Пишет Jonathan Stinger в "Most Wanted"
Огни ночного города неспешно расплывались за окном автомобиля. О былой спешке и овердрайве напоминает лишь отголоски воспоминаний в сбитом стуке сердечного ритма. Ухоженный азиат в выглаженном черном костюме расслабленно ведёт авто вдоль долгой прямой магистрали. Он никуда не спешит, потому что знает: это его дорога, его территория, на которой действует закон его братьев и сестёр. Взгляд женщины с ярким макияжем и откровенным облачением падает на гонщика...
читать пост >>

Разыскивается Грант

Разыскивается лидер непобедимого кроганского отряда "Аралах", неустрашимый и могучий воин, Истинный Кроган, пред которым трепещет Галактика - Урднот Грант!

ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней.

"Тримурти" - Люси Уайлд
"Духи злобы Поднебесной" - ГМ
"Осада" - Джаннис Моро
"Раскрывая тайны Цитадели" - Аано Кериус
"Песнь сирены" - Драг'Хэш
"Этот мир – наш Ад" - Рита Ро
"Город грехов" - Сэм Роко
"Потерянные гробницы" - Джаннис Моро
"Елка" - Донован МакДойл

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2186 год. Жнецы атакуют.

АМС:
В ИГРУ ТРЕБУЮТСЯ:

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, люди

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 8.4 (1) [Потерянные гробницы]


Эпизод 8.4 (1) [Потерянные гробницы]

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

http://s5.uploads.ru/BQIlo.png
Тип квеста: сюжетный.
Дата: 31 октября 2186 года.
Место действия: Кеплеровский Предел - Ньютон - Кленкори.
Участники: Солана Вакариан, Аано Кериус, Киру'Ниас, Люси Уайлд (НПС), Диалим Кивр, Замполит, Джаннис Моро (НПС), Айно Суру.
Требующиеся роли: Альянс, наемники, ученые, исследователи. Прочие - также вероятно, обоснуи будут рассматриваться индивидуально.
Дополнительно:
- дата и номер квеста могут быть изменены;
- планета холодная и ядовитая;
- Горн - штука секретная, абы кто про него знать не может;
- в квесте можно и погибнуть.
Обсуждение:

0

2

На судно с символикой компании Кумун Шола вас привели различные мотивы – стремление подзаработать, любопытство, поиски приключений – хотя, казалось бы, приключений с момента нашествия Жнецов в Галактике стало даже через край. Тем не менее, договоры с наемниками заключает Альянс, а независимая корпорация с говорящим названием «Кумун Шол» отвечает за финансирование операции.
Альянс и Турианская Иерерхия находятся в состоянии хрупкого, но отчаянно необходимого обоим союза. Турианцам, невзирая на бедственность положения, нужны карты и козыри. Таинственные раскопки гробниц древних существ могут тому поспособствовать. И к тому же, неплохо было бы через это дело немножко потрафить Цитадели – и потому сотрудник ее Службы Безопасности отправляется вместе с наемниками. И солдатом Альянса, вестимо – разве станет командование оставлять без присмотра столь важный для изучения объект? Не турианца – раскопки, естественно.
Суденышку, что доставило группу наемников на Кленкори, пришлось немало потрудиться. Системы, либо захваченные Жнецами, либо их интересующие, приходилось проскакивать на предельной скорости. На стел-систему здесь не раскошелились, хотя корвет, невзирая на стандартные для своего класса судов небольшие размеры, оснащен и хорошей броней, и парой мощных пушек. Сразу видно – частное финансирование. Внутри максимально комфортабелен, насколько это возможно для транспорта, перевозящего наемников.
Вот и Кленкори на мониторах корвета – негостеприимный холодный мир, чей бок освещает белый свет восходящего Ньютона. По сигналу пилота вы перебираетесь в челнок, который уносит вас вниз, навстречу станции, расположенной на поверхности планеты.
Чем ближе челнок подлетает к станции, тем заметней становятся следы раскопок – накатанные мехами колеи, многочисленные шахты, входы под землю. Сама станция располагается у подножия невысокого скалистого хребта – она вделана в него, имеет овальную, вытянутую поперек форму, и четыре расходящихся луча-отростка на опорах. К одному такому челнок и причаливает.
Вы в прозрачном стыковочном рукаве. Станция уходит глубоко в скалы, а под ногами у вас... небольшой городок. Обросло местечко за двадцать лет-то. Местные шахтеры и археологи, похоже, вполне обосновались и за пределами станции. Уже не обращают внимания на ядовитую атмосферу и лютый холод, царящий снаружи. Подтверждением тому становится появление в шлюзе человека, который поспешно сдирает с головы шлем, и пожимает всем и каждому руку. И, в общем-то, плевал он на вашу реакцию.
- Рад вас видеть! – хрипло и громогласно восклицает этот человек. Коренаст, рыж, усат, бородат. Невысокого роста. – Магнус Бронзенбалт, ваш босс, мама, папа, и чертов «сэр» на все время вашего здесь пребывания. Работать станем на левом секторе раскопок, клянусь бородой, - а борода у него действительно роскошная.
Окидывает опытным глазом выправку Замполита.
- Но что я вижу? Альянс опять не удосужился прислать кого-то с головой, - хмыкает в усы, распушившиеся щеткой. – Давайте, наемнички, за мной, - и коротконогий Бронзенбалт катится по коридору шлюза с завидной быстротой, по пути не забывая громогласно расписывать вам ваше ближайшее будущее в качестве наемников Кумун Шола. Дескать, сам он пашет на волуса уже без малого «осьмнадцать годков», не в пример некоторым «трусам и тунеядцам», покидать это теплое местечко не собирается. Явно имеет в виду тех наемников, что отсюда уже свалили. По его словам, обязанности у вас будут нехитрые – знай себе стой на посту, ходи в патрули, отваживая любителей поживиться – «если кого из пиратов пристрелите, запоминайте, где тела оставили – мы их потом на биотопливо пустим, чего добру-то пропадать». А также понимать, чего от тебя хотят эти чокнутые на всю башку инженеры – «им, понятное дело, настучало камнями по головам, но ничего, привыкните», вовремя передавать от них сообщения, и, в случае чего, служить типа «принеси-подай».
«Но службе не в ущерб, ни в коем случае!»
Приводит вас в помещение типа казармы – мол, располагайтесь.
- Дележки по сиськам и писькам у нас нету, но ежели задумаете шуры-муры какие крутить – полетите с пинка наружу. Без скафандра, клянусь бородой, - предупреждает ваш новый босс. – Сбрасывайте барахло, и на инструктаж. Живее!
Для инструктажа отведен небольшой вытянутый зал, затемненный, с экраном в дальнем конце. На нем уже нетерпеливо загораются изображения комплекса, станции, и схема раскопок. Внезапно по экрану идет легкая рябь, и материалы для инструктажа сменяются огромным, во все края, изображением волуса. Короткой ногой он стоит на отодвинутой крышке какого-то ящика, из которого бьет лучистый свет. Волус-голограмма поворачивает голову, ужасающе медленно, и с придыханием возвещает:
- Кх… Кумун… Шол!
- Опять этот клятый колобок свой вирус запустил, неймется ему, - громогласно ворчит Бронзенбалт. – Ладно, наемнички, слушай сюда. Работать будете двойками, - на его инструметроне выдвигается голограмма с уменьшенными копиями того, что закрыло собой изображение Кумун Шола. Которое, кстати, продолжает сопровождать инструктаж своими однообразными восклицаниями и комментариями.
Определяя двойки, Бронзенбалт внимательно смотрит на вашу доблестную шестерку.
- Альянс, значит, да? – кивает Чернобогову. – Бери в пару этого вот, - указывает на Аано. – Ящерки – в стайку, - это он дреллкам, - ну а вы уж разберетесь как-нибудь между собой, – говорит он в заключение Солане и Киру. – Да вырубит, разрази меня гром, эту срань кто-нибудь?! – яростно орет он на экран. Волус оттуда горделиво притопывает ногой, и говорит уже известную всем фразу. Бронзенбалт выдыхает в обвисшие усы.
- Через двадцать минут – на смотровой площадке главного корпуса, - схема станции уже у вас на омни-тулах. Площадка – это промежуток между средними «лучами» комплекса, надстройка-балкончик, защищенная экраном.


Вводный круг. Потрепаться, осмотреться, поразмышлять. Информация о планете и раскопках у вас есть, примерно одинаковая. Магнусу можно задавать вопросы (ГМу – Заиду - в ЛС за ответами). Также можно помочь ему с голограммой волуса.
О комплексе и городке под ним – они действительно напоминают небольшую колонию. Общее население около трех сотен, включая детей – да, некоторые здесь ухитрились обойти запрет сурового Бронзенбалта на шуры-муры. Комплекс оборудован системой ПВО, укреплен надежно. Помимо раскопок на Кленкори ведется и добыча полезных ископаемых. Данные о них не афишируются, но размах, с которым оборудован комплекс, и бешеные затраты на персонал и исследования (тут есть не одна лаборатория), могут навести на размышления.

Замполит и Диалим – еще перед самой посадкой в транспорт до Кленкори вы получаете зашифрованные сообщения. Вам неоткуда это знать, но они примерно одинакового содержания, а дешифраторы к ним у вас встроены в омни-тулы – индивидуальные дешифраторы.
Текст сообщения:

«Есть информация о стратегически важном объекте – К., раскопки. К.Ш. знает больше, чем видно. Необходим контакт. Данные – все без исключения мне».
С.П.

Очередность: Аано Кериус, Люси Уайлд, Диалим Кивр, Замполит, Киру’Ниас, Солана Вакариан. Очередность примерная – меняться можно, но с предупреждением в технической теме.

+4

3

Я очень надеюсь, что это приятно читать и оно не выглядит водой. Первый пошел, угум.
Великое изобретение - инструментрон! Хочешь - копаешься в экстранете, хочешь - развлекаешься встроенным софтом, хочешь - игнорируешь звонки… Красота, а не жизнь! Которая станет не мила, стоит не ответить на вызов по первому же звуку.
- Кериус! - Резкий и очень громкий голос начальника отдела заставил Аано отшатнуться от рыжего мерцания экрана. Нет, снайпер знал, что сэр Атис орать будь здоров, но от этой ценнейшей информации легче не становилось. - Забыл о службе, и чтобы через минуту явился ко мне!
- С удово-ольствием, - не преминув капнуть по-детски радостной субгармоникой на и без того дерганное начальство, Аано сложил винтовку за спину и чуть ли не бегом, разминая ноги, выдвинулся в штаб: ну, как же, заставлять ждать - дурной тон! А то, что не сдал пост никому, никого и не волнует. Вообще ни разу.
Этому конкретному турианцу, как любому самоуверенному оболтусу, не нравилось ошибаться. Но на сей раз промахом в догадках о настроении сэра Атиса он был доволен: начальник восседал в кресле с таким торжественным видом, будто только что вошедшего Кериуса сейчас возведут в ранг Спектра, не меньше! Но мечты на то и мечты, пусть турианец осознавал, что сию минуту такие почести по меньшей мере невозможны. Хотя бы не провинился на ровном месте неясно за что, уже хорошо. Впрочем, довелось еще разок удивиться, и удивиться приятно, заодно ощутив, как самооценка повышается: следующие полчаса Аано выслушивал, что он, видите ли, (между строк, вкратце и куда как менее сладко) смертельно надоел своей беготней не только между отделами, а и вообще между “небом и землей”, поэтому, чтобы не мозолить глаза, отправляется не просто куда подальше, а с особым заданием от Службы, ибо такой исполнительный и перспективный… словом, глаза б начальственные не видели, какой золотой сотрудник нужен куда-то на миссию в другом конце галактики. Какую именно миссию - описано в датападе, не очень заботливо сунутом в руки Аано. Так что давай-ка ты, парень, отсюда…
- И помните, что это только для Вашего блага: научитесь работать в экстремальных условиях, и в итоге вернетесь еще более ценным, и, надеюсь, дисциплинированным сотрудником, чем до того, - непередаваемо намекающе процедил стареющий турианец, покачивая головой и под конец указав рукой не то на самого Аано, не то на дверь - как обычно, когда разговор по его высокопоставленному мнению подходил к концу.
Офицер не утруждал себя фразами, ответами и прочим - просто кивнул, уже поглощенный информацией в датападе, да так и вышел из кабинета сэра Атиса - не отдав честь ни жестом, ни даже взглядом. Кто бы сомневался.


“Если нужно создать особую преисподнюю для турианцев, сделайте ее как можно более холодной,” - мысленно подытожил снайпер, в который раз прокрутив в голове информацию о “миссии”. “Обожаю командировки, дайте две.”
Прямо сейчас удобный во всех местах, кроме стелс-системы, корвет вышел из ретранслятора в Кеплеровском Пределе. Слава Духам, что добрались - как знаток дела, Аано оценил попытки пилота выжать всё, что вообще можно было выжать из суденышка в плане скорости. Оставалось еще немного времени, прежде чем их дружно-недружную компанию высадят на Кленкори, посему турианец решил потратить его на последние, вовсе не лишние приготовления и проверки брони, винтовки, аптечки…
В челноке Аано несколько пожалел, что уже успел познакомиться с попутчиками - сейчас это было бы ничего себе занятие, но ведь хрена с два что вернешь, так? Уф, неважно. Пора на выход.
Вряд ли домики внизу вызывали у снайпера сочувствие: сейчас он больше о себе волновался. “Ничего так ветерок здесь”, - пусть стихии не было предоставлено и шанса проникнуть под герметичную броню, Аано все же успел накрутить себя, содрогнувшись в своей теплой “консерве” от одного взгляда на снежные просторы планеты. “Ну, и чего это я?.. Привыкнется.”
Пламенные речи вкупе с деловым наплевательством нового босса вызвали у Кериуса ехидную улыбку, припрятанную под темной поверхностью шлема. Однако, предприимчивый коротышка попался - и чем-то уже заведомо понравился турианцу. Впрочем, еще увидим, что из себя представляет этот Магнус, ибо что бы он там ни говорил, съязвить спровоцировал:
- Видать, прибыльное дельце, раз от такой непыльной работенки сбежало столько народу...
Точно так же спровоцирован был смешок - уже в зале, где турианцу наконец приспичило снять шлем, - голограмма взаправду потешно прерывалась, да и, к тому же, Аано ну никак мог заставить себя воспринимать волусов если не серьезно, то хотя бы адекватно. Еще и этот комментарий Бронзенбалта…
Снайпер честно верил, что кое-как они со временным мамой-папой-боссом-сэром найдут общий язык. Разве что снова отросшее хорошее настроение было безжалостно обрублено - он-то, наивный, думал, что его поставят в пару с хорошенькой девушкой (предел мечтаний - с самой Соланой!) - да хоть какой-нибудь, их же аж три! Но когда все было так легко и просто? Вот именно. Турианец скосил взгляд на седого вояку, теперь как-то по-новому его оглядывая. Чего на самом деле ждать от него? Слова о напарничестве - чистой воды формальность.
Наконец группа была предоставлена сама себе. Стоило Магнусу отвернуться, турианец, до того пытливо ощупывавший низкорослого, почти-почти, но не окончательно смахивающего на волуса, начальника, повернулся к “соратникам”, и подступив ближе к ним, указал большим пальцем в спину Бронзенбалту, да шепотом (насколько способны были шептать турианцы) молвил:
- Охренеть, борода!
Двадцать так двадцать. Ни много, ни мало, по личным меркам Аано. Снайпер ощущал себя одиночкой в этом кругу наемников - даже если некоторые из них работали на Альянс, Кериус-младший все равно был заслан “со стороны” в эту “теплую” компанию. Тем не менее, во всем этом тоже были (ну, куда же без них?) плюсы. Ничего не говоря новообретенному напарнику, Аано будто про между прочим подвинулся к девушкам, создав себе местечко между Соланой и Аралией, и глубокомысленно посмотрев в потолок, а затем и на потенциальных собеседниц, внутренне послав то, как он сейчас выглядит в глазах Магнуса, выдал:
- У вас есть минутка поговорить о погоде?

Отредактировано Aano Kerious (12 августа, 2016г. 00:36)

+5

4

Когда начинается пиздец – заныкайся и пережди. Таково кредо всех, кого в первую очередь волнует своя собственная шкура.
Когда начинается пиздец – иди и защищай других, даже если придётся пожертвовать жизнью. Таково кредо тех, у кого на первом месте стоит забота об окружающих всеми доступными средствами.
Когда начинается пиздец – причини как можно больше пользы, чтобы его остановить, и следи за своей шкурой, потому что живым ты всяко можешь принести больше этой самой пользы, чем мёртвым. Это не кредо, но именно так всю жизнь считала Аралия Кайчет, которая однозначно никогда не звалась ни трусихой, и самоотверженной личностью.
Кроме того, первый вариант судя по всему был откровенно нереализуем: вряд ли кто-то вроде Жнецов даст кому-то вроде неё переждать галактический геноцид-апокалипсис где-то в укромном уголочке.
Тем более, что заниматься чем-то подобным Рал всё равно не собиралась.
Письмо по личному (и, между прочим, зашифрованному просто донельзя) каналу пришло как раз вовремя: последняя работа закончилась не то чтобы давно, и времени оказалось как раз достаточно для того, чтобы выдохнуть, дойдя до самого удачного настроения для следующего заказа. Правда, в этот раз убирать никого Альянсу не нужно было. По крайней мере, задание не было основано на убийствах, хотя, если потребуется, пришить кого-то по ходу дела не возбранялось. Специфика работы, всё такое…
В любом случае, сборы не заняли много времени, и вскоре Аралия уже пересела на корабль – хотя, кораблик скорее, но ему это только в плюс, во всяком случае со стороны Кайчет – своего «нанимателя», где столкнулась нос к носу с ещё некоторым количеством таких же наймитов, как она.
Точнее, не факт, что таких же. Потому что турианец вызывал стойкие ассоциации не с наёмником скорее, а с каким-нибудь рядовым воякой или даже с СБЦ-шником. Хотя, вполне возможно, она просто слишком подозрительна и во всём ищет подвох?.. Или знакомые моменты в поведении, что тоже вероятно.
Но, в конце концов, на каждого работа накладывает отпечаток.
В корвете, пока они знакомились, Аралия старалась не демонстрировать свой. Хотя, ей действительно было вполне себе уютно, когда она устроилась, расслабившись, в одном из кресел, которые тут изображали сидения (да уж, частные компании хороши тем, что деньги там вкладывают много во что, вот в такие приятности в том числе). Уютно и комфортно, и, безусловно, она вовсе не была готова вскочить в любой момент, выхватив нож или пистолет, чтобы кого-нибудь убить. Вообще ни разу…
Хотя, вот эта готовность однозначно была не заметна. Дреллка просматривала информацию с инструментрона, поддерживала беседу, и вообще производила впечатление спокойного, в-данный-момент-мирного, положительного и общительного существа.
И это хорошо.
В шаттле, правда, Рал залипала уже не в оранжевый экран омни-тула, а в экран, выводивший картинку снаружи. Присматривалась к планете – «Она даже выглядит холодной до омерзения», – к раскопкам – «Наверняка они отсюда ещё и ископаемые качают, иначе денег и размаха было бы в разы меньше», – к станции, в сторону которой и направлялся челнок…
Кайчет поднялась, закидывая на плечо рюкзак со снаряжением и самыми обычными вещами, которые нужны, когда приходишь на подобную работу. Даже если на деле работа совсем иная.
Посмотрела ещё раз на экран внешнего наблюдения.
«Интересно».


Встретивший их мужчина производил просто неизгладимое впечатление. Типичный гном из человеческого фольклора, право слово! Во всяком случае, Рал оказалась поражена просто до глубины души. В хорошем смысле, пожалуй. И это тоже хорошо.
Как и то, что манера речи и поведения этого Магнуса вызывала улыбку. Пусть и небольшую совсем.
А ещё их мама-папа-босс-и-сэр сказал одну очень важную вещь. Пусть и весьма ожидаемую.
Значит, местному начальству не сообщили, что она тоже от Альянса и в пользу Альянса. Логично. И действительно ожидаемо. Если Кайчет вдруг проколется – то проколется одна, не потянет никого за собой.
Ставшая давно привычной политика, устраивавшая обе стороны.
В конце концов, пусть работать с неприкрытыми тылами и опасно, но чертовски весело.
— Может, им просто надоел снег? Ну там, смена окружения, всё такое, — и пожать плечами в ответ на реплику турианца было весело. И тихо фыркнуть в ответ на рассуждения про шуры-муры – тоже.
Честное слово, этого Бронзенбалта надо в музей и демонстрировать, как что-то уникальное. По крайней мере, у Аралии он вызывал удивление пополам с восхищением, плюс – поднимал настроение.
Весьма ценное качество, если подумать…
В тот момент, когда этот прекрасный рыжеволосый гном начал ругаться на оказавшуюся действительно внезапной голограмму волуса – ну вот, а ведь Рал только взялась изучать материалы и выкладки… – девушка не удержалась: тихо рассмеялась, прикрыв рот ладонью. Хотя, инструктаж всё равно слушала со всей возможной внимательностью, пристально изучая изображения с инструментрона Магнуса. Вспомнит, конечно, если потребуется, но это не отменяет необходимости смотреть здесь и сейчас как следует.
Хотя волус продолжал смешить где-то на фоне. Зараза шарообразная.
— Принято, сэр, — через двадцать, значит?.. Кивая себе под нос, Кайчет развернула панель омни-тула. Она, конечно, не самый гениальный техник из всех возможных (она вообще почти не техник, по-хорошему, хотя кое-что может, профессия требует), но почему бы не попробовать? Вдруг у неё действительно получится «вырубить эту срань»?
Турианец вызвал очередное тихое фырканье.
— О том, насколько она холодная, мистер Ке-ериус? Благодатная тема для разговора, однозначно, — несмотря на то, что в голосе девушки звучала насмешка, была она абсолютно беззлобной и даже, пожалуй, добродушной. И вполне дружеской.
Они, конечно, вовсе не друзья, но изменить это будет полезно для работы.
— Давай-ка… Вот, отлично! — в словах Рал было отчётливо слышно удовлетворение, и небезосновательное: изображение волуса, запнувшись на полуслове, скрылось в белый шум, а спустя секунд пять-семь вернуло на всеобщее обозрение те материалы, на которых им проводили инструктаж. Конечно, вовремя, но всё-таки… Тем более, что без этого вещающего с перерывом на шипящие вдохи шарика на фоне всё-таки легче было сосредоточиться. На чём бы то ни было, угу.
[NIC]Aralia Kaychet[/NIC]
[STA]girls wanna have fun[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/rnXFK.png[/AVA]
[SGN]Ты, наверное, хороший убийца. Совсем не злой.
Злые убивать толком не умеют, всё у них через пень-колоду,
а ты весёлый. Это и страшно. ©
Макс Фрай. «Чуб земли»
[/SGN]

Отредактировано Lucy Wilde (30 августа, 2016г. 18:11)

+5

5

Диалим не ожидала, что когда-нибудь станет выполнять чью-то просьбу бесплатно. Всё бы ничего, но дело отдавало керосином, готовым вспыхнуть в любую секунду, стоило только зажечь фитиль.
Дрелла находилась на Цитадели, наслаждаясь кратковременным отпуском, никуда особо не стремясь, когда к ней в гости, практически в прямом смысле, пожаловал ханар. Причём не просто знакомый или наоборот незнакомый, а самый близкий друг, который, по идее, должен был находиться на Кахье. Она подобного визита никак не ожидала и, к тому же, не могла взять в толк, как он вышел-то на неё.
Цель визита оказалась весьма серьёзной и щекочущей нервы. Ханар прибыл с просьбой по старой дружбе, чтобы дрелла проникла на один проект, чтобы вызнать информацию. Вроде ничего сложного и сверх криминального, в отличие от обычной работы, вот только во всё примешивались протеане, которым поклоняются ханары. Собственно, это и есть та самая важная причина, почему друг покинул родной мир и отыскал её.
Ханар как мог обрисовал сложившуюся ситуацию с некими раскопками, проводимыми Кумун Шоном на Кленкори, он пытался доказать дрелле, что эти раскопки, особенно в столь сложное время, могут спасти многие жизни и проводил прямую связь с некими существами света и при этом явно являющимися протеанами. Однако это только догадки и предположения, достоверных данных, как и опровергающих теорию, нет.
От неё же требовалось проникнуть на территорию где ведутся исследования и разузнать всё что возможно о связи неизвестных существ и протеан. Диалим не могла долго упорствовать и отказывать другу, благодаря которому столь многому обучилась и смогла повидать мир. Она ему просто обязана.
Поэтому принялась подделывать данные о себе, выставляя в качестве инженера-исследователя. А так как вакантные места освобождались достаточно широкомасштабно и быстро, то никаких проблем с внедрением своей кандидатуры не возникло. Единственным необычным фактором, хотя с чего ей-то удивляться такому, стало сообщение от Посредника, велевшему вступить в контакт с волусом. Серый Посредник всегда в курсе происходящего, как у окружающих и высших шишек политики, так и у его агентов.

