Благо (какое там, однако, теперь благо?) двери были рядом.

Когда вошли в здание, Ингус Скату не сказала ничего. Не время еще было. Еще рано.
И потом...
Да, спустя время Синистре будет легче, чем Скату. Она мать почти не запомнила, а для него - ледяная дыра внутри на всю жизнь останется. Но сейчас этот ребенок увидел слишком много того, что дети не должны были видеть; а мама куда-то пропала, оставив ее среди незнакомых злых дядь и теть. Которые еще и хватали, притискивали к жуткой железке и куда-то тащили.
- Держись-ка за меня крепче, - заговорила негромко, сама себе удивляясь. - Ну-ка. Покажи, как кроганы умеют держаться? Вот молодец! Ты такая же сильная, как кроган? Да ну?
- Дя...
И вот это неуверенное "дя", и взгляд круглых глазенок, и тонкие ручки, действительно обхватившие ее за шею...
- Умничка. Ты любому крогану покажешь.
- Дя. Те-тя.
- Ага, - вздохнула Ингус, перехватывая мелкую половчее - теперь та уже не висела тряпочкой, а пыталась принять только ей известное удобное положение. - Вроде того. Тетя Рела.
Странное это было чувство. Тоска и боль за Ската, и ощущение все той же, жуткой, несправедливости; и одновременно... что-то теплое, когда Ниса отцепилась от шеи и ухватилась ручонками ей за плечо. У Ингус не было детей. А, может, и стоило бы.
Однако, сейчас это "теплое" оборачивалось мысленным, и вовсе не теплым, обещанием: мы вернемся.
Майор привез мальчишку на лафете.
Погибла мать. Сын не простился с ней.
За десять лет на том и этом свете
Ему зачтутся эти десять дней.

"Мы обязательно вернемся. Тебя не убьют эти твари, мы не позволим, если сами будем живы; и ты не будешь жить как изгнанница без своей планеты."
Отец был ранен, и разбита пушка.
Привязанный к щиту, чтоб не упал,
Прижав к груди заснувшую игрушку,
Седой мальчишка на лафете спал.

Скат не смотрел на сестру. Пока не смотрел. Пока он был просто не в состоянии на что-то смотреть. Но потом... он подтвердит, Ингус не сомневалась, то, во что верила она сама:
Я должен видеть теми же глазами,
Которыми я плакал там, в пыли,
Как тот мальчишка возвратится с нами
И поцелует горсть своей земли.

"Для таких как ты, ребенок, мы вернемся в Иерархию. В этот город."

А дальше все шло - относительно, конечно, со скидкой на место и время - как положено.
Ребята с Фейроса не сидели без дела, и пока сослуживцы Ската помогали, собственно, Скату и ей, Ингус, эти трое (и Октус вместе с ними) делали то, что от них было нужно: удерживали площадь позади здания более-менее свободной, настолько, чтобы туда мог сесть челнок. А потом еще взлететь.
В конце концов, они понятия не имели о драматических событиях, происходивших на другой стороне. Да и имели бы, что тогда? Побросали бы позиции и позволили тварям набежать сюда так, чтобы уже никто никуда не улетел?

Когда уже загрузились и оторвались от поверхности планеты, когда больше нельзя было... прятаться за неотложными делами, Ингус поняла, что знать не знает, можно ли, правильно ли будет сейчас подходить к Скату. А если сделает только хуже?
Она была его другом. Как могла не подойти?
- Варон, - негромко позвала его, взяв свободной рукой (да, левая все еще была занята Нисой) его за руку. И ей совершенно все равно было, кто там сейчас из его команды на них смотрит, и что думает. Абсолютно все равно.
- Варон, - она стиснула его руку. - Это Жнецы. Все из-за них только. Всё они. Вот когда уничтожим их... тогда... вот отомстим, стало быть.
- Я в порядке, - устало, очень устало выдохнул Скаторус. Он поднял руку и повернул раскрытую ладонь к Реле, жестом прося ее остановиться, прервать ненужные утешения и уговоры. Наверняка они должны быть приятными, наверняка необходимыми. Но не ему и не сейчас. Он попросту не мог это оценить.
Ну да. Она снова несла непонятно что, как обычно бывало. Впрочем, все это не имело значения. Ничего сейчас не имело значения. Кроме, разве что... Ингус молча придвинулась к нему. Между ними сидела Ниса.
Сколько времени так прошло в молчании... Наверно, не так много. Казалось - очень долго, часы.
- Я - клоган! - Кажется, Синистра, которой надоели непонятные унылые взрослые вокруг, решила внести некоторое разнообразие и "по-крогански" боднула Ската головой в нагрудник. Нагрудник оказался внезапно металлическим и твердым. "Кроган" захныкала.
"А ведь ей есть, наверно, пора. Или спать. Сколько времени вообще?"
Когда Ниса успокоилась, Рела сказала пришедшее в голову вдруг, внезапно.
- Куда ты ее? Я к тому, что... На Цитадели пока безопасно. Я могла бы взять ее туда. Заодно и присмотрю по возможности.
Отвлечься на практические вопросы, может, было и неплохо.

Отредактировано Ingus (26 мая, 2017г. 02:20)

+2

11

- Нам нужно пройти сквозь здание и выйти с противоположной стороны, - сказала Тиранни, глядя, в первую очередь, на Скаторуса. В те редкие мгновения, когда не смотрела на окна и двери. За стеной грохнуло. Крепко – даже встряхнуло. Скоро здесь появится еще один проем.
- Иду, иду, - тихо и немного рассеянно ответил капитан. Но не настолько рассеянно, чтобы это выглядело критичным. Это вообще было малозаметным.
Варон отлип от стены, к которой устало прислонился несколькими мгновениями ранее. Он допустил непозволительную задержку. Уже дважды за сегодня. И за первую свою ошибку он уже был наказан. Не хватало дождаться еще.
- Время, - коротко, хищно и негромко процедил он сквозь зубы, пытаясь абстрагироваться от факта, что держит в руках мертвое тело матери. - Идем. Красный дым в зоне высадки. Крон...
Его слова прервала осколочная граната, залетевшая внутрь помещения через окно. Крон оказался на подхвате и тут же выбросил ее обратно. Осколки никого не задели, хлопок раздался снаружи, но он окончательно вернул Скаторуса в действие.
Ком из горла никуда не пропадал. Кулак, стискивающий сердце, и невидимые обручи, сдавливающие киль, никуда не исчезли, не ослабили сжатие. Но пули уже стучали по оконной раме, выбивая остатки стекол и скребя искрящийся металл.
- Ходу, - с выдохом - слишком тяжелым - сказал Варон.
Они шли, оставляя позади место - страшное и особенное, место, которое есть у каждого сильного лидера. То, где он теряет свои силы хотя бы частично. То, где щит, которым он закрывает других, дает трещину. И он уже не может быть громоотводом для тех, чьи жизни ему вверены, пока не пройдет хотя бы какое-то время.
Не каждый лидер попадает в такое место. Скаторус попал. И теперь ему нужно собраться, призвать все свое самообладание и… просто выждать, наверное.
Группа прошла сквозь здание без происшествий, лишь позади на фоне треска турелей раздавались выстрелы из винтовок и короткие переговоры Крона и Тиранни, прикрывавших отход. Скаторус все время оглядывался; если какой-нибудь налетчик или каннибал прорвется через арьергард, град пуль капитан примет на себя. Если придется - широко расставив руки. Если надо будет - прыгнет в лапы твари. Но сестру он потерять не мог.
- Тиранни, Крон, отступайте…
- Вы уже погрузились в шаттл?
- Отступайте! - отрезал капитан. И сослуживцев, отправившихся с ним решать его проблему, он тоже потерять не мог. Варон твердо решил: на очереди к смерти, если потребуется, он будет первым. Он, а не кто-либо другой. Ни Крон, ни Тиранни, ни Рела, ни эти инженеры, по которых он, по большому счету, горевать не будет.
Потому что он - командир - допустил ошибку.
«Ходу», - мысленно сказал себе Варон, чтобы не отвлекаться от происходящего… Или просто взбодрить себя… Или… Он не знал, для чего. Так вышло само по себе.
С обратной стороны здания, во дворике, окруженном трехэтажными постройками, их ждал челнок. Снова - не приземлившийся, зависший в полуметре над пепелищем, которое еще недавно было зеленым газоном, а теперь резко отдавало гарью и смертью.
- Поспешите, капитан! - в голосе Фериана послышался некий задор. Он видел, что вернулись все солдаты, видел, что с ними спасенные гражданские, значит, все прошло не так уж плохо. Конечно, то, что случилось на соседней улице, не было его печалью. Однако никакой молодцеватой реплики пилот не выдал, когда увидел тело, что нес Варон в руках.
Мастер-сержант и не спросил ничего, лишь дождавшись команды, молча поднял машину в воздух, когда Крон и Тиранни наперегонки с пулями ворвались в шаттл. Аппарель закрылась, не пуская больше смертоносный металлический град внутрь челнока. И вдруг повисла тишина. Почти полная, гнетущая – ни слова, ни щелчка затвора, лишь короткое: «На базу», что сказала Тиранни пилоту, и барабанная дробь на обшивке транспорта, быстро стихнувшая.
И чей-то расслабленный выдох. Для кого-то этот день все же выдался удачным.
…Варон сидел на скамье для десантников и крепко сжимал руку, пульса на которой уже не было. На полу шаттла лежало бездыханное тело. От мертвого лица, от навсегда сомкнувшихся век капитан не мог оторвать взгляд. Его мандибулы были крепко сжаты, а в глазах застыла безграничная боль и скорбь. Он молчал, чувствуя, как могильная заторможенность сменяется отчаянным ревом раненного зверя где-то в глубине его сознания - и наоборот.
- Варон.
Рела взяла его, теперь отвлеченного от мыслей, за руку. Свободной рукой Ингус держала Нису. Надежно держала. Надежнее, чем смог бы он сам. Теперь у Скаторуса были все основания сомневаться в себе. Но ни одного основания сдаваться, пускать все на самотек.
Но Варон чувствовал себя мерзко, и ощущение вины - осязаемое, будто материнская рука в его ладони - не покидало его. Ведь это он где-то промедлил, где-то ошибся, допустил неточность. Нет случайностей. Ничего не бывает просто так. За все, что происходит, кто-то должен держать ответ.
Теперь пришла его очередь.
- Это Жнецы. Все из-за них только. Всё они. Вот когда уничтожим их... тогда... вот отомстим, стало быть.
- Я в порядке, - устало, очень устало выдохнул Скаторус. Он поднял руку и повернул раскрытую ладонь к Реле, жестом прося ее остановиться, прервать ненужные утешения и уговоры. Наверняка они должны быть приятными, наверняка необходимыми. Но не ему и не сейчас. Он попросту не мог это оценить.
Здесь, в относительной безопасности, у него было время подумать. Осознать. Варон не любил это время угнетающего покоя. Но ничего он не мог с этим сделать. Даже повозиться со снаряжением не мог - у него на коленях сидела маленькая Ниса.
Осознание… Поверх целой горы забот и проблем оно насыпало еще и еще, но в то же время и помогало отвлечься от главной беды. Его мать, Аэлия, мертва. Его отец - капитан фрегата, военного корабля, который злые языки ныне называют космическими гробами. И у него осталась сестра, которую раньше он защищал как-то… отстраненно, абстрактно, заодно с интересами всей Иерархии. А теперь… вот же она, вот ее крохотные ручки, вот ее лицо, выражающее… Он даже не знал, что оно выражало. Это было совсем не его. Где-то в глубине сознания мелькнуло странное чувство, что для Синистры он чужой.
И снова Рела пришла на помощь.
- Куда ты ее? Я к тому, что... На Цитадели пока безопасно. Я могла бы взять ее туда. Заодно и присмотрю по возможности.
«А что, у тебя мало дел?» - мысленно спросил Релу Скаторус. Но он ей доверял и знал: она прекрасно понимает, что у нее сейчас появится огромное количество забот, и она учитывает это, а не бросает предложения наобум.
Спустя несколько секунд размышлений Варон понял: лучше варианта не найти. А еще он… опасался. Он опасался остаться один на один с такой трудностью, к которой ни в каких тренировочных центрах его не готовили, с такой заботой, с которой он не сталкивался ни раз у в жизни. Он думал, что это просто ему не по плечу.
Потом он будет упрекать себя в том, что испугался трудностей и подсознательно решил переложить ответственность на Релу. Он будет оправдывать себя тем, что в этот день он был с сестрой в челноке над Сипритином, а на следующий – вот, он уже на оккупированной противником территории в поисках ученого, на фоне таланта и полезности которого меркнет одна-единственная жизнь маленькой турианки.
Тезисы и антитезисы - все это будет потом. А сейчас он считал, что предложение Релы – самая удачная мысль.
- Ты уж… береги ее. А я при первой же возможности отправлюсь на Цитадель.
Капитан устало наклонил голову назад, коснувшись кончиками гребней внутренней обшивки челнока. А еще отцу надо будет сказать… если тот еще жив.

Спасательные команды возвращались на базу вразнобой. Шаттл группы Гром был одним из первых. Ожидая санитаров с носилками, держа на руках Синистру, Варон наблюдал, как один из челноков вернулся пустой. Абсолютно. Лишь пилот вышел оттуда и нервно что-то глотнул из блестящей металлической фляги. Другой челнок вернулся с кучей раненных и трупов. Третий горел. Четвертый упал, не долетев до базы – сразу же туда отправились два бронетранспортера с медиками и отделением солдат. В пятом все были живы, лишь двое бойцов получили легкие ранения.
А некоторые челноки вообще не вернулись.
Варон, сжав челюсти, молча наблюдал, как двое санитаров положили на носилки неподвижное тело и с головой накрыли его черной пленкой.
И все. Таким было прощание – ни похорон, ни речей, ни церемоний. Капитан прекрасно понимал, что для похорон сейчас выделяют специальные команды. Они занимаются этим не как на гражданке: есть труп – похоронили. Нет, еще день или два его мать будет лежать под пленкой, рядом с солдатами, с гражданскими, а потом тела – сколько их наберется – похоронят вместе, за один раз. Может, здесь, может, погрузят в транспорт и перевезут куда-нибудь. Если транспорт не собьют...
И останется только имя в списке в электронном архиве, которое когда-нибудь, возможно, будет высечено на мемориальной доске.
И больше ничего.
А находиться здесь день, два, три Скаторус просто не мог.
Может, это было и к лучшему.

+2


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » События МE3 » Кто-то останется