Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Предел для бессмертных - ГМ
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
ПЕРЕКЛИЧКА! Все отмечаемся!

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Наши друзья » R E V O L T


R E V O L T

Сообщений 151 страница 157 из 157

151

http://sh.uploads.ru/XpOHm.png
R   E   V   O   L   T
W       E                 A       R       E                T        H       E                F       U       T       U       R       E

способности      2038 год      эпизоды      18+

0

152

Найдена

http://funkyimg.com/i/2G38z.gif http://funkyimg.com/i/2G38A.gif http://funkyimg.com/i/2G38B.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
lily james

» имя, возраст:
Clementine "Clem" Hodgins, 26
Клементайн "Клем" Ходжинс
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
в прошлом: бармен, певица.
в настоящем: член боевой группы в гл. штабе.

» способность:
абсорбция материи.
» сторона:
ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка.

- Что, серьезно Клементайн?
- Клементайн, да-да, я в курсе про песню, даже не начинай. У моей матери весьма своеобразное чувство юмора, скажу я тебе.

» Мало кто знает, что у тебя, моя милая Клем, мать - алкоголичка, которую ты не видела лет эдак с восемнадцати. Ты по сей день всем рассказываешь истории о ней - об известном археологе, которая на протяжении долгих лет искала доказательство своих исследований, поэтому укатила в Южную Америку и где-то там затерялась, - "конечно, мы с ней часто созваниваемся, ну, а если телефон не ловит, то она умудряется посылать мне письма". Отец у тебя британец и это - единственное, что ты про него знаешь; ни имени, ни те более фамилии тебе так и не удалось разузнать, потому что в соответствующей графе свидетельства твоего рождения пусто, а мать категорически отказывалась давать тебе эту информацию.
» Всю свою жизнь ты провела в Сиэттле и ты его ненавидела, потому что тебе вечно не хватало солнечного света. Но ты не унывала, ты всегда знала, что стоит окончить школу, как ты свалишь из этого городка и начнешь строить свою жизнь - идти к своей мечте. Ты всегда хотела стать знаменитой певицей, на свои же заработанные деньги купила гитару, которую прятала в доме своей подруги, испугавшись, что мать найдет и променяет на очередную бутылку водки. А потом, когда ты наконец-то окончила школу, то собрала маленький рюкзак, прихватила гитару и свалила в огромный Нью-Йорк.
» Там ты встретила какого-то парня, влюбилась в него и почему-то отложила свою мечту в сторону, искренне веря в то, что тебе встретилась твоя вторая половинка. В итоге, он разбил тебе сердце, украл твою гитару и исчез, а ты осталась ни с чем. Именно тогда, каким-то странным образом тебя занесло в Коннектикут - "а тут жить дешевле, нежели в Большом Яблоке" сказала ты мне, когда мы впервые встретились. Ты работала официанткой в кофейне, неподалеку от Йельского Университета и всё время шутила на тему того, что я слишком много учусь, и скоро у меня голова лопнет.
» Через меня ты познакомилась с Кевином и Спенсером. Последний в тебя влюбился, а вот первый вечно его дразнил по этому поводу. Но ты всегда смеялась, шутила, не воспринимала это всерьез, то и дело рассказывая нам о том, что хочешь уехать в Лондон и там построить музыкальную карьеру. Я знала про твоих родителей и не могла понять, откуда в тебе была эта уверенность, что ты найдешь отца, не зная ничего про него. Но ты знала, ты была уверена в том, что стоит вам столкнуться на улице, то ты обязательно его узнаешь.   
» Когда мы с ребятами выпустились из университета, то жизнь нас всех развела. Мы умудрялись созваниваться, иногда писали друг другу длинные письма, а порой и вовсе встречались. Незадолго до начала войны ты сказала, что уезжаешь в Лондон и когда начался беспорядок, то я до последнего думала, что ты на другом континенте. Но мы с тобой встретились в побочном штабе Фарго, а потом вместе перешли в главный штаб.

» Клем, ты - очень яркая, веселая, жизнерадостная и позитивная. Ты всегда продолжаешь верить, вопреки всему, что происходит вокруг. Ты точно знаешь, что всё будет хорошо и это всегда восхищало меня.
» У нас с тобой очень странная дружба, честно говоря. Ты - единственная девушка, которую я могу называть своей настоящей подругой. Я доверяю тебе, я готова последовать за тобой и я знаю, что ты всегда поддержишь меня, даже если этот мир решит рухнуть. И я знаю, что во многом именно из-за меня ты пошла в боевую группу.
» В главном штабе наша компания снова собралась, что не может не радовать. Мы прекрасно понимаем, что сейчас происходит, но стоит нам собраться вчетвером, как создается иллюзия, что всё как прежде...


» все пункты можно и нужно обговорить. я могу рассказать вам много интересных деталей про каждого из них. отношения между персонажами тоже точка отсчета и это не значит, что вам обязательно нужно придерживаться "схемы" ^^
» мне очень важно, чтобы персонажи в первую очередь были интересны вам, поэтому я всячески помогу вам - с деталями, историей, даже в плане смены способности, побрейнштормить и прочее, не говоря о том, чтобы наделать кучу графики.
» в остальном, я буду всячески баловать вас, носить на руках, и вообще  http://funkyimg.com/i/2kywd.png


п р и м е р    п о с т а

- Может и мне сделать себе такой же? - ярко-синяя краска стекает вниз по указательному пальцу, а Тэдди лишь поднимает глаза на сидящую напротив неё Джолин. В белобрысых волосах Сарджент, подобно яркой ленте горит синяя прядь волос, которую Саттон сама же покрасила секундами раннее, - Тебе очень идет, Лин-Лин, - заключает она, как будто это впервые, словно такого ещё не был в их родном Фарго, - никаких ночных посиделок, когда пальцы рук готовы были вот-вот отвалиться от холода, а они с Джолин всё продолжали грезить о горячем шоколаде с плавающими в нём зефирками.
– Как ты думаешь, Лин, мы здесь надолго? - краска растекается по ладони, стекая вниз по запястью, но от чего-то Саттон не спешит вытирать её, продолжая наблюдать за её движением как завороженная, - А? – снова поднимает взгляд на подругу.
- Не знаю, - искренне признается Сарджент – за это она её и любит. Джолин никогда не станет врать, придумывать какие-то небылицы про несущественное красочное будущее, - она скажет прямо, что просто не знает надолго ли они в Миннесоте. – Но, Тэдди, - пауза, - какая же теперь разница? – дни в Фарго остались позади, они обе прекрасно об этом знают, и их уже никогда не вернуть.
- Мне не хватает нашего штаба.
Саттон не отвечает. Она знает, что Джолин поймет.
Они уже третий месяц в главном штабе. Но он до сих пор не стал им родным.

***
С любым другим человеком, было бы куда легче – картинно закатить глаза, выдать своё «фрф» и бросить косой взгляд на мерзопакостную личность, которая имела неосторожность так не вовремя оказаться на пути у Саттон. С Сивером дела обстояли иначе, что в конечном итоге выводило из себя канадку куда больше, чем если бы он всё время маячил у неё перед глазами. Парадокс состоял в том, что насколько бы охотно Теодора не утверждала, что для них обоих будет лучше держаться друг от друга подальше, настолько судорожно она выискивала его ершистый затылок в толпе, стоило ему потеряться из виду, - особенно тогда, когда где-нибудь в штабе разносилась новость об «очередной потере» ренегатов. Но стоило ей только наткнуться на его наглую физиономию, как желание огреть его палкой, - а лучше, лопатой, - с геометрической прогрессией росло внутри неё, поэтому она поскорее убиралась куда подальше, ведь Тэдди Саттон не любила разбрасываться словами на ветер. И именно она сказала, что им надо вести себя как двум взрослым людям.

Благо, в главном штабе не приходилось скучать. Несмотря на пометку «новичок. обращаться осторожно. желательно, не убить при первой же вылазке» (нет), у Теодоры хватало забот, поэтому мысли о Сивере одолевали её не так часто, - за несколько секунд до того, как она наконец-то вырубится после тяжелого дня, и где-то между «Саттон, за снаряжением» и «держись рядом», что она слышала постоянно – от людей выше по званию, по росту, и так далее. В этом водовороте безумия, ей удавалось выкрасть пару минут для того чтобы встретиться с Норманом, подергать его по старой привычке, - а на деле лишь для того, чтобы убедиться в его сохранности, - и снова вернуться к своим делам. Честно говоря, как бы сильно ей не хватало брата, Саттон была рада тому, что они с Уордом не так часто пересекаются, - раньше им никогда не приходилось работать вместе, и что-то подсказывало Тэдди, что это не обещает быть незабываемым опытом, учитывая привычку Нормана трястись по любому поводу.

- Саттон! – канадка оборачивается на голос Аргуса, отчаянно борясь с соком в картонной упаковке, от которой трубочка отказывалась отдираться, - Ты же у нас точно терракинетик? – вопрос заставляет Теодору отвлечься от своего занятия и вопросительно изогнуть бровь. – Не смотри на меня так, я просто должен удостовериться, что информация правильная. Ну, значит, ты мне и нужна, идём за мной.
- А что такое? – шагая рядом с Аргусом, который значительно выше неё, спрашивает Тэдди.
- Дай-ка сюда, - мужчина тянет руку в сторону сока в руках Саттон, но так и не успевает выхватить её, потому что канадка вытягивает руку в противоположную сторону и лишь склоняет голову набок, - Ну и реакция. Я же помочь хотел?
- А мне не нужна помощь, - улыбаясь своей очаровательной улыбкой, уверяет она его, - Понимаешь, мне очень важно чтоб было аккуратно, а не как… принято у… - она не заканчивает фразу, лишь пожимает плечами, осторожно отклеив трубочку от упаковки и снова поднимает на Аргуса свой взгляд. – Ты так и не сказал, что у тебя там и при чем тут терракинез…
- Ах да, - хлопает он себя по лбу и усмехается, - тут одно дело, в котором пригодится твоя способность. Надо выкопать закладку в соседнем штате, который оставил один из наших информаторов. Ничего сложного, просто нужно чтоб всё было быстро, эффективно и главное – чисто. Короче говоря – это по твоей части, надо чтоб никаких следов не осталось. Ну а поскольку такими делами занимается разведка, то тебя пристроят… - на слове «разведка» Тэдди уже начинает чувствовать неприятное щекотание нервов, - к одному парню… - «новая волна» щекотки, - у него, конечно, характер не майского одуванчика, но, - «но»…
- Скажи мне, что он – метр пятьдесят ростом, толстый, смуглый и волосатый, а?
- Что ты… что? - удивляется мужчина, совершенно выпадая из разговора. - Да это Сивер. Расти Сивер…
- А жаль, в детстве я любила гномов, - пожимает Тэдди плечами и выдыхает, наконец-то проткнув картонную упаковку трубочкой.
- Какие гномы? Ты про что, Саттон?

***
Конечно, Теодора первая пошла за снаряжением, поскольку ей явно не хватило установленного времени на то, чтобы смириться с тем фактом, что им с Расти придется не просто находиться в одном пространстве на определенное (а может и нет) количество часов, но и работать в паре, - потому что, как ни крути, а они не дети и на время придется забыть о своих «фи». Но, учитывая то, что в прошлый раз им хватило всего несколько минут, чтобы перейти с «какими судьбами?» на «никто тебя не спрашивает, ясно?», то день обещал был насыщенным.
Саттон невозмутимым взглядом следовала всем указаниями, не обращая внимание ни на лишние (по её мнению) вещи в рюкзаке, ни на то, что она хаотичным образом прошлась по всем карманам вот уже во второй раз, словно искала что-то конкретное. На деле, Тэдди ничего не искала, просто в первый раз её движения были скорее машинальными, поэтому она даже и не запомнила что куда положила. Убрав за пояс свой глок 26, который часто называли "Baby Glock", Саттон ещё раз окинула взглядом рюкзак и вздохнула. По большому счету, она не особо волновалась из-за снаряжения, потому что задание было не самым сложным, и риск столкнуться с вигилантами – весьма низким. Но даже в этом случае, Теодора полагалась на свою способность, что, возможно, не совсем рационально, но вот по мнению Саттон, куда лучше придавить кого-то грудой земли, нежели проделать в нём дыру.

- А это для чего? – кажется она всё же пропустила речь о «маскировке», учитывая удивленный взгляд Тэдди.
-  Будешь косить под охотника, Саттон, - усмехается Аргус.
- Я люблю животных, - совершенно серьезным и непреклонным голосом отвечает Тэдди, одарив интенданта недобрым взглядом.
- Поэтому и говорю – «будешь косить».
- Ты не понял. Я люблю животных. Я не стану их убивать даже для маскировки… - похоже, на этом моменте с трудом держится, чтобы не разорваться от смеха, но вот Саттон вообще не до смеха.

***
Вообще-то, умный человек обязательно оставил бы письмо Джолин, - не Норману, а именно ей, - в котором объяснил бы, что если не вернется, то не стоит винить кого-то левого в её пропаже – сама виновата, что напросилась, неймется, и вообще - у неё явно что-то не то с головой, если она позволяет Сиверу трепать ей нервы одним своим появлением в её жизни.
Умный человек не стал бы зацикливаться на всей этой чепухе, которая уже давным-давно должна была остаться в прошлом, - лет эдак пятнадцать тому назад, потому что даже слоны забывают обиду спустя столько времени.
Умный человек додумался бы, что может быть…
Итог один – Тэдди Саттон противоположность «умного человека».

Саттон приходит на точку сбора с невозмутимым выражением лица. Предварительно завязав волосы резинкой, она то и дело поправляет указательным пальцем челку, которая лезет в глаза, - надо бы попросить Джолин, постричь её, но это уже потом. По её виду и не скажешь, что она где-то минут двадцать (может двадцать пять) мерила комнату шагами, словно собиралась проложить в ней туннель – к тому же, и без всяких инструментов. На самом деле, Теодора категорически отказывалась понимать, почему её настолько бесит не только наличие Сивера в своей жизни с недавних пор, но и то, что возможно (!) это их общее задание может стать поводом как-то сгладить острые углы и перестать игнорировать друг друга в коридорах. На большее Тэдди не рассчитывала, - или «старалась» не думать об этом, - но что ни говори, а это избегание друг друга начинало действовать на нервы, несмотря на то, что сама Саттон вполне неплохо справлялась с этой игрой. И, тем не менее, она ничего не могла с собой поделать и даже несмотря на все рациональные «а может», Теодоре всё равно казалось, что в лучшем случае с задания вернется только один из них.

И вот стоит ей только сделать вдох и убедить себя в том, что она будет вести себя как «взрослый человек», как на горизонте появляется Растин Сивер, при этом радостно покачав ключами в воздухе. Первая мысль Саттон – выбить ему зубы этими ключами, но она быстро отгоняет от себя эту картину, повторяя про себя, что не стоит быть кровожадной, когда ренегаты и так в меньшинстве, а каждая жизнь одного из них – бесценна.
Тэдди только открывает рот, чтобы сказать что-то колкое, когда слышит его «если мы разделимся или меня выведут из строя», и, надо сказать, эта фраза моментально меняет её внутренний настрой. Не настолько чтоб это было заметно, но, всё же.
- Если ты думаешь, что я брошу своих, то ты совсем уже не знаешь меня, - на самом деле, голос канадки совсем спокойный, даже ровный, словно речь идет о тосте с джемом, а не об исходе операции. На деле, она прекрасно понимает, что Сивер не вкладывает особого смысла в этих словах, поскольку это простая договоренность – спасаться самому, если вы с напарником разделились. Им повторяли это раз сто, если не больше. Только Саттон и тогда, и тем более сейчас плевать на это всё хотела. В мире мало людей, которых она бросит в беде. Ещё меньше тех, кого она не бросит даже под угрозой смерти. Нравилось ей это или нет, но Расти был в числе последних.

- Да поняла я, не смотри на меня так, - моментально добавляет она и плетется вслед за ним. Конечно, Тэдди не в восторге от того, что на сегодняшний день именно Сивер и считается «главным» в этой операции, ну, что поделаешь, - всё запомню, запишу, нарисую карту если надо, бла-бла-бла… - бубнит она себе под нос, передразнивая Расти и полностью игнорирует его последнюю фразу, которая судя по всему должна была задеть её .

Отредактировано Information Broker (6 июля, 2018г. 12:29)

0

153

https://image.ibb.co/eEF3Qy/3.gif  https://image.ibb.co/fqMk5y/1.gif  https://image.ibb.co/dUPGCd/2.gif
ALEXANDER THADDEUS "ALEX" LOCKE, 48 » ELECTRICITY ABSORPTION » JOSH BROLIN
А  Б  С  О  Р  Б  Ц  И  Я      Э  Л  Е  К  Т  Р  И  Ч  Е  С  Т  В  А

[indent] Детство и юность Алекса прошли на улицах Лос-Анджелеса. Его мать умерла через неделю после его рождения, отца — священника Архиепархии Лос-Анджелеса — судили за растление несовершеннолетних, когда Локу было пять, а потому за отсутствием других родственников, готовых взять его под свою опеку, его определили в сиротский приют. Столкнувшись в приюте с враждебностью и ненавистью воспитателей, во многом обусловленными проявлением в мальчике способностей к поглощению электричества, Алекс сбежал оттуда через полгода и поселился в облюбованных бомжами трущобах, промышляя грошевыми подработками, воровством и мошенничеством, а по мере взросления — грабежами и рэкетом.
[indent] Жизнь на улицах в бесконечной борьбе за выживание закалила его — Александр Лок стал жестким, бескомпромиссным, доказавшим на деле, что является одним из тех, с кем лучше дружить и считаться, но в глубине души испытывавшим отвращение к себе и мечтавшим однажды искупить грехи отца и стать лучшим человеком, чем когда-то был Айден Лок. Это стремление стать лучше в конечном итоге и привело его в Корпус морской пехоты, когда ему исполнилось восемнадцать.
[indent] Воинская служба и военные конфликты в Восточной Европе и Азии раскрыли Алекса с другой стороны — отвага, смелость, лидерские качества, умение сохранять холодный расчет и действовать в критических ситуациях способствовали его продвижению по службе. О нем говорили как о человеке, принимающем не самые популярные у командования и сослуживцев решения, но каждый раз удивлялись, когда в конечном итоге именно его решения оказывались наиболее верными и обходились его стороне минимальными потерями.
[indent] Он несколько раз отвергал предложения Министра Обороны по определению его в ряды Главного управления военно-морских сил, аргументируя это нежеланием заниматься организационными вопросами в штаб-квартире, вместо этого предпочитая делать свою работу в авангарде.
[indent] Когда в сети началось распространение видеообращения Линкольна Риндта, Лок прекрасно понимал, что это не та революция, которую правительство сможет легко задавить еще в зародыше. Интуиция трубила тревогу, кричала о возможном начале войны, и когда Соединенные Штаты раскололись на ренегатов и вигилантов, он поверил Риндту и присягнул на верность во второй раз — теперь уже синим орлам.
[indent] В данный момент служит в стане ренегатов в звании командира боевой группы в побочном штабе Сент-Пола в Миннесоте. После смерти Брайана Солберга являлся первым кандидатом на его место в главном штабе, но отказался, потому что не хотел бросать своих ребят, для которых он теперь наставник, друг и — ни много ни мало — отец.

0

154

http://funkyimg.com/i/2G39m.gif http://funkyimg.com/i/2G39n.gif http://funkyimg.com/i/2G3cC.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
grant gustin

» имя, возраст:
Kevin Wilkins, 30
Кевин Уилкинс
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
в прошлом: архитектор.
в настоящем: искатель в гл. штабе.

» способность:
дубликация.
» сторона:
ренегаты.
» статичное изображение:
ссылка.

- Тебе подойдет моя фамилия. Теодора Уилкинс, Тэдди Уилкинс. Весьма неплохо звучит.
- Ты головой ударился что ли?
- Да нет, просто я пока не встречал женщину, которая терпела бы меня на протяжении стольких лет.
- Милый, я, конечно, тебя люблю, но, поверь мне, будь я твоей женой, то я бы тебя пристрелила.
- И ты туда же? Вот черт.

» Ты у нас родился с серебряной ложкой во рту. Единственный отпрыск ну очень богатых людей, с которым носились с самого детства. Впрочем, к счастью, тебя не испортили, иначе мы с тобой никогда бы и не поладили, но об этом позже. У тебя всегда было всё, что ты хотел - самые лучшие игрушки, самые лучшие дни рождения (которых потом обсуждали целый год) и, несмотря на отсутствие родительской заботы, ты не так уж и переживал по этому поводу. С малых лет любил конструкторы, строил целые дома и никогда не скучал. В школе был одним из самых популярных детей и даже если прекрасно понимал, что это связано со статусом твоей семьи, ты этого нисколько не стыдился. Именно там ты встретился со Спенсером - маленьким очкариком, который часто заменял твоим друзьям грушу для битья. Ну не любил ты принижать слабых, поэтому заступился за Хогга и полез к нему со своей дружбой. Он и по сей день шутит по поводу того, что ты попросту не мог понять, как это он не обрадовался перспективе стать твоим "оруженосцем", поэтому вечно ему докучал. Но где-то между этими "слушай, ты может и помог мне, но чего тебе надо, математику хочешь списать, а?" и "эй, у меня весьма хорошие оценки!" вы подружились, несмотря на то, что по сей день цапаетесь, а ты ещё любишь дразнить его по любому поводу.
» И в Йельский Университет ты поступил потому, что тебе лень было искать что-то "своё", когда ты мог просто последовать примеру Спенсера. Там же мы с тобой и встретились, хоть и учились на разных факультетах. Познакомились в коридоре, когда мы с Хоггом шли на лекцию, а ты умирал от скуки и просил его наплевать на всё и пойти с ним в кафетерию. Какое-то время ты утверждал, что хочешь "приударить за мной", но, как и следовало ожидать, твой план провалился, потому что я успела отшить тебя, и не раз. Но ты у нас вроде не обидчивый, да и весьма сообразительный мальчик, поэтому понял, что лучше нам с тобой подружиться, а не вот это вот всё. Тогда же наши отношения изменились и если изначально я считала тебя разгильдяем, то потом уже начала доверять. Конечно, это не мешает мне и по сей день подкалывать тебя, особенно когда ты начинаешь дергать Спенсера, но всё же.
» Незадолго до войны ты уехал в Европу - сказал, что это что-то вроде этапа твоей жизни, который надо пройти. Мы со Спенсером проводили тебя и не знали, что связь с тобой будет утеряна надолго. Когда началась война мы предполагали, что ты где-то на другом конце света, но оказалось, что ты в Америке, стараешься найти своих родителей, которых к слову, ты так и не нашел. Из всей нашей компании ты был первым, кто оказался в главном штабе, помогал в строительстве нового и продумывал все необходимые детали. Как же ты был рад, когда в один прекрасный день встретил Хогга, который перевелся из побочного штаба... а потом и мы с Клем вас нашли.
» Ты оставляешь впечатление несерьезного человека, которому на всё плевать. У тебя прекрасное чувство юмора, к которому ты прибегаешь даже тогда, когда всё очень плохо. Когда дело касается твоей работы, то ты конченый максималист. Ты не знаешь, живы твои родители или нет, то больше всего сейчас боишься потерять друзей. Ты достаточно хитер, никогда не идешь на открытый конфликт, но умеешь мстить всем недоброжелателям. Впрочем, если ты спокойно относишься к тому, что кто-то тебя недолюбливает, то врагом своих друзей ты не прощаешь.

Мы с тобой слишком хорошо понимаем друг друга и во многом похожи. Мне всё время хочется оберегать Клем, а тебе - Спенсера. Мы всегда берем на себя больше, чем следовало бы, но, что поделаешь, иначе попросту не умеем. Иногда кажется, что мы рассказываем друг другу куда больше, чем остальным нашим друзьям - к примеру я знаю, что тебе всегда нравилась Клем, что она не была для тебя "просто другом", но зная о чувствах Спенса, ты никогда всерьез не старался ухаживать за ней. В свою очередь ты знаешь о том, что меня до сих пор волнует всё, что связано с Растином Сивером и даже если я не признаюсь в этом, я панически боюсь, что с ним что-то может случиться...

п р и м е р    п о с т а

- Может и мне сделать себе такой же? - ярко-синяя краска стекает вниз по указательному пальцу, а Тэдди лишь поднимает глаза на сидящую напротив неё Джолин. В белобрысых волосах Сарджент, подобно яркой ленте горит синяя прядь волос, которую Саттон сама же покрасила секундами раннее, - Тебе очень идет, Лин-Лин, - заключает она, как будто это впервые, словно такого ещё не был в их родном Фарго, - никаких ночных посиделок, когда пальцы рук готовы были вот-вот отвалиться от холода, а они с Джолин всё продолжали грезить о горячем шоколаде с плавающими в нём зефирками.
– Как ты думаешь, Лин, мы здесь надолго? - краска растекается по ладони, стекая вниз по запястью, но от чего-то Саттон не спешит вытирать её, продолжая наблюдать за её движением как завороженная, - А? – снова поднимает взгляд на подругу.
- Не знаю, - искренне признается Сарджент – за это она её и любит. Джолин никогда не станет врать, придумывать какие-то небылицы про несущественное красочное будущее, - она скажет прямо, что просто не знает надолго ли они в Миннесоте. – Но, Тэдди, - пауза, - какая же теперь разница? – дни в Фарго остались позади, они обе прекрасно об этом знают, и их уже никогда не вернуть.
- Мне не хватает нашего штаба.
Саттон не отвечает. Она знает, что Джолин поймет.
Они уже третий месяц в главном штабе. Но он до сих пор не стал им родным.

***
С любым другим человеком, было бы куда легче – картинно закатить глаза, выдать своё «фрф» и бросить косой взгляд на мерзопакостную личность, которая имела неосторожность так не вовремя оказаться на пути у Саттон. С Сивером дела обстояли иначе, что в конечном итоге выводило из себя канадку куда больше, чем если бы он всё время маячил у неё перед глазами. Парадокс состоял в том, что насколько бы охотно Теодора не утверждала, что для них обоих будет лучше держаться друг от друга подальше, настолько судорожно она выискивала его ершистый затылок в толпе, стоило ему потеряться из виду, - особенно тогда, когда где-нибудь в штабе разносилась новость об «очередной потере» ренегатов. Но стоило ей только наткнуться на его наглую физиономию, как желание огреть его палкой, - а лучше, лопатой, - с геометрической прогрессией росло внутри неё, поэтому она поскорее убиралась куда подальше, ведь Тэдди Саттон не любила разбрасываться словами на ветер. И именно она сказала, что им надо вести себя как двум взрослым людям.

Благо, в главном штабе не приходилось скучать. Несмотря на пометку «новичок. обращаться осторожно. желательно, не убить при первой же вылазке» (нет), у Теодоры хватало забот, поэтому мысли о Сивере одолевали её не так часто, - за несколько секунд до того, как она наконец-то вырубится после тяжелого дня, и где-то между «Саттон, за снаряжением» и «держись рядом», что она слышала постоянно – от людей выше по званию, по росту, и так далее. В этом водовороте безумия, ей удавалось выкрасть пару минут для того чтобы встретиться с Норманом, подергать его по старой привычке, - а на деле лишь для того, чтобы убедиться в его сохранности, - и снова вернуться к своим делам. Честно говоря, как бы сильно ей не хватало брата, Саттон была рада тому, что они с Уордом не так часто пересекаются, - раньше им никогда не приходилось работать вместе, и что-то подсказывало Тэдди, что это не обещает быть незабываемым опытом, учитывая привычку Нормана трястись по любому поводу.

- Саттон! – канадка оборачивается на голос Аргуса, отчаянно борясь с соком в картонной упаковке, от которой трубочка отказывалась отдираться, - Ты же у нас точно терракинетик? – вопрос заставляет Теодору отвлечься от своего занятия и вопросительно изогнуть бровь. – Не смотри на меня так, я просто должен удостовериться, что информация правильная. Ну, значит, ты мне и нужна, идём за мной.
- А что такое? – шагая рядом с Аргусом, который значительно выше неё, спрашивает Тэдди.
- Дай-ка сюда, - мужчина тянет руку в сторону сока в руках Саттон, но так и не успевает выхватить её, потому что канадка вытягивает руку в противоположную сторону и лишь склоняет голову набок, - Ну и реакция. Я же помочь хотел?
- А мне не нужна помощь, - улыбаясь своей очаровательной улыбкой, уверяет она его, - Понимаешь, мне очень важно чтоб было аккуратно, а не как… принято у… - она не заканчивает фразу, лишь пожимает плечами, осторожно отклеив трубочку от упаковки и снова поднимает на Аргуса свой взгляд. – Ты так и не сказал, что у тебя там и при чем тут терракинез…
- Ах да, - хлопает он себя по лбу и усмехается, - тут одно дело, в котором пригодится твоя способность. Надо выкопать закладку в соседнем штате, который оставил один из наших информаторов. Ничего сложного, просто нужно чтоб всё было быстро, эффективно и главное – чисто. Короче говоря – это по твоей части, надо чтоб никаких следов не осталось. Ну а поскольку такими делами занимается разведка, то тебя пристроят… - на слове «разведка» Тэдди уже начинает чувствовать неприятное щекотание нервов, - к одному парню… - «новая волна» щекотки, - у него, конечно, характер не майского одуванчика, но, - «но»…
- Скажи мне, что он – метр пятьдесят ростом, толстый, смуглый и волосатый, а?
- Что ты… что? - удивляется мужчина, совершенно выпадая из разговора. - Да это Сивер. Расти Сивер…
- А жаль, в детстве я любила гномов, - пожимает Тэдди плечами и выдыхает, наконец-то проткнув картонную упаковку трубочкой.
- Какие гномы? Ты про что, Саттон?

***
Конечно, Теодора первая пошла за снаряжением, поскольку ей явно не хватило установленного времени на то, чтобы смириться с тем фактом, что им с Расти придется не просто находиться в одном пространстве на определенное (а может и нет) количество часов, но и работать в паре, - потому что, как ни крути, а они не дети и на время придется забыть о своих «фи». Но, учитывая то, что в прошлый раз им хватило всего несколько минут, чтобы перейти с «какими судьбами?» на «никто тебя не спрашивает, ясно?», то день обещал был насыщенным.
Саттон невозмутимым взглядом следовала всем указаниями, не обращая внимание ни на лишние (по её мнению) вещи в рюкзаке, ни на то, что она хаотичным образом прошлась по всем карманам вот уже во второй раз, словно искала что-то конкретное. На деле, Тэдди ничего не искала, просто в первый раз её движения были скорее машинальными, поэтому она даже и не запомнила что куда положила. Убрав за пояс свой глок 26, который часто называли "Baby Glock", Саттон ещё раз окинула взглядом рюкзак и вздохнула. По большому счету, она не особо волновалась из-за снаряжения, потому что задание было не самым сложным, и риск столкнуться с вигилантами – весьма низким. Но даже в этом случае, Теодора полагалась на свою способность, что, возможно, не совсем рационально, но вот по мнению Саттон, куда лучше придавить кого-то грудой земли, нежели проделать в нём дыру.

- А это для чего? – кажется она всё же пропустила речь о «маскировке», учитывая удивленный взгляд Тэдди.
-  Будешь косить под охотника, Саттон, - усмехается Аргус.
- Я люблю животных, - совершенно серьезным и непреклонным голосом отвечает Тэдди, одарив интенданта недобрым взглядом.
- Поэтому и говорю – «будешь косить».
- Ты не понял. Я люблю животных. Я не стану их убивать даже для маскировки… - похоже, на этом моменте с трудом держится, чтобы не разорваться от смеха, но вот Саттон вообще не до смеха.

***
Вообще-то, умный человек обязательно оставил бы письмо Джолин, - не Норману, а именно ей, - в котором объяснил бы, что если не вернется, то не стоит винить кого-то левого в её пропаже – сама виновата, что напросилась, неймется, и вообще - у неё явно что-то не то с головой, если она позволяет Сиверу трепать ей нервы одним своим появлением в её жизни.
Умный человек не стал бы зацикливаться на всей этой чепухе, которая уже давным-давно должна была остаться в прошлом, - лет эдак пятнадцать тому назад, потому что даже слоны забывают обиду спустя столько времени.
Умный человек додумался бы, что может быть…
Итог один – Тэдди Саттон противоположность «умного человека».

Саттон приходит на точку сбора с невозмутимым выражением лица. Предварительно завязав волосы резинкой, она то и дело поправляет указательным пальцем челку, которая лезет в глаза, - надо бы попросить Джолин, постричь её, но это уже потом. По её виду и не скажешь, что она где-то минут двадцать (может двадцать пять) мерила комнату шагами, словно собиралась проложить в ней туннель – к тому же, и без всяких инструментов. На самом деле, Теодора категорически отказывалась понимать, почему её настолько бесит не только наличие Сивера в своей жизни с недавних пор, но и то, что возможно (!) это их общее задание может стать поводом как-то сгладить острые углы и перестать игнорировать друг друга в коридорах. На большее Тэдди не рассчитывала, - или «старалась» не думать об этом, - но что ни говори, а это избегание друг друга начинало действовать на нервы, несмотря на то, что сама Саттон вполне неплохо справлялась с этой игрой. И, тем не менее, она ничего не могла с собой поделать и даже несмотря на все рациональные «а может», Теодоре всё равно казалось, что в лучшем случае с задания вернется только один из них.

И вот стоит ей только сделать вдох и убедить себя в том, что она будет вести себя как «взрослый человек», как на горизонте появляется Растин Сивер, при этом радостно покачав ключами в воздухе. Первая мысль Саттон – выбить ему зубы этими ключами, но она быстро отгоняет от себя эту картину, повторяя про себя, что не стоит быть кровожадной, когда ренегаты и так в меньшинстве, а каждая жизнь одного из них – бесценна.
Тэдди только открывает рот, чтобы сказать что-то колкое, когда слышит его «если мы разделимся или меня выведут из строя», и, надо сказать, эта фраза моментально меняет её внутренний настрой. Не настолько чтоб это было заметно, но, всё же.
- Если ты думаешь, что я брошу своих, то ты совсем уже не знаешь меня, - на самом деле, голос канадки совсем спокойный, даже ровный, словно речь идет о тосте с джемом, а не об исходе операции. На деле, она прекрасно понимает, что Сивер не вкладывает особого смысла в этих словах, поскольку это простая договоренность – спасаться самому, если вы с напарником разделились. Им повторяли это раз сто, если не больше. Только Саттон и тогда, и тем более сейчас плевать на это всё хотела. В мире мало людей, которых она бросит в беде. Ещё меньше тех, кого она не бросит даже под угрозой смерти. Нравилось ей это или нет, но Расти был в числе последних.

- Да поняла я, не смотри на меня так, - моментально добавляет она и плетется вслед за ним. Конечно, Тэдди не в восторге от того, что на сегодняшний день именно Сивер и считается «главным» в этой операции, ну, что поделаешь, - всё запомню, запишу, нарисую карту если надо, бла-бла-бла… - бубнит она себе под нос, передразнивая Расти и полностью игнорирует его последнюю фразу, которая судя по всему должна была задеть её .

0

155

https://image.ibb.co/fXw7JJ/5.gif  https://image.ibb.co/dCk3Qy/1.gif  https://image.ibb.co/huumdJ/8.gif
BRIANNA CONNOR, 31 » PROBABILITY MANIPULATION » BRIDGET REGAN
В  Л  И  Я  Н  И  Е      Н  А      П  О  Л  Я      В  Е  Р  О  Я  Т  Н  О  С  Т  И

[indent] Брианна всегда могла постоять за себя и дать сдачи обидчику, с годами превратившись из боевой и отчаянно смелой девчонки в умную и сильную женщину, умело сочетающую в себе сострадание к ближнему и хорошо поставленный хук справа.
[indent] Рано потеряв отца, взяла на себя роль "старшей" и некоторое время совмещала школу с подработками в местном кинотеатре. Когда ее мать вышла замуж во второй раз, Бри позволила себе немного расслабиться и поступила в академию ФБР, по окончанию которой прошла несколько лет практики в общем отделе, а после перешла в специализированный отряд HRT (Hostage Rescue Team), главным профилем которого была борьба с терроризмом и освобождение заложников*.
[indent] Новость о том, что Бри является одной из homo futurus, скорей, испугала ее, нежели обрадовала. Сотрудники Департамента долгое время не могли определить специфику ее дара, и еще будучи школьницей она добровольно проходила все проверки и тесты, результатом которых стала пометка в личном деле о ее "крайней везучести", что не сразу отнесли к настоящей способности. И только во время обучения в академии Брианна подтвердила догадки Департамента и закрепила за собой право называться носителем, способным влиять на поля вероятности.
[indent] Для Бри не было секретом, что правительственные структуры умеют вставлять палки в колеса. И когда по миру пронеслось скандальное видеообращение Риндта, она держалась в стороне до тех пор, пока едва не погибла, защищая семью, находящуюся под программой защиты свидетелей. Оправившись, Коннор выяснила, что свидетеля "продали" те, на кого она работала. Смерть вверенной ей семьи стала последней каплей, и Брианна активно подключилась к противостоянию, заняв сторону ренегатов.
[indent] Она умна, собрана, уверена в себе и своих решениях, относится с милосердием к тем, кто в этом нуждается, и с жесткостью к тем, кто этого не заслуживает. Обладает крепким здоровьем и спортивным разрядом в одном из видов боевых единоборств*. Бри - хороший командный игрок и всегда прикроет спину товарищей по оружию; она - талисман удачи и "заячья лапка" ренегатов. Не пойдет на выполнение приказа, который заведомо навредит гражданскому населению.
[indent] Долгое время отклоняла предложения по переводу в главный штаб, которые регулярно приходили на ее имя в каждый новый побочный, где останавливалась девушка. Коннор принимала активное участие в сражениях по всей стране, старалась помогать там, где только было возможно, но не хотела быть привязанной к главному штабу. И только когда начался массовый переход к вигилантам, Коннор, подозревая Элдермана в чем-то действительно глобальном и нечеловечном, наконец, согласилась на перевод, решив, что на этот раз ренегатам главного штаба не помешает немного удачи.

0

156

Мелисса // 40 лет  // ренегаты  // огненная женщина
http://funkyimg.com/i/2J4nA.jpg

W   A    N    T    E   D
D   E   A   D          O   R          A   L   I   V   E
▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲▼▲

0

157

https://78.media.tumblr.com/06108084cf8f663c1d8d741782759783/tumblr_np6nipl08B1rwbssqo1_250.gifhttps://78.media.tumblr.com/98bf074ee96bf343812c002d30e93a3d/tumblr_np6nipl08B1rwbssqo2_250.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
zoe kravitz

» имя, возраст:
Nala Imari Forsythe/Нала Имари Форсайт, 20 лет.
» принадлежность:
Носитель или человек. Без разницы.
» профессия:
Студентка (специализация на выбор игрока). В настоящее время - информатор/член партизанского отряда/искатель в Южной Дакоте.

» способность:
Возможно, что-то связанное с преодолением расстояния - электроперемещение, левитация и т.д.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Никто никогда не верит, что мы брат и сестра. Неудивительно, конечно - поэтому нам остается лишь посмеиваться над чужим изумлением.
Нала родилась в Южной Африканской Республике и любит свою страну, несмотря на все противоречия. Она была рождена вне брака -
но была любима и недостатка в родительском внимании не испытывала. Джоэл, мой отец, позволял ей самой выбирать свою судьбу,
ее мать проявила в воспитании дочери не меньшую мудрость - оттого Нала выросла смышленой, самостоятельной девочкой, не знавшей "прелестей" трудного переходного возраста. Она никогда не устраивала драм из-за того, что ее родители не были женаты (Джоэл так и не развелся с моей матерью) и не воспринимала существование старших братьев - меня и Эрвина - как угрожающее ее семье зло.
Я не буду расписывать семейные взаимоотношения до мельчайших деталей, как и ее выбор профессии, поскольку считаю, что такие вещи проще и вернее обсуждать уже непосредственно с игроком. Важно, что до октября 2036-ого года Нала была в США - училась по обмену либо же проходила курсы для носителей из-за внезапно проявившейся способности - где жила со мной в Бостоне. Как только конфликт перешел в новую фазу, границы оказались закрыты, и мы не смогли вернуться на родину. Нала застряла в чужом государстве, но, как вскоре выяснила, не на чужой войне. Как бы сильно ей не хотелось вернуться домой, вражда между ренегатами и вигилантами не могла оставить ее равнодушной. Она выбрала одну сторону вместе со мной - не из-за того, что слепо доверяла чутью брата, а по собственным убеждениям.

Юджин души не чает в Нале и пытается ее всячески опекать, что с его легкомысленным характером смотрится смешно - и Нала это прекрасно сознает. Она со смехом принимает любую помощь старшего брата и является одним из немногих людей, кто может с ним справляться в те времена, когда его циклотимическое расстройство (переход от воодушевленности и все побеждающего энтузиазма к депрессии) обостряется.
Я бы хотел видеть ее в штабе Южной Дакоты или же информатором - в той же Дакоте или Мичигане, поскольку считаю, что при всех ее достоинствах в главном штабе ей не место. Поэтому мы будем видится не так часто, как хотели бы - и Нале стоит готовиться к тому, что Юджин будет доставать ее со своей заботой на расстоянии. Мы оба заинтересованы в том, чтобы найти нашего общего брата - Эрвина и вытащить его из тех неприятностей, в которые он себя вовлек.

Я обожаю Ленни Кравица, я считаю Лизу Боне одной из красивейших женщин планеты, и, соответственно, люблю их дочь, поэтому был бы особенно благодарен, если бы вы не меняли внешность заявки. В остальном - не буду мешать вашей фантазии. Помните, пожалуйста, что Нала - человек из другой страны, с абсолютно иным менталитетом и отношением ко многим вещам: для нее, как и для многих африканцев жизнь скоротечна, но отнюдь не печальна.  Отразите эту черту в ее характере, поведении и отношении к войне. Нала мечтает вернуться домой - но не может, и разгорающаяся война для нее не только вопрос мировоззрения, но и личное дело. Она заинтересована в том, чтобы все закончилось как можно быстрее.

п р и м е р    п о с т а

Белый — это траур.
Нелепая мысль возникла из глубин старых ассоциаций, воспоминаний, чужих традиций. Перед наполненными слезами глазами предстали дымчатые образы — люди, их черные, блестящие головы покрыты пеплом, будто мукой. Старый обычай. Так некоторые африканские племена провожали в последний путь умерших — обязательно с криками и протяжными песнями и кровью, выступающей на лицах через десятки глубоких царапин, прорезаемых плакальщиками для дикого, необузданного выражения своей скорби. Курт был готов услышать хоть что-то, хоть один жалобный вопль, бой барабанов, но его окружала одна тишина да хлопья яркого снега. Похоже, сейчас в его глазах выжжет сетчатку, как ни старайся он спрятаться от всепоглощающего белого мира.
Вот она, верная ассоциация. Белый — это еще свет. Та самая последняя надежда из баек о конце тоннеля. Миф. Бреннеру всегда казалось, что смерть — это мрак, который тянет тебя на черное дно.
Видимо, в чем-то он все же ошибся.
К тому же, смерть в его понимании представала бесконечной пустотой, а не комнатой в жилом блоке вигилантского бункера.
Курт поморщился, фокусируя взгляд. Да, ошибки быть не могло. Если бы мужчина только мог вспомнить, что совсем недавно медленно истекал кровью в предместьях Чикаго, то подумал бы, что все было дурным сном и сейчас он проснулся в настоящем.
Однако, к несчастью, Бреннер не сознавал, что с ним было до этого видения, он существовал только в нем и выйти за его пределы не мог. Для него в этот миг все было просто и понятно.
Единственное, что все же было неясно, — почему внутри так... пусто.

Это чувство не исчезло даже после того, как в уме поселилось четкое осознание того, что Курта бьет жар.
Он заболел? И не пошел в крыло медиков? Наверное, больничные койки опять все заняты, не иначе. Хотя странно, он редко болел. И почему-то никак не мог вспомнить, когда именно это произошло. Более того, после небольшой мысленной проверки немец обнаружил, что не знает, что происходило вчера, неделю, месяц назад. Его будто поместили в информационный вакуум, сплетенный из раздражающе-белого света — тот самый траур, только для мыслей.
Его не мог разрезать даже звенящий от недовольства женский голос.
Курт с абсолютно стеклянным взглядом смотрел на Эрику и Фрэнсиса и с большим трудом вслушивался в поток речи. Поздравления? Кого и с чем он должен был поздравить? Ответ не пришлось искать долго, он был буквально надет на его друзей, вот только ясности ситуации это не добавляло. Они что, поженились? Бреннер знал, что Мур неровно дышит к их светловолосой напарнице, но всегда воспринимал это как нечто свойственное любвеобильной аналитической натуре, разумно полагая, что выросшие на земле войны чувства долго никогда не жили.
— Что... со мной... не так? — вместо радостного восклицания он поступил совсем не по-товарищески, начал выяснять, что происходит с ним, а не с ними. Сейчас его наверняка обвинят в эгоизме, но Курт чувствовал себя слишком паршиво, слишком бессмысленным для окружающей реальности. Ему нужно было наполнить себя хоть чем-то. — Простите, ребята, но мне кажется, что я... проспал целую вечность.
Мужчина смежил веки, надеясь, что прикосновение Франко, как обычно, принесет облегчение, но его не было. Ощущение, что на тебя что-то давит извне, только усилилось, и боевик издал еле слышный стон.
— Нет. Не лучше. А по поводу желания убить меня... я как-то живым себя не... не чувствую. Эрика, — он хотел было сказать, что кровожадность ей не к лицу, это было что-то настолько не ее, что казалось, будто перед ним не Марш. Кто-то другой. И все же, сил на эти слова у него не нашлось, и Бреннер позволил течению себя нести. Все дальше и дальше, к еще более странной действительности, влиять на которую он никак не мог.
Чем чаще его посетители просили его их поздравить, тем меньше Курт того хотел. Предчувствие было такое, будто ему категорически не стоит это делать, что бы он перед собой ни видел. Бреннер стиснул зубы и молчал, молчал даже того, когда его комната претерпела преображения — будто в угоду обожающей самолеты невесте.
Единственным моментом, когда он все же позволил призракам взять над собой верх, — это согласие присмотреть за котом.
— Кто может желать смерти коту? — вопрос повис в на глазах исчезающем воздухе. Немец с немым удивлением уставился на внезапно заговорившего питомца Мура, но так и не успел спросить, что он имеет в виду. Дышать уже было нечем.

Удар головы об руль.
Дышать и вправду было трудно.
Он все же уснул, а дверца машины оказалась закрытой порывом ветра, именно поэтому возникло это давящее ощущение  удушья. Курт, хрипя, толкнул ее, впуская внутрь свежий воздух.
— Черт тебя побери... Бреннер, — идея отдыха была дуростью. Следовало не жалеть себя, а идти дальше. Ему опасно было задерживаться где бы то ни было, шанс заснуть и не проснуться был слишком велик.
Курт протер слезящиеся глаза, обдумывая странный сон. Такое и вправду могло привидеться только больному человеку, поскольку разумного объяснения мороку не было.
Кряхтя, мужчина выбрался из салона автомобиля и уставился на руины впереди. Нужно найти воды. Хотя бы. И что-то, на что в дальнейшем можно было бы опереться: волочить за собой простреленную ногу было слишком больно.
Проклиная все на свете и себя в первую очередь, Курт медленно побрел в сторону ближайшего здания, которое можно было назвать чудо уцелевшим.

0


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Наши друзья » R E V O L T


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC