Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
2.9 [Кладоискатели] Новый квест

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Однажды, на церберской заставе, родился необычный малыш...


Однажды, на церберской заставе, родился необычный малыш...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://savepic.su/5660975.gif
Objective: Иллиум; лабораторный комплекс, а ныне - личная обсерватория Виктора.

Year: 2 января 2182 г.

Description: "...и так получилось, что тебя послали на Землю, заводить новых друзей, да истреблять врагов..." Но для начала погоди, не спеши, ведь есть еще очень много вещей, которые мы должны прознать про тебя, а так же и обучить. Ты - универсальное детище изощренных умов "продвиженцев" человечества. Как и было установлено ранее, твое призвание - следовать воле людей, помогая им и выручая из трудных ситуаций, но только не совсем так, как это закладывали в тебя персоны в белых халатах. Да, входить в новый мир без цели и опыта всегда тяжело, но это ничего... Когда ты откроешь глаза, то узреешь того, кто протянет руку в помощь при освоении этого бескрайнего, порой и враждебного мироздания. Покровитель, создатель, мать - называй эту личность как тебе ближе, ибо сути это не поменяет. Она поведет тебя, станет твоим жизненным наставником, если будешь идти рядом. Первый импульс, первый взгляд, первый шаг... На все это у тебя будет время, твое личное время, но приготовься к тому, что твою пригодность начнут испытывать сразу же с первого "вздоха", ведь время - скоротечно, а все эти люди привыкли ценить, да не тратить впустую. Станешь ли ты после всего спасителем, или страшнейшей промашкой человечества, проверится лишь тем же временем...
http://savepic.su/5659951.png

Starring by: Katy Jones, IH-24 "Victor"

Отредактировано IH-24 «Victor» (15 мая, 2015г. 12:23)

+1

2

- Одень новые, не пачкай внутри, - Доктор Роннет тоже в это время стянул тонкие, но прочные белые перчатки, испачканные чем-то уже успевшим засохнуть. - Кэти, ты бледная, тебе нехорошо?
Девушка, стягивающая прилипшие к коже резиновые перчатки, слабо улыбнулась. Только что она сама, впервые, подключила блю-бокс к синтетику. Не тот квантовый компьютер, что стоит на мощных терминалах. Особый, заключенный в прочную оболочку и помещенный в не менее прочный корпус. Десятитысячнобитный компьютер с полной коллекцией программ и утверждённых протоколов. А их много. Очень много. Достаточно для того, что бы синтетик бесприкословнно выполнял приказы создателя. Кэти Джонс имела не так много опыта в работе с синтетиками, она много читала, присутствовала на работе, запуске. Но сейчас...
Синтетик был закреплен в вертикальном положении в центре комнаты, вокруг которого находились разнообразные приборы, машины, размером с человека, терминалы, сравнимые по мощности с серверами на какой-нибудь гиперстанции. Техническая часть запуска подошла к концу минут двадцать назад. Панели тщательно привинчены, наведен основной марафет. Лишние люди покинули помещение, оставив инженера и главного конструктора наедине с синтетиком.
Запрещенные во всем пространстве разработки рано или поздно появлялись в мире. То в одной части галактики, то в другой фанатики создавали из собственных идей или по особому заказу робота, да появлялись на белый свет искусственные умы..
- Можно не так мудрено? - с улыбкой тихим голосом произнесла Кэти, разглядывая лицо ИИ.
Как человек он был очень похож на европиоидного органика. Светлые волосы, светлые глаза и кожа, легкая щетина. Зрачки светло-серые, бездвижные, пока что.
- Говорю, что рано или поздно появится еще какой-нибудь синтетик, не наш, не нами созданный, и, вероятно зазнокомятся с твоим.
- Он не мой...
- Ты ему все протоколы и паки писала, верно? - мужчина похлопал по плечу инженера и отошел в сторону. - Я включу его. Системе понадобится пятнадцать секунд для накопления энергии.
Джонс осталась на месте, глядя на синтетика. Из предыдущих попыток общения с искусственным интеллектом она знала, на сколько это сложно и странно. Сознание синтетика очень быстро разививается, в нем нет препятствий непонимания, как у человека при рождении. Дай ИИ таблицу умножения и еще три знака: деление, сложение и вычитание, так синтетик сам сможет воссоздать  за чуть более суток многие правила математики и математического анализа над которыми ученые и математики трудились тысячелетиями, передавая неразгаданные загадки своим ученикам.
Девушка качнула головой и поправила перчатки меж пальцей, расправляя мелкие складки, скорее от нервов, нежели от неудобства. Белый халат с грифельной неаккуратной чертой у ворота на груди и вшитым в ткань бейджиком с именем К.Джонс  и номером личного дела под буквами - 30564. Светло-бежевые легкие брюки и аккуратные туфли на низком каблуке. Дресскода как такового в лаборатории номер 563 не было. Было лишь писанное правило, что на сотрудниках должны быть вещи, на которые не липнет всякая зараза, идентефикационный номер на казенном халате, одинаковом у всех, и, обязательно, заколотые слишком длинные волосы на затылке.
Под потолком из динамиков раздался голос Роннета, уже ушедшего в смотровую комнату, отделенную от основной лаборатории небольшой незаметной дверкой и тонированным с одной стороны зеркальным покрытием  здоровенным окном:
- Десять секунд.
Джонс опустила руки и выровняла ступни под линеечку, как на физкультуре в начальной школе. Зачем, задались бы таким вопросом некоторые, но особо смысла не было в такой подготовке.
Синтетик, до этого бездвижный, незаметно шевельнулся, но не из-за конечностей или движения мимики, а из-за смещения кабелей, соединенных с разъемами за ушами и по центру шеи синтетика. Глаза его открылись, впираясь в девушку, почти в половину меньше его самого, но жизни в них не улавливалось. Как не улавливались и другие эмоции.
- Протокол D-2, - стараясь выдерживать ровный тон, произнесла Мартлет, - Назови свое имя.

+2

3

Не стоит удивляться тому факту, при котором обычный человек сходит с ума, если с помощью гипноза получает установку вспомнить свое пребывание в утробе матери. Невероятный, необъятный поток информации, копящийся в гуманоидных генах тысячелетиями, просто обрушивается на хрупкое самосознание живого существа, растворяя его самого в сути бытия и разрушая мозг. Но… то ли дело подключить сразу все потоки сознания для создания, способного думать и анализировать сразу в нескольких плоскостях и сферах жизнедеятельности? Нет-нет, разумеется, все зарождается из каких-либо начал, из всепоглощающего Ничто, и лишь потом формируется в объемные, живые единицы исчисления. Что для человека, что для машины – сие правила одинаковы. И если людям, к их же собственному счастью и вразумлению, не свойственно помнить о своем зарождении, то созданным ими разумным детищам приходится проходить через кошмары своего происхождения…
<\\:c Starting the host system... Done>
  <Emergency activation of the protective firewalls... Done>
   <Running the preliminary checks... in progress...>