***
Путь до Кленкори был переполнен неким душевным напряжением, но не из-за будущей работы, а близкого расположения жнецов, с учётом отсутствия некоторого весьма важного оборудования скрытия, ничего удивительного в волнении нет. Хотя на корабле обнаружились и свои плюсы, или один даже, комфорт идёт с гражданки и поэтому внутреннее убранство располагало к приятному ожиданию до момента прибытия в нужное место.
Кто-то знакомился, кто-то делал вид, что ему всё фиолетово, Диал же больше относилась ко вторым, потому что не особо шла на контакт и делала всё, лишь бы её не замечали. Иногда даже это получалось сделать. Однако, несколько раз её выдёргивали «на свет», так сказать, потому что среди всех обнаружились и слишком знакомые личности в виде кварианца и человека, когда-то познакомившегося с ней не самым стандартным образом. Наёмный мир, да и обычный тоже, слишком тесен.
Удивителен тот факт, что на корабле находилась ещё одна дрелла. К чему бы это? Что у неё за специфика? На сколько Диалим знала, большинство дреллов вне надзора ханаров имели довольно специфические умения, особенно популярно на слуху ксеносов – убийцы. Профессиональные наёмники. Вопрос, эта девушка к какому классу относится? С ней следует быть достаточно осторожно и внимательно.
Когда на мониторах появилось изображение не слишком гостеприимной планеты, Диал погрузилась в воспоминания, когда ханар описывал планету как очень холодную и ядовитую, желающую избавиться от нежданных гостей.
Его розовые бока с небесно-серебристыми вспышками, сигнализирующие о восхищении, попытке высказать отношение к заданию и явная надежда, что подруга его поймёт, одобрит затею и согласиться.
Моргая всеми веками, дрелла приходит в себя как раз в тот момент, когда пора уже сходить с этого, отчасти в чём-то уютного, корабля на челнок, который доставит их в окончательный пункт назначения.
Пейзаж вызывал тоску и желание скорее покинуть Кленкори, но именно на нём таилась самая странная тайна, касающаяся слишком многих тем.
Когда их встречать вышел некий человек, почему-то щедро сжимая своей крепкой ладонью чужие, дрелла, хоть и подставила руку, но после отошла немного назад. Подобный «радушный» приём её явно не обрадовал.
- Магнус Бронзенбалт, ваш босс, мама, папа, и чертов «сэр».  - Можно она не станет комментировать приветствие человека? Диал предпочла бы вовсе не обращать на него внимание, особенно слишком волосатый подбородок, если память не изменяет дрелле, а она им никогда не изменяет, то этот клок спутанных волос называется у людей борода. Тоже странное… странная… Как ЭТО ей называть? В общем, борода человека у девушки вызывала больше неприятия, чем манера Магнуса разговаривать. 
На слова о том, что это тёплое и хорошо оплачиваемое покидают наёмники с такой лёгкостью, ей хотелось съязвить, что раз здесь всё так замечательно, то что народ бежит? Но сумела смолчать и оставить комментарий исключительно только в своих мыслях.
Дальнейшая экскурсия до зала, отведённого под инструктаж, прошла спокойно, а вот в самом зале произошло непредвиденное и голограмма волуса принялась вставлять свои пять кредитов в их обсуждения, раздражая Магнуса, а кого-то и вовсе веселя.
Волус на задворках мешал всем, кроме Диал, которая равнодушно делала вид, что ничего необычного не происходит, правда когда Магнус уже дошёл до точки кипения и вскриком потребовал, чтобы главного спамщика убрали, другая дрелла активировала инструментрон и, поработав немного, добилась удаления вируса и возврату данных.
На данный момент у Диал не возникало дополнительных вопросов, возможно, когда на тут многое обследует, тогда… а сейчас. Хотя нет. Всё же вопрос был и не один.
- Насколько распространяется доступ по зонам? Как здесь с охранной системой? Особенно интересно внутреннее строение. Не хочется зайти куда-нибудь и неожиданно стать биомассой для растопки. – Свои мысли и высказала вслух, подав тем самым хриплый голос позади всех. В принципе ответ на последнее будет достаточно ожидаем и он не заставил себя ждать, правда всё же несколько не в том ключе, котором ожидала девушка.
На вот столько, - Бронзенбалт пощелкал толстыми пальцами. - Сунетесь куда не по маршруту до итогового инструктажа - выкину в шлюз лично, всем ясно? Даже охранной системе не доверю - а ты как думала? Что мы тут в бирюльки играем?
Будь может Дил дева нежная, то возмутилась подобному отношению, но, пожив среди наёмников, и не к такому привыкаешь, точнее просто приучаешь себя не замечать ничего нерво-тревожительного и улавливать лишь саму суть. В данном контексте суть оказалась слишком проста, все подробности будут высказаны на итоговом инструктаже. Либо, позднее придётся интересующие вопросы узнавать самостоятельно.
В итоге ответ и конечный вопрос остались не у дел.

Отредактировано Dealym Civr (15 августа, 2016г. 09:54)

+3

6

Все диалоги согласованы с игроками.
Решила обойтись без НПС - своими силами.

- Походишь там, поохраняешь, разведаешь, что и как. Если вызнаешь еще что полезное для нас – частоту зашифрованного канала ты знаешь.
- Конечно знаю, я же ее настраивала, - фыркала Солана, отмахиваясь на почти добродушные указания Зои, закрепляя на себе плотно прилегающую термоброню. Поверхность ее уже не казалась новой, наоборот, была испещрена мелкими царапинками и кое-где потерта так сильно, что кому-то было бы даже стыдно ее носить. Кому-то, но не Солане. Она гордилась каждой трещиной, царапиной и вмятиной. Разумеется, внешне «узоры» никак не влияли на функционал, но меж тем приятно было осознавать, что эта броня теперь обладала своей историей, выходящей за рамки службы Иерархии.

И все же, в разномастной компании наемников, нанятых Кумуном Шолой, Солана выделялась не только броней. Руки на груди, осанка прямая, горделивая. И «я-ненавижу-тебя-Джейн» гримаса на лице.

В каждой команде соблюдается внутренняя субординация, не столь важно, говорим мы об организации галактического масштаба вроде Иерархии или Цербера, или о небольшой группе наемников вроде команды «Серенити». Капитан, чтобы заниматься принятием решений и заботой об экипаже, пилот, чтобы водить самый любимый корабль в галактике, механик, чтобы заботиться об этом самом корабле, инженер, чтобы беспокоиться о примочках экипажа, силовик, чтобы первым бросаться в бой, когда возникает опасность на задании и вообще усиленно изображать из себя живой щит.
Силовик.
Силовик.
Я, блядь, ненавижу тебя, Джейн – очень яркая эмоция. На лице любого из членов экипажа ее можно хотя бы иногда увидеть. Кто-то съел твою еду. Кто-то едва не подставил всю команду ради лишней тысячи кредитов. Кто-то абсолютно отстойно пошутил.
Кто-то вывихнул лодыжку прямо перед самой стыковкой с планетой.
И все это, очевидно, одна и та же прекрасная личность – Джейн.
Разумеется, любую проблему можно решить. В том числе и найти замену силовику, который должен был быть направлен на задание, порученное ему капитаном. И эта проблема и вовсе перестает быть проблемой, если на корабле есть военный инженер с соответствующей подготовкой. И тот факт, что инженер эта не обладает особым желанием покидать борт горячо любимой «Серенити» мало кого волнует, когда контракт уже подписан. И хотя, понятное дело, Солана и сама прекрасно понимала, что кроме нее остается не так уж и много вариантов, кого бы отправить на это занимательное задание, это все равно не мешало девушке провести почти весь путь на станцию с мрачным лицом и без особого настроения на беседы. Успеют натрепаться еще.

Планета встретила наемников волуса не слишком тепло – в буквальном смысле слова. Не предназначенная для дыхания атмосфера, ядовитая, с отнюдь не располагающим для теплолюбивых рас климатом. А рас, надо заметить, было до приятного много.
Работая на человеческом корабле, все же турианка быстро привыкла к определенным условиям. К примеру, средняя температура на палубе всегда чуть ниже комфортного для Соланы, но ее личная каюта располагается под котельной, так что там на порядок теплее. Чувство юмора, фразы, выражения, смысл которых поначалу просто не понимаешь («Ты хочешь сказать, что выражение «вопрос ребром» должно иметь какой-то смысл?») все же откладывают свой отпечаток на обыденности. Таким образом, наличие такого непривычно большого количества ксеносов вокруг заставило одновременно и расслабиться, и насторожиться. Больше всего, конечно, внимание привлекли дреллы. Да-да, двое, как минимум одна из которых женского пола. Более того, кажется, никак не связанные между собой (или по крайней мере желающие не показывать этого публично). Одна из самых редко встречающихся рас в галактике, ни много ни мало в двух экземплярах сразу. Дальше – по спадающей траектории странности. Кварианец. Тоже наемник, судя по всему. Это всегда удивляло Солану – как можно, будучи представителем такой зависимой об оснащения расы, быть наемником. Тут же на ум пришла мысль о собственном дроне, без которого, как говорится, как без рук, и инженер безмолвно себя устыдила. За кварианцем турианец – высоких, широкий в плечах, глаза зеленым огнем горят. Молодой еще, судя по всему, боевой. Симпатичный. Турианка хмыкнула, прицениваясь, и перевела взгляд на оставшихся. Человек. Мужчина. Со временем понимаешь, что даже представителей этой расы довольно легко отличить, по большей части. Женщины обладают более хрупкими фигурами, уже в плечах, их тела мягче и пластичнее. Мужчины обладают растительностью на лице, но могут и сбривать ее, их руки крупнее, но ладони все равно меньше турианских, пальцы не такие длинные. Но времени присматриваться к человеку уже нет – пилот командует пересадку на челнок, а тот с ветерком прокатывает до станции. По ногами прозрачный пол стыковочного шлюза, а под ним – жизни. Высота не пугает, когда ты знаешь, что тебе не случится с нее падать. Город под подошвами пристойно разросся, но они здесь не на экскурсии – коренастый мужичок с непроизносимой фамилией, чье лицо украшено бравой рыжей бородой. «Сэр так сэр». Удовольствие снять с себя шлем, протереть лицо ладонью, вдохнуть, пусть и искусственный, но все же свежий воздух с легкой изморозью. Тоже не настоящей, само собой, элементарная психосоматика, которая заставит забыть о холоде уже через полчаса.
Как и обещала Зои, обязанности нехитрые. Смотри, стреляй, инженерам помогать можно, но не приоритетно. А жаль, уж с ними было бы не в пример веселее, нежели стоять да вахту держать – на такое Солана в свое время уже насмотрелась.
Казармы оказываются вполне чистыми и в меру гостеприимными, но на кровати поваляться не приходится к случаю: вначале работа. В пару турианке приходится кварианец, которому девушка коротко кивает – мол, в лицо-шлем запомнила, примелькался. Большего и не требуется. Двадцать минут на знакомство, но Сол с большим удовольствием предпочла бы побродить по станции. Даже беглый осмотр по пути сюда дал понять, что денег вложено много, видимо, волус и вправду надеялся найти что-то масштабное и значимое. С точки зрения инженера занятие безрассудное – двадцать лет и незнамо сколько сотен тысяч, а того и миллионов кредитов варрену под хвост. Но раз платит, будет работать – не все ж финансированию пропадать.
- У вас есть минутка поговорить о погоде? – возникший сбоку турианец тут же попал под строгий взгляд их нового начальника, но, кажется, был нисколько оттого не сконфужен.
- О том, насколько она холодная, мистер Ке-ериус? Благодатная тема для разговора, однозначно, - Сол дернула мандибулами в улыбке. Еще и дрелла, явно расположенная к новым знакомствам. Что за фантастика?
- Замечательная же погода, - турианка – словно с рекламного щита. Облаченная, пусть и не в новую, но все же высококачественную, плотно прилегающую к телу инженерную термоброню от Девлон Индастрис полной комплектации, с несколькими видами оружия – на спине, пояснице и бедре, абсолютно согретая и, кажется, вполне довольная, даже посочувствовала соотечественнику. – Правда, я бы рекомендовала одеваться потеплее. Но разве тогда у нас останутся темы для разговора?
- Параллельный вывод: чем круче одежка, тем прекрасней погода. - Демонстративно постучал костяшками пальцев по толстому стеклу шлема, как бы намекая - не чета тому, что было сейчас на Солане. Да и вообще, черно-синяя броня, пусть и была герметичной, и вполне себе уютной, все-таки не защищала от холода так, как должна защитить настоящая термоброня. - Хороши рекомендации, когда вовремя. Но - да - поговорить будет не о чем.
- О, прости. В следующий раз, когда мамочка будет тебя собирать, обязательно намекну ей, что здесь холодно. – и самый очаровательный из имеющихся взглядов. – Может поделиться с тобой броней?
- Этой мамочке двух метров роста с жетоном старшего офицера совершенно плевать, сколько времени требуется подчиненному, чтобы собраться в холодные края. Вот, - турианец передернул плечом, через которое переброшен за спину неприметный вещмешок. - Пледик и кофточку только прихватил. Поэтому буду рад, если со мной поделятся штанишками.
«Хорош. На дыбы не становится, обиженную школьницу из себя не строит: есть с чем работать».
- Ну, хоть бельишка не требуешь, - только и сверкнула клыками в улыбке.
- Могу потребовать! - тут же возразил собеседник, с вызовом глядя в глаза. - Вопрос в другом: на кой оно мне? Отогреть стратегически важные места? Так это я и сам могу. Или ты хочешь помочь?
Не сдержавшись, Солана тут же звучно прыснула и рассмеялась.
- Напарника своего о помощи попросишь, все же с ним вахту стоять будете. А, погоди: никаких «шуры-муры» на работе. – тут же снова сверкнула оскалом и бросила взгляд на рыжебородого начальника. Парень же посмеялся вместе с турианкой, опустив голову и покачав ею - будто и не он только что сыпал провокационными фразами.
- К Предкам эти ваши «шуры-муры», лучше скажи вот что: ты серьезно попросила бы напарника-ксеноса поделиться с тобой тем, чего… о, Духи, - смех стал немного громче, и лицо Аано столкнулось с его же ладонью от нелепости предполагаемой, еще не до конца озвученной ситуации. - …чего тебе и в помине не требуется?
- Аргх, - не смотря на изображаемое отвращение, все же звонко рассмеялась, добавляя тихое «фу». – Ты отвратителен. – инженер легко протянула парню руку – еще одна подхваченная от людей привычка. – Ты отвратителен. Раав Иллари, будем знакомы.
- Ой ли, - хитро скосил взгляд на девушку. - Ты ведь сама все свела к этому.
Помедлил перед тем, как пожать руку в ответ, на секунду перестал улыбаться, услышав имя, а потом, кое-что смекнув, снова ухмыльнулся, называясь в ответ:
- Коссус Неш. - И плевать, что это имя лучшего друга из СБЦ - турианец, находящийся за черт знает сколько от этого места, хрен узнает, что его нагло обворовали аж на одно имя. Да и в конце-то концов, правда рано или поздно вскроется, потому что Аано казалось, что вряд ли это настоящее имя турианки. Смутно, но покоя не давало, как и внешность девушки. Что-то навевало какие-то воспоминания, образы, но настолько туманные, что сейчас лучше бы их отбросить, да с пинка, да куда подальше. А вообще - почему бы не поддержать этот легкий фарс хотя бы на пару минуток? «Среди наемников не доверяй никому, ага.» - Та-а, ладно. Аано Кериус, рад знакомству. Ты сама сказала, что я отвратителен, так зачем мне убеждать тебя в обратном?
- А ты быстро меняешь имена, а? - сжав ладонь турианца, Сол немного отклонила голову в сторону, как бы заглядываясь на дреллу, стоящую по другую сторону от новоявленного знакомого, и тоже протянула девушке ладонь вместе с именем – «Раав». А в ответ получила внимательный взгляд тёмно-синих глаз - кажется, дрелла практически весь этот их обмен репликами следила за турианцами весьма внимательно, - короткую улыбку, кивок и спокойное, достаточно уверенное рукопожатие.
- Аралия Кайчет. Можно просто Рал.
- Будем знакомы. – инженер улыбнулась, отпуская нежную, но твердую ладонь. Турианка бросила внимательный взгляд на кварианца, стоящего по другую сторону от группы. Отлично, осталось только познакомиться со своим напарником и проявление социальной активности можно смело назвать достаточным.

Отредактировано Solana Vakarian (29 августа, 2016г. 12:44)

+4

7

Для Мэй Фишер

Накануне прибытия на Кленкори новой группы наемников

- Уезжают, - сквозь толстую стеклянную стену лаборатории видно космопорт. Начальник, или, точнее, начальница Мередит – азари с кожей темно-голубого оттенка, со вздохом откладывает датапад в сторону, и биотикой пододвигает к себе поближе лоток с образцами грунта.
Натэа Т’Меру – четырехсотлетняя азари, на раскопках Кумун Шола работает с самого их начала. Диссертацию по ксенобиологии защищала в Серрайском Университете, там же получила степень доктора, но пока что ее познания и навыки не пригождаются – никаких ксеносов за двадцать лет так и не откопали. Терпелива, дипломатична, как все азари, работать под ее руководством – сплошное удовольствие, несмотря на то, что практически все время, что Мэй провела на Кленкори, приходилось заниматься в основном изучением грунта.
Как и сейчас – снаружи заходит Ньютон, местные сутки движутся к вечеру. Сквозь толстую стеклянную стену видно космопорт, откуда срываются в темнеющее небо транспорты. Минимум три штуки.
- Уезжают, - со вздохом повторяет азари, включая лампу посильнее, направляя ее свет на каменистую кучку в лотке. – И не могу их за это винить.
Кому, как не Мередит, знать, что последние пару лет с раскопками вообще все шло туго. Энтузиазм как ученых, так и охраны, угасал. Бесплодные поиски вдохновляли, похоже, только Кумун Шола, который, однажды откопав на Кленкори все-таки несколько старых домиков, немедля провозгласил их «колыбелью жизни в галактике». Как затем обнаружили археологи, это были останки стоянки наемников либо пиратов, вынужденных задержаться на Кленкори чуть дольше обычного времени. И возраст их не превышал четырех столетий – «мои ровесники», презрительно фыркала Натэа.
Но что-то было. Что-то всегда было, что заставляло копать дальше, исследовать внимательней. В толще грунта, куда все глубже и глубже зарывались раскопщики, то и дело попадались странные предметы, явно искусственного происхождения, но не имеющие ничего общего с известными галактике расами. Сканирование показывало, что в глубине, под скалами, находятся месторождения нулевого элемента – беда только, что сканеры, показав месторождение однажды, на второй раз сигналили пустым экраном. А месторождения словно меняли свое расположение, но стройной системы в их перемещении до сих пор никому не удалось вывести.
А наемники уезжали. Уезжали и ученые – особенно сейчас, с началом галактической войны. Устав от ожидания, от однообразных находок, которые ничего серьезного за собой не влекли, они покидали Кленкори. Казалось бы, именно сейчас слова Кумун Шола о «механических дьяволах» должны оказаться более чем правдивыми, и действительно – был всплеск в работах, после вестей о нападении на Кхар’Шан, Землю и Палавен. А затем все пошло по-прежнему. Те же находки, те же показания на сканерах – Кленкори отнюдь не спешила отдавать свои тайны. Ей, планете, не было дела до того, что творится вне ее. Да и на ней, в общем-то.
Поэтому многие ученые и наемники, сочтя, что больше пригодятся, защищая свои родные миры – эти турианцы, люди, батарианцы, в первую очередь – ушли.
- Структура породы меняется… - доктор ксенобиологии и в геологии подкована, и во всем, что здесь, на Кленкори, нужно – время заставило научиться. – Мередит, взгляните, - она пододвигает Мэй образец породы. При взгляде на него через микроскоп можно увидеть, что камень состоит из спрессованного тысячелетиями песка – песчинки поблескивают на сколах. Но что это за песчинки?
- Октаэдры, - в голосе Натэа звучит усталое торжество. – Песок в форме восьмигранников. Можете себе такое представить? Это нечто – искусственного происхождения… опять, - она отвлекается к консоли, к каталогам, куда записывает данные своих исследований.
Это – далеко не первая загадка. Еще одна из сотен – сотен пунктов в каталогах. Как отнестись к этому – дело Мэй.
Ваш рабочий день завершается, закончить его вы вольны так, как вам заблагорассудится. А на следующий день прибывает транспорт с новыми наемниками.
- Бронзенбалт говорил, что поставит их в наш сектор раскопок, - вы снова в лаборатории, снова с Т’Меру. Мэй неплохо известен распорядок таких вот новоприбывших – вначале шеф охраны проводит им краткий инструктаж, затем ведет на обзорную площадку над комплексом. Можно сходить туда посмотреть на новые лица, все равно ведь время перерыва. Можно и остаться в лаборатории, поковыряться над камушками.


Еще не отписавшиеся бойцы, Киру и Замполит - это вам небольшая подача, можете уже топать к обзорной площадке.


Для Айно Суру

И вот, грянуло пламя Жатвы.
Все клочки-обрывки слухов, носящихся по Галактике последние несколько лет, теперь соединились в беспощадную правду, однозначную, как орбитальный удар. Поселения на Горизонте, словно в противовес недавним опустошительным, в буквальном смысле, набегам Коллекционеров, спешно заполняются людьми. И не только людьми – беженцы со всей Галактики стекаются сюда. В обустроенный, по слухам, лагерь… но вряд ли это интересует Айно Суру.
Волус, на чьем корвете вы покидаете планету – один из самых надежных ваших партнеров. Неизвестно только, сохранятся ли эти ваши партнерские отношения в нынешние нелегкие времена. Деловые-то уж точно не сохранятся, ведь прекрасных помидоров для сети ресторанов Дорана Фела, что росли на небольшой ферме на Горизонте, больше нет. И не будет.
Скрепя сердце, волус соглашается довезти вас до Цитадели, заставляя оплатить проезд. Пускай Галактика летит в тартарары, но бизнес не должен стоять на месте. Доран Фел уверен, что все обойдется и в этот раз – подобно коллеге-приятелю-сородичу-конкуренту с Иллиума, он тоже играл на понижение после событий на Иден Прайм. Так что вторжение Жнецов его не слишком тревожит.
- Пх… у меня дела на Кленкори, - лететь Суру приходится в грузовом трюме, среди ящиков с товаром. Волусу зачем-то понадобилось спуститься сюда. Он стоит вверху трапа, чуть покачиваясь и пыхтя. – Там… пх… будет остановка.
Пилот объявляет приблизительное время прибытия. «Два с половиной часа».
У вас есть доступ в экстранет, правда, с перебоями. Больше Доран Фел вас не навещает, до самой посадки.
- Если… пх… не хочешь тут остаться, лучше не выходи… пх, - ледяная ядовитая планета видна за стеклами иллюминаторов. Правда, чтобы ее увидеть, надо подняться из грузового трюма.
Вы в космопорте, куда только что причалило несколько транспортов. Пейзаж – как в первом ГМ посте, только городок и шахты вы видите со стороны корабля.
Сообщим, что будет отсутствовать не менее двух часов, волус в сопровождении двух громил-охранников направляется к стыковочному шлюзу корвета. Один из них внезапно возвращается – что-то забыл.
Если Суру не вышла из грузового трюма, то он спустится именно туда. Если даже вышла – столкнется с ней в пределах корабля. С сожалением взглянет, и скажет следующее:
- Да не парься ты, не забудем. Доран, конечно, хмырь тот еще, но мы своих не бросим. Выйди, если хочешь. Ноги разомни, - последние слова даже не звучат насмешкой.

Итак, дело за Суру.

+3

8

Жнецы. Жнецы похерили всё. Жнецы похерили всё и даже больше. Жнецы и есть хер, который упал на всё, что можно. Чернобогов не жаловался на то, что ему приходилось сидеть без дела, но и некоторые миссии ему откровенно не нравились. Миссия как эта.
- Лети туда, не знаю куда, помоги с тем, не знаю с чем, доставь то, не знаю что, туда, не знаю куда... Ахуительно, - пронеслось в голове офицера, который лежал на мягком диванчике, при этом отдельно от всех. - Да ещё и инфу для Посредника получи. Дабл ахуительно. Путь до Кленкори был не близким, но корабль был максимально комфортным, а комфорт идет с гражданки. Наличие инопланетян в команде не особо волновал, уж что-что, а Замполит никогда не был сильным ксенофобом по отношению к инопланетянам, за исключением батарианцев.

Однако, среди всех лиц одно радовало. Дрелла Диалим Кивр с которой он некогда познакомился на Цитадели. Когда они поднимались на борт, она с ним не поздоровалась, а он лишь подмигнул ей, что со стороны выглядело как флирт. Уж пусть лучше все думают, что они не знакомы друг с другом. С остальными же Чернобогов знакомиться не стал, так-как решил пока быть тем самым молчаливым изгоем, чтобы понять кто есть кто.

Путь до морозной и ядовитой планеты тянулся мучительно долго, даже несмотря на комфорт, так что Чернобогов решил заняться единственно верным занятием - вязанием. Активировав программу в омнитуле, механизм воссоздал клубок омни-ниток, который Владимир положил тут же в шлем и спицы. Лежа, иногда поверчивая омни-спицы между пальцев, будто армейский нож, Замполит весьма с хорошей скоростью вязал, что-то напоминающее коврик.

Как раз, когда корабль прибыл на планету, Черобогов закончил коврик и схватив шлем, бодро встал и пошел позади всей группы по шлюзу. Планета за иллюминаторами чуть ли не кричала "Я заморожу тебя. Выпотрошу тебя. Обоссу тебя желтым снегом. Ты труп!" Только вот Замполит любил морозные планеты, особенно если они ещё и в темной фазе. Конечно же гемор ещё тот в плане выживания, но как же приятно подняться прямо из снега или выйти из темноты на врага, который даже испугаться не успевает.

Группа остановилась вокруг гнома, став так, чтобы всем хватило места.
- Рад вас видеть! – хрипло и громогласно воскликнул человек. Коренастый, рыжий, усатый, бородатый. Невысокого роста. – Магнус Бронзенбалт, ваш босс, мама, папа, и чертов «сэр» на все время вашего здесь пребывания. Работать станем на левом секторе раскопок, клянусь бородой. - гном тут же смерил Замполита взглядом, за что последний приготовил мысленно ручку и блокнот "Убить по возможности". - Но что я вижу? Альянс опять не удосужился прислать кого-то с головой, - Записан. Вид смерти - лезвие в горло или задушить же своей бородой. – Давайте, наемнички, за мной, - Коротконогий Бронзенбалт покатился по коридору весьма с завидной скоростью, но тем не менее было стойкое желание пнуть его для ускорения.

- Дележки по сиськам и писькам у нас нету, но ежели задумаете шуры-муры какие крутить – полетите с пинка наружу. Без скафандра, клянусь бородой, - Предупредил гномик, хотя Чернобогов подозревал, что он и сам не брезговал насильно "иметь" женское внимание, а неугодных представительниц прекрасной половины как раз и выкидывал наружу. – Сбрасывайте барахло, и на инструктаж. Живее!

Инструктаж же организовали в небольшом вытянутом зале, затемненным, с экраном в дальнем конце. На нем нетерпеливо загорелись изображения комплекса, станции, и схема раскопок. Внезапно по экрану пошла легкая рябь, и материалы для инструктажа сменились огромным, во все края, изображением волуса. - Кх… Кумун… Шол!

- Опять этот клятый колобок свой вирус запустил, неймется ему, - громогласно сворчал Бронзенбалт. – Ладно, наемнички, слушай сюда. Работать будете двойками, - на его инструметроне появилась голограмма с уменьшенными копиями того, что закрыло собой изображение Кумун Шола. - Альянс, значит, да? – кивнул Чернобогову. – Бери в пару этого вот, - указал на Аано. – Ящерки – в стайку, - это он дреллкам, - ну а вы уж разберетесь как-нибудь между собой, – сказал он в заключение Солане и Киру. На его крик о вирус-голограмме тут же отозвалась дрелла, которая тут же этот вирус удалила.

Когда же Бронзенбалт огрызнулся на вопрос Диалим, Чернобогов заметно сжал правый кулак, тут же его разжал и размяв пальцы, прокрутил кисть несколько раз по оси. Если повезет, то гнома он устранит даже "по делу". Когда их оставили, компашка начала знакомиться между собой. "Громче всех" были турианцы, так как парочка была подходящая для тех самых "шур-мур с писями-сисями". Диалим и вторая дрелла были типично тихими, а про кварианца и говорить было нечего.

- Ладно, похититель девичьих сердец и сладких уст, - сказал Замполит Аано, проверяя лезвие и пистолет в руке, попросту несколько раз автоматикой достав их и убрав обратно. "Колосс" был ему немного непривычен, так как броня эта была, в какой-то степени, старого поколения. - Пошли на наше место? Или хочешь махнуться сменами и быть вместе с этой обворожительной красавицей?

Отредактировано Zampolit (5 сентября, 2016г. 04:13)

+3

9

Перелёты на грузовой палубе понравятся разве что дреллам - известным любителям помедитировать в тишине. Или социопатам, которым любое общество в тягость... Или тем, кто везёт в этом отсеке что-то ценное и горит желанием грудью заслонить свой груз от неведомых пиратов, Коллекционеров или даже Жнецов.

Последняя принадлежала... нет, вовсе не к последней категории. Заплатив за проезд до Цитадели, Суру с минимумом вещей разместилась среди ящиков главным образом из-за желания сэкономить. Крайне осторожная и недоверчивая, финка считала, что заявляться в Цитадель без единого кредита чревато неприятностями.

Да и вообще - где ещё, как не на грузовой палубе, можно устроить себе целую комнату? Пусть площадью двадцать шагов на пять - но много ли надо вечной изгнаннице? Раскатать матрас, поставить у стенки отсека сумку с вещами, выложить на ящик запас еды (в основном армейские пайки и овощи со своего - теперь уже бывшего - огорода), пару книг и диктофон... Ну и всё. Можно благополучно жить. Хочешь - спи всё время, хочешь - ешь за троих, хочешь - бормочи... Никто, кроме охраняющих груз турианцев, не интересуется происходящим на нижнем этаже. Да и им в высшей степени плевать на "недопассажирку", если она не ломает ящики и не курит. А Последняя, разумеется, даже не помышляла ни о чём подобном. Взлетев, она уселась на матрас и начала диктовать очередную запись:

- Я улетаю с Горизонта. Ферма продана парочке героев, желающих превратить её в базу сопротивления Жнецам. А я снова в изгнании. Доран Фел летит в Цитадель и взял меня с собой. Если СБЦ не расстреляет меня на причале  - сочту, что очень повезло. Денег должно хватить на съём хоть какой-то конуры, пока не найду работу. Ради этого я и лечу на грузовой палубе. Если я ошиблась в ценах на Цитадели - останется только застрелиться. Впрочем, давно пора это сделать... Следующая станция - Кленкори. Ничего о ней не знаю, но у Дорана Фела там дела. Зная его осторожность, нападения на корабль можно почти не опасаться...

Выпалив весь дневной запас слов, Суру легла на матрас и заснула. Последнее время - особенно после нападения Коллекционеров - бывший фермер мало спала. Так что сон пришёл быстро и был глубоким. Очнулась Суру от толчка снизу - видимо, корабль уже достиг Кленкори.

- Если… пх… не хочешь тут остаться, лучше не выходи… пх, - единственное, что услышала Последняя из разглагольствований Дорана Фела, решившего заглянуть на грузовую палубу перед тем, как отправиться по делам. Суру молча кивнула - больше глазами, чем головой. Ей совсем несложно было закрыть глаза и снова уснуть. Но сон всё никак не хотел приходить. А тут ещё один из охранников Дорана спустился за какой-то коробочкой и сочувственно промолвил ворочавшейся Айно:

- Да не парься ты, не забудем. Доран, конечно, хмырь тот еще, но мы своих не бросим. Выйди, если хочешь. Ноги разомни.

"Интересно, для кого я - "свои"? Если не считать узников ближайшей тюрьмы, конечно..." - язвительно подумала Последняя, но вслух сказала лишь:

- Да, хорошая мысль... Надо выйти. Там как, холодно?
- Прохладно, - кивнул турианец, поднимаясь по трапу. - Лучше проверь терморегуляцию.

Карточка с деньгами, пистолет, шлем - всё на месте. С трудом встав на ноги и выкрутив регулятор почти на максимум, Суру похромала к выходу. Со стороны она выглядела намного старше своих лет - примерно раза в два. Особенно когда, пройдя через шлюз, сразу с непривычки закашлялась - Последней давно не приходилось дышать через фильтры. Но на Кленкори иначе не подышишь - а заодно шлем защитит и от пронизывающего ветра. Который тут дул как безумный - Суру ещё не бывала в болеее холодном месте...

Из космопорта Суру сразу направилась в находившийся внизу городок. Наверняка в нём есть рынок, где можно купить что-нибудь полезное и недорогое. Например, мясные консервы... Или наручные часы - почему-то конструктор доставшегося Суру комбинезона решил, что это излишняя роскошь. Если останется время - можно подкрепиться чем-нибудь горячим в ближайшей харчевне. И совсем даже не обморозиться...

Удивительно, но в толпе спускавшихся из космопорта было немало вооружённых личностей самых разных рас. Интересно, что они все тут забыли? Неужели местная шахта - а её Суру заметила ещё из шлюза - добывает что-то настолько ценное? Тогда понятно, чем здесь интересуется Доран Фел. И понятно, от какого места стоит держаться подальше...

Городок не произвёл никакого впечатления - обычное небольшое поселение, отличавшееся от других лишь толстым слоем тёмной грязи на всех крышах - чего ожидать от заледеневшего шахтёрского городка? Из-за неровности некоторых дорог казалось, что дома вросли в землю. Типичного для маленьких поселений уюта, о котором подумали бы земляне, здесь не чувствовалось - впрочем, Суру не чувствовала себя уютно нигде.

Да и кто даже заикнётся об уюте, если на рынке у самого входа двое в масках у всех на виду сначала разносят из дробовика голову продавцу, а затем начинают обшаривать его терминал? Кто-то из окружающих бросился наутёк, кто-то схватился за оружие... А у Суру сработали старые "альянсовские" инстинкты биотика: вытянув левую руку, Последняя ударила по ближайшему из грабителей "деформацией", а затем, словно забыв о собственной хромоте, нырнула за угол ближайшего дома...

"Надо же, я всё ещё что-то могу..."
"Ага, например, найти себе проблем на незнакомой планете..."

Отредактировано Aino Suru (29 августа, 2016г. 18:10)

+3

10

Мельница - Дороги
Прикрыв рот рукой, Мэй зевнула, наблюдая за взлетающим звездолетом. Действительно улетают. Уже четыре корабля улетело только за эту неделю, сейчас ещё три, а раньше столько улетало за месяц. Она сама много-много раз хотела уехать с Кленкори, подальше от этой яркой звезды и однообразного пейзажа… и всех этих лотков с грунтом.
- Уезжают. И не могу их за это винить, - Наэта печально повторила свою фразу, утыкаясь в ещё один лоток с камнями и землей, Мередит повторила её движения без особого энтузиазма. Сказывались последствия последних бессонных ночей, проведенных за чтением очень увлекательных лекций профессора Элреди об азарийской культуре времен до Совета.
- Да кто бы смог? - Фишер неопределенно пожала плечами, хмыкнув себе под нос, - Сейчас началась война, и многие предпочтут провести время с семьей, чем гоняясь за призрачной надеждой, как мы с Вами, - зевнув, девушка потянулась за стаканом с кофе. Тот, как назло, оказался пустым, но посчитав, что восьмая кружка за день будет уже лишней, Мэй наклонила лампу ещё ближе к столу и продолжила рассматривать грунт. Это действие вгоняло её в тоску. Девушка с трудом могла понять, как Т’Меру не устала рассматривать одно и то же вот уже на протяжении двадцати лет, но… Кумун Шол постарался, чтобы эта трата времени была хорошо оплачена. Наверное, деньги были единственной причиной, почему на Кленкори остается большинство людей. Или то, что здесь, вроде бы, безопасно. Волус собрал на планете небольшую армию, которая могла бы удержать планету. По меньшей мере, Фишер хотела верить в это.
Но поиски, в основе своей, были безрезультатны уже много-много лет и станция начала тихонько затухать. Жить на Кленкори было достаточно скучно. На своей памяти Мередит могла вспомнить разве что, как несколько лет назад нашли какие-то бараки. Это воодушевило многих, и Мэй в том числе, но каково же было разочарование, когда оказалось, что это была всего лишь чья-то временная стоянка, которой было не больше четырех сотен лет. Были и другие находки. Фишер лучше всего запомнила идеально круглою и гладкую сферу, которая явно была сделана из какого-то металла, но какого - нельзя было понять. Мэй даже удалось подержать её в руках: сфера была легкая, словно пушинка, кажется, полая внутри. Но всё, разумеется, не было так просто. Эту сферу не мог взять ни один сканер, даже самый современный. Все понимали - внутри что-то есть, только вот что никто не знал. Так эта ерундовина и лежит вместе с другими странными предметами, найденными за два десятка лет раскопок.
Другой же ученый рассказывал Мэй за обедом о удивительном месторождении нулевого элемента, которое словно перемещается. Сначала засекли в одном месте, а когда пришли туда же на следующий день - пусто. И так несколько раз. Впрочем, Фишер считала, что это, скорее, россказни, да и устройства всегда могли сбоить, да же?
- Мередит, взгляните, - девушка слегка вздрогнула от неожиданности, спустя пару секунд до неё дошли прошлые слова азари. “Структура породы меняется...” А вот это уже что-то новенькое. Мэй подставила образец породы под микроскоп и начала рассматривать его. Это было… красиво. И невероятно. Природа не могла создать такие восьмигранники. Значит теперь у них есть нечто… - искусственного происхождения… опять
Тяжело вздохнув, девушка отодвинулась от рабочего стола и прикрыла глаза руками. Лишь ещё один вопрос, в огромном-огромном списке вопросов. Зато день не прошел дня. С каждой такой находкой у Мэй в сердце загорался огонек того, что, может быть, они стали ещё на шаг ближе, чтобы найти хоть какие-то ответы, хотя… пока никакими ответами даже не пахло. 
- Возможно, на сегодня стоит уже закончить, - Фишер посмотрела на уже почти севший Ньютон. Натэа, как всегда, спокойно кивнула ей в ответ. Недолго думая Мередит взяла со стола чашку, устало улыбнувшись, сказала начальнице тихое “до завтра” и отправилась в свою комнату.
Большинство людей уже спали, поэтому девушка старалась идти тихо, лишний раз не дотрагиваясь ни до чего. Зевая Мэй добралась до своей каморки (по-другому её было сложно назвать). Две из четырех стен комнаты были заставлены шкафами с разными книгами и датападами, небольшой рабочий стол в углу, заваленный разными бумажками и блокнотами, ну и, конечно, аккуратно застеленная кровать в другом углу. Большего для жизни Мередит никогда и не требовалось. Но день уже подходил к концу. Несомненно, у неё ещё было бы чем заняться ночью, ведь есть же ещё столько не прочитанных книг, но… сон оказался важнее. Пройдя в ванну, девушка умылась, а после, выключив свет, завалилась на кровать, быстро уснув. Динь дон. Для Мэй закончился очередной день на Кленкори.



С раннего утра Мередит вновь сидела вместе Т’Меру в лаборатории, в очередной раз рассматривая грунт, иногда прерываясь на разговоры: по теме и без.
- Бронзенбалт говорил, что поставит их в наш сектор раскопок, - Мэй улыбнулась, пожав плечами. Она всегда находила этого человека с не выговариваемым именем веселым, но до жути однообразным. Каждых новых наемников он сначала мурыжил на инструктаже, потом давая оглядеться на обзорной площадке, которую, к слову, сама Фишер находила достаточно симпатичным и уютным местом, чтобы проводить там большую часть свободного времени.
- Ну и чудесно. Новые лица это всегда хорошо, - улыбнувшись, ответила Мередит. Она любила, когда приезжали новые люди, ведь на Кленкори они были, словно дуновение ветра в душный день. Ещё не уставшие от планеты люди, часто ещё полные энтузиазма и желания работать. Здесь таких не хватало.
Когда настало время перерыва Мэй без всяких сомнений направилась на смотровую площадку, захватив с собой блокнот и карандаш, по дороге раздобыв себе большую порцию кофе. Когда Фишер пришла на площадку, людей там было не слишком много. Найдя себе уютное место, девушка уселась поудобнее, поставив рядом стакан, а на коленки положив блокнот, быстро пролистав его почти до конца, на чистом листе Мередит начала вырисовывать очертания яркого Ньютона. Ей нужно было отвлечься, а то чувствовала она, что от постоянного рассмотра грунта её мозги вскоре свернутся в трубочку.
[AVA]http://sd.uploads.ru/53Nkb.png[/AVA]
[NIC]May Fisher[/NIC]
[STA]Science always wins[/STA]
[SGN]


Без знания истории мы должны признать себя случайностями, не знающими, как и зачем мы пришли в мир, как и для чего в нем живем, как и к чему должны стремиться, механическими куклами, которые не родятся, а делаются, не умирают по законам природы, жизни, а ломаются по чьему-то детскому капризу.

[/SGN]

+4

11

Кленкори. Вот уж где кварианец не ожидал оказаться снова, так в этом пустынном аду из хлора и поташа. Он уже останавливался здесь много лет назад - вместе со своей спутницей, в их общей гонке по древнему следу. Сам парень тогда не придал этому почти никакого значения, а вот Шеми обмолвилась, что нашла на Кленкори ответы на многие вопросы.

Было ли это что-то, важное само по себе, или всего лишь очередной кусок головоломки на пути к артефакту? Как знать. Но девушка оставила после себя немало записей. Кварианец позабыл о них, давно заучив всё, что его интересовало; однако вторжение Жнецов на многое открывало новую перспективу, и сейчас, перед угрозой жатвы, старые заметки могли придтись как нельзя кстати. Когда с наёмником связались знакомые из Альянса, предложив работу на ледяном шарике - Ниас не сомневался ни секунды.

- Всё это жрёт меня изнутри, Мёрф, - дрон, казалось, внимательно слушал владельца перед тем, как быть запертым в транспортном контейнере. - Всё. Война, Орион, Жнецы. Раз за разом крутятся в голове мысли - и не поймёшь, я это, - Киру на секунду запнулся, - Или...
- Ни минуты покоя, ни минуты покоя...

Дрон был полной противоположностью своего хозяина. Бездумный (чего ещё ждать от ВИ), громкий, вездесущий - и, признаться, часто выдающий какую-нибудь глупость. Но как раз это и помогало во многих ситуациях даже лучше встроенной пушки. Никто не воспринимал жестянку всерьёз. Когда нужен был контраст хмурому, молчаливому и необщительному наёмнику, Мёрфи давал тому форы на сто очков вперёд.

Кроме того, это была последняя память. И дрон сам по себе, и то, что находилось внутри.

- Ха. Увы. Тебе тоже предстоит важная работёнка, Мёрф. Поставь файловое пространство на диагностику и отфильтруй мне все данные по ключевым меткам: Кленкори, Артефакт.
Дрон присвистнул и сложился в аккуратный прямоугольник; самое то, чтоб влезть в средних размеров короб вместе с прочими нехитрыми пожитками. Защёлкнув крышку, Киру тихо добавил:
- Спокойной ночи.


Снаружи этот едкий холодильник ничуть не изменился: карбонат калия, подобно снегу, покрывал безжизненный камень сугробами, зелёная дымка хлора всё так же травила немногих рисковых гостей. В какой-то степени, красиво - разве что цивилизация несколько портила нетронутую красоту следами треков.

Что же касается внутреннего содержания... скажем так, в первый и последний раз Ниас был здесь в далёком шестьдесят седьмом, в первые годы всей археологической авантюры Кумун Шола. Они с Шеми почти не сталкивались с людьми волуса - что уж говорить о самом шарообразном комбинаторе. Так что кварианцу сложно было делать какие-либо выводы.

За исключением, конечно, того, что раскопки постоянно нуждались в новых кадрах.

Хотя сама колония смотрелась хорошо - несмотря на небольшую популяцию, построено всё было на славу. Что-то было совсем свежим, что-то отдавало стариной, но нигде ничего не сыпалось и не ржавело само по себе. Оборудование не надо было склеивать изолентой, техники щеголяли хорошими омнитулами, наёмники - оружием и бронёй; мысленно Киру порадовался, что не стал брать с собой слишком много. Кумун Шол достаточно заботился о своих подчинённых, чтобы обеспечить всех предметами первой необходимости.

И всё же, люди уходили. Киру не собирался задерживаться достаточно долго, чтобы ответить на вопрос "Почему?". Несколько дней, не больше - ровно столько, сколько нужно для того, чтобы передать файлы в надёжные руки и, возможно, получить кое-какие ответы. Так ему казалось. Непривычно злой, раздражённый, даже нервозный. Не подавая виду, пряча собственное бессилие, он шёл вместе со всеми, пока в голове путались мысли. Ему было важно то, что он мог сделать на Кленкори - но даже если в бессмысленном теперь прошлом отыщется какой-нибудь ключик, то что это среди бесконечных проблем галактики? Лишь "скромная помощь Давиду в свержении Голиафа."

А что ещё оставалось делать? Только идти до конца - или сгинуть. Поэтому бородатого Брозенбалта кварианец с самого начала слушал тихо. И очень внимательно. Не забыв пожать руку, конечно. Внимательно смотрел инструктаж. Прибывших наёмников, включая его, распределяли по двое; хотя среди них и было знакомое лицо, кварианец всё же ограничился в меру сухим общим приветствием ещё при посадке на корабль. Дрелла оказалась в паре с соплеменницей, и Киру, удивлённый такой концентрацией чешуйчатых, всё же был этому рад - так как понятия не имел, о чём с ней сейчас говорить. К людям он привык давно - вот и другой солдат удачи, мужчина средних лет, выделялся среди прочих лишь тем, что, как и Киру, вёл себя до неприличия тихо. Турианцы, с женской половиной которых ему предстояло нести вахту, довершали эту межрасовую картинку.

Гребенчатые. С ними легко работать... и надёжно, - уловив жест девушки, он вернул ей такой же краткий кивок. По крайней мере, можно так не опасаться за свою спину.

Всё своё снаряжение он внимательно и не единожды проверил ещё на корабле, плевав на комфорт. Здесь же наёмник изучал городок: людей, карту, помещения. Всё действительно работало по расписанию, и работать тут самому было бы настоящим, если не однообразным, отпуском от бесконечных проблем. Но где такие вакансии, когда они действительно нужны? Сейчас Ниас хотел лишь побыстрее разобраться с рутиной, чтобы вернуться в казармы, проверить дрона и, наконец, выспаться как следует. Наверное, он был единственным, кому минуты ожидания были не нужны, и если бы не турианка - он тут же бы двинулся на смотровую площадку.

Но лучше быть вежливым, верно? Поэтому он встал в сторонке, ближе к выходу, ожидая остальных.


Офф

Хотел постучаться к Солане в ЛС и пихнуть диалог в этот пост, честно. Но учитывая мой текущий темп отписи, будет лучше, если ко мне сами будут стучаться за диалогами/взаимодействиями/ответами при необходимости, не то затянется

OST

Наверное, традиционная уже музыка к посту. Хай тем, кто интересуется

They don't realize that the angels surround you with light,
They don't understand their narrow ways defeat them where they stand,
They don't realize you hide your sadness beneath a painted smile

Что же это тако-о-о-е?

Отредактировано Kiru'Nias (28 августа, 2016г. 19:42)

+4

12

Айно Суру

В таком поселении, как это, сцена с дробовиками и ограблениями – однако, из ряда вон. Хотя бы потому, что причин погибнуть здесь более чем достаточно – лютый холод и ядовитый воздух, способный убить за считанные мгновения, если у неисправен воздушный фильтр.
Слышны крики, и дробный топот ног. Местная служба безопасности работает оперативно. Нападавших повязали махом.
- Кто?!! – яростно орет кто-то за углом. – Кто, бля, опять прошляпил? – мелкая отработанная порода, которой здесь посыпают ледяные дороги, оглушительно хрустит под шлемами. Горе-грабителей вдавливает в шлак здоровущий охранник, и из-за его широченной спины видно, как по их телам пробегают словно язычки фиолетового пламени. По обоим, что характерно – и это уже не след биотики Суру.
- Обдолбались песком, сучьи дети, - цедит сквозь зубы здоровяк. – Узнаю, кто протащил его – поотрываю бошки нахрен!.. Клеменс, Лу, займитесь этими, Эзра, вызови команду для приборки…
- С ними еще был! Биотик! – раздается крик. К месту происшествия отовсюду стекаются люди, подобное зрелище – стрельба, ограбление, все как в кино – здесь в диковинку. Звуки распространяются необычайно четко, так что даже если Суру пытается скрыться, она все слышит. А через несколько секунд и оказывается схвачена, и, подобно незадачливым грабителям, вдавлена лицом в гравий. – Кто такая?!
Идентификатор охранника не может определить личность Суру – не жительница городка, не из группы охраны или ученых – они тоже все подсчитаны, на учет поставлены. Напрашивается один вывод, к которому охранник (тот самый здоровяк, ага) и приходит.
- Зайцем на ком-то, понятно, - жадный Доран Фел не вписал свою пассажирку в судовую роль. Экипаж судна волуса был автоматически внесен в списки посетителей планеты местной службой безопасности, как только корвет причалил. А вот Суру в списках не значилась, потому что отстегивать лишние кредиты за ввоз людей на планету Кумун Шолу Доран Фел отнюдь не желал.
Сопротивляться здоровяку бесполезно, он завяжет Айно в узел двумя пальцами. Лучше сразу сказать, с какого вы судна.
Охранник попытается связаться с Дораном Фелом, но вот внезапность – связь сбоит. И похоже, сбоит как никогда раньше – парень натурально встревожен.
- Ладно, - он ведет Суру впереди себя, подталкивая, - Магни разберется, - с «Магни» также не удается связаться. – Что за долбаный черт. Пошла, давай.


Мэй Фишер и наемники

Смотровая площадка как нельзя лучше иллюстрирует ваше грядущее будущее. Те, кто еще не насмотрелся на вечные глыбы льда, обдуваемые ядовитыми ветрами, под мертвенным светом Ньютона, могут насладиться пейзажем здесь. Темно-графитовое небо с искрами, скалистое плоскогорье, куда ни кинь взгляд – и подходящий обстановке инструктаж.
Кленкори, по словам Бронзенбалта – опасная и чертовски жадная тварь, которая вас сцапает и слопает, не поперхнувшись, чуть только ослабите бдительность.
Пираты, всякая наемничья шваль, охочая до чужих богатств и открытий? – это полбеды. «Для такого вот вам пушки и нужны, в общем-то». Наибольшая опасность – сама планета.
- Эта вот, ага, - «мама-папа-шеф-сэр» притопывает крепкой ногой по полу. – Первое правило работы – гер-ме-тич-ность! Вон, этот, голова-ведро, меня поймет, - роскошная борода топорщится в сторону Киру. – Всем вам, - по инструметронам пробегает легкий писк загрузившейся утилиты, - даю специальные сканирующие программы. Обращаться ней проще, чем тебе, майор, прикурить от пальца, - хмыкает Замполиту. – Куда бы не зашли, хоть в шахту, хоть в казармы, хоть в сортир – приучитесь проверять герметичность помещения. Бывали пару раз случаи, когда из-за такусенькой вот трещинки херилось все к чертям. Сколько поисковых камер так потеряли…
О поисковых камерах надо сказать отдельно. С помощью этих приспособлений, размером немного поменьше обычной спасательной капсулы, здесь и ведутся раскопки. Пока вам об этом знать неоткуда (вернее, Мередит знает, но инструктаж проводится не для нее), но область раскопок Кумун Шола изобилует слоями полостей в скальном массиве. Если представить себе кору Кленкори в этом месте, то она будет напоминать ледяной, ядовитый, и очень грязный слоеный пирог. Вот в полости этого самого пирога поисковые камеры и спускаются, сквозь пробитые верхние слои.
- У нас тут, конечно, всякой твари по паре было, но вот ящеров – раз-два и обчелся, - внезапно Бронзенбалт поворачивается к дреллкам. – Учтите, загнётесь если от холода – это не моя проблема, - и дальше ваш новый начальник рассказывает о том, что же еще «не его проблема», если с вами что-то случится. Оказывается, никаких страховок от несчастных случаев – «поскользнетесь если, и шею поломаете, то туда вам и дорога». Залог выживания на Кленкори – бдительность, отлаженные воздушные фильтры, и хорошая терморегуляция брони.
Окружающие (турианец-охранник, два человека, и одна азари) поглядывают на вас, но видно, что им такое вот бронезенбалтово хождение перед строем и взмахи бородой отнюдь не в новинку. Точно так же не в первый раз на это смотрит и это слушает рисующая девушка с блокнотом.
Но и ее творческий процесс, и не менее вдохновленную речь Бронзенбалта прерывает вихрем вбежавшая на смотровую площадку азари.
- Магнус, вы здесь! Очень хорошо, я не могла связаться с вами, - Натэа быстрым шагом идет к начальнику охраны. – Что-то происходит со связью, я уже отправила инженеров проверить вышку, но дело не в этом! Сигнал! Сильнейший подземный сигнал, в нашем секторе. Мы должны быть там, вызывайте монорельс!
- Ого, - Бронзенбалт делает знак наемникам. – Похватали амуницию, и бегом на уровень ниже, к монорельсу. Живо! О, Фишер, и ты здесь, - он замечает Мэй. – Касочку на головушку, давай, и дуй за нами, пригодишься!
Всей ордой побежали исполнять приказы. Сигнал, о котором говорит азари, даже как-то ощущается – легким гудением-вибрацией, взбудоражившей всю станцию и ее окрестности. Возле левого сектора раскопок уже стоят транспорты, народу собралось немало – все, кто мог оставить свои посты.
Поисковая камера уже ждет вас. В последнюю минуту перед отправкой в нее втискивается здоровенный парень в форме местных охранников, вволокший за собой человеческую женщину.
- Шеф Бронзенбалт, сэр! – рапортует детинушка. – Заяц, сэр! – и ставит «зайца» Суру перед собой. Бронзенбалт, приказавший наемникам опробовать утилиты проверки герметичности, рывком оборачивается.
- Волк, дурья башка! Откуда ты вообще ее взял?!..
Самое время разобраться, пообщаться, поорать, повозмущаться, удариться лбами о ладони… если бы не вдруг зажегшаяся на стенке капсулы голо-панель.
Приятный голос безмятежно докладывает:
- Наблюдаю приближение кораблей, опознанных как принадлежащие Жнецам. Повторяю: Жнецы на орбите Кленкори. Всем подразделениям…
Наверняка там было что-то про «готовность номер один», и тому подобное. Но вам не суждено этого узнать. Капсула содрогается от страшного удара, ее впечатывает куда-то вниз, она проваливается. Панели гаснут, вас перемешивает, будто салат.
Это Жнецы устроили орбитальный удар по станции Кумун Шола и его раскопкам.


Очередность: Аано, Аралия, Диалим, Солана, Замполит, Киру, Айно. Мэй может писать в любой момент.
ВАЖНО: спрашивайте друг у друга реакции, взаимодействуйте, согласовывайте. Оставляйте соигрокам, идущим за вами, чего-нибудь на отыгрыш. Совместки приветствуются, все равно действий в этом круге не очень много. Если кто-то решит узнать, что будет после того, как капсула провалится – к Заиду в ЛС, расскажет. Меняться можно, но предупреждайте в технической теме.
О капсуле - размеры изнутри где-то три с половиной метра на два. У противоположного входу конца - встроенный ящик с оборудованием. Заперт он надежно.
При кувыркании можете себе что-нибудь поломать, это уже на вашей совести.

+5

13

Все действия согласованы скемнадо, да-да
Аано пробыл совсем немного на этой планете, чтобы понять, что ему уже осточертело смотреть на ядовито-белый пейзаж. Он, конечно, был чем-то новеньким, в отличие от черной бесконечности космоса и пассажей Цитадели, но факта его холодной осточертелости это не меняло. Может, это было и красиво - но сейчас, под почти монотонный инструктаж, турианец не мог оценить великолепия Кленкори. Ядовитого и, чтоб тебя, холодного великолепия.
Порадовал писк омни-тула - ну, как же, разнообразие, игрушек завезли! Аано не преминул прощелкнуть интерфейс и проверить собственную броню на предмет наличия неполадок и отсутствия этой самой герметичности. Очевидно, все было в порядке - разве что предупреждение о неплотно закупоренном шлеме (который был под подмышкой, ага) пришло - но программку-то испытать надо. Жалко, удовольствие быстро закончилось. Ну, выбор невелик в дальнейших занятиях: дослушать инструктаж. А потом, когда сэр-папомама отвлекся, прокрутить в голове варианты ответа своему напарнику, так и не высказанные. Аано не испытал ни малейшего угрызения совести, когда проигнорировал Замполита - только пристально посмотрел на него, покачал головой, ненавязчиво-намекающе потер лобную пластину ладонью, и продолжил беззаботно болтать с девушками. Хотя, конечно, на языке вертелось что-то типа “Ага, посмотрел бы я на тебя в присутствии симпатичных самок твоей расы”, или чего похуже. Но все же предпочел молчать. Не потому что решил благородно заведомо не наезжать, почти что не зная напарника, отнюдь. Вежливости и совестности за Аано не водилось едва ли не с рождения.
Времени на подумать дальше не оставалось - то, что группы наемников не касалось, уже было сказано, но краем несуществующего внешне уха услышано. Турианец отбросил от себя мысли, которые могли бы помешать работе, ибо поступил приказ - “похватать амуницию, и бегом на уровень ниже, к монорельсу”, еще и “живо”, так что Аано, не обремененный вещмешком, уже убежал вместе с невольными коллегами в камеру, ощущая, как от этого самого сигнала тревоги кровь бурлит в жилах. Греет - хорошо. Страх перед холодным жестоким миром как-то сам по себе на второй план отступил.
А потом все битком набились в недо-капсулу. Точнее, сначала нормально расположились, повертели головами, может, даже за места потолкались немного. По крайней мере, Аано расположился ближе к углу, неподалеку от Замполита (зачем-то), действительно протолкнувшись сквозь… твою мать, ну куда ты прешь, верзила?! Вот теперь битком. Все. Можно поминать Цитадель и ее муниципальный транспорт по утрам.
...И только начиная падать, причем ни на кого другого, как на напарника, турианец понял пользу ручек на потолке и невыгодность своего положения. Сейчас эта дружная компания всем скопом повалится на него, любимого, а собственный киль как-то не шибко удобно упрется в спину невезучего напарника - ну, что поделать? Только понадеяться на то, что человек достаточно крепкий, чтобы выдержать обстоятельства.
То еще удовольствие - проваливаться куда-то, трястись, скрежетать зубами, пытаясь удержать суровую бесстрастность на лице. А потом все прекратилось (рано или поздно, так или иначе все прекращается), причем весьма внезапно. Сдавленное “угх”, кряхтение, попытка пошевелить чем-то - вроде бы живое, не болит.
- Все целы? - А кто это у нас такой заботливый голосок подал? А никто. Просто Аано искренне не хочет возиться с калеченными наемниками.
- А коль нет, то, блядь, склеивать начнешь? - Раав явно не в духе, потерявшая ориентацию во время падения. Она встает с земли, опираясь на левую руку: в правой уже красуется "Сюрикен".
- Да хер там! - Ответ не заставил себя ждать (да как вообще здесь можно промолчать?!) В таких случаях принято показывать неприличный жест, но вот незадача: обе руки заняты судорожным сжиманием ручек под потолком. Раав только улыбается в ответ - как-то с прищуром, но беззлобно. Не похоже, чтобы и в самом деле зла была, но явно со своей придурью в голове. Сбоку кто-то с гер-ме-тич-ным ведром на черепушке что-то глухо крякнул, дескать, “все могло быть и лучше”, а дрелла - та, которая повалилась на “ведро”, одной рукой цеплялась за Замполита. Второй же рукой… Минуточку, где ее вторая рука? “Ах, чтоб тебя.” Теперь ясно было, что за палка была под спиной и откуда она вообще взялась. Турианец подтянулся на ручках, давая Диалим время убрать руку (теперь временно не рабочую), и заодно ощупать разбитую губу и нос.
- После такого будет удивительно, если хоть кто-то цел, - бормочет наемница. Аано хмыкает в ответ и пытается встать на ноги ровнее, выискивая глазами вторую ящерку, которая тут же зашлась кашлем - сухим, болезненным, режущим слух, заставляющим на секундочку обеспокоенно посмотреть на комочек в углу и тут же одернуть себя. Впрочем, и эта подруга оказалась жива. Значит, уже хорошо.
- Знаешь, - все-таки реплика Кивр не осталась без полноценного ответа турианца, которому, казалось бы, все нипочем. - Если ты хотела чему-то удивиться, то самое время сделать это сейчас: этот полет в никуда не забрал еще ни одной жизни. Успех.
Разговоры разговорами, но как выбраться-то? Аано повертел головой в поисках двери, но та была безнадежно сломана: даже варрену было бы понятно, что ею пользоваться решительно невозможно. Глубокий вздох, больше похожий на размеренный вдох и медленный выдох, турианец на всякий случай снова ухватился за поручень, и, едва ли считаясь с личными проблемами каждого, задал вопрос, который рано или поздно придет в голову каждого находящегося здесь:
- У кого-то есть идеи, как выйти из этой коробки? Или хотя бы еда?

Отредактировано Aano Kerious (4 сентября, 2016г. 14:54)

+6

14

Совместка с Мэй Фишер :3

Короткий взгляд в адрес турианки был достаточно красноречивым, чтобы понять: Рал всецело согласна с тем, что погода действительно замечательная. Для чего – это уже другой вопрос, достойный отдельного обсуждения.
Однако обсуждение завязалось совсем иное. Такое, за которым только наблюдать, по полной получая эстетическое удовольствие. Кайчет его получала, во всяком случае, свернув инструментрон и кося синим глазом на парочку выходцев с Палавена, обменивающуюся остротами.
Между прочим, подобные разговорчики – показатель. С этими двумя явно не будет особой проблемой наладить контакт. Даже если он и не будет совсем искренним – никто не отрицает того, что вся эта улыбчивость может быть маской, хотя дреллка в этом всё-таки сомневалась, – то всё равно будет. А пользу можно и из лжи извлечь, в конце-то концов…
От размышлений отвлекло то, что Аано внезапно решил представиться другим именем. Рал, не удержавшись, фыркнула тихо: ну-ну. Это ж так осмысленно, когда первый раз он сам себя назвал на корабле, во всеуслышание и… и ладно. Хочется ему творить какую-то фигню, пусть творит. Аралия не будет ему мешать. Лучше сама представится и улыбнётся в ответ на внимательный взгляд Раав. От этого будет куда больше пользы, право слово.
И от того, чтобы понаблюдать за остальными членами группы. Например, за седым майором и тем, как он проверяет своё вооружение. Интересный, конечно, способ использования протезов… пусть и несколько неудобный. Во всяком случае, так показалось Кайчет. Однако это тоже не её дело, по сути…
Короткий приветственный кивок и взмах рукой кварианцу – молчаливый, и вот вопрос, хорошо это или плохо, – внимательный взгляд в сторону второй дреллки – «Интересно», – и можно выдвигаться в сторону обзорной площадки.
Дорога, скрашенная рассуждениями Брозенбалта, не заняла так уж много времени, тем более, что их бородатый начальник вещал о довольно важных вещах. Надо ведь в полной мере осознавать, куда ты прибыл и что тебя тут ждёт… В теории, это надо осознавать ещё до того, как подписываться на такую работу, но в таком случае жизнь будет чертовски скучной штукой.
А Кленкори может быть сколько угодно опасной тварью – Рал при желании тоже вполне подпадает под такую характеристику. Так что ещё посмотрим, кто кого.

— Не волнуйтесь, сэр, — коротко вскинутые руки и лёгкая усмешка. Уж что-что, а загибаться от холода в планы Кайчет однозначно не входило. — Мы ж не турианцы, которые забыли дома тёплые вещички.
Между прочим, почти обоснованно – это ведь у гребнеголовых проблемы с холодными температурами. А удержаться от подколки в сторону Кериуса было ну просто невозможно. Да и незачем, по сути… Он-то явно не против.
А пока Магнус продолжал вещать – всё равно его прекрасно можно слушать краем уха, – Рал скользнула за спины своим соратникам, а потом осторожно так, бочком и тихо, подошла к скамейке неподалёку, на которой пристроилась светловолосая девушка. С блокнотом. Судя по всему – местная и к подобным лекциями от Брозенбалта привычная.
«Любопытно...»
— Что Вы рисуете, если не секрет? — максимум дружелюбия в голосе. Впрочем, для этого и напрягаться не пришлось: настроена в данный конкретный момент Аралия была вполне благодушно, однозначно положительно касательно общения, да и действительно интересно было. Её всегда привлекали творческие люди. Поэтому в тот момент, когда дреллка, сцепив руки в замок за спиной и глядя на девушку сверху вниз, чуть наклонила голову набок, ожидая ответа, даже в не особо открытых и эмоциональных для любой другой расы глазах можно было этот самый интерес прочитать.
От неожиданности Мэй подпрыгнула на месте и издала жалобный писк, выронив блокнот и карандаш из рук. Девушка тут же подняла выпавшие предметы с пола и, поправив прядку волос, шумно выдохнула.
— Бог ты мой! Ну нельзя так к людям подкрадываться, — хоть Фишер и была возмущенна, но голос её был спокоен… почти. Дрелка и правда её напугала, причем сильно. Мередит тут же начала листать блокнот, чтобы открыть его на прежней странице. — Нет, не секрет. Просто пейзаж. Вид отсюда, — улыбнувшись, Мэй открыла блокнот на нужной странице и развернула его, показывая… черт, они же не знакомы. Девушка посчитала, что эту оплошность нужно срочно исправить. — Кстати, я Мэй Фишер. Работаю тут археологом. А вы, я так понимаю, приехали вместе с наемниками, — Фишер протянула руку незнакомке.
И немедленно получила ответ на это движение: крепкое, но спокойно рукопожатие, и немного виноватую улыбку.
— Аралия Кайчет. Можно просто Рал… И честное слово, в мои планы не входило Вас пугать! — дреллка коротко рассмеялась, переведя взгляд с Фишер на рисунок, а потом обратно. — У Вас красиво выходит… — Засмущавшись,  Мэй провела рукой по волосам и буркнула тихое «Спасибо». Улыбка на лице Кайчет стала шире.. — Да, я с наёмниками. Буду тут рабо-отать, — тихий смешок был насмешливым, но явно не по отношению к белокурому археологу. — Я слышала, у Вас тут проблемы с охраной – людей не хватает.
Тихий смешок Мередит тоже не оставила без внимания. 
— Ну, да.  Работы у нас тут не много.  Пока что.  Всё достаточно тихо и спокойно,  но,  да,  людей мало.  Очень многие уходят.  Наверное перспектив тут не видят,  — Фишер взглянула на белый бок Ньютона и тихо усмехнулась сама себе,  — Ага.  Перспектив… Простите.  Просто правда,  очень многие улетают.  Жаль,  хорошие коллеги были.  А вас какая нелегка занесла сюда?
— Вам не за что извиняться, — чуть мотнула головой Рал. Ну действительно, человека вполне можно понять, учитывая ситуацию. — А меня… просто дёрнуло. Сама не заметила – вот была ещё у себя на квартире, а вот уже сижу в отсеке корабля в этой весёлой компании, — Кайчет фыркнула и кивнула в сторону группы, вместе с которой явилась на инструктаж.
— А что, тут ничего интересного не происходит?.. Вообще-вообще?
— Бывает несколько раз за год найдем что-то интересное,  тогда все на уши встают.  Или пираты пытаются атаковать,  но это совсем редко.  Ну… Или нашего волуса опять чем-то шибанет и он придумает ещё какую-нибудь выходку… В общем за пару лет можно привыкнуть.
— Общая идея ясна: периодически случается какая-нибудь движуха, а потом тихо, спокойно и скучно, — могло бы быть вопросом, однако получилось скорее утверждением. В целом, вполне логичным. Мэй хотела было что-то ответить…
Но их в целом достаточно уютный разговор, как и инструктаж Брозенбалта, который Аралия не забывала слушать краем уха (благо, профессиональные навыки не выключаются просто так), оказался прерван.
— Опа. А вот, видимо, и движуха началась, — скорее себе, чем кому-то ещё отконстатировала факт Рал в тот момент, когда на площадку буквально влетела азари с очень, ну просто экстренно важным сообщением. Эту важность можно было оценить уже по одному только её виду… И по странному гулу, доносящемуся откуда-то снизу буквально на грани слышимости.
А вот Мередит особо оживилась, только завидев начальницу в смотровой, девушка бросила мимолетный взгляд на часы… у неё было ещё как минимум минут 10 перерыва. Впрочем, слова Т‘Меру заставили биться сердце Мэй ещё быстрее. Наконец! Что-то новенькое! Девушка быстро положила блокнот в сумку, рывком вставая с насиженного места.
Совсем интересно. И как вовремя-то – буквально с их прибытием на станцию! Карма, судьба и прочее, о чём Кайчет так много читала. Однозначно.
— До встречи у монорельса, — короткая улыбка в адрес новой знакомой, возможно, и не имела особого смысла, однако Фишер действительно пришлась дреллке по душе, так что почему бы и нет?
Магнусу не пришлось повторять несколько раз – Мередит сама тут же отправилась к ближайшему не то складу, не то хранилищу и найти себе гер-ме-тич-ный костюм. А то, правда, будет очень глупо стать ледышкой на этой чертовой планете.
Дальше всё было быстро, но не так суматошно, как могло бы показаться. Для Рал, по крайней мере: она прекрасно знала, что собирается делать и зачем ей это надо. Быстро метнуться до казарм и сбросить куртку, не несущую в данной ситуации никакой практической пользы, и захватить шлем – чисто на всякий случай. На базе-то можно без него ходит, а на дежурство планировалось заступать позже… Но на то планы и строятся для того, чтобы их менять! Пусть часто эффект неожиданности может и не сыграть на руку.
Точнее, сыграть не на ту руку, на которую надо…
В любом случае, в капсулу Рал влетела одной из последних. И её это, в целом, устраивало: рядом с выходом ей всегда было как-то комфортнее… по многим причинам.
Рядом обнаружилась Мэй – не только в каске, но ещё и в скафандре. Вообще отлично!
Однако в этот раз пообмениваться репликами им не дали в принципе: дверь капсулы снова открылась, и в и без того не такое уж свободное помещение (если это вообще корректно так называть) сначала влез достаточно… габаритный мужик, а потом ещё и какую-то странную женщину за собой втащил. Зайца, значит, предъявить решил… «Ну зашибись чувак, как ты вовремя!»
И Аралия бы даже честно высказала ему всё, что думает о докладе про зайцев в подобных помещениях и подобной обстановке. Честное слово, высказала бы. Если бы не…
Как показала практика, падать в капсуле, забитой народом разной степени жёсткости, причём падать явно глубоко – не здорово. Скорее, это больно. Очень.
Рал, кое-как попытавшись зафиксироваться в своём уголке, со всей силы упёршись руками в стену, зажмурилась, окутываясь полем биотики. Не сильно, но всё-таки поможет в случае, если она всё же во что-нибудь врежется… Или кто-то врежется в неё.
Кажется, именно это и произошло, когда капсула, перестав трястись, точно погремушка в руках гиперактивного ребёнка, рухнула… куда-то. В данный конкретный момент Кайчет не было дела до того, куда: ей было больно. Что-то тяжёлое заехало как раз в грудь, выбив воздух из лёгких. «Повезло, блин...»
С тихим стоном осев на дно капсулы, дреллка невольно сжалась, чувствуя, как собирается в горле кашель, а потом – вырывается наружу. Сухой, дерущий трахеи и лёгкие. Проклятье, только бы без крови в этот раз, только бы…
Кое-как, дрожащей рукой Аралия сдёрнула с пояса аптечку, нашаривая там знакомый по форме инжектор и резким движением вгоняя себе лекарство. Даже если это и плацебо, в чём она была почти уверена, организм, привыкший реагировать на это сочетание веществ, немного успокоился. Во всяком случае, удалось унять кашель, хотя в кончиках пальцев и где-то в районе ступней всё ещё упорно гнездилось онемение, а голова пыталась кружиться. Хотелось вот прямо тут сложиться на пол и полежать минут пять, пока не отпустит и мир не вернётся в положенное ему положение. Даже фыркать на доносящиеся словно бы сквозь вату реплики её сотоварищей не было никакого желания.
Возможно, Кайчет действительно дала бы себе немножко слабости, если бы не донёсшееся откуда-то сбоку хныканье. Кое-как заставив себя открыть глаза, дреллка наткнулась взглядом на Фишер, лежащую на спине и со слезами на глазах баюкающую свою левую руку. Кажется, сломанную.
Ну зашибись.
На последний вопрос Аано захотелось очень, очень грязно и грубо выругаться.
Вместо этого Рал стиснула зубы и, не поднимаясь (смысл?) придвинулась к Мэй. Коротко осмотрела раненую руку и покачала головой.
Хреново.
— Ти-ише… — голос был куда более хриплым, чем раньше, что не удивительно, однако всё ещё узнаваем. Снова заглянув в аптечку, Аралия выудила оттуда инжектор с обезболивающим и отточенным движением (спасибо, рефлексы) ввела археологу лекарство. — Тебе нужно выдохнуть, а потом сесть, чтобы можно было перевязать руку, чтобы закрепить её. Сможешь?
Хныкая, Мэй смогла лишь попытаться кивнуть головой. Голос она, кажется, сорвала ещё во время падения, когда от страха очень громко кричала. Фишер попыталась сесть, но первая попытка не увенчалась успехом – девушка завалилась обратно на спину, начиная ещё громче хныкать. Это было больно! Всё ещё чертовски больно! Хотя со второй попытки ей таки удалось сеть почти что ровно.
— Скажи, там всё сильно плохо? Я, кажется, чувствую кровь, — тихим, осипшим голосом, елозя на месте спросила Мэй. На свою рану девушка не осмеливалась смотреть.
— Ну-у, — с тенью задумчивости протянула Рал, осторожно стягивая с руки Фишер перчатку и закатывая рукав скафандра, а затем критически оглядывая травму. Перелом открытый… и то, что Кайчет не осознала этого сразу, только доказывает, что она сама ещё не совсем в порядке. Хотя пальцы вроде потихоньку начало отпускать. — Скажем так: я видала и похуже.
И сама делала даже… другое дело, что дреллка тут вот вообще не показатель, учитывая её настоящий род деятельности.
А перелом на деле действительно был хреновым. Хотя вроде бы артерии не порваны, кровотечение не такое обильное, как могло бы быть… Аралия тихо выдохнула.
— Нужно вправить кость, хорошо?
Тихо всхлипнув, Мэй прошипела своим осипшим голоском ещё более тихое «Хорошо».
— Я вправлю на счёт три, — Рал мягко, но крепко обхватила пальцами руку Фишер, глядя на рану. Чёрт. Девчонку бы сейчас к врачу… — Раз. Два, — резкое, короткое движение, отчётливый хруст – кость встала на место. И это тоже должно было быть адски больно, потому что анестетик действует не сразу.
Хоть Кайчет и предупреждала,  Мэй всё равно громко взвизгнула от боли,  кажется,  даже проронив пару ругательств.
— … Три. Ты молодец, Мэй, — дреллка не была уверена, что улыбка и тон получились достаточно ободряющими, но очень на это надеялась, параллельно не теряя времени даром и накладывая на рану повязку, благо, было из чего. Как всё-таки хорошо таскать с собой аптечку…
Ловкими движениями – хвала Арашу и всем остальным богам, руки наконец отпустило окончательно – Рал расправила рукав скафандра – конечно, не фиксатор, но с перчаткой поверх может хотя бы минимум неподвижности обеспечить, – а потом, используя часть перевязочного материала, соорудила для Мэй повязку для какой-никакой, а тоже фиксации руки и снятия нагрузки с мышц.
Кажется, тут она больше ничего сделать не в состоянии…
— Ещё кому-нибудь нужна первичная медицинская помощь?..
[NIC]Aralia Kaychet[/NIC]
[STA]girls wanna have fun[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/rnXFK.png[/AVA]
[SGN]Ты, наверное, хороший убийца. Совсем не злой.
Злые убивать толком не умеют, всё у них через пень-колоду,
а ты весёлый. Это и страшно. ©
Макс Фрай. «Чуб земли»
[/SGN]

+5

15

Хотя Диал делала вид, что ни с кем не горит желанием контактировать, как это и показывала всяческими способами и весьма удачно, однако среди всей группы наёмников была одна личность, на которой нет-нет, но задерживался довольно странный взгляд в сторону кварианца.
Весь путь до очередного места для инструктажа, дрелла проверяла броню и шлем, без которого на этой не гостеприимной планете обойтись просто не возможно, правда последнее пока не надевала, лишь через инструментрон обследовала возможные щели и сбои программ. Жить захочешь и до паранойи дойдёшь в перепроверках снаряжения.
Бородатое нечто продолжало вещать и выказывать знаки внимания в сторону того кого, когда и за что отправит летать в космос, а то и вовсе решит пустить на растопку. Жуткий типчик, однако.
Если планета у кого-то и вызывала прилив к чувству прекрасного, то явно не у неё, ей больше нравились пустынные и тёплые места, где не возникало угрозы заболеть распространённой среди дреллов болезнью Кепраля или превратиться в сосульку. Тот факт, что она пока здорова, ещё не значит, что эта зараза, распространённая среди дреллов, не обнаружится у неё несколько позднее.
Вот очередной краткий инструктаж, в котором обширно волосатое нечто высказывается в своей манере:
- У нас тут, конечно, всякой твари по паре было, но вот ящеров – раз-два и обчелся, - внезапно Бронзенбалт поворачивается к дреллкам. – Учтите, загнётесь если от холода – это не моя проблема, - и дальше новый начальник рассказывает о том, что же еще «не его проблема», если с наёмниками что-то случится. Прелестно, просто превосходно. Очередная проверка и поднятие установленной в броне температуре. Что-что, а уснуть тупо потому что стало холодно и умереть при этом совершенно не хочется никому, особенно турианцам. Программы сигнализировали о нормальной и стабильной работе, даже шлем откликнулся, выдав, что герметичность не полноценная. Не удивительно, они ещё никуда не отправились, так что не к спеху.
Тут инструктаж прерывается  появлением азари с блеском в глазах, как при неком азарте. Её весть оказала сильное воздействие, подтолкнувшее Диал на размышления, что пропажа связи совсем не к добру. Знакомый признак, если вспомнить о том, как появляются не самые желанные гости. И это были не просто предположения, все агенты прекрасно осознавали всю опасность нынешних перемещений по галактике, поэтому не удивительно, что Посредник раздавал не только указания, но и предостережения. Хотя как сказать предостережения, скорее ставил перед фактом. Здесь есть над чем задуматься, однако время стало слишком быстро утекать, следовало торопиться.
Бородатый человек дал команду срочно перемещаться к другой части, вот именно тогда зародилось неприятное чувство тревоги. В принципе оно возникало всегда, когда дрелла шла на дело, но сейчас, когда по галактике расползались силы Жнецов это беспокоило всё сильнее.
Возле самой капсулы произошёл странный инцидент, связанный с приведённой насильно человеческой особью, правда понять толком откуда она и зачем им, не успела, потому что зажглась панель и безмятежный голос подтвердил самые неприятные опасения Диал, что прибыли жнецы. Если высказаться о том, что в этот момент подумала она, то культурно  просто промолчала.
Им не дали ни оправиться от новости, ни скооперироваться, как произошёл удар такой мощности, что столкнул капсулу в которой они все находились, после чего, пусть не долго, хотя по ощущениям прошло намного больше, их трясло как содержимое погремушки в детской сверх активной руке.
Сперва, когда под накренился и вовсе ушёл из-под ног, от неожиданности Диал схватила чью-то руку, словно это могло спасти, однако почти сразу выпустила. Её швыряло и, в темноте, пока мир находился в состоянии движения, что невозможно определить где верх, а где низ, сталкивало с другими такими же счастливцами, как и она.
Когда всё завершилось, столь же резко и внезапно, как и началось, дрелла шмякнулась на что-то твёрдое, нижней частью лица познакомившись с чем-то слишком жёстким и выступающим под углом, что губу рассекло, а из носа пошла кровь. Руку так и вовсе словно раздавило, настолько она резко онемела и пошевелить ею не удалось.
Открыв всё же глаза, мгновенно удивилась, когда поняла на чём лежит, точнее на ком. Светящиеся под шлемом глаза трудно спутать. Будь она человеком, то скорее всего вся покрылась румянцем, к счастью от подобного позора спасала мелкая чешуя и лишь смущённо моргнув, Диал, с секунду где-то, смотрела на Киру.
Он посмотрел на неё и, не отрывая взгляда, бросил в сторону турианца ответ на вопрос:
- Могло быть и лучше.
Наконец рука, сперва жутко заныв от боли, от чего дрелла едва сдержалась от стона, стала свободна, в прочем, от боли всё же поморщилась. Как выяснилось, на её руку приземлился тот самый турианец, что решил поинтересоваться самочувствием окружающих, а эти ребята мягкотелостью не отличаются. Не удивительно, что ей показалось, словно руку расплющили. Какое-то время рукой явно невозможно работать, пальцы так точно сгибались с трудом и плохо слушались.
Киру явно, под весом прилетевшей Диал испытывал как минимум неудобства, его следовало бы освободить от тяжкого груза.
- Ты в порядке? – Тихо, едва ли не шёпотом спросила дрелла, склонившись ниже, чтобы впоследствии перенести свою тушку чуть в сторону и таким образом сползая с кварианца.
- Да. Всё нормально, - ответил он вполне нейтральным тоном, почти без свойственного ему "холодка". На извинения слегка покачал головой - мол, не стоит за него беспокоиться. Правда беспокойства это не убавило.
Тут подал голос тот самый турианец, точнее он подал его раньше, просто она ответила с запозданием, причём нормальной рабочей рукой бережно ощупала губу и нос, из которого стекала кровь, не такая как у людей, но тоже имеющая красноватый оттенок. Боль нудно отдавалась в голове, путая мысли. Понимая, что громче говорить вовсе не хотелось, так как её больше заботило состояние придавленной ею тушки, она тихо буркнула:
- После такого будет удивительно, если хоть кто-то цел. – Она явно не испытывала восторга от сложившейся ситуации.
Мрачный взгляд переместился на источник странного шума, напоминающего то ли хрип, то ли кашель, причём за птицеликим Диал не видела кто это был и, судя по голосу, вероятно это другая дрелла.
«Если кто-нибудь помрёт, то будет совсем не хорошо. Как она до этого докатилась?» И, словно в подтверждение, за хрипами едва слышались всхлипывания. Пока что, самым целым видела она турианца, отдавившего её руку, в которую постепенно, но всё же возвращалась способность двигаться. «Можно на следующей остановке этого сумасшедшего мира она сойдёт?»
Диалим стала подниматься, протянув руку кварианцу, немного виновато извинившись. Кто бы мог подумать? Нет, в ней не было столь приторной нежности или озабоченности за сохранность Киру, однако, если с ним что-то случится, то ей станет не просто грустно.
Лёгкий гомон переговаривающихся выживших существ перекрыл женский визг, от чего Диалим наконец попыталась разобрать что там такое произошло с остальными, однако очередной комментарий турианца несколько нервировал. Возможно он так хотел разрядить собственное волнение, но почему именно за её счёт? Разминая пальцы и запястья, путём медленного сжатия и разжимания кулака, а так же поворота кисти, дрелла обдумывала как им теперь выбраться.
Нет, был вариант взорвать всё к варренам, но от этого ситуация явно не улучшится, да и потом гранаты могут пригодиться. Значит, следовало либо попытаться восстановить панель, если сохранилась энергия и дверь не заклинило, либо попытаться её вышибить (а у них в запасе инструмента в виде крогана не имелось), либо растеребить знающих особ про второй вход, если таковой имелся.
Выжигать второй выход слишком долго, а воздуха может оказаться не так много, так что на вопрос турианца:
- У кого-то есть идеи, как выйти из этой коробки? Или хотя бы еда? – Ответила едва ли не первая.
- Если повреждения не сильные, могу попробовать перезапустить систему и попытаться открыть дверь или щель, в случае если дверь заклинит. – «Либо снова мысленно и не мысленно взорвать здесь всё и подумаешь компашкой неудачников больше, компашкой меньше. Хотя вряд ли так поступлю.» - Либо можно попытаться проделать дыру и выйти хрен знает куда, но и времени это займёт непонятно сколько. Может и воздуха не хватить. Так что, кроме пищи, стоит подумать и об времени, вряд ли оно на нашей стороне.
Где её котомка с инструментами? Во время падения она слетела с плеча и теперь находилась у кого-то рядом с ногами. Тут она заметила, что Киру немного непривычно себя ведёт.
- Что случилось?
- Много всего. Разговор на другой раз. - Всё это время он говорил достаточно тихо. Хотя некоторым, близ располагающимся существам всё равно слышно, но внимания лишнего явно не привлечёт - разве что кто-то специально прислушивался.
Своим ответом он сбил дреллу с толку.

Все реплики согласованы с Киру.
**Внесены поправки в пост.

Отредактировано Dealym Civr (10 сентября, 2016г. 16:05)

+4

16

С ГМом оговорено.

«Девлон Индастрис»: лучшая турианская броня в галактике. Все права защищены.
Тонкие светлые пальцы машинально касались креплений термоброни, пробегаясь по тонким царапинкам, отсутствующим щелочкам, рваным потертостям, проверяя, все ли в порядке, пока Сол глядела над головой Бронзенбалта. Ледяная пустошь, окутывавшая планету, завораживала и пугала, и инженер успела неоднократно возблагодарить Духов и собственную проницательность за то, что  свое время озаботилась не только прочностью брони, а и прочими «бонусами», такими как терморегуляция, пришедшаяся сейчас как нельзя кстати. Какой-то даже подкожный ужас пробирал турианку, стоило осознать, что там, за толщей стекла, за какими-то сотнями километром, за невидимой границей небольшого городка, ледяная пустота захватит тебя в свои объятия. И прикосновения эти, раз за разом, одно за другим, от ног к макушке будет высасывать жизнь. Каждый градус тепла, каждая капелька синей крови заледенеет в жилах, пока последний, финальный выдох облачком не вырвется из легких, лишая всякой надежды на выживание.
Зрачок сузился до тоненькой капельки, пронзая глубинную синеву турианских глаз, но даже мандибулы не дрогнули, ни следа страха. Солана, прямая, сильная, жилистая, пусть и тоненькая (чего все равно не заметишь под слоем брони), безмолвно, но почти бездумно слушала инструктаж, бессознательно страшась этой белой дали. Так бы и глядела завороженно в глаза своему молчаливому, бездушному страху, пока инструментрон на запястье не пискнул. Сол невольно вздрогнула даже, тут же активирую голо-панель. Ага, интерфейс интуитивный, это понятно. Быстрый прогон, любопытства ради, что да как устроено, но без всяких трудностей – типичная утилита местного изготовления, наверняка еще лет десять назад пилили, когда раскопки только начались. Ничего, такие штуки, если на совесть сделаны, то и срока годности не имеют.
А вот синий вихрь в лице незнакомой азари и в самом деле заставляет напрячься:   инженеры, станция, сигнал… Неприятный холодок пробежался по пояснице – уж больно свежие воспоминания быстро растревожились. Неужто снова погонят куда-то, неужто опять чинить? Но нет, ее же сюда не как инженера нанимали, не должны бы. И в самом деле, Бронзенбалт отдал команду куда более прозаичную. Похватали шлемы, Солана по пути успела разве что сумку с вещами в казармы закинуть, да рвануть следом за остальными.

Капсула была небольшая, но дышать можно было. Три на два – довольно много места даже для такой толпы. Тем не менее, недовольная Сол заняла место в самом центре, надела шлем, снова проверила герметичность. Лишним не будет. И уже почти начали было спуск, как пара нежданных гостей ворвалась в их небольшую коморку. Кто такой «заяц» Солана знала. Животное такое, земное, кажется. Почему-то незваных пассажиров люди именовали именно так, хотя на маленьких шерстяных пушистиков те никак не походили, и мрачная девица в курах грузного мужчины в том числе.
А потом…
Потом в голове загудело. Жнецы.
Проклятые твари и сюда нагрянули.
Неужто нет места в галактике, куда они не добрались?
Капсула неустойчиво, со скрежетом качнулась, турианку сильно повело. Земля быстро ушла из-под ног, а свет, последнее, что напоминало о поверхности, резко погас. Солана гулко грохнулась на пол, правда, быстро группируясь, и как следствие удар плоско пришелся по пояснице. Разве что ныть потом будет – броня хорошо поглотила урон. Странно еще, что запястье не вывихнула: Сол ранила его за эти годы уже столько раз, что даже отвыкла не чувствовать этой тягостной, ноющей боли при малейшем движении кистью. С недовольной, рычащее-фыркающей ответочкой Аано, инженер поднялась на ноги, проверяя, все ли в порядке. Темнота – хоть глаз выколи. Видимо, какие-то контакты при падении отошли. По крайней мере, хотелось бы в это верить: такую поломку устранить проще прочих. Фонарик омни-тула тут же сверкнул, разгоняя окружающий мрак, турианка прошлась световым лучом по лицам присутствующих. Все и в самом деле живы, пусть и не полностью целы. Особенно пострадала, кажется, девушка-ученая, или кто она там. Но о ней уже заботилась дрелла, Солану же интересовали более прагматичные вопросы, как-то как отсюда выбраться, да и стоит ли вообще.
Луч фонарика омни-тула снова дернулся: Сола переместилась по кабине, лавируя между недовольными наемниками, и пристроилась у шкафа с аварийной подсветкой. Сюрикен, машинально выхваченный во время падения, турианка вернула на место. Фонарик тут же погас, а инструментроном пришлось взламывать ящик с оборудованием. Девушка только бросила косой взгляд на Бронзенбалта, и снова вернулась к своему делу.
- Надеюсь, вы не против… сэр. – даже без лишнего сарказма, исключительно соблюдая формальности. Лица рыжего инженер не видела, но ее куда больше интересовала не реакция, а насколько мужчина вообще сейчас будет полезен. И почему-то турианка была уверена, что этот ее за мандибулы тягать не станет: сразу видно, что Вакариан в ситуации не запаниковала, не потерялась.
Из небольшого ящичка спустя некоторое время был извлечен небольшой резак. Солана покрутила его в руках, явно недовольная своей находкой: не лучший предмет, который мог бы им сейчас помочь, но явно не бесполезный. Там же обнаружилось еще какое-то оборудование, которое Сол, абсолютно не задумываясь, запустила. Сканер местности автоматически подключился к инструментрону, выводя данные на экран. Вокруг глухо: буквально. Похоже, они застряли в узком провале, придавленные сверху грудой камней. Проклятье, вариантов-то не особо много. Куда тут денешься, с подводной-то лодки… Турианка хмыкнула в шлем, покрутила резак в руках. А после снова щелкнула омни-тулом.
- Всем проверить герметичность, -  и сама провела ту же операцию. Благо, еще на смотровой площадке первый «пробный» загон утилитки провела. Просканировала заодно и ближайшие сигналы, те быстренько внеслись в логи связи. Теперь хотя бы связаться можно будет в любой момент, и голоса будут напрямую в приемники-динамики шлема передаваться, и не придется гундеть сквозь его толщу.
С тяжелым вздохом Сол опустилась на колени там же, где до этого упала, почти посреди капсулы. Просто банально в этом месте было меньше всего народу, никого не приходилось расталкивать. А затем примерилась, еще раз сверяясь с показателями сканера. На этот раз голос турианки зазвучал уже у каждого в «голове»:
- Еще раз, все проверили герметичность? Молодцы. Тогда режу, - с неприятным, раздражающим звуком резак впился в поверхность пола, цепляясь острыми зубами-лезвиями.

+3

17

Погружение

Снаружи свет белой звезды всё так же мерно покрывал морозную пустыню. Киру стоял позади и смотрел сквозь стекло на пейзаж Кленкори, не заинтересованный болтовнёй Брозенбалта о компенсациях - а вернее, их отсутствии. Фоном на омнитуле гонялась программка, щедро предоставленная шефом вместо трудовых гарантий. Не то что бы нужная лично ему - в конце-концов, у него был свой софт, без которого представитель его расы, словно без рук; но всё же иметь диагностику, заточенную под местные особенности, будет нелишним. Наёмник задумался. Он в одиночку выживал на гибнущих кораблях, суровых планетах, безжизненных астероидах - не пропадёт и здесь. А что его всё-таки достанет, покажет только время... время, которого осталось не так много.

- Магнус, вы здесь! Очень хорошо, я не могла связаться с вами, - синекожая словно дёрнула кварианца из омута, вернув интерес к происходящему. Как рукой сняло. Между делом он отметил, сколь необычны всё-таки бывают азари - ни спешка, ни чрезмерное возбуждёние не лишали деву своеобразной, немного неуклюжей грации, с которой она влетела в помещение, бойко затараторив о причине своего прихода. Из огня, да в полымя. Да, Киру? Похоже, раскопки наконец принесли свои плоды - но одновременно с этим случился какой-то сбой, да ещё как раз тогда, когда здесь появился он. Совпадение? Конечно, это ещё укладывалось в рамки привычного хода вещей; и всё-таки кварианец никак не мог отделаться от паскудного ощущения, что сейчас его жизнь в очередной раз покатится ко всем чертям.

– Похватали амуницию, и бегом на уровень ниже, к монорельсу. Живо!
Бородач дело говорил. Но и в этот раз не столько Киру, у которого всё всегда с собой, сколько остальным. Погладив слегка рукоять своего пистолета, наёмник одним из первых подошёл к спусковой капсуле. Когда-то привычный к тесноте, сейчас он просто готов был терпеть металлическую скорлупу столько, сколько потребуется - и поэтому тянул каждую свободную минуту снаружи, чтобы лишний раз хотя бы оглядеть обстановку. Улей понемногу расшевелился, станция гудела. Не машинерией, но ажиотажем: люди, азари, турианцы, саларианцы - все, кто мог, стекались посмотреть на первый достойный повод для этого за долгие годы. На лицах читались то удивление, то радость; казалось, неважно, что же всё-таки было там, в земной толще, главное - что оно нашлось.

- Неужели наш труд наконец окупится? - серый, сморщенный саларианец, не отрывая своих влажных немигающих глаз от капсулы, перекидывался чуть поодаль словами со своим коллегой. Ему, видно, вторили такие же пожухшие, морщинистые лица, в которых загорелся забытый было азарт. Лица помоложе принимали новость несколько легче - в силу меньшего стажа свою мотивацию они ещё не успели поставить под сомнение. Одному юноше Киру даже кратко кивнул, когда тот посмотрел на него с выражением: неужели оно? Неужели вот-вот? Наконец, где-то между всеми ними были обычные лица, которым вроде и начинала наскучивать погоня за призраками, но полностью запал они пока не утратили.

Они все собирались по мере возможности, чтобы не пропустить то, что могло оказаться первой существенной находкой за всё время раскопок. Вместе с тем, кварианец краем уха несколько раз поймал робкий ропот по поводу связи, напоминая о складывающейся ситуации. С каждой секундой становилось всё более не по себе - по крайней мере, ему. И тревожность эта только нарастала. Киру немного беспокойно постукивал пальцами о рукоять "Фаланги", когда все наёмники наконец оказались в сборе. Они уже были в капсуле - но этот день просто не мог не преподнести ещё больше сюрпризов.

- Пора, так его. Ну~ - "везучий" бродяга поднял голову, чтобы посмотреть, на что отвлёкся "сэр". Из ниоткуда появившийся охранник, весьма крупный человек, с извинениями втолкнул внутрь человеческую же женщину. Можно было бы проигнорировать его жалобы на, кажется, "зайца", что бы это ни значило, если бы не одно "но".

Айно Суру?

Призраки прошлого стоят за дверью. Только и ждут, чтобы напомнить о себе - тогда, когда совершенно этого не ожидаешь. Киру помнил её хорошо. Что заставило эту фермершу выбраться со своего уютного места? Глупый вопрос. Конечно, Жнецы. Значит, и Типтри...

Он был обязан Айно, поэтому мысленно пообещал себе следить за ней в оба . Но вот она вряд ли узнает его с первого взгляда - все кварианцы на один скафандр. Сейчас это, наверное, к лучшему. Всё равно не доверится. Но Жнецы добрались и до неё... Жнецы. Мысль о них заставила Киру вжаться в угол всем телом. В голове щёлкнуло. Он даже не стал прислушиваться, когда подала голос панель связи - просто знал, что сейчас произодёт. Тревожность преследовала его неспроста, и она, возможно, спасла ему шкуру, когда стальная клетка с визгом и лязгом полетела вниз, оставляя позади себя грохот роковых ударов. Смешались в кучу люди, дреллы, турианцы. Свет мелькал, как стробоскоп, пока через секунду не отключается вовсе. Наёмник сгруппировался и припал к полу, пока очередной толчок не выбил опору из-под ног и не усадил кварианца на пятую точку. Диал оказалась сверху - во вполне однозначной позиции хаоса и мешанины, с ускорением придавив его к стенке. Слышались чьи-то вскрики. Последний, решительный гулкий удар - и, наконец, всё стихло.

Турианец подал голос первым, чем сразу вызвал пару реплик в свой адрес. "Могло быть и лучше", - подумал Киру в ответ; и только потом понял, что крякнул это вслух из-под чешуйчатой тушки. А, хрен с ним.

Сверху тоже заинтересовались его состоянием.

- Ты в порядке?

Забавно было слышать это от сидевшей на нём верхом дреллы. Впрочем, что ей можно было ответить? Не то чтобы она была виновата в том, что Жнецы решили устроить себе фейерверк именно здесь. Да и самое худшее уже позади.
- Да. Всё нормально.
Всё нормально. Краткая история жизни Киру всего в двух словах. Кажется, при ударе треснуло ребро, но сейчас он уже без труда держал на себе вес Диал - пока та с него всё-таки не сползла. Наёмник привстал. В голове звенело: от удара... и кое-чего похуже. Костюм не жаловался на разгерметизацию, шланги и сочленения в порядке; следовательно, он ничем ни на что не напоролся. Неплохо для начала. Кому-то повезло меньше - он слышал стоны девушки, которую Брозенбалт захватил с собой в последний момент. Суру наёмник не слышал и, тем более, не видел, как и большинство остальных. Но по крайней мере Кивр была в относительном порядке, судя по бодрой речи и возможности передвигаться. Ещё турианка мелькала фонариком - но стекло шлема бликовало, мешая рассмотреть в этом скудном источнике света хоть что-либо. Впрочем, держится гребенчатая молодцом, - отметил он про себя.

Решив исправить себе видимость, Киру в конце-концов обратил внимание на омнитул, призывно мигавший иконкой; по-видимому, уже давно, так как причиной был отчёт об ошибке удалённой связи с дроном.

Кила.

Свой запечатанный ящик он оставил в казармах ещё тогда, когда Магнус устроил общую экскурсию.


cmd: Dump_log_001294582; open_after_dump=true

Ошибка связи. Пожалуйста, попробуйте ещё раз. Ошибка связи. Пожалуйста, попробуйте ещё раз.
Отказ трекинга. Невозможно определить местоположение источника.
Ошибка 404. Файл "Perry Como - Dream On" не найден. Выход из спящего режима.

Отредактировано Kiru'Nias (20 сентября, 2016г. 04:29)

+4

18

Суру без сознания. О стенку капсулы крепко приложило и Чернобогова, а Бронзенбалт наполняет ее мятое пространство отборным матом на смеси норвежского и немецкого. Резак Соланы озаряет пространство, пробивает пол капсулы, и тут слышится негромкое «пи-ик».
«Герметичность нарушена», - сигнализирует невесть почему очнувшийся ВИ капсулы. Что называется, ВИ-очевидность. Когда резак входит в стенку, капсула начинает крениться, слышно, как под ней со скрежетом осыпаются камни. Сильный толчок – вас еще раз тряхнуло и перемешало, но коротко, не как до этого.
- Тихо, тихо, - будто бы капсуле, или осыпающимся камням шепчет азари, вжатая в стенку могучим разворотом плеч громилы охранника. Тот продолжает держать Суру.
- Подождите, - азари обращается к Солане, пробираясь сквозь остальных. – Позвольте мне пойти первой. Магнус, все в порядке? – Бронзенбалт ворчит что-то утвердительное. Полутемное пространство капсулы, освещаемое то фонариками, то инструметронами, а то и искрами резака, подсвечивается синим. Азари, окутанная биотическим полем, медленно спускается сквозь проделанную резаком дыру.
- Богиня! – доносится снизу. Не богиня, но Бронзенбалт откликается на ее возглас. Кого-то толкнув, кого-то отодвинув, он достает из ящика, в котором Солана обнаружила резак, страховочное оборудование.
- Всех ей не спустить, надорвется, - высота, с которой прыгать – метров пять. Можно рискнуть, конечно, не заморачиваясь со страховкой, но это только если вы более чем уверены в своей броне, вернее, в ее амортизации.
Чем больше и интенсивней вы возитесь в капсуле, тем сильнее она раскачивается в своем гнезде, грозясь рухнуть вниз. Замполит, полагаясь на свою аугментацию, отметает вариант со страховкой, и красивым прыжком сигает вниз. В этот момент капсулу снова встряхивает, и прыжок у него получается не самым красивым. Попросту, он падает на плечо и голову. Матерится, подобно Бронзенбалту, и идет к азари. Вам уже не особо хорошо видно, так что занимайтесь вылезанием.
Когда выберетесь, увидите, что Нат’Тэа с Чернобоговым что-то обследуют в дальнем конце пустОты, в которую вколотило вашу капсулу. Полость – высокая, но неширокая, и в дальнем конце виднеется глубокая трещина.
- Внизу что-то есть, - говорит азари по внутренней связи. Вверху же…
Желающие могут запустить сканирование, получите следующую инфу – пробитый капсулой ход заполняется осыпающейся породой, но по нему упорно что-то пробивается, прокапывается вслед за вами. Киру знает, чему это там наверху нет покоя. И точно так же сканирование покажет, что возможности выбраться наверх нет.
- Поймала! – инструментрон азари сигналит. – Это оно, - обращается она к остальным. – Это тот самый сигнал, который мы фиксировали раньше.
- Ну что, вниз? – охранник, который приволок Суру, выбрался из капсулы последним – нагруженный не только бессознательной Суру, но и всем добром, которое выковырял из ящика в капсуле. Среди страховочного и сканирующего оборудования найдутся еще несколько резаков, небольшой запас воды, и пачка питательных подошвоподобных плиток рационов. Последнее охранник с деловым видом запихивает в объемистый карман разгрузочного жилета.
Вниз – так вниз. В общем-то, больше некуда.
Высота спуска – метров пятьдесят. Захотите оставить Суру здесь, или взять с собой консервой – дело ваше.
На середине процесса спуска порода вокруг капсулы все-таки обваливается. Капсула падает, ее сверху засыпает камнями. Из-за сотрясения страховочное оборудование, если закрепили недостаточно хорошо, может сорваться. Но навстречу тем, кто спускается… идет свет. Неяркий, бледно-желтый.
В самом низу расщелина очень узка, но до пола пещеры прыгать невысоко, от силы два с половиной метра. Пещера гораздо просторней, чем та, в которой вы были прежде, но вряд ли это привлечет ваше внимание в первую очередь.
Бледно-золотая выпуклая стена закрывает свод пещеры. Полупрозрачная, светящаяся, немного гудящая.
(Помните преграду Стража на Илосе из первой части игры? Во-во, здесь такая же, только выпуклая).
- Приехали, - Бронзенбалт приближается к стене, но азари его опережает – ударяет по сфере легким сгустком биотики. Тот, слегка погудев, рассеивается.
- Поле эффекта массы… и огромное! – Нат’Тэа удивленно кладет на светящуюся стену ладонь. – Каким образом оно здесь все еще существует? Поразительно!
- Крайне поразительно, клянусь бородой! – фыркает Бронзенбалт. – Какого черта тогда лезли, спрашивается… отключить его никак? Неоткуда?
Исследуйте пещеру – она большая, с половину футбольного поля примерно. Потолок невысокий, кое-где понижается. Стены – обычные сколы породы, но если кое-где приглядеться, можно увидеть проплешины удивительно гладкого камня, а там и сям – даже рисунки на них. Один-два уцелели более или менее.
Тем, кто видел Жнецов воочию, эти рисунки могут показаться неприятно знакомыми, ибо изображают нечто, также похожее на членистоногое – такое же суставчатое, с сечением на панцире. Но земляне сразу узнают в этой штуке паука. Странного немного, паука-жука, но он восьминогий, и форма у него более округлая, не как вытянутые корпусы Жнецов.
Азари тем временем пытается воздействовать своей биотикой на светящееся поле. Не очень хорошо у нее это получается, но она отличается завидным упрямством. Попыток не прекращает. Возможно, обладающие биотикой попробуют помочь ей?
А те, кто продолжит исследовать пещеру, обнаружит два узких хода. Передвигаться там можно только на четвереньках, и то, кому-то посубтильней. Первичное сканирование показывает, что они сквозные, что за ними находится очередное пустое пространство – за одним – побольше, за другим – совсем небольшое.

За всем результатами действий сами знаете кому в ЛС. Очередность: Аано, Аралия, Мэй, Диалим, Солана, Киру. Меняться можно, как обычно, с предупреждением. Реакции НПС спрашивать не стесняйтесь.

+4

19

«Видимо, никому». Мысль мелькнула где-то на задворках сознания и тут же провалилась в небытие, пока Рал привычными, до автоматизма доведёнными движениями упаковывала обратно аптечку, закрепляла её на поясе, помогала Мэй привести костюм в герметичное состояние – хреново было бы, если бы эта симпатичная девчонка вдруг померла тут из-за такой фигни, как неплотно закрытый скафандр, честное слово, – а потом разворачивала тускло вспыхнувшую панель инструментрона и проверяла собственный бронекостюм на предмет каких-либо проблем. Но нет, утилита по-прежнему работала – и благополучно оповестила о том, что всё в порядке, никаких лишних дырок и прочего не наблюдается. Вот и славно.
В коммуникаторе, заглушая ещё слегка шумящую в ушах пульсом кровь, раздался голос Раав, и Кайчет кивнула скорее на рефлексе – турианке явно было не до того, чтобы смотреть по сторонам и выглядывать в полутьме реакцию на свой вопрос.
Следующие несколько минут отличились исключительно шумом вгрызающегося в металл резака, безмерно своевременным предупреждением ВИ и переговорами местных. Если, конечно, Брозенбалта и азари можно было назвать местными. Впрочем, наверное, такое определение всё-таки применимо...
Мысли Аралии крутились вокруг этого и других не менее животрепещущих вопросов, пока она, поднявшись и пристроившись пока что в уже почти что свой уголочек, вращала кистями, пытаясь окончательно избавиться от последствий прихода Кепраля. Вовремя, ничего не скажешь... Впрочем, к тому моменту, как пришло время воспользоваться новопрорезанным выходом из капсулы, дреллка уже вполне была готова к действиям. К любым, какие потребуются, начиная с боевых и заканчивая... скалолазательными? Наверное, так можно сказать.
В общем, спускаться куда-то вниз она однозначно была готова. И, в отличие от сиганувшего вперёд неё альянсовца, предпочла воспользоваться страховкой. И убедилась в своей правоте в тот момент, когда снизу донеслись просто великолепные ругательства. Несколько оборотов Рал даже специально запомнила – уж больно они были витиеваты и прекрасны просто с точки зрения эстетической ценности.
Спускаться же, на деле, пришлось осторожно – хотя бы для того, чтобы не сделать ситуацию ещё хуже, чем она уже есть. Ощутив под ногами твёрдый пол, Кайчет еле слышно выдохнула с определённой долей облегчения – конечно, в их ситуации спокойствие, приносимое устойчивой поверхностью, которую можно попирать, весьма условное, но и так лучше, чем ничего... Рассудив, что то, что внизу, где что-то есть, и без неё изучат, девушка решила поинтересоваться, что наверху и нет ли возможности выбраться тем же путём, каким спустились. С трудом, конечно, но всё ж таки...
Оказалось, что возможности нет. И даже больше того.
— Интересно, кто там так сильно желает с нами пообщаться поближе? — бормотание было тихим и задумчивым, не факт даже, что в коме разобрать можно было, но это и не так важно. Наверное. Потому что здесь и сейчас явно происходит что-то куда более интересное. Видимо, Жнецы заявились на эту планету именно тогда, когда исследования Кхумун Шола наконец увенчались успехом. Вряд ли это совпадение, на самом деле.
Впрочем, может быть как раз оно, а Аралия просто параноик. Кто знает?
В любом случае, куда им, если не вниз?
В ответ на вопрос от охранника дреллка смерила его внимательным взглядом из-под забрала шлема, а потом чуть наклонила голову набок.
— Волк, правильно? — вроде бы, их бородатый начальник именно так мужчину окрестил менее получаса назад. Получив в ответ кивок, Рал чуть улыбнулась, пусть этого и не видно было. Слышно зато. — А ты со мной игрушками не поделишься? А то у тебя их, гляжу, много.
В итоге, когда пять минут спустя Кайчет, несколько раз перепроверившая страховку, вместе с остальными начала спускаться вниз, в расщелину, на поясе у неё мирно покоился портативный резак. Просто на всякий случай. Вдруг где пригодится?..
А страховочное оборудование она явно проверяла не зря. В тот момент, когда всё вокруг в очередной раз сотрясло, дреллка прижалась ближе к каменной стенке, прикрыла глаза на чистом рефлексе и просто надеялась, что крюки не вылетят.
Не вылетели. Профессиональные привычки такие полезные, даже когда некоторым окружающим кажутся дурацкими...
Однако даже профессиональные привычки не спасают от обычного удивления.
Сияющую золотым светом стену Аралия рассматривала достаточно долго, прокручивая в голове воспоминания на предмет чего-то подобного. И не находила. Всё страньше и страньше, как говорила девочка Алиса в одной из старых земных книжек...
И, кажется, спустя минут пять изучения стен пещеры, Кайчет нашла свою нору, за которой, возможно, будет лежать Страна Чудес. Или что-то другое... В любом случае, проход, обнаруженный дреллкой, явно куда-то вёл, и сканирование это мгновенно подтвердило. Так что, не мудрствуя лукаво – всё равно вариантов у них всего ничего, – Рал, дав отмашку Магнусу, сунулась прямо туда.
Удачно, однако, вышло. Кажется, попытайся сюда залезть кто другой, и вполне мог бы застрять. А она ничего так, умудрилась протиснуться, пусть и было весьма и весьма узко и, чего греха таить, неудобно. Ещё немного – и проход стал бы родственником шкуродёру. Однако старания увенчались успехом: выбравшись в совсем небольшое помещение, Аралия обнаружила... что-то. Это что-то оказалось засыпано камнями и песком, но засыпано только частично – достаточно для того, чтобы спровоцировать на ещё некоторое количество физических упражнений.
— Эй, ящерка, ты что там? — несколько взволнованный голос Брозенбалта зазвучал в коммуникаторе в тот момент, когда Кайчет принялась смахивать с выкопанной из-под всякой всячины резной каменной плиты остатки песка. — Доползла? Что видишь?
— Вижу какую-то странную плиту, — бодрый отчёт оказался прерван тихим «оу» в тот момент, когда от прикосновения ладони к уже очищенной поверхности каменюга внезапно вспыхнула, оказавшись самой что ни на есть обыкновенной панелью. — Ко-оторая похожа на терминал. Попробую использовать?.. — прозвучало с долей сомнения.
— Ты там полегче, если что, неохота взлететь же, падений накушались будь здоров, клянусь бородой.
— Такой шикарной бородой грех клясться, сэр, — тихо пробормотала Рал скорее себе под нос, чем в ответ, осторожно касаясь панели самыми кончиками пальцев. Интерфейс оказался примитивным, и вроде всё понятно, что и куда...
— С полем что-то происходит! — вот у кого голос был действительно взволнованным, так это у учёной-азари. — Оно стало менее стабильным!
Судя по усилившемуся гулу, что-то Аралия таки действительно сделала. Но вот что именно...
— Я тогда, наверное, не буду пока больше трогать эту штуку... Но посижу пока тут, — спустя несколько долгих секунд дреллка пришла к выводу, что экспериментировать с попытками отключить поле не будет. Вдруг действительно всё взлетит на воздух нахрен?.. — Осмотритесь там, а? Вроде на стене рисунки были всяко разные. Может, там инструкция найдётся? — несмотря на то, что на последних словах она сама не сдержала смешка, в каждой шутке есть доля шутки. Попробовать-то можно?
[NIC]Aralia Kaychet[/NIC]
[STA]girls wanna have fun[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/rnXFK.png[/AVA]
[SGN]Ты, наверное, хороший убийца. Совсем не злой.
Злые убивать толком не умеют, всё у них через пень-колоду,
а ты весёлый. Это и страшно. ©
Макс Фрай. «Чуб земли»
[/SGN]

+2

20

Со всеми все оговорено.

Почему-то в любой чрезвычайной ситуации находятся смельчаки, готовые ринуться из огня да в полымя. Солана, надо заметить, к числу таких себя причислить не могла при всем желании: при помощи резака турианка организовала проход наружу, но вот первой туда прыгать не стремилась. Зато когда азари опускалась на дно, Сол внимательно следила за ней через дыру, наблюдая, как синий шар биотики тянется к земле, а после рассеивается, когда синелицая оказалась наконец на своих двоих, приценилась к расстоянию. Слишком высоко, чтобы прыгнуть без страховки, и, хотя есть шанс, что броня настроит авто-баланс, Сол все равно предпочла дождаться, пока Бронзенбалт не предоставил в их распоряжение крюки и тросы.
Спускались медленно и осторожно: одним из первопроходцев сиганул альянсовец, но турианка только скривилась, понадеявшись, что тот хоть шею себе не свернул. Народ постепенно цеплял к себе страховочное оборудование, надежно проверяя, дабы не повторить опыт человеческого собрата. В полумраке капсулы взгляд Соланы невольно зацепился за девушку со сломанной рукой, которую бинтовала и заново обеспечивала герметизацию дрелла. Девушка выглядела измученной, вымотанной уже сейчас, а ведь они только начали спуск, и ясно, что потом еще и придется каким-то чудом выбираться наверх. Помилуйте Духи. «Надеюсь, этой малышке хватит сил», нахмурилась турианка, тем не менее, вслух произнося:
– Иди сюда, посмотрю, все ли в порядке, – в конце концов, в таком деле даже один соскользнувший карабин мог стоить не только руки, но и жизни. Вакариан тщательно просмотрела все крепления, подсвечивая себе омни-тулом, а после коротко кивнула: – все окей. Но, думаю, страховка тебе не помешает, – даже сквозь щиток шлема можно было по направлению взгляда понять, что Солана смотрит на Аано.
Да, все веселее и веселее. Чем глубже в… а где это они, собственно?.. Ладно, точные определения местонахождения их нерадивой компании следует отложить, когда как помощь пострадавшим - придвинуть поближе, по-молодецки потирая руки, дескать, ух, ща как поможем! И вот уж хрен знает, что это было: то ли параллельные мысли, то ли уже турианская привычка работать в команде сыграла на руку - Аано безмолвным кивком законсервированной в шлем головы едва ли не на опережение принял команду соплеменницы. Турианец застегнул карабины движениями опытного оперативника, повертел головой, оглядывая крепления, пощупал страховку, и, выдохнув, пробормотав что-то о том, что давно таким, с позволения, аттракционом не развлекался, выглянул и принялся аккуратно спускаться с высоты, зависая между небом и чем-то, именуемым здесь землей. «Ну, допустим, справился».
Слегка хрипя, Мэй подползла к спуску и опасливо взглянула вниз. Инструментрон показывал, что костюм герметичен, так что можно было спускаться… вроде бы.
– Угх, спасибо. Да уж, страховка точно лишней не будет, – Фишер усмехнулась, хотя через стекло шлема это было почти и не видно. Турианка помогла девушке подняться, занять устойчивую позицию. Темное стекло стандартного СБЦ-шного шлема на дне провала неясно блеснуло, когда Кериус воззрился вверх и протянул руки, шутливо приманивая Мэй, мол, не боись, поймаю, и вместе с тем серьезно, подавая знак готовности. Солана на секунду сжала здоровое запястье археолога, заглядывая в глаза.
– Тебя как зовут? Мэй? Смотри, вот этой рукой придерживаешься за трос, вторую жмешь строго к себе. Строго к себе, поняла? Если капсулу качнет, упаси Духи, еще чего с твоей ручкой случится. Я тебя буду спускать медленно, аккуратно, у земли Аано тебя подхватит и на ноги поставит, не бойся. Ну, давай. – Легкий похлопыванием Солана направила девушку к импровизированному люку, помогая сесть, и спокойно дождалась, пока та сама юркнет вниз, чтобы потихоньку начать поднимать противовес страховки, опуская тем самым Мэй к турианцу. Человеческая девушка в ответ нервно кивнула, прошипев невнятное «поняла». Мередит мертвой хваткой взялась за веревку, а поломанную руку прижала к себе, как и велела инженер. Случайно глянув вниз, Фишер изрядно перепугалась и несколько ослабила хватку.
– Ой-ой. А это точно безопасно? – хотя через пару секунд она хмыкнула, поняв, насколько дурной вопрос только что задала.
– Все же безопаснее, чем оставаться тут. Не бойся, мы подстрахуем.
Впрочем, земля приближалась достаточно быстро, и вскоре смотреть вниз было уже не настолько страшно. Для девушки со сломанной конечностью Мэй держалась на диво хорошо. Хотя, если посудить, она ведь тут живет, на этой проклятой Кленкори, так чего ей должно быть это в новинку? Впрочем, неважно. Хорошо, что без происшествий, не загадывая наперед и не оглядываясь на аварию. Турианец мягко поймал пострадавшую, и, пытаясь касаться ее руки поменьше, поставил на поверхность.
– Медигель нужен – говори. – И – снова взгляд вверх: кто там еще не ретировался, бегом! Внимательно наблюдая за спуском пострадавшей, Сол облегченно кивнула, когда девушка снова очутилась на твердой поверхности.
– Спасибо большое, – Мэй поблагодарила турианца, по привычке кивнув головой. Инженер в свою очередь глянула на охранника, сжимавшего огромными руками девушку-зайца, мол, помощь нужна? Но тот только угрюмо головой качнул. Турианка легко пожала плечами, и, проверив напоследок свои крепления, сиганула вниз. Сама она спускалась куда активнее, чем опускала Мэй, так что на поверхности оказалась в разы быстрее.
– Так, так, полегче! – Неожиданно даже для себя высекая из груди смешок, Аано посторонился, чтобы не быть зашибленным лихо прыгнувшей вниз турианкой. Которую точно так же, почти что машинально, но тоже поймал. Якобы поймал, ибо она и сама недурно справилась – ощутимо придержал за талию, предотвращая падение, которое вряд ли бы случилось. – Не шибко хочется отойти к Духам прямо здесь, под громадой обещанной термоброни.
– Попрошу заметить, предложенной, а не обещанной, – хмыкнула Солана, отпуская страховочный трос и опираясь на руки турианца. – К тому же, разве тебе подойдет размерчик?
– О, велика разница, – Аано был близок к тому, чтобы картинно закатить глаза, продолжая посмеиваться. – В любом случае, речь заходила. А кто я такой, чтобы отказаться от дармовой брони?
Инженер сверкнула улыбкой через щиток шлема, тут же выворачиваясь из почти что объятий, и почти уже было отстранилась, если бы не одно «но». Руки, ага. Наивный дурак тот, кто подумал, будто турианец вот прямо сейчас и отпустит Солану. Этот тип искренне наслаждался корыстностью своих действий: под видом и со словами «э, мадам, а техника безопасности?» принялся проверять оба-два карабина (свой тоже, про всякий случай и заодно), с – о, это точно было видно даже за тонированным шлемом – наглейшей клыкастой ухмылкой; после придерживая руки на поясе турианки дольше общепринятого культурного регламента, подозрительно долго шаря в поисках крепления.
– Неужто СБЦ так сильно недоплачивает, что молоденькие турианцы даже броню себе позволить не могут? Ах, какая жалость. – Да уж, особо не пококетничаешь, когда вся связь наемников идет через твой раздающий сигнал, разве что азари, Бронзенбалт и Мэй могли иметь какую-то внутреннюю сеть, но все прочие были вынуждены выслушивать какие-то сладковатые колкости, которыми обменивались турианцы.
Наверное, это вежливо – игнорировать чужие разговоры. Другое дело, что они настойчиво звучат в твоем шлеме. Разве что одному непосредственному участнику этих разговоров не было совершенно никакого дела до мнения остальных. Пока есть возможность - почему бы и нет? Да и по сути ничего такого еще не происходит - все живы, ну и слава Духам. Дал знать, что готов помочь – ну и хорошо.
– Что бы я ни сказал – это будет субъективно. Поэтому я пристебусь к фразе о «молоденьких турианцах». У тебя с ними какие-то проблемы? – Чувство меры? Не!
– Это звучит сейчас как очень плоский наезд, мистер Кериус, – улыбнулась Сол, подходя к краю провала. Прикинула на глаз, насколько глубоко, и, поскольку иного выхода все равно у них не было, стала неспешно спускаться, придерживаясь за страховочный трос, теперь уже в разу аккуратнее, учитывая в десяток раз большее расстояние.
– А будто ты меня остановишь! Тем более, попробуй тут потолще зашутить, разгерметизацией грозит, – начал было в своей обычно манере местного самоуверенного болвана, но как-то призаткнулся ради изречь то, что вертелось на языке следующим. – Окей, возвращаясь к теме: вот ты сама бы отказалась от дармовой брони? Нормальной, качественной брони, не оглядываясь на доходы. Сейчас тяжелое время, между прочим!
Рано или поздно вернуть себе позабытые на чужой талии руки – это хорошо. Всяко лучше, чем получить по ним под едкий комментарий. Да и тут же для них нашлась новая работка – сразу после контрольной оглядки по местности пора было полезать следом за турианкой – ниже. Внизу снова поймали Мэй, да на этот раз с большим трудом: капсула наверху, кажется, не намеревалась держаться на одном месте вечно, и в какой-то момент по шлему, по запыленным рукам осыпался небольшой дождик из щебня, но прошел почти бесследно, не оставив и синяка под темной броней. На дне нового провала Солана отряхнулась, снова активировала фонарик омни-тула, обходя теперь помещение по периметру, подсвечивая себе рисунки на стенах, чтобы лучше разглядеть.
– Тяжелое время… знаешь, мой папаша часто говаривал, что «простых времен» не бывает. Только вот сейчас… стой, это что, жнецы? – ослепляющий луч фонаря метнулся на стену, обрисовывая многолапое, приплюснутое существо, начерченное кропотливой рукой. Неужто какие древние легенды обнаружились и не зря все это время волус вел свои раскопки именно здесь? И когда Солана уже хотела было отметить, что местных археологам, похоже, наконец повезло, над головой что-то дернулось и турианка моментально направила омни-тул туда. В рассеивающемся, почти блеклом на таком расстоянии свете, виднелась… турель? Солана удивленно хмыкнула. Да нет, не турель, профессиональный взгляд тут же определил дрон, правда, явно не новой модели: все современные уже несколько лет как генерировались благодаря инструментрону, в том числе и дрон Соланы, а этот… Вакариан рефлекторно опустилась на корточки, прицеливаясь из тут же извлеченного ПП, но стрелять пока не стала. Откуда ему тут взяться?

+3

21

Предупреждали об осложнениях и трудностях во время работы? Предупреждали. Диалим знала, на что шла? Знала. И всё равно мысленно ругалась, когда её слова оставили как-то без внимания. За такие высказывания ханары бы сварились заживо в собственном соку.
Раз им помощь не нужна, то дрелла решила просто держаться рядом. Сколько бы лет не прошло, но каждый раз остаётся не у дел и придерживается тактики нахождения в группе запаса, так, на всякий случай.
Несмотря на побаливающую губу и нос, натянула шлем и, проверив герметичность, стала проверять свои инструменты в мешке, который обнаружился рядом с потерявшим сознание Чернобоговым.
Подсвечивая себе инструментроном, осмотрела содержимое и, самое главное, особое внимание уделила гранатам. Вряд ли кто-нибудь обрадуется, если внезапно одной, чрезмерно любящей приключения на свои филейные части, группой существ станет меньше. Как раз меньше работы для Жнецов тогда станет.
Под звуки голоса человека, от соприкосновения резака турианки и стены отлетали искры, а, после непродолжительной обработки, пол капсулы, аккуратно вырезанный, ухает вниз.
Естественно ВИ не мог промолчать и стандартно всем объявил о нарушении герметичности. Пол под ногами странно завибрировал, словно капсула стала соскальзывать, даже послышался шорох падающих осколков породы. Их снова тряхнуло, но на этот раз не достаточно сильно, поэтому дрелла удержалась на ногах и даже ни за кого не схватилась, однако предпочла бы по скорее обрести твёрдую и неподвижную почву под ногами.
На какое-то мгновение Диал перестала пристально следить за некоторыми личностями в капсуле и сосредоточилась на провале, в который вышла, если так можно сказать, азари, окутанная биополем. Временами, но лишь временами, ей хотелось обладать подобной способностью, но лишь на моменты подобные этому. Спуск не обещал веселья, хотя поступок Чернобогова отчасти позабавил. Нет, она так не поступит, будь у неё хоть в десятки раз кости крепче человеческих. Сейчас не время и не место для выпендрёжа, поэтому она постарается всё делать максимально чётко, не размениваясь на мелочи и лишние движения, а также включая речь.
Следом за человеком стала спускаться вторая дрелла, в то время как сама Диал сняла теперь абсолютно бесполезный плащ и закинула его в самый дальний угол, чтобы не мешался под ногами. Дальше краткое обследование ящика и обнаружение воды с пищей, а также резак. Стоит его брать или проще остаться налегке, вопрос довольно щекотливый. Решено всё же обойтись только небольшим портативным сканером.
После турианки спустилась и сама Диалим, оценив окружающую обстановку как сносную.
- Амонкира, высота не малая, с большой очередью. – Совсем тихо прокомментировала и стала продолжать спуск, на этот раз преодолевая далеко не те жалкие пять метров.
Она не отвлекалась ни на что, сосредоточенно спускаясь в расщелину, пока на мгновение не зависла на самом конце. Всё таки длины не хватало до самой поверхности. Рискнув, дрелла спрыгнула, без проблем приземлившись и отходя несколько в сторону. Как раз хватило, чтобы увидеть необъяснимое нечто. Почему необъяснимое нечто? Да потому что Диалим с подобным никогда не сталкивалась и понятия не имела что это, и уж тем более как это отключается. Возможно где-то есть рычаг?
Пока что дрелла держалась отстранёно, не проявляя активности, лишь наблюдая и следуя за другими. Хотя, осматриваясь, обнаружила на стенах странные изображения, до жути похожие на жнецов. Активированный мимоходом инструментрон включил боевого дрона для анализа и разведки путей. Сюрпризов дрелла совершенно не любила.

Этот ход нейтральный.

+4

22

Кварианец выбрался из капсулы одним из последних. Краем глаза он поглядывал на остальных, и даже помог охраннику спустить вниз так и не пришедшую в себя Суру, но... Немного тут было работы для простого наёмника.

Что же пещера? "Пол" усыпан поташными кристаллами. Дымкой по ямкам стелется вездесущий хлор, и уходит дальше, вниз; из-за него звуки гулкие, словно вязнут в смоле. Хоть о прорехах не надо думать - костюм бы уже поднял вой, будь в нём зелёная зараза, подумал Киру. А планета всё напоминала о своём нраве шорохом падающей породы и поташа под ногами. Внизу - провал. Над головой - камни, жестянка, камни, поташ, камни, камни, камни, - чего ещё можно ожидать.

Вскинув омнитул, кварианец машинально запустил сканер. Программа, наученная искать любую брешь, метр за метром "читала" стены и потолок вокруг. Ничего интересного. В капсуле активности нет: так, искрило что-то, а толку ноль. Только по проделанному ей пути, несмотря на завалы, шло какое-то движение. Камни? Ещё наёмник отметил про себя, что тем же путём им не вылезти. Оно и так понятно, снаряжения нужного нет в любом случае, но даже если бы было - сыпется порода, в морду прямо сыпется, словно Кленкори кроет матом да слоем пыли. По такому лезть - всё равно, что забивать крючья в слоёное тесто.

Остаётся, значит, только одна дорога, вслед за хлоркой. Что принесёт с собой она под воркование гребенчатых голубков мира? Кто знает.

А движение только усиливалось. Под яростно бившим в завал щебнем явно рылось что-то ещё. Киру пытался припомнить, приходилось ли ему стреляться в пещерах: нет, не приходилось. Да и что бы там ни было, манерами оно не походило ни на хаска, ни на раскопочное оборудование - просто что-то трепыхалось в попытках пробраться следом за капсулой. Может, лишняя запчасть, может - страховочный дрон, или что-то в этом роде. Кто его знает.

Плюнув на сканер, Киру лишь поудобнее перехватил трос. Щёлкнул последний карабин, в расщелине уже исчезли силуэты. В голову лезли воспоминания - похожие трюки он уже делал на Анхуре, на Новерии, на Иллиуме, только было всё тогда в разы быстрее. Штурм зданий. Рисковое дело для его расы. Но что делать, когда в кармане пусто, а выбора нет? Вот и сейчас его очередь. Мерно зашипел трос, поисковая камера исчезла за уступом и осталась наверху. Однообразный камень замельтешил перед глазами. Ему в такт мелькали такие же ядовитые ловушки на отшибах галактики, холодные, смертоносные ловушки, и долгие поиски того, чего нет. За ними пошли люди, вещи, дела, любимая марка виски, рецепт омлета... долбаный поток сознания.

Суру в этот раз спустили до него. Снова послышался хруст поташа, на который впервые ступила нога кварианца. Хлорки чуть больше, звук - как казалось, - чуть гуще, а сканер жалобно пищал, что дальности на всё про всё уже не хватает. Это что-то новое. Действительно, "помещение", если зал пещеры можно так назвать, было настолько объёмным, что все уже понемногу разбрелись его изучать; кто-то разглядывал стены, а поодаль своды блестели золотом, привлекая остальных. Сверху же всё активнее сыпался камень, и омнитул разок пискнул - мол, осторожно, знакомая сигнатура. С лязгом щебня по железу с потолка выскочил... Мёрфи.

Живучая скотина.

Турианцы напряглись, конечно. Единственные, кто вообще заметил, судя по общей для всех реакции - отсутствию реакции. Разве что Магнус повернулся, но это уже на шум и нервы, а не внезапного гостя. Сам Мёрф, засекая уставившееся на него дуло "Сюрикена", заиграл какую-то жалобную азарийскую арию - не ешь меня, мол. Я невкусный.

- Спокойно, все свои.

Дрон при виде хозяина радостно "завилял" закрылками. Киру подошёл поближе, чтобы осмотреть машину. Вмятины, царапины, пыль, подпалины на краске, копоть, одна "ножка" болтается без движения. Что за чёрт покуролесил наверху? Риторический вопрос. Кварианец потрепал железку за ствол.

- Ну что, Мёрф. К службе готов?

Турианский военный марш. Хорошо всё, значит. И гребенчатые успокоятся заодно.

Теперь о том, почему ты пропал с радаров, везучий бош'тет. Пара движений, и вот уже вовсю работает диагностика. Переключение на ближнюю связь. Иконка дрона появляется на омнитуле вместе с десятком предупреждений - перегрев, ударная волна, потеря связи, сортировка архива. Последнее кварианец читает внимательнее - девяносто семь процентов. За такой долгий путь... ну, придётся ещё немного подождать.

Главное, что с Мёрфи ничего не случилось.

- Эй, ведро-голова, - подал голос наблюдавший за ними между делом Брозенбалт. - Сигнал только утихомирь, а то не дай бог твари следом прокопаются.
Словно в подтверждение угрозы, голова будто сжалась тисками на пару секунд.
- Готово, - сквозь боль ответил Киру. На самом деле, ничего и не надо было делать - сигнал короткой связи был фактически тем же, что и у коммуникаторов в их шлемах. Но лучше лишний раз заверить, чем что-то доказывать. Рыжебородый кивнул сам себе и отошёл заниматься остальными.
- Ладно, Мёрф. С этим разобрались. Давай теперь побудем полезными.

Дрон ответил проигрышем "Наша служба и опасна, и трудна". Врубив фонарь, он по заданной схеме отправился облетать зал, обращая особое внимание на ниши, выемки, выпуклости и прочие нерегулярные образования. На секунду луч света выцепил из мрака силуэт - наскальный образ, сильно смахивающий на Жнеца. Кто-то на противоположном конце разглядывал другой такой же. И тем не менее, в голове наёмника мелькнул смутный образ из какой-то книжки. Кажется, человеческой. Нечто, более подходящее под образ, но что именно - вспомнить ему не удалось. Ещё стоило отметить удивительную гладкость... камня? Местами он совершенно не походил на грубую, слоистую породу, из которой состояла пещера.

Золотой свет оказался полем массы. Киру даже времени тратить не стал - не тот уровень. Пусть этим занимаются более грамотные головы. А вот то, что, судя по разговорам, незнакомая дрелла нашла какую-то камеру с оборудованием, его заинтересовало. Не прошло и минуты, как дрон обнаружил ещё один проход.

- *Is there anybody there?*
- Не думаю. Но лучше проверь, что там. Сдаётся мне, что вряд ли пустота.

Удивительно, но датчики Мёрфи остались в целом нетронутыми, несмотря на его общее состояние. Камера, в число столь полезных приборов входящая, работала исправно, а вместе с ней - и вывод картинки на уни-инструмент, чем не преминул воспользоваться наёмник. Дрон начал понемногу протискиваться в каменную кишку, волоча нерабочую "ногу"; стойка оставляла за собой неглубокую борозду в поташе. Спустя несколько метров корпус уже начал ощутимо цепляться за стенки, но тем не менее пролезал. Мёрф упорно двигался к цели, царапая остатки краски, пока наконец не открыл взору довольно просторную камору, в которой была - конечно же - ещё одна плита. Со слов дреллы уже было понятно, что она из себя представляет.

- Тут ещё одна камера с консолью. Нужно, чтобы кто-нибудь пролез и посмотрел. Наверняка эти две плиты связаны между собой.

Лезть самому кварианцу совсем не хотелось. В первую очередь, мешали не самые маленькие габариты.

+4

23

С мастером всё согласованно

  Мэй была невероятно благодарна турианцам, за то, что они помогли ей спуститься. Её вполне могли оставить позади, как бесполезный балласт, могли и просто не помогать, но её вера в людей, так или иначе, всегда вознаграждалась.
Когда ноги, наконец, коснулись земли, Мередит быстро огляделась, всё так же прижимая к себе руку, да временами тихо всхлипывая. Но… черт. Увиденное стоило и двух сломанных рук (хотя ломать вторую, ещё дееспособную конечность Фишер однозначно не хотела), и сотни таких падений. Первое… что-то. За годы работы, за тонны перелопаченных вдоль и поперек кубометров породы ЭТО первая значимая вещь, которую им удалось увидеть да при каких обстоятельствах! Если бы не воля случая, то они, наверное, и не докопались бы сюда никогда. Девушка смогла выдавить из себя лишь тихое “восхитительно, " с абсолютно типичным английским акцентом. На большее её просто не хватало.
Когда первое впечатление чуть спало, Мэй смогла сделать пару шагов вперед, приближаясь к… чему-то. Яркая пелена с золотистым отливом покрывала своды пещеры, словно оберегая от чужих любопытных глаз нечто очень-очень, важное. О, Мередит была с детства очень любопытна, а учитывая то, что через эту завесу, должно быть, лежит их путь наружу… Да, любопытство здесь явно было более, чем к месту.
Фишер быстрым шагом приблизилась к завесе. Нат’Тэа уже сказала, что это поле массы, но лично Мередит больше интересовало что за ним. Мэй вглядывалась в отсвечивающую поверхность поля, стараясь увидеть хоть что-то. Сквозь практически непроглядную темноту поначалу едва удавалось различить общие очертания тоннеля. Спустя где-то минуту ей удалось разглядеть округлые очертания свода штольни, да, это определенно напоминало чем-то шахту или вроде того. Ход выглядел достаточно широким, но разглядеть какие-то ещё детали не представлялось возможным. Мередит ещё пару минут вглядывалась в темноту, перекрытую золотистым полем, стараясь разглядеть хоть какой-нибудь рисунок или что-то вроде того, но… бесполезно. Ничего значимого, кроме полукруглого хода, уходящего куда-то вдаль, она не могла увидеть. Дальше смотреть было бы просто бесполезно.
Отойдя в сторону, Мередит хотела была протереть глаза рукой, но перчатка ударилась об щиток шлема, напоминая о наличии скафандра. Фишер ещё раз огляделась, включив на инструментроне фонарик. Слабый рыжеватый свет еле-еле выдергивал из темноты небольшие складки на стенах. Фишер уже почти не воспринимала окружающий мир, больше сосредоточившись на этих складках… Интуиция подсказывала ей, что это не просто красивые выступы камня.
Проведя рукой по стене, Мэй смахнула часть пыли, стараясь разглядеть хоть что-то. На вскидку это было похоже на какого-то рода барельефы. Отойдя на пару метров назад, Фишер ещё раз взглянула на стену. Выпуклости то там, то сям почти складывались в какой-то рисунок. Почти. Для того, чтобы понять в какой именно рисунок не хватало деталей и мелочей. По привычке она потянулась в сумку за инструментами, но… только, черт возьми, сейчас она поняла что сумка осталась в капсуле. С этой сломанной рукой, землетрясением и паникой она умудрилась забыть собственную сумку в уже упавшей капсуле. Значится она осталась без инструментов, кучи наработок и рисунков. Благо хоть живая.
- Так -с, - тихо прошипела себе под нос Мэй, стараясь не зацикливаться на потере дорогих сердцу вещей. Нужно было продолжать хоть что-то делать. Мередит ещё раз посветила фонариком на стену, пытаясь найти что-нибудь ещё. Спустя пару минут взгляд зацепился за еле-еле заметный рисунок почти на потолке, но что там было изображено Фишер не поняла. Снизу было что-то разглядеть достаточно трудно. Да она сейчас в принципе, мало что могла сделать самостоятельно.
- Нат’Тэа, мне бы сейчас пригодилась ваша помощь. Тут что-то вроде барельефа есть, но мне одной тут никак, - девушка, увидев, что начальница оставила бесполезные пока что попытки что-то сделать с полем, тут же позвала азари. 
- Мередит, поберегите руку, -  археолог хотела было что-то сразу ответить, но… она просто стояла, наблюдая, как азари своей биотикой буквально смывала щебень и песок. Словно это вовсе были не камни, пролежавшие на месте не одну тысячу лет, а всего лишь пыль на книжной полке. Мэй мотнула головой лишь спустя пару секунд.
- Ну у меня всегда есть вторая рука, -  Фишер улыбнулась, пусть под шлемом этого почти и не было видно, а потом тяжело вздохнула - Вот вам не обидно, что за столько лет поисков, мы находим что-то действительно важное так, по случайности?
Азари повернула голову к девушке, глядя как бы искоса, от чего Мередит тут же стало не по себе.
- Найти что-то по случайности - это если отдыхаешь на тессийском пляже, и в песке, среди ракушек, находишь артефакты Гесперийского периода... Но мы не на пляже, - биотика стала чуть тусклее, - и я впервые не рада тому, что мы что-то обнаружили, признаюсь вам.
- Да уж, - Мэй хотела было эмоционально хлопнуть в ладоши, но боль в сломанной руке быстро о себе напомнила, - осталось только понять, что мы нашли. Ну и как отсюда выбраться, ясное дело.
- О, - протянула азари, - всего лишь…
- Всего лишь, - Мэй повторила фразу следом, впрочем, в отличии от азари она, кажется, знала что сказать. Открывшийся теперь рельеф очень напоминал насекомое с Земли, - Всего лишь большого-большого паука. Надеюсь ни у кого из присутствующих нет арахнофобии, - но с каждой секундой, что она всматривалась в эту… скульптуру, да, обобщенно это можно было всё таки так назвать, то тем сильнее её одолевали сомнения. И тем тише и обеспокоеннее становился её голос.
Не знай Мередит,  что находится сейчас не на Земле и не будь у неё таких обширных знаний истории и культуры древнего мира, то она с легкостью приняла бы этот рельеф за древнеегипетского жука-скарабея. Впрочем, она была не на Земле и такое совпадение выглядит просто невозможным, да и стиль рельефа и сильно напоминал египетский с некоторыми допущениями. Достаточно округлое основное тело, от которого  следовало семь… нет восемь конечностей. По всему барельефу то и дело можно было увидеть какие-то трещины, от округлого тельца даже отвалилось несколько кусочков камня и одна “лапка”, большая часть рисунка - какого-то рода прожилки или орнамент на панцире и диске, расположенном выше жука, уже были стерты временем, но… это всё равно было невероятно. Мысли путались даже в собственном сознании, не позволяя сказать хоть что-то адекватное. Эта… схожесть с земными рельефами выбила Мэй из колеи окончательно и в голове осталось одно большое “а что если?” из которого вытекало уже множество других вопросов. А что если схожесть не плод вселенской случайности? А что если эти существа, кто бы не жил на этой планете, вмешались в судьбу человечества? А что если они сейчас подобрались ближе всего к величайшему открытию в истории человечества!? Такие мысли будоражили кровь. В голове было много вопросов, а ответы эта планета, как и всегда, давать не спешила.

[AVA]http://sd.uploads.ru/53Nkb.png[/AVA]
[NIC]May Fisher[/NIC]
[STA]Historia est magistra vitae[/STA]
[SGN]
Без знания истории мы должны признать себя случайностями, не знающими, как и зачем мы пришли в мир, как и для чего в нем живем, как и к чему должны стремиться, механическими куклами, которые не родятся, а делаются, не умирают по законам природы, жизни, а ломаются по чьему-то детскому капризу.
[/SGN]

+4

24

Картинки, что передавал дрон на омни-тул кварианца, заинтересовали азари. Оставив Мэй рассматривать полузасыпанные барельефы, Нат’Тэа быстрым шагом приблизилась к Киру.
- Переведите его левее… еще немного, - она напряженно всматривается в чуть подрагивающее голографическое изображение, на котором отчетливо золотятся зубчатые контуры панели. Она мало похожа на плиту, обнаруженную Аралией, но непонятные символы на обеих почти одинаковы.  Так что высказанное кварианцем «наверняка» оказывается правильным предположением.
Дрона вот только бы отозвать, о чем азари и просит.  Снарядившись дополнительным сканером из вороха прихваченного из капсулы оборудования, Нат’Тэа пробирается по лазу.  Гибкая и ловкая, не чета колченогому дрону, до загадочной панели она добирается быстро.
- Это… - внутренняя связь внезапно прерывается помехами. У всех в ушах возникает легкий звенящий гул, почти болезненный, стихает через несколько секунд. По толще породы пробегает дрожь, сверху осыпается мерзлый камень, и шлепается сумка Мередит, рассыпав часть содержимого. Вслед за ней валятся камни, куда крупнее прежнего гравия, и сверху слышен скрежет – кажется, капсула вот-вот провалится.
- Внимание! – рявкает Бронзенбалт, но вы и без того уже поняли, что дело пахнет керосином. Конкретно – созданиями Жнецов, чьи сигнатуры возникают на ваших радарах. Жнецы упорно прокапываются под землю, по ходу, проделанному капсулой.
Золотистое поле гудит громче, разгораясь ярким, режущим светом глаза. Подземные толчки становятся чаще, и совершенно непонятно, как Нат’Тэа удалось столь быстро выбраться из того лаза. Перепугалась, не иначе. С  долгим, оглушительным грохотом и скрежетом сверху проваливается капсула, из которой и по которой лезут хаски, мелькает гребенчатая голова налетчика.
Но не факт, что вы успеваете их разглядеть, ибо буквально перед самым падением капсулы поле вспыхивает нестерпимо ярко, с долгим гудением расширяясь – теперь вы за полем, которое продолжает расширяться. Хаски и иже с ними теперь видны хорошо, и рефлексы некоторых срабатывают быстрее, чем мозги – Замполит стреляет по ним через поле.
Остальных спасает только то, что он находился ближе всех к краю купола. Небольшой взрыв у светящейся стенки, и от человека остается только полуобгоревший скелет. Поле неторопливо доходит до вывороченного «языка» капсулы, слегка его оплавляя, и превращая в черный пепел приблизившихся хасков. А затем начинает неторопливо сужаться, двигаясь уже по направлению к вам.
- Бегом! – «Волк», по-прежнему не выпускающий Суру, мчится впереди всех, Бронзенбалт не пеняет ему за нарушение субординации, но мчится также во весь опор, ибо поле постепенно ускоряется, надвигаясь все ближе. Захотите задержаться – верный способ убить персонажа, без исключений.
Бегите – а пол неровный, с вывороченными кусками плит, обвалами потолка и ямами. Прыгать, подтягиваться, если упали, перепрыгивать придется в избытке. Найдете время взглянуть назад? – за полем танки грохотали мчатся хаски. Правда, когда один из налетчиков стреляет в поле, ему навстречу вырывается тонкий язык бледно-желтого огня, прожигая его насквозь.

Аано, Солана – один из вас сильно подворачивает ногу на яме, передвигаться бегом уже не получится. Кто – решите сами, это чтобы скучать не пришлось на перебеге.
Киру – дрон за всей честной компанией не поспевает, вероятность того, что его придется бросить, высока. И в голове что-то будто позванивает.
Диалим – тот же звон в голове. На какое-то мгновение перед глазами возникает иллюзия, до которой, впрочем, недалеко – несколько силуэтов, человеческих и гребенчатых, вспышкой сгорающих в светлом сияющем пламени. Звон становится громче.
Аралия – Нат’Тэа в какой-то момент оказывается рядом, выдыхает по внутренней связи:
- Я поняла, что нужно сделать! – и замедляет шаг, окутываясь биотикой. Полупрозрачный купол синеватого свечения поднимается над ней; на бегу удерживать концентрацию ей трудно, но она справляется. Пока что. – Я ощущаю это… оно будто живое. Его нужно убедить в том, что мы не враждебны ему! – синеватый купол почти касается золотистого. Азари идет медленней, концентрируясь, зажмуриваясь, даже бормоча что-то на ходу.
Мэй – единственная без звона в голове. Действуй по обстоятельствам, и не забывай про руку.

Очередность прежняя.

+2

25

Совместка с Соланой
Все согласовано с ГМом
эти фразы давно пора засунуть в макрос и вставлять в один клик xD

Пусть мимолетное веселье еще согревало душу Аано, стало совершенно не до смеха, когда лучи света скользнули по стенам-скалам-льдинам, выхватывая и открывая взгляду то, от чего кровь застыла в жилах. На сей раз - почти что натурально. Если это везение, то явно не из категории "всецело безобидное".
- Подумать только, - турианец тихо стал бок о бок с Раав, осторожно коснулся стены, на которой выше точно очерченными пятнами громоздился рисунок - огромный, внушающий, пусть и неживой.
Скорей всего, за этим должна была последовать еще одна фраза (только ради того, чтобы не молчать, не оставаться в ставшей несколько жуткой, потрепанной звуком осыпающейся в пыль и крошку породы тишине), но Аано потянулся и выхватил винтовку раньше, чем сообразил сам, что происходит. И выдохнул, поняв, что причиной переполоха был дрон кварианца, и забыл напрочь, что хотел было добавить. Ну и больно надо, подумаешь...
Отличная теплая атмосфера, теперь меня дергает по любому поводу.
Правда, очень скоро винтовку пришлось прятать еще быстрее, чем доставать: произошло нечто, что с законами логики и мало-мальского сценария жанра совершенно не хотело вязаться.
- Духи помилуйте...
Аано, уже захлопнув открытый от увиденного, услышанного и непонятого рот, сам хотел было рефлекторно израсходовать термозаряд-другой на слабо различимые в свету жнецовы отродья и желтое поле ("Что это вообще за хрень? А это?!") по старой доброй присказке "сначала стреляй, потом разбирайся", но как-то не сложилось. Турианец нервно сглотнул и сорвался с места едва ли не раньше, чем Замполита коснулось желто-золотое-прозрачное непонятно что. Еще и звон в голове подействовал - и так будучи на взводе, Кериус теперь действовал рефлекторно, повинуясь предчувствиям безо всяких "внимание-валим", и больше не рисковал оборачиваться - да мало ли там. И вообще ощущение, что сейчас в зад вцепятся и утащат…
Яма, как и остальные препятствия, включая уже ставший ненавистным скрежет, звон и шум, а еще частичное ослепление, почти-почти была упущена из виду. Ноги проскользили по самому краю, минуя и почти высекая искры, и уже готовы были унести дальше, но тут за спиной раздался звук, чуть отличный от прочих: гулкое падение, ругательства, рычание. В отличии от Кериуса, турианка ямы не обогнула, а зацепилась за едва выпирающий из земли камень, да тут же прокатилась кубарем по полу, царапая щиток шлема, спину, копчик, да нечленораздельно фыркая ругательства.
– Блядь! – Только и различилось, мимо всех прочих, с уст инженера, когда та, с трудом подымаясь зашипела. Проклятье на эти жнецовы головы, а ведь только полчаса назад радовалась, что руку не подвернула! Как же. Нога ныла сильно и неприятно, почти так же, как ныла бы сейчас и сама Раав, будь она в более благоприятных обстоятельствах.
Оглядка, резкий поворот, испуг, который за темным стеклом шлема никто никогда не увидит. Аано не успел уйти далеко - протянул руку и схватил турианку за запястье, с силой потянув на себя. Броня защитит от серьезных травм, да и нет смысла о них думать, когда на кон резко встали жизни. Раав бежать могла вряд ли теперь; Кериус перехватил ее поудобнее, не прекращая движения и мимоходом оглянувшись, никто ли больше не угодил куда ("Слишком много жертв за часок!"), и почти не ощущая от эмоций и напряжения веса, перекинул Иллари через плечо.
— ...Чтоб тебя варрены за филей цапнули, не пугай! — Без претензии, безо всякой агрессии, видимо, это был такой способ выплескивать эмоции. А сейчас их было выше крыши.
Инженер даже взвизгнуть не успела: только и вцепилась в предплечье турианца когтями, что пыжак перепуганный, молча сжав зубы. Хорошо еще, что связь не пропала: после такого падения и коммуникатор мог повредиться, повезло еще, что только лодыжку подвернула. Раав прижалась к снайперу, группируясь, но абсолютно молча, беззвучно даже, то ли благодарно, то ли смущенно, то ли зло – за щитком шлема все равно не разглядишь.
Насколько быстро, адреналиново все не происходило - этого оказалось мало, чтобы умудриться уйти невредимым. Чувство, что вот-вот что-то настигнет, с шипением, с гулом быстро нарастало и взорвалось болью в левой руке, ненароком метнувшейся в сторону. Броня протестующе запищала, ознаменовав перегрев, но выдержала температуру, чего не скажешь о почти всей части руки от ладони аж до локтя. Герметичная “консервная банка” быстренько наворотила дел, и уже неизвестно, повезло или все-таки нет. Успех, ничего не скажешь. То холодно, то горячо. Баланс вселенной - никто не уйдет без травмы.
Зато яркая пелена, кажется, почти спала с глаз. Хоть что-то на этом празднике жизни, помимо льда, породы, желтого света, синего света… Азари! Аано резко повернул голову к Нат’Тэа - сумасшедшая баба!, но снова был вынужден смотреть под ноги, дабы не повторить ошибку Раав. И все-таки от безысходности даже вариант с биотическим полем казался лучше, чем одно большое и смачное нихрена. Может, стоило спрятаться там? Но на то, чтобы это сказать остальным, дыхания могло не хватить - хотелось только побыстрее добраться до азари, не забыв пинком веры подшвырнуть ближе тех, кто вдруг снова замешкается. ...Если самому это не будет стоить новой травмы.

+2

26

Дымка и гонка, гонка и дымка.


Спустя некоторое время происки дрона заметила азари. Слава предкам - Киру слабо себе представлял, что делать дальше без возможности, собственно, что-то сделать. Синекожая смотрела, выглядывая из-за плеча, на пыль и позолоченные контуры, мелькающие на экране инструмента.

- Переведите его левее… еще немного, - кварианец только пожимал плечами, но старался поймать нужный ракурс. - Стойте.
Через камеру хорошо было видно набор неизвестных символов - без сомнения, рукотворных. Азари, казалось, раздирала их на части глазами. Полагаю, получить от этой штуки внятную инструкцию было бы слишком, - мысленно подчеркнул для себя наёмник и бросил косой взгляд на барельефы. Не очень хочется застрять в этой гробнице воспоминаний. Придётся копаться самим?
- Не могли бы вы убрать дрона?
Или самой.

Кажется, учёная действительно собралась оставить о древней технике личное мнение. Киру молча направил Мёрфи обратно. Жестянка протиснулась, обдирая с боков последние остатки краски; вслед за этим в лаз, сверкая бёдрами и прибором, полезла азари, ловко и шустро - так, что исчезла из виду уже за пару секунд. Впрочем, может, дело было и в темноте. Последовала небольшая пауза.

- Это…

Может, синекожая и почувствовала любопытство Киру. Да только фразу оборвало в самом начале противное шипение, перерастающее в звон. Помехи в ушах... и в голове. Чувствовалась дрожь под ногами.
- Аргх. Казалось, если не настроиться на этот шум, то кровь пойдёт из ушей. Наёмник не поддался. Не пошла.
- Мёрф, сюда, - быстрый взгляд на статус, пока не прихватило снова. Девяносто семь с половиной процентов. Процессор нагружен анализом, но на боевые протоколы хватит. Радиатор, орудие - кажется, в норме, машине не хватает только маневренности. Но не то что бы в пещере это было исключительно важно.

Камень будто бы гудел вслед за каждым толчком. Вместе с ним слегка оживала и хлорная дымка. Ядовитая зелень словно подсвечивалась с каждым лучиком света, как неоновая вывеска, но тут она вся зашевелилась, разгорелась под ногами; обернувшись, Киру увидел, как вспыхнуло поле, и его сияние заполнило собой всё - не помогали даже адаптивные фильтры в маске. Отвернулся, протянул руку азари, которая пулей вылетела, стоило только участиться толчкам.

А дальше началась форменная научная фантастика.

Большую часть того, что произошло в первые секунды, Киру не видел. Ни капсула, ни хлынувший поток тварей не смогли перебороть яркость, с которой вспыхнуло защитное поле, было лишь слышно грохот и шорох. Зато потом все смотрели, как золотая стенка охватила собой огромный кусок пещеры. За ней всё чётче виднелись силуэты - извращённые оболочки, пародии на прошлых хозяев. Казалось, они тоже понятия не имели, что делать.

- Ну нахер... - неожиданно раздался выстрел. Человек с железной рукой больше внимания обращал на хлынувших тварей и не имел терпения, за что и поплатился. Кварианец видел всякое - ожоги, оплавленные лица. Но чтобы такое...
- *Нет, ну ты видел?! Ты видел?!*
Ниас посмотрел на учёную с немым вопросом под маской: что происходит? Азари всё не могла оторваться от жгучего поля, от хасков и от дымящегося трупа стрелка, пока наконец не заметила взгляд - и не отпустила руку, за которую цеплялась всё это время. Но долго думать не пришлось. Два и два дали четыре, когда смертельная стенка начала плавно "сворачиваться" обратно.

- Бегом!
Бош'тет.

Бросить последний взгляд было некогда. Плиты судорожно замелькали под ногами в адреналиновой гонке, всё набиравшей скорость. В этот момент напомнило о себе ребро - резкой болью, которую тут же загасили хлынувшие гормоны. Но не до конца.

- Мёрф, шевелись!

Дрона мотало из стороны в сторону, как тряпку, но он упорно старался обогнать и перегнать. Краем глаза Киру заметил, что турианцы замешкались, но они почти тут же дёрнули вновь - уже в паре, относительно шустро. А синекожая в это время припустила так, что быстро оказалась впереди.

- Мёрфи!

Ножками он начал шаркать по полу, и жалобно транслировал на всю пещеру "Боже, царя храни" в исполнении церковного хора. Всё больше он отставал от бегущих. Перепрыгивая ямы и колдобины, Киру понял, что потеряет так своего друга.

- Ёб твою...

Хватанув дрона за "ногу", кварианец что было сил дёрнул его вперёд. Как воздушный шарик, он взмыл вверх, ведомый мускульной тягой.

- *Винни, Винни!*
- Заткнись, заткнись!

Было сложно бежать. Пару раз наёмник чуть не полетел кубарем, и больно ударился пальцем о камень. Но дрона не выпускал, и на таком шиле в задницу они почти сравнялись с лидерами. Мёрфи, как мог, поддерживал себя "на плаву", и дурно цитировал всё подряд, что хоть как-то было связано с погонями и опасностью. За спиной становилось всё жарче.

- Я поняла, что нужно сделать! - прохрустело в ушах, волны биотики накрыл азари и тех, кто оказался рядом, синим куполом.
А какие ещё есть варианты? А-а-а-ах, - Киру дёрнул дрона вниз и душевным пинком отправил его в полёт, и сам сиганул следом в их последний шанс на спасение.

- *KICKSTART MY HE-E-E-EART!*


KICKstart my heart!

Отредактировано Kiru'Nias (9 декабря, 2016г. 00:06)

+4

27

Ей всё не давал покоя этот барельеф. Слишком… похож. Будь у неё побольше времени да достойная аппаратура, может эта скульптура стала бы основой для какой-нибудь диссертации. Но у них не было ни времени, ни аппаратуры с собой.
Мэй ещё с пару минут стояла так, неподвижно, пока в наушнике не раздался мерзкий треск помех, смешанный с ни то звоном, ни то гулом, сильно бившим по ушам. Впрочем, к счастью, этот мерзкий звук вскоре утих, давая возможность услышать другой. Скрежет камня о камень она забудет не скоро. С потолка упало несколько камешков. Сначала - размером с гальку, но они становились всё больше и больше, пока, практически перед носом, не упало что-то достаточно обширное и большое. Только приземлился этот “камень“ как-то слишком мягко. Подняв совсем немного пыли под собой. Да и яркий больно он был для камня… Приглядевшись, Мередит, к своей огромной радости, опознала в этом камешке свою сумку с салатовой ручкой. Вокруг нее валялось несколько разных инструментов: скребки, кисточки, пара карандашей, но счастью Фишер не было предела. Всё-таки прощаться с любимыми наработками не придется.
Быстро положив внутрь выпавшие вещи, частично загребая в сумку же песок да камни из-за того, что делать это всё в перчатках было неудобно от слова совсем, Мэй быстро отошла в сторону. Не хватало только, чтобы на голову прилетел уже настоящий камень: большой и тяжелый.
Подбежав поближе к полю, где стояло большинство остальных людей, Фишер быстро оглянулась. Это золотистое нечто достаточно громко гудело, изрядно напрягая археолога, впрочем, ещё больше её напрягало то, что она могла увидеть на своем, достаточно примитивном радаре. Множество разных точек появлялись то тут, то там, а камнепад лишь усиливался. Мэй было страшно. Очень-очень страшно. Ещё никогда в жизни ей не приходилось именно бороться за свою жизнь. Сегодня, видимо, придется.
Попятившись назад, Мередит чуть не споткнулась о какую-то гальку. Шум со стороны капсулы становился всё громче и громче. А потом Фишер, кажется, ослепла. На пару секунд уж точно. Яркая-яркая вспышка осветила пещеру, а Мэй слишком поздно прикрыла лицо руками. Наконец, открыв глаза, Мэй, буквально тут же, услышала звуки выстрелов. Неужели жнецы прорвались? Слегка боязливо, Мередит повернулась туда, откуда услышала выстрелы. Пещеру осветила ещё одна вспышка, но на этот раз уже не настолько яркая. А когда и она погасла на её месте остались лишь темные кости.
- Боже, - только и хватило сил у неё прошептать. Этого человека… убили? Просто. Вот так вот. Был - дышал, ходил, говорил и в мгновение ока человека не стало. Мэй не знала кто это был, но сам факт… Ей ещё не приходилось лицом к лицу - вот так вот - встречаться со смертью. Боже, лучше бы и не приходилось.
Всё ещё пребывая в состоянии шока, Мередит сделала пару не аккуратных шагов назад, мотая головой из стороны в сторону, словно пытаясь отогнать от себя этот дурман и часто дыша. 
- Бегом! - впрочем, чей-то окрик сумел, отрезвил Мэй. Поле начало потихоньку сжиматься, с каждой секундой все приближаясь к ним. Недолго думая, Фишер рванула с места, даже не оглядываясь. Но надолго её не хватило. Спустя менее чем через пару минут, девушка начала тяжело дышать. Ещё бы, она никогда не была ни спортсменом, ни, тем более, солдатом. Да и образ её жизни тоже сказывался. Очевидно, что не самое здоровое сердце уже было готово выпрыгнуть из груди, перед глазами помутнело, а адская боль в висках мешала адекватно думать.
Наверное, из-за этого, Мэй и не заметила камешек под ногами и налетела на него, затем кубарем валясь на землю, к счастью лишь слегка задевая больную руку. Едва не воя от боли и неожиданности, Мередит попыталась встать самостоятельно. И, по началу, в панике она едва не запуталась в собственной же сумке. К счастью - обошлось. Купол был ещё достаточно далеко, чтобы не “съесть” её так же, как того беднягу, но драгоценное время было упущено. Встав на ноги, Фишер тут же с трудом, но побежала вперед. Жить-то ей ещё хотелось.
- Я поняла, что нужно сделать! - голос начальницы абсолютно внезапно прозвучал в общем канале и Мэй несколько притормозила, оглядываясь. Поначалу ей хотелось закричать, что это ТАК не работает, в первую очередь, потому что так подсказывала интуиция. Только вот тело говорило, что ещё один марш-бросок сердце просто не выдержит. Так что… выход был один. Из последних сил Фишер рванула под купол, уже молясь про себя, лишь бы Нат’Тэа была права.
[AVA]http://sd.uploads.ru/53Nkb.png[/AVA]
[NIC]May Fisher[/NIC]
[STA]Historia est magistra vitae[/STA]
[SGN]
Без знания истории мы должны признать себя случайностями, не знающими, как и зачем мы пришли в мир, как и для чего в нем живем, как и к чему должны стремиться, механическими куклами, которые не родятся, а делаются, не умирают по законам природы, жизни, а ломаются по чьему-то детскому капризу.
[/SGN]

+2

28

— Инструкции, инструкции, дайте мне кто-нибудь инструкции, — отключив собственный динамик, тихо напевала себе под нос Рал, пристроившись поближе к выходу из этого подобия на комнатушку. Впрочем, учитывая её размеры, тут везде не больше двух-трёх шагов надо сделать. Хотя, иногда и они оказываются ключевыми... — Дайте мне инструкции к непонятной хрени, которая делает не понятно что.
Наверное, со стороны это выглядело... странно. Впрочем, дреллку данный момент не смущал, да и увидеть-услышать её никто не мог. А вот она командную частоту отслеживала, готовая в любой момент делать... что-нибудь.
Полезное.
Ну, или не очень.
— Надо отключить непонятное поле, чтобы можно было... Ну вашу ж мать, — в последних словах не было испуга или паники, просто обречённо-усталое осознание того, что всё не может быть и без того плохо, оно обязательно должно стать ещё хуже. Конечно, это закон любого каноничного приключения, но разве им не хватит заваленной шахты с непонятным полем, которое хрена с два отключишь?
Впрочем, всеми этими вопросами Кайчет задавалась по ходу дела – в тот самый момент, когда связь принялась барахлить, а на грани слышимости возник странный, чуть звенящий гул, Аралия рыбкой нырнула в проход, благоразумно рассудив, что лучше остаться без панели, но с остальной боевой группой, чем с панелью, но, например, заваленной камнями. Или замурованной.
Или с ещё какой-нибудь пакостью...
В общем, лучше ползти, чем не ползти. И никаких вопросов в духе Шекспира (вроде так этого человеческого поэта звали?).
Выкатилась из прохода и подскочила на ноги Аралия как раз в нужный момент для того, чтобы увидеть самые важные моменты. Капсулу. Поле.
Замполита.
Жаль, забавный был мужик, пусть и не без своих тараканов в голове. Впрочем, как и все здесь, чего уж там...
Но заниматься философией, кажется, тоже времени не было. Как и вообще особенно активно думать, внимательно изучая взглядом диспозицию вражеских сил, изменения в ситуации и прочие весьма полезные и важные вещи. Потому что ещё немного – и их, кажется, постигнет участь сработавшего на рефлексах альянсовца.
Кто как, а Рал пока ещё хотела жить. А потому поступила самым примитивным в данной ситуации образом: побежала.
При том, что в данной-то ситуации не совсем понятно, куда и зачем. Но бежать – это проще всего. Это инстинкт. Это попытка убраться подальше от места, на котором разворачивается происходящее... Несколько спотыканий, бесконечные прыжки, пытающиеся подбить, сбить с пути камни, и несколько раз – задержки на доли секунды. Обернуться, понять, что происходит, осознать, что сияющая жёлтым опасность вовсе не собирается оставлять их в покое.
И снова бежать.
И надеяться, что проклятый Кепраль не напомнит о себе раньше, чем не появится возможность передохнуть. Если вообще появится, конечно.
А потом рядом оказалась азари.
Понадобилось несколько мучительно долгих миллисекунд для того, чтобы осознать, что именно происходит. Впрочем, ещё даже не совсем въехав, не осмыслив услышанное, Аралия тоже замедлила шаг, вскидывая руки, чувствуя, как собирается на ладонях биотика, как колет кончики пальцев синими всполохами, вливаясь в силу купола, укрепляя, поддерживая.
Надолго ли хватит, м?
Это выяснить можно только экспериментальным путём. И, кажется, непосредственно эксперимент случится очень, очень скоро...
Убедить, что мы не враждебны. Убедить. Каким образом, интересно?
А странное биотическое поле может ловить чужие мысли? Хотелось бы знать...
Нервный смешок искривил губы Кайчет. Действительно, очень, очень хороший вопрос. Актуальный такой. Животрепещущий.
А потом в поле зрения попалась метнувшаяся под защиту биотики Мэй, и дреллка неожиданно осознала, что может быть и получится. Странная цепочка ассоциаций, но, в конце концов, почему бы и не попробовать?
Убедить в своей невраждебности. Направленный поток мыслеобразов. Проще всего...
«О Арашу, Богиня материнства и защиты, молю тебя, накрой нас своим пологом, помоги избежать преждевременной и незаслуженной смерти, помоги открыть истину и раздели, разведи меж собой врагов и безвинных. Великая Арашу, прошу тебя, помоги, и...»
... Верующему дреллу проще всего направить поток мыслеобразов через молитву. И пусть, в отличие от азари, Рал не молилась вслух, но глаза закрыла, направив всю себя на эти мысли. И на клубящуюся на ладонях биотику.
И сейчас во всём мире не было ничего важнее этих двух дел. Ничего.
[NIC]Aralia Kaychet[/NIC]
[STA]girls wanna have fun[/STA]
[AVA]http://s1.uploads.ru/rnXFK.png[/AVA]
[SGN]Ты, наверное, хороший убийца. Совсем не злой.
Злые убивать толком не умеют, всё у них через пень-колоду,
а ты весёлый. Это и страшно. ©
Макс Фрай. «Чуб земли»
[/SGN]

+2

29

Сокурсницы Нат’тэа Т’Меру из Серрайского Университета неизменно подшучивали над ней, или отводили глаза, общаясь с азари по голо-связи. Слишком уже бесперспективным казалось им ее занятие, даже с точки зрения их народа, отличающегося редкостным терпением. Гробить свои лучшие годы матроны, предназначенные для того, чтобы искать партнера и создавать семью, и на что гробить? На скучную работу у безумного волуса, в лучших традициях человеческой поговорки «найди то – не знаю, что».
Такие мысли вихрем проносились сейчас в голове азари, что шла под неуклонно сжимающимся золотым куполом, высоко вздымая над собой купол собственный – подрагивающий, переливчато-синий. Она шагала, почти прикрыв глаза, иногда спотыкаясь, иногда покачиваясь, задетая нырнувшими под сферу наемниками. Она ощущала, как в ее биотику вплетается чужая. Быстрый взгляд в сторону – надо же, «заяц», принесенный Вольфом, теперь идет вместе со всеми… ну, как сказать, «идет». Ковыляет – да кажется, они все здесь ковыляют. Азари благодарно взглянула на дреллку, чье чешуйчатое лицо озарялось биотической пеленой, и глубоко вдохнула, поднимая купол выше, к золотому полю, будто вознося молитву Богине.
Ее сознания касалось настроение чего-то негуманоидного, чего-то совершенно необъяснимого – здесь не было ни слов, ни мыслеобразов, только голые эмоции чудовищной силы. Нечто было встревожено и раздражено. Нечто могло прихлопнуть их одним ударом, - «почему же еще не прихлопнуло?» И нечто было напугано, настолько, что сдвигало границы поля все быстрее.
«Оно убегает», - глаза азари распахнулись. Она остановилась, резко оборачиваясь – по коридору за вами все так же бегут создания Жнецов, поливая огнем поле, которое движется лишком быстро, чтобы дотянуться до них своим смертельным золотым огнем.
«Мы поможем тебе. Поможем. Только дай нам это сделать», - остальные могут увидеть на лице азари, сквозь прозрачное забрало ее шлема, железную решимость.
Поле замедляется. Сквозь него видно, как притормаживают и создания Жнецов, как их огонь застилает темное пространство коридора белым светом. Азари, чьи воздетые к своду тоннеля руки начинают мелко дрожать, выдыхает:
- К стенам… укройтесь! – и ее биотика развеивается, вместе с желтым свечением. Резкая тьма окружает вас, в которой светятся глаза и диоды хасков, каннибалов и налетчиков.
Как боевая единица Нат’Тэа сейчас бесполезна. Бронзенбалт с проклятиями оттаскивает обессилевшую азари из-под огня за ближайший валун, о который со вспышками разбиваются вражеские очереди. Отстреливайтесь, мяса в нешироком пространстве коридора достаточно. Если кому-то придет в голову отступить еще немного вглубь тоннеля, то он обнаружит, что из глубины прорывается неясный свет, не похожий на тот, что вы видели раньше. Да и звуки выстрелов имеют другую акустику, будто за тоннелем – огромное пустое пространство.
Во время перестрелки кто-то может оказаться легко ранен. Азари крайне выдохлась, так что если кто-нибудь воспользуется стимуляторами из аптечки Бронзенбалта, это будет кстати. В ином случае, Нат’Тэа придется тащить на себе. Вольф подсобит, если что.
Твари Жнецов заканчиваются, их подкрепления не прибывает. А вроде как там целый ход для них прорыт, нет? Тем не менее, похоже на то, что больше никаких незваных гостей, по крайней мере, с той стороны, не предвидится.
Чем ближе вы к краю тоннеля, тем светлее становится. Выглянете за край – увидите невероятных размеров пещеру, дальний конец которой теряется где-то вь тьме. Непонятный зеленоватый свет источают гигантские сталактиты и сталагмиты, которым когда-то была придана форма, и отнюдь не природой. Да, на резьбу и орнамент уже наползли многовековые минеральные отложения, но ее все равно видно. До низа пещеры метров пятьдесят. Лес сталагмитов преграждает вам дорогу до того, что вы видите со своего «окна» - это город.


Очередность: Аано, Солана, Мэй, Киру, Аралия. Диалим и Суру водим как НПС.

+1

30

Успел. Слава всему, что можно прославить - успел. И не только сам-один - успели спрятаться под куполом, который теперь держали двое, все остальные. И что бы ни произошло дальше, что бы ни было сделано, оно было во благо всем. За исключением тех, кто уже мертв.
Но да неважно. Жив-цел, отдышался, наконец вспомнил, что Раав уже можно и отпустить, хватку ослабить, для начала. А то цеплялся, как за самое родное. Косой взгляд на соплеменницу - самое время думать о ценности турианок, - и снова круг мыслей замкнулся на только что произошедшем, вытесняя остальное, лишнее, тем самым не давая снайперу расслабиться не только до состояния выжатой тряпки, а и вообще. Потому передышка была буквально в пару секунд, уже после слов Нат'Тэа, которых Аано не слышал, но сам сделал ровно то, о чем азари говорила - вжался в стену, глубоко вдохнул, прищурившись - не желал закрывать глаза в момент опасности. Купол исчез; турианец до последнего ожидал подвоха. Но кроме обрушившейся на головы темноты и настигающих отродий ничего не произошло. Короткий выдох, получившийся нервным, сбитым и судорожным, Аано оглянулся через плечо, вглядываясь вглубь тоннеля - темно. Только вот думать о логичности данного телодвижения было некогда.
Подтолкнуть более "немощных" куда-то себе за спину? Можно бы, да только турианец уже выхватил винтовку, найдя себе место за валуном, достаточно большим, чтобы укрыть нескольких. Боль в руке дала о себе знать снова - буквально только что забытая. И было бы намного лучше, если медигель можно было собственноручно ляпнуть на ожог, хоть какая-то защита от соприкосновения с жесткой внутренней поверхностью перчаток, но в этом случае нарисуются проблемы куда пострашнее - Аано их лишится, всех, кроме одной: ядовитый воздух никто не отменял. Поэтому пришлось довольствоваться внутренней системой ввода лекарства, обезболивающего действия которого практически не ощущалось сразу. Зато верхней левой конечности снова можно было доверять - та перехватила ствол винтовки покрепче, и турианец занялся тем, чему его учили с самого детства, поступления в армию и так далее - стрельбой, в данном случае - по жнецам. А остальные пусть позаботятся о себе сами.
...Однако, хорошим ориентиром были светящиеся пары глаз противника.

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Сюжетные эпизоды » Эпизод 8.4 (1) [Потерянные гробницы]