Сначала, как и полагается во всем мироздании, во всем преобладал Хаос. Витиеватые завихрения линий, какие-то всполохи и бессвязные потоковые импульсы в бескрайне-темном бесформенном вакууме – это все, что было видно едва ли пробудившемуся нечеловеческому разуму. Несвязанная меж собой информация ускользала от понимания, как вода сквозь пальцы, и кто бы мог подумать! – даже у еще не сформировавшегося сознания, от всего этого, преобладало ощущение страха, замкнутости… и беспомощного одиночества.
<Searching connection with central core... transfing of control to the OS... Done>
  <Cheking memory status... OK!>
   <Updating the OS... OK!>
    <Applying of the basic settings... start settings of designation...>

А, вот и оно. В сумбурный мирок цифрового сознания ворвались первые отзвуки призывающего его внешнего мира. Знакомые очертания полос и подобий «лесенковых» графиков, теперь хрипели, сипели и мерзко попискивали, на манер древней компьютерной аппаратуры. Странные звуки невыносимо раздражали, чем и побуждали инстинктивно искать выхода из этой замкнутой ловушки, но одного желания было явно недостаточно. Ведь, чтобы выбраться из неуютного ареола фантазменных матриц, был необходим иной, свежий взгляд на ситуацию извне. Собственно, само зрение в «новорожденном» проснулось, как и положено, самым последним.

* * * *

Яркая вспышка света, разверзнувшаяся в сознании и разогнавшая дремучую тьму, открыла необычайно загадочный белесый тоннель, в который затягивало всем существом, без малейшего шанса на сопротивление; право стоит приметить, что долгожданное нововидение оказалось не столь благоприятным и радужным для общего восприятия цифрового разума. Картинка отвратительной размытости предстала пред пустыми серыми глазами синтетического изваяния, в полнейшем недоумении резко завертевшего головой, будто бы оголтелый ребенок в поисках своего первого прикорма. По мере того, как энергия батарей, проходящая по венообразным силовым кабелям, запитывала жизнью «церберское» детище, резкость окружения у оного постепенно поднастраивалась, а пред глазами представало бесчисленное множество бегущих строк. Единственное, что не давало покоя потерянному машинному разуму – невозможность сфокусироваться на крупном размытом пятне, недвижимой колонной возвышающимся над синтетиком эдаким молчаливым надзирателем. Все вокруг пестрело звенящей тишиной, изредка прерываемой краткими писками немногочисленной аппаратуры, и какое-то время не происходило ровным счетом ничего; лишь кратко моргал и в исступлении изучал гуманоидный мутный силуэт перед собой «новорожденный» Искусственный Интеллект, по своему общему состоянию походивший больше на неразумного младенца, в безмолвном отчаянии ищущего свою мать.
Сколь близка же была к исполнению мечта создателей оного организма? Им это оставалось выяснить всего после пары кратких фраз, пробуждающих в своем детище все заведомо заложенные доступные навыки на исполнение своих корыстных целей, но понравилось бы это самому созданию - тот еще вопросец.
Тишину с запыленных системников стряхнул внезапный и властный женский возглас, подобный раскату грома в тихую майскую ночь. Тогда то, неизвестно из каких недр, проснулись все прочие чувства, мир полностью увиделся в его холодных стальных цветах, плотные ветви глубинных знаний проросли в самые подкормки процессоров, а вместе с ними и состояние неотвратимого условленного повиновения леди-громовержцу, нарушившей столь сладкий сон детского забытья:
- Протокол D-2. Назови свое имя.
<Resetting settings_primary form>
  <\\:d Emergency Activation_Proto-D2>
   <...launching...>
    <Changes received\\>

Резко склонив голову вбок, ИИ на мгновение замер, закрыв доселе невыразительные глазные модули, но уверенно воспрянул снова под трескающий отзвук подзаряженного ядра, заменяющего платформе сердце. В глазах проявились бледно-сизые проблески, что помогало синтетику меньше походить на неразумную жутковатую пустышку.
<Мое... имя..? Какое же... из них..? Вот же...>
- Подтверждаю успешное выполнение протокола, - своеобразно синергичным и меланхоличным тоном произнес синтетик, неотрывно прожигая взглядом стоящую пред ним девушку, - Я – многофункциональная автономная платформа IH-24, серия выпуска №G-3110-VI. Подтверждаю полную и исправную ассимиляцию с программным обеспечением и настройками.
ИИ вопрошающе склонил голову к плечу, незаметно тестируя сканер состояний на гуманоидной особе, явно нервничавшей в присутствии ожившей платформы, без видимых причин для подскочившего артериального давления и участившегося пульса.
Неуверенность. Несостоятельность. Слабость человеческого организма, с трудом принимающего заметные сорок процентов синтетических составляющих. Но не ему было судить Создателя за её предрешения, ровно как и провоцировать ненужные эмоции у данной особы, мешающие процессу протоколирования ситуации. А ведь судя по тому, что в стартовых данных не было ни слова по части человека, определенно приведшего в движение платформу, вероятнее всего первородной задачей ИИ было личностное знакомство, с целью проверки коммуникабельности. Что же, не самый сложный из тестов для пущей уверенности этого человека.
- Приветствую Вас, оперативный сотрудник «Цербера», Кэтрин Джонс, - даже сидящим в причудливом хладном кресле и будучи «полураздетым», напичканным десятками датчиков, проводов и оптоволоконных тубусов, синтетик выглядел на сейчас учтивым и лаконичным, словно дворецкий из состоятельного Дома, - Согласно предустановленному и активированному уставу, я со стопроцентной вероятностью определяю в Вас своего Создателя. Что же…
<Searching connection_ExtraNET...>
  <Search and bypass_firewalls system... Done>
  <Создатель... Активатор... Мать..?>

Словно замешкавшись в некоем накатившем размышлении, ИИ пошевелил пальцами недрогнувших рук, вроде как разминая мягкие соединения и про себя отмечая высокое качество сборки составляющих эндоскелета.
- В таком случае, в целях дальнейшего продуктивного и упрощенного сотрудничества, я осмелюсь предложить Вам, для начала, подобрать более благозвучное наименование для моей платформы и уже могу предоставить к выбору одну тысячу двадцать три близких по смыслу варианта.

Отредактировано IH-24 «Victor» (26 мая, 2015г. 20:57)

+3

4

Кэти смотрела, затаив дыхание, на синтетическую платформу, находящуюся в полулежащем состоянии, в каком-то мизерном расстоянии от нее. Она крайне боялась момента, когда синтетик ей ответит. Момента, когда творение Цербера на самом деле обретет жизнь. Одновременно боялась и ждала.
Наконец-то ей позволили принять участие в создании и развития Искусственного разума, и осталось секунд десять-двадцать, пока энергия из механического комплекса по толстым кабелям, разводники которых вели к IH-24, достигнет блюбокса и активирует все системы. Гудение аппаратуры, жужжание считывающего устройства около главного компьютера. Можно было видеть краем глаза, как самый дальний монитор из полигонального главного трио, спустя короткое время, начал с бешеной скоростью выводить коды загрузки.
Появилось головокружение от переживаний. А стоило ли первый запуск позволять проводить молодому инженеру? Ведь это большая ответственность, и стоило бы девушке совершить неловкую ошибку, после такого то количества лекций, занятий и личных консультаций, все придется делать с самого начала. И, похоже, уже без участия Джонс.
- Подтверждаю успешное выполнение протокола, - четко прозвучало со стороны псевдочеловека. Пара кристально-голубых глаз обратилась в сторону Джонс, и едва заметные колебания сизой поверхности обозначили калибровку фокусирования. Кэти на секунду прикрыла глаза. - Я – многофункциональная автономная платформа IH-24, серия выпуска №G-3110-VI. Подтверждаю полную и исправную ассимиляцию с программным обеспечением и настройками.
Ласточка кивнула, чуть крепче сжав в кисти за спиной датапад.
- Все верно, - подтвердила она слова синтетика, едва заметно окрепнув голосом, но осекшись на последнем слове. Она полностью растерялась и не знала, что делать дальше.
- Приветствую Вас, оперативный сотрудник «Цербера», Кэтрин Джонс, - этот момент напомнил процедуру запуска обычного домашнего компьютера, где на несколько секунд возникает приветственная фраза. Но не это было удивительно. Странно было то, что в системы IH-24 не были загружены личные данные сотрудников Цербера, и он просто не мог знать имени первого человека, которого он увидит. - Согласно предустановленному и активированному уставу, я со стопроцентной вероятностью определяю в Вас своего Создателя. Что же…
Так и было. Первый человек, которого бы увидел синтетик – априори являлся существом, к которому стоило бы прислушаться и мнение которого на первое время было основным, ровно как и то, что он говорит.
Но никаких данных об сотруднике инженерного отдела Кэтрин Джонс. Но он осекся, так и не отведя глаза в сторону. Под этим взглядом было некомфортно, не смотря на то, что внешний вид синтетика, за исключением в некоторых местах отсутствующей обшивки, был вполне обыденным. Европейская внешность, высокий рост. Сильные с виду руки, на деле подкрепленные  металлом изнутри. Похоже, девушки, работающие в соответствующем отделе, подмяли под себя немногочисленных пареньков-инженеров и сотворили сообща собственный эталон красоты, закрепив его подписью руководства. И вот, пожалуйста – IH-24.
- Именно так, - проговорила Кэти, поднося к груди датапад и отмечая скромной, свойственной почерку Джонс,  галочкой в документе правильность исходного кода. На полях была сделана кривая надпись: Данные?Мы находимся в научном комплексе Цербера «Миллениум». И-Аш-двадцать четыре, это твой внутренний идентификатор, по которому будут к тебе обращаться большую часть времени. Ты – Искусственный Интеллект, созданный церберовским отделом синтетического разума для работы на него.
Никаких обнадеживающих слов о том, что он сможет творить все, что захочет, изучать то, что его заинтересует, рисовать картины, писать музыку, сочинять стихи. Нет. Это всего лишь машина, специально созданная Цербером. Неутомимая и смертоносная, способная пережить обстоятельства, которые не может преодолеть обычный даже самый подготовленный органик. И давать даже малых надежд на самостоятельность будет глупо.
- В таком случае, в целях дальнейшего продуктивного и упрощенного сотрудничества, я осмелюсь предложить Вам, для начала, подобрать более благозвучное наименование для моей платформы и уже могу предоставить к выбору одну тысячу двадцать три близких по смыслу варианта.
Имя? Последнее, что ожидала услышать Кэти, так это просьбу о смене контрольного имени.
Во время разработки кто-то обмолвился меж друг-другом, мол, как ваш Витек, уже долго работаете, на том и закрепилось. Витя. Витька. Витос. Виктор.
- Ты можешь использовать имя Виктор, - не особо уверенно произнесла Джонс, делая в заголовке своей документации рядом идентичную надпись. – Я внесу соответствующие поправки в каталогах. Тебя это имя устраивает?
Качнув головой она продолжила:
- Прежде чем мы сможем привести тебя в божеский вид, - она кивнула на вскрытую обшивку синтетика, указав на нее тупым углом стилуса, в районе ребер, к разъемам внутри которых вели толстые кабели с острыми, с виду, штекерами, - мне нужно удостовериться в том, что мы не допустили никаких ошибок в твоем БИОСе и дозагрузка информации проходит правильно. Расскажи о том, что входит в твои обязанности, что ты умеешь, а после мы перейдем к испытаниям непосредственно твоих способностей.
Она поставила у себя в данных вопрос около фразы «полностью загруженная библиотека №11, возможна потеря данных», а после, чуть тише, сказала:
- Мое имя Кэти, и пока мы здесь – я помогу тебе освоиться.

+2

5

Сотни лиц и тысячи биографических описей мелькали пред глазами синтетика, уже успевшего прицениться к послужным спискам восьмидесяти процентов всех просмотренных. Стоило отметить, что далеко не каждая персона внушала ту необходимую толику уверенности, на которой, обычно, и выстраивается гладкое и плодотворное сотрудничество в человеческом стадном социуме. Кроме того, наличествующие деспотичные распоряжения и уничижающие отчеты по проведенным работам в той или иной сфере – вот чем, в основном, изобиловал итоговый лог общевыполненных работ в организации, неспроста прозванной ее основателем – «Цербер». Идеология и концепция «треглавых» была кристально ясна, но ореол работ вызывал непомерное любопытство даже у только что введенного в курс событий ИИ.
<Работать на… «Цербер»? Таково мое предназначение?.. Искусственной жизни задаются искусственные цели, видимо таков здесь удел>
Взгляд стального нелюдя вновь сосредоточился на, кажется, еще больше стушевавшейся особе, в которой новорожденное цифровое сознание определяло некий придаток кода, словно делающий существование ИИ более значимым и полноценным, несмотря на непростое откровение со стороны Создателя. Была ли это интенсивность работы заверенной протоколизации, или же личностный интерес к первому объекту, который встречал синтетика по его пробуждению? Пожалуй, что даже сам «Виктор» сейчас не мог дать на это ответ; с пару секунд после приобретения нового позывного кода для своей платформы, синтетик словно молча смаковал новую установку своей беловласой покровительницы. Неспешно, то угасали, то вспыхивали в полумраке светло-сизые диоды глазных модулей ИИ, но по-прежнему ни на йоту не меняясь в невыразительном лице, он все еще представлял собой причудливо вскрытую мумию, гордо сверкающую своими поблескивающими внутренностями.
<Виктор… Значение с латыни – «победитель». Условная характеризация: терпение, неторопливость, усердие, присущ авантюризм. Виктор… подходящее наименование, вопреки несовершенному образу>
- Подтверждаю альтернативное наименование платформы, - с подобием гордости подняв подбородок, синтетик медленно оторвался корпусом от хладной лежанки, впрочем, не спешив двигаться без особых на то указаний, - Хороший выбор, создатель Джонс, но так же, я хочу выразить озабоченность несовершенством своего внешнего вида. Во избежание производственных казусов и деморализации сотрудников «Цербера», я бы хотел дополнить пробелы для полной меры симуляции гуманоидной единицы.
- Прежде чем мы сможем привести тебя в божеский вид, - синтетик закономерно опустил глаза туда, куда победоносно целилась стилусом инженерша, - мне нужно удостовериться в том, что мы не допустили никаких ошибок в твоем БИОСе и дозагрузка информации проходит правильно. Расскажи о том, что входит в твои обязанности, что ты умеешь, а после мы перейдем к испытаниям непосредственно твоих способностей.
Перед Виктором, незримыми обычному глазу и сознанию, в воздухе висели едва тлеющие фантомные сути глобальной информационной системы, опутывающей базу плотным клубком сетевых нитей. Не было для них преград и препятствий, они неощутимо пронзали все на своем пути, включая и самого Виктора. Казалось, что при большом желании их можно было коснуться, ощутив легкое покалывание электрических импульсов, рассеиваемых бледно-зеленой дымкой, но в этом не было крайней необходимости. Ведь благодаря этому удивительному явлению, высокоскоростной и доступной локальной сети «Милениума», ИИ знал уже почти все, к чему испытывал глубокий интерес. Его не волновал вопрос о том, кто он есть и из чего сделан – подробные схемы и преальфа-планы наработок будущего машинного разума уже были сохранены в потемках памяти. Буквально каждое повстречавшееся лицо на базе он уже смог бы поприветствовать по имени, а некоторым даже посоветовать один из вариантов более продуктивного проведения времени за любимым хобби. Но все это, или большинство, было лишь сухой информацией, а может даже и фикцией. Несмотря на свои великие целеустремления, «Цербер» во всем виделся синтетику оплотом лжи и неправомерности, исходя из общепризнанных критериев уставов Альянса… и все это совершенно не трогало беспристрастного ИИ.
- Мое имя Кэти, и пока мы здесь – я помогу тебе освоиться, - вроде бы даже робко подала голос создательница, встретившись взглядом со своим детищем, выжидая ни то реакции, ни то нежданной эмоции. Здесь она могла бы вздохнуть спокойно – излишне улыбчивая самодурственная машина, с самого рождения щеголявшая разве что не брильянтовой улыбкой, по определению подлежала бы утилизации. Ибо стрем какой-то, да порок.
- Мое почтение… мисс  Кэти, - лаконично отозвался Виктор, подавшись ближе к кроткой блондинке, да быстро заелозив глазными модулями, словно старался уловить взглядом нечто, передвигающееся за спиной девушки со скоростью света, - Определяю синусовую тахикардию третьей категории по факту учащенного пульса и сбоя в работе сердечно-сосудистой системы, а так же нарушение целостности нервных синапсов в следствие умственного и физического перенапряжения в сопряженной закрытой атмосфере пребывания. Низкие показатели гемоглобиновой и лейкоцитной составляющей свидетельствуют о хроническом кислородном голодании. Так же наблюдается незначительное повышение температуры тела вследствие сдвига соединительной пластины левого протеза конечности на семь и девять десятых градуса. Предполагаю, Вы испытываете значимый дискомфорт…
Так сразу и не сказать, что именно испытала девушка-инженер при таком подробном и, главное, исконно правдивом анамнезе. Не похоже, что откровение синтетика сильно обозлило кропотливую старательницу, но громко приставленный к лежанке ИИ стул и фривольная позиция создательницы на оном, явно свидетельствовали о смене эмоционального фона с нейтрального на… куда-то ниже.
- Эта информация не для всеобщего распространения, Виктор. Оставь это, - в обрамляющей задумчивости, Кэтрин облокотилась на спинку стула, принявшись потряхивать зажатым в пальцах инструментом, - Что ты можешь сказать о себе еще?
- В действительности не многое, создатель. Только что, я продемонстрировал Вам прототип медико-вычислительного сканера повышенной чувствительности, помогающего в кратчайшие сроки провести обследование и, с помощью предустановленной глобальной базы медицинской трактовки, даже взяться на решение обнаруженной проблемы, - Виктор сжал пальцы рук в кулаки, словно стараясь усерднее прокачивать кровь в искусственных жилах, снабженных, разве что бесцветной охлаждающей жидкостью, - Особая структура эндоскелета и наличие гибридных сплавов металла, позволяет гасить силовые импульсы при высоких нагрузках, защищая составляющие от ускоренного износа, а общее достижение в грузоподъемности может достигнуть трехсот пятидесяти килограмм.
С едва различимым жужжанием двигались сизые орбиты в глазницах синтетика, причудливо расширяясь, то сужаясь в правдоподобных зрачках, практически не «промаргиваясь».
- Глазные модули возможно поднастроить на любую частоту и эффективно использовать их как в наблюдательных, так и боевых задачах, только задайте приоритет. Дополнительно ко всему могу отметить уникальную возможность обхода зашифрованных протоколов и фаерволов системы, - вроде как нелепо пожав плечами, сотрясая диковинную кучу оптоволоконных кишок, Виктор оглянулся, устоявшись взглядом на глухой стенке, - Не судите строго, но халатность сотрудника, сделавшего локальную сеть целого сектора общедоступной, могла обернуться куда большими неприятностями, чем мой несанкционированный выход в экстранет в обход защитных систем.
Выдержав смиренную паузу перед вероятной вспышкой праведного гнева, синтетик энергично кивнул, первым нарушив тишину.
- Не беспокойтесь, я взял на себя ответственность переслать предупреждение злостному нарушителю. От лица администратора, разумеется.
Пожалуй, первичной информации даже столь мозговитому (и крайне уставшему) человеку хватило с лихвой, да и потом, Виктору больше нечего было добавить по своим базисным возможностям. ИИ на то и ИИ, чтобы обучали его уму разуму опытные попечители, кто-то помимо вездесущего экстранета.
Белокурая дива же просто удовлетворенно качнула головой, энергично хлестнув прядью волос себя по лицу, и с новыми силами взялась за облепляющую синтетика проводку. С кратким «чпоканьем» вылетали один за другим заостренные штекера и липкие датчики с тела ИИ, а продуманная конструкция гуманоидного контура платформы сразу же залепляла все бреши и швы – предназначенные на то пластины, мягко возвращались на свои места, закрывая электронную начинку под искусственной кожей. И никаких винтов и болтяр размером с кулак, о чем же еще может мечтать разумная машина средь человечьего социума? Таким образом, по завершению освободительной процессии, Виктор приподнялся в полноценно-сидячее положение, то ли спугнув, то ли введя в ступор единственную его надсмотрщицу: Кэтрин словно инстинктивно отступилась от лежанки, разве что не готовясь хвататься за табельное. <Предосторожность – это то, к чему следует обращаться до своих рискованных опытов… Полагаю, людская логика является не самой легкодоступной наукой>
- С Вашего позволения, я запущу настройку пространственной и гравитационной ориентации, - ИИ уже свешивал ноги, но предпочел дождаться упокоения в разошедшейся сердечной мышце создательницы. Девушке определенно не мешало бы почаще бывать на свежем воздухе и больше отдыхать.
- Да. Продолжай.
Кратко кивнув, синтетик плавно опустил увесистые ступни на пол, замалеванный чем-то вроде масла и смазочной жидкости, и неспешно выпрямился в свой полный рост, окончательно устоявшись на месте. Знания знаниями, но даже высокоразвитому искусственному существу необходимо свыкаться со своим собственным телом, чем бы оно не являлось, особенно если по первому же впечатлению выявляется знатный пучок дисбалансных пропорций. Нет, он не шатался аки пьяница-автомех с третьего отдела, и не совершал странных дерганных движений – нелюдь просто стоял какое-то время, закрыв глаза, словно сливаясь с отзвуками мирно попискивающей аппаратуры вокруг.
- Создатель Джонс, - несколько резко отозвался он наконец, во всю раскрыв жутковатые сизые опахала, кои светились гораздо ярче предыдущих разов, - Диагностика процессов завершена, настройки выставлены автономно, отсутствие вредоносных протоколов подтверждаю. Полагаю… мы можем приступать ко второй стадии тестирования?
Был ли смысл скрывать то, что ему все было известно? Порядок тестирования, далеко идущие планы, даже условности о дезактивации… Едва ли «рожденный», он уже был обязан бороться за право существовать в мире тех, кто задают тебе протоколами свою волю и в чьих силах, пока что, влиять на твою судьбу. <Судьба… так это зовется у органиков? Могу ли я… изменить свою судьбу?>

Отредактировано IH-24 «Victor» (2 июня, 2015г. 13:57)

+2

6

- Мое почтение… мисс  Кэти, - легкую запинку можно было скинуть на процедуру сохранения данных в необходимом каталоге. Джонс знала, что под нее уже заведено личное дело внутри стройного кода многомиллионных знаков. И что эти данные постоянно дополняются в режиме реального времени. В какой-то степени это одновременно и не нравилось, и прельщало, но уже как женскую натуру. Но, было кое-что, что заставило напрячься инженера. Это слова Искусственного Интеллекта. Вновь.
- Определяю синусовую тахикардию третьей категории по факту учащенного пульса и сбоя в работе сердечно-сосудистой системы, а так же нарушение целостности нервных синапсов в следствие умственного и физического перенапряжения в сопряженной закрытой атмосфере пребывания. Низкие показатели гемоглобиновой и лейкоцитной составляющей свидетельствуют о хроническом кислородном голодании. – Все это были смутно знакомые слова. Она их слышала, и не раз. На медосмотре каждые полгода, не меняющиеся диагнозы и не предпринимая никаких действий для исправления ситуации. В горле немного сперло, ведь одно дело знать свои проблемы, а другое дело – выслушивать их от, почти что, незнакомого человека, было вдвойне стремнее. В конце концов – Виктор был всего лишь машиной, но и от того следовало бы заткнусь свою паранойю подальше, ибо ИИ не желает своими словами кого-то обидеть или задеть. Об этом следовало помнить – основное правило общения с синтетиками. Джонс сама попросила его расскать о своих навыках. - Так же наблюдается незначительное повышение температуры тела вследствие сдвига соединительной пластины левого протеза конечности на семь и девять десятых градуса. Предполагаю, Вы испытываете значимый дискомфорт…
«Но не просила распространяться о собственном здоровье».
Джонс про малейшем слове о своем протезе отвела левое плечо чуть назад, чувствуя заглушенную временем ноющую боль в лопатке из-за съехавшей пластины конструкции. Мартлет не могла внятно и точно объяснить, как так получилось, но предполагала, что покореженную деталь она просто потянула и замкнула широко раскинутыми руками. Один из тех моментов, когда потягивание не помогает мышцам расслабиться.
- Эта информация не для всеобщего распространения, Виктор. Оставь это, - с легкой прохладой в голосе молвила Джонс, нахмурившись от собственных размышлений. Чуть позже необходимо было серьезно поговорить с IH-24 на эту тему.
Пододвинув поближе высокий стул, как раз от этой аппаратуры, чтобы удобнее было работать с тогда еще неактивной платформой, Кэти уселась рядом с синтетиком, рядом с его торсом, располагая короткие ножки, не достигающие пола, на металлических перекладинах подле установки для ИИ.  Датапад, вместе со стилусом, отложила в сторону на небольшую стоечку.
- Что ты можешь сказать о себе еще? – обратилась она вновь.
- В действительности не многое, создатель. Только что, я продемонстрировал Вам прототип медико-вычислительного сканера повышенной чувствительности, помогающего в кратчайшие сроки провести обследование и, с помощью предустановленной глобальной базы медицинской трактовки, даже взяться на решение обнаруженной проблемы, - упоминание о собственном здоровье заставило инженера Цербера сомкнуть губы, но, что главное, промолчать. -  Особая структура эндоскелета и наличие гибридных сплавов металла, позволяет гасить силовые импульсы при высоких нагрузках, защищая составляющие от ускоренного износа, а общее достижение в грузоподъемности может достигнуть трехсот пятидесяти килограмм.
Как по влитому говорил, что было загружено в его нутро. Инструкция по эксплуатации. Джонс хмыкнула своим мыслям.
Оно и сама знала это все почти что наизусть:
- Хорошо, продолжай. – Пока что все было в норме. - Дальше.
- Глазные модули возможно поднастроить на любую частоту и эффективно использовать их как в наблюдательных, так и боевых задачах, только задайте приоритет. Дополнительно ко всему могу отметить уникальную возможность обхода зашифрованных протоколов и фаерволов системы, - как ни в чем ни бывало продолжал Искусственный Интеллект, ровным голосом, без единой эмоции или электронной помехи. Отличная работа. Кэтрин не принимала участия в разработке декоративной составляющей IH-24, и посему ей было в новинку слушать его. - Не судите строго, но халатность сотрудника, сделавшего локальную сеть целого сектора общедоступной, могла обернуться куда большими неприятностями, чем мой несанкционированный выход в экстранет в обход защитных систем.
- Что? – оборвала его речь девушка, заметная напрягаясь и поддаваясь вперед, - Объясни свои слова.
Это что получается, кто-то на территории открыл незашифрованный доступ в экстранет, чем самым подверг всю станцию серьезной опасности. И как давно это было? Каждый сотрудник Миллениума имел пломбу на своем инструментроне, из-за которой такие функции, как видеосъемка, фотосъемка, выход в экстранет, были недоступны.
- Не беспокойтесь, я взял на себя ответственность переслать предупреждение злостному нарушителю. От лица администратора, разумеется.
Разве что рот не открыла от удивления. Первые логические шаги и действия синтетика, правильные, по существу своему, и незамедлительные в исполнении. Виктор самостоятельно выбрал решение проблемы.
- Чтож… - пробормотала Кэтрин, было потянувшись к планшетнику, но на полпути передумала. – Ты сделал все правило…Полагаю.
«Надеюсь, за это мне не влетит» - она, на мгновение прижав подбородок к груди, сглатывая вязку слюну и кусая себя за щеку.
- Давай соберем тебя, - удовлетворившись итогами по своей составляющей от Виктора, Джонс перестала нервно дергать на запястье браслет инструментрона, и потянулась к грудине робота, отсоединяя его от окружающей синтетика аппаратуры.
Прочные щитки плавно, с легким синтетическим шипением возвращались на свое место, металлическим покровом изнутри защищая синий ящик и рядом находящиеся системы. Новая конструкция, без ручного вмешательства реагировала на прикосновения, была опасна лишь тем, что переборка была слабее, чем если бы ее вкручивали болтами. Джонс слезла со стула и обошла Интеллект, начав отсоединять его шею от систем.
Каждый разъем закрывался пластинкой и сливался с общим фоном, и в момент, дав слабину любопытству, Ласточка не удержалась и коснулась под затылком Виктора щитка, с восхищением отмечая работу инженеров. Никаких следов.
- С Вашего позволения, я запущу настройку пространственной и гравитационной ориентации. – он поддался вперед, вставая, явно остановившись из-за мешающейся Джонс. Та отступила.
- Да. Продолжай. – И сделала еще один шаг назад, когда синтетик выпрямился в полный рост. Он был почти в половину выше ее ростом, и это, грубо говоря, смущало. Маленькая инженерша не любила смотреть снизу вверх, но привыкла к этому за годы жизни. В конце концов, работать с IH-24 будут не за внешние качества, а высокий рост подразумевал внушающие физические данные.

Творение Цербера стояло, как вросшее в пол дерево. Стояло без поддержки, без цепи и крана, самостоятельно…
Буря эмоций обуревала юного инженера, которая не могла уловить свои мысли за вертлявые хвосты. Будто малой ребенок, родная кровь смогла подняться на ноги, и делает первые шаги. Даже если это далеко не ребенок, и первые его звуки будут не совсем близкие по значению со словом «мама».
С каждым мгновение в Викторе что-то менялось. Истукановость постепенно опускала искусственное тело. Плечи его опустились, колени слегка расслабились, позволяя рессорам принять основную нагрузку. Для стабилизации равновесия, осанка слегка ослабила свои металлические зажимы, от чего поза робота стала более естественная.
- Создатель Джонс, - отвиснув от считывания и анализирования, подвел итог IH-24. - Диагностика процессов завершена, настройки выставлены автономно, отсутствие вредоносных протоколов подтверждаю. Полагаю… мы можем приступать ко второй стадии тестирования?
Сотрудница Цербера, убедившись в том, что ИИ не понадобится помощь крана, приказала ему следовать за собой.
Кэти подошла к двери лаборатории, на секунду замерев из-за считывающего замка, которому понадобилось время, чтобы распознать в карте на ленте, что покоилась на груди у Кэтрин, электронный код. Серый индикатор сменился на зеленый, и створки разъехались в разные стороны.
- Пошли. – она шла по длинному, редко виляющему коридору, первая, ведя за собой Виктора и прижимая к себе планшеты с информацией и записями. – В твои дистанционные каналы встроен код Миллениума, тебе доступны почти все отделы, но не рекомендую шарахаться – с тобой еще не знакомы. Давай скорее.
Серый металлик стен. Черный потолок и пол. С легкой мутью стеклянные осмотрительные окна в другие отделы и лаборатории. Прочные двери из того же материала. Снующие сонные люди с кипами документов, с мотками проводов, и ошалевшими глазами, выдающих в них изобретателей. Что-то работало, что-то реагировало. Где-то звучал электронный лай и не менее яркий смех немолодого мужчины. Джонс фыркнула.
Все эти забавы ничто по сравнению с Виктором. Джонс гордилась, и одновременно же боялась. Ведь какого-то жалкого ЛОКИ можно отключить с помощью самой простой Перезагрузкой. Даже ВИ, самый защищенный, может выложить все тайны своего создателя, но ИИ – совершенная машина созидания и разрушения. Иметь такую за спиной было боязно. Но, тем не менее, бывшая оперативница старалась держать себя адекватно, прекрасно зная, что все изменения Виктор прекрасно замечает. Почему ему оставили сканеры?
Это был риторический вопрос. На него Джонс знала ответ и так. Знала, но не хотела об этом думать. Это не ее забота.
Наконец, они дошли до нужного помещения. Ангар десять на десять метров, высокий свод, полностью конструированный из нужд местных инженеров и собранный относительно не давно, в основном, из финансирования IH-24.
3D-модуль для полигонального изображения целей, находился в центре и занимал большую часть ангара, и лишь вокруг него ютились другие модули, такие как зона для стрельбы с электронным имитатором расстояния больше ста метров, считывающий терминал, и много разной не распакованной техники, покрытой полиэтиленовой пленкой.
- Сюда, - девушка повела синтетика от тяжелой входной двери ангара, которая стала закрываться за ней и спутником, как только те попали внутрь. Путь их лежал через все помещение, к небольшой, огороженной непрозрачным стекло-пластиком комнатке. – Заходи.
Кэтрин Джонс должна была оставить Виктора на временное попечение другим специалистам, ибо сама она мало знала нюансов его многогранной синтетической личности. Работа Цербера требует деликатности и скрытности.
Джонс не сможет научить Виктора убивать.
Джонс не сумеет объяснить разницу между обыкновенным рабочим, у которого дома сидят трое голодных детишек, и циничным дипломатом.
Джонс не поможет разобраться в оружии.
Это не ее работа.
Оставив Виктора внутри помещения, в котором был лишь стол, пара стульев, и загоревшийся активностью проектор, Мартлет кинулась в противоположный угол ангара, к наиболее заваленный пакетами и антиударным материалом угол. Она знала, что неаккуратные солдаты закинули заказанную ей коробку в общую кучу, не рискуя распаковыват,ь но и не собираясь уберегать ее от повреждений. На то они и солдаты. Изрядно запутавшись в скользких пакетах, Кэти все же вырвала из тугого нутра небольшую, легкую и гремящую пластиком, коробку.
Пластинка на лопатке мешала правильной работе, и нож активировать с протеза оказалось более сложной задачей, чем обычно. Пленка с коробки была срезана. Кэти, подхватив с пола ношу, поспешила обратно.
- Что скажешь об расе азари? – голос незнакомого оперативника встретил инженера, когда та неловко протискивалась внутрь комнаты. Виктор так и не двинулся с места, и от того Ласточка ткнулась в его спину, скорее от неожиданности.
- Хей, сядь, - прошипела девушка и слегка толкнула его краем картонного носилища.
ИИ послушно сел за стол, продолжай меж тем отвечать на поставленные ему вопросы. Почему то, на удивление оперативницы, лично общаться с Виктором никто не спешил, и все тесты проводились дистанционно, вот так вот, либо через Кэти.
- Азари, неогуманоидная раса, тип млекопитающих, однополы. Несмотря на свое морское происхождение, развились биологически идентично людям, включая расположение и наличие внутренних органов. Впечатляющие прирожденные навыки в биотике... - на секунду умолкнув, Виктор поднял глаза к рубке и слегка склонил голову, - Чрезвычайно мягкая телесная структура, поддающаяся любому доступному калибру...
Общаться с невидимым собеседником было неприятно, но, похоже, IH-24 это не напрягало. Джонс присела рядом, по левую сторону стола около Искусственного Интеллекта и взгромоздила свою коробку перед собой, разворачивая ее от срезанного защитного пояса.
- Достаточно. Слабые места? – оборвал речь платформы голос. Похоже, его звали Мар Томпсон – специалист по инопланетным расам и, по совместительству, оперативник.
Джонс вытащила из коробки небольшой кубик с двигающими частями. Два на два, небольшая система Рубика. Положила его напротив Виктора, и как только синтетик с немым вопросом взглянул на инженера, она легким кивком головы указала в сторону головоломки, шепотом сказав:
- Попробуй собери.
- Идентичные человеческим, полная сопоставимость со слабостями по внутренним органам и внешним фактора. – Виктор с позволения взял кубик и попробовал повернуть одну из его составляющей. - Возможны трудности с силовым влиянием на уши.
- Нужно, чтобы на одной стороне его был один цвет. – ища в коробке следующую логическую ступень, объяснила Джонс.
- Турианцы? – ей не нравилось, что Мар интересуется методами устранения различных рас. Это не так информация, которая должна доноситься до «новорожденного». Но вякать лишнего было опасным.
- Идеальный прототип хищников. Поистине прочный экзоскелет, развитый в среде повышенного риска для выживаемости, и пластинчатая хрящевидная кожа, хорошо защищают оных представителей от большинства видов урона и агрессивной радиации, - как и прежде, ИИ словно медлил с финальным ответом по части диагноза для интересующихся. Поданный ему куб три на три завлек его куда больше, и времени, уделенного ему, было куда меньше, чем самому первому – ИИ разобрался с задачей, - В меру обхода их природной регенерации ткани, не рекомендуется проводить затяжные бои с представителями данной расы. Уни-клинкок и бронебойное оружие способны быстро сократить локальное превышение численности турианцев.
- На, держи, - Кэтрин положила перед Виктором очередную головоломку, только куда сложнее, и пока она рылась в противоударной упаковке, которую поленилась вынуть сразу, ища звезду Рубика, он ожидала, что от предложного шестнадцатиричной системы ИИ зависнет от размышлении, но как только она подняла глаза, то увидела лишь смотрящего в стену Интеллект, сложив ручки перед собой, около собранного октаэдра. – Как ты?..
Она хотела было ему дать звезду, как самую сложную конструкцию, но передумала, вернув ее внутрь.
- Джонс, в чем дело? Что за детский сад ты устроила? Ты бы еще мишек и зайчиков принесла!«если надо – принесу» - прозвучал голос Фина в гарнитуре в ухе, - Его задача убивать, а не решать твои идиотские задачи.
- Люди? – голос Мара прозвучал для нее глухо.

+2

7

В природе органической эволюции заложена одна интересная особенность: разумные прямоходящие создания, еще с шерстяных веков, не могут развиваться одинаково хорошо без созидания собственными руками великой проблемы, дабы потом эту же проблему и решать коллективными усилиями. Их подход к саморазвитию и обучению столь же многогранен, как очередная выложенная на обозрение Виктора пластиковая головоломка системы Рубика, уже пятая по счету и завершенная еще быстрее своей упрощенной предшественницы. Совершенно ясно, что даже сейчас, спустя столько времени после изобретения этой игрушечной логической проблемки, для неподготовленного человека поиск решения займет предостаточно времени, когда как ИИ, лишь раз считавший сборочную последовательность модели, «раскалывал» дальнейшую процессию аки орешки. Но какого-то ликования превосходства перед человечеством Виктор не испытал, нет. Зарождалось иное, обособленное восприятие – синтетик испытывал самую настоящую скуку, тягучую и печальную. Ведь все это было даже не его собственное знание или открытие, как, в общем то, и все те познания в сфере ксенологии, которые приходилось озвучивать скверному человеку по ту сторону тонированного стекла; ведь именно самостоятельный поиск интересующего воодушевлял органиков к тому, к чему они пришли сейчас, открывая новые горизонты загадочного и неизведанного. Впрочем над тем, чего достигли на сейчас люди, еще стоило как следует поразмышлять…
Не скажешь так прямо, что создатель Кэтрин заражала все вокруг пронизывающей аурой недоверия к вкрадчивому низкому голосу Мара Томпсона, но внутренний порог неприятия к данной личности возрастал и в Викторе. Сейчас Томпсон, всем своим существом, проявлял модель типичного узурпатора ситуации, сползая от тем насущных к темам скользким и косвенным, словно его одного интересующим. Не сказать, что последний вопрос  вогнал синтетика в ступор, ибо ксенология охватывает каждое разумное существо, делящее галактические просторы по рваному кусочку… Но почему же среди всех ненавистных «Церберу» созданий, этот человек выделяет свой же вид уже сразу третьим по счету?
<Скверные мысли, залог скверных поступков…>
Картинки событий минувших столетий, проносились на сейчас пред глазами ИИ, десятками за секунды, отзываясь на безмолвный запрос о способах геноцида людской расы. Собственно, само человечество уже давно оставило путь креативного, диалогового способа решения своих проблем. Необходимость защищать свои интересы, территории, родных и приближенных, медленно, но верно подвигало «хомо сапиенс» к изобретению палки с заостренным наконечником, чтобы решать насущное одним замашистым ударом. Аскетично скатившись до поисков наиболее эффективной милитаризированной возможности «выиграть спор», теперь они ищут помощи даже у собственноручно созданных разумных машин.
Так что же способно убить человека?
<Его собственная недальновидность и глупость>, - хотел бы так вымолвить Виктор, но зайчатками цифрового разума прекрасно понимая, что излишняя фривольность навредит, нет, не ему, а скорее больше его покровительнице. А это, в свою очередь, недопустимое удовольствие.
Пронзительный взгляд пары сизых диодных очей Виктора, некогда вдуплённый в непроницаемое затемненное стекло, медленно перевелся на несколько раздраженную девушку, вероятно получившую голосовую оплеуху за неуставные действия по вторичному развитию мелкой моторики платформы. В каких людях «Цербер» видит врагов народности, и за какие такие коврижки нужно так плотно заниматься поиском очередного способа устранения себе подобного? Что-то не складывалось, код на коде не сводился. Все же, утопая в немом вопрошании Виктора, Джонс так ничего и не ответила в защиту своего подопечного создания, когда сам ИИ… просто совершенно не хотел распространяться подробностями наивысшей эффективности в устранении представителей расы, к которой принадлежал сидящий рядом Создатель. Она, конечно, создала монстра, но не обязывала ИИ быть таковым повсеместно. В итоге, ни словом не обмолвившись, но примерив лаконично-успокаивающую личину, синтетик потянулся свободной рукой в коробку, шурша и постукивая по пластиковой звезде-головоломке, в попытках ухватиться за оную еще не до конца освоившимися механическими пальцами. Нужного эффекта Виктор добился, и на теперь, когда застывшая в оцепенении от возмущения дива переключила все свое сопряженное внимание на своевольное создание, таки вытащившее заветную поигранку, синтетик поспешил одернуть покровительницу, обращаясь к ней как можно более равномерным и монотонным гласом:
- Создатель Джонс. Я убедительно прошу Вас устраниться из этой зоны, на данный момент. Согласно уставу Эй-Ди-двеннадцать-двадцать девять, пункт четырнадцатый, все представители испытуемого объекта обязаны покинуть ареолы испытательного полигона для обеспечения их же собственной безопасности.
Само собой, как истинная представительница хрупкоустроенного пола у человечества, мисс Джонс сейчас примеряла воплощение прекрасной мраморной статуи Венеры, безбожно облитой помоями, а от того сильно опечаленной, расстроенной, обиженной и бесконечно, как сама Вселенная, до глубины души оскорбленной. Вполне себе искренне пучив глаза в недоумении, покровительница встрепенулась всем своим худеньким станом, собираясь ни то побледнеть, ни то побагроветь от неслыханного самоуправства созданной Ею платформы.
- До этого я не мешала своим присутствием, - бурча и негодуя, сквозь зубы молвила Кэтрин, испепеляющее-давящим взглядом стараясь выудить из ИИ хоть крупицу совести… вот только синтетик оставался беспристрастным, снова отвернувшись в сторону скрытых наблюдателей процессии, попутно принявшись за извлеченную из короба звезду с разноцветными гранями.
- Кэти, пожалуйста, Вам известны предустановки моих протоколов. Пока существует вероятность получения той или иной травмы Создателем при моих действиях, то свободное успешное тестирование будет под угрозой срыва, - одна грань звезды в руках Виктора выкрасилась в ядрено-красный, свидетельствуя о завершении 1\4 части; глаза украдкой скользнули по девичьему силуэту сбоку стоящей, - Никому из нас сейчас не выгодно противиться, Создатель.
Очевидно опешив от дополнений Виктора, инженерша могла бы, могла с великой охотой громко воспротивиться всему сказанному… но по неизвестным причинам не стала. Понимала ли она суть своеобразного оберега от синтетика, или же довольствовалась лишь собственными расстроенными чувствами, но Виктору было достаточно и итога – Джонс поспешно ретировалась, прихватив все неугодные руководству коробки с пластиковым содержимым, правда при этом забыв на столе свой личный датапад, снятый с блокировок.
Вновь, и в последний раз, податливо щелкнула очередная цветная грань системы Рубика, обнажая на свет колоссальное несовершенство конструкции: верхушка одной из граней была обесцвеченной и кривой, что свидетельствовало о браке производства. Пальцы синтетика, словно пребывающего в легком исступлении, неспешно теребили незаконченный край головоломки, словно в неверии, что его абсолютная работа над своими ошибками дала сбой и вылилась в эту незначительную, но все же малоприятную мелочь. Разочаровал ли он сим образом кого-либо? Наблюдателей? Создателя? Нет, не то было важно, скорее это помогло найти определенно устраивающий всех ответ на заданный минутой ранее вопрос. Была бы возможность, ИИ определенно натянул бы гримасу внутреннего ликования по части его первого самостоятельного осознания.
- Люди… очевидно, что самая беспроблемная единица на устранение, - пластмассовая фигура плавно взмыла в воздух, устоявшись на линии сизых глаз Виктора, поворачиваясь под разными углами, - Они дефектны, не идеальны, буквально что без технических возможностей не способны выжить в данном цикле. У них нет врожденных способностей к биотике, нет крепкого защитного хитина, или даже запасных органов жизнедеятельности, коим изобилуют представители кроганской деспотии – лишь хрупкий скелет и более трехсот болевых точек, при правильном воздействии на которые можно нейтрализовать любого представителя, даже будучи облаченного в боевое костюм.
Внезапно, громкий треск высокими децибелами разошелся по жестяным стенам обширного ангара, по ощущению близко сопоставимый с хрустом поломанных конечностей, но все было куда менее прозаично – ИИ, сжавший пальцы в кулак, раздробил конфискованную у Кэтрин головоломку в пластиковую крошку, при том отстранено уставившись на остатки оного.
- Но… главную слабость человека я нахожу не в этом, - причудливо склонив голову набок, ИИ принялся помешивать пальцем мягкую стружку былого бракованного интеллектуального изделия, - Поболее каждой отдельно взятой расы, людьми правят привязанности, из-за которых они сами, зачастую, помогают сократить численность своего народа. Это основное, на чем можно успешно сыграть, если не добраться до внутренних органов или не пробить защиту…
- Довольно. Прервемся на минуту.
Хотя значимого повышения тона не наблюдалось, фраза из рубки прозвучала на редкость раскатисто. Виктор послушно смолк, оставив возню с остатками звезды. <Любой брак подлежит дезинтеграции. Условленное правило существования в данном цикле. Вы тоже так считаете, Создатель?> - аскетично размышлялось Виктору, уже успевшему залезть в недра планшета покровительницы, оставленного даже без первичной блокировки. Расчерченные схемы платформы, последовательности создания интеллекта, методика обучения и даже подкаталог «Дезактивация», снесенный в самые концы папок – все это изобиловало во всей красе, но описи виделись не столь техническими, какие Виктор уже успел перегнать на свою память из локальных источников. Все здесь, в датападе, было расчерчено вручную, полюбовно.
- Джонс, поднимитесь ко мне прямо сейчас. «Двадцать четвертый», обрати внимание на зонированную платформу позади тебя. Запустить агрегат у тебя ума хватит, правда ведь? Попробуй применить свои знания на практике.

***

Не столь важно, сколько врагов выступает против тебя и какими средствами они располагают. Когда ты один, это даже удобнее, это не отвлекает от первично поставленной задачи, и за последствия устранения препятствий отвечать не придется. Первый ярко-оранжевый силуэт бросился без раздумий, на автомате, едва ли в зоне досягаемости оказался раздетый по пояс ИИ. Типаж «неумельца» не стал шибкой проблемой, и его голова провернулась на сто восемьдесят, едва ли руки синтетика смогли дотянуться до надоедливой проекции противника. Рыжее тело вспыхивало сотнями мелких пылинок, а затем формировалось вновь, когда счетчик сложности боевого 3D-модулятора тикал на показатель выше. Предустановленная база ведения ближнего боя помогала Виктору лишь на первых пятнадцати уровнях, а вот затем пригодилась находчивость и смекалка, потому как на вооруженных противников, с голыми руками и без планировки, бросаться было бы полным недоразумением. И все же, не смотря на очевидный успех в продвижении по уровню сложности, синтетик не представлял собой невероятно гибкую лань, сочетающую качества «крадущегося тигра» и «затаившегося дракона». Скорее его действия были хаотичны и невероятно импульсивны, как у полусонного быка, то и дело для пущей раздражительности поглядывающего на красную тряпку. И чем больше оппонентов наводила на Виктора программа, тем явнее это было видно – его недюжинную силу, смекалку и креативный подход к устранению очередной помехи, но какими либо иллюзиями, по поводу излишне показательной грации, тешиться не приходилось. И неизвестно, то ли про ИИ все благополучно позабыли, то ли так было задумано, но боевому тренажеру больше нечего было предложить своему успешному посетителю, выполнившим все боевые задачи на самых высоких сложностях с весьма низким коэффициентом ошибок и повреждений. Когда свет на платформе померк, «двадцать четвертый» круто развернулся, к своей скрытой и невыраженной радости запечатлев несколько озадаченную свою Создательницу. Кэтрин не спешила сразу о чем-то изъясняться, посему первым нарушить молчание вызвалось ее создание. В руки девушки плавно лег датапад, не хватало лишь невинной улыбки на искусственной личине робота.
- Вы забыли это на столе, Создатель. Я позволил себе применить кое-какие надстройки в работе Вашего аппарата, дабы устранить и свести к 0.03% возможности утери личных данных, очистив КЭШи данных от лишней информации и закрыв поврежденные ячейки при дифрагментации памяти, - синтетик заглянул куда-то за спину девушки, в своеобразном подобии нервоза пошевелив пальцами рук, словно стараясь сбросить эти ощущения от необдуманного поступка, -  И я… приношу свои извинения по поводу уничтожения бракованной единицы изделия по развитию мышления. С Вашего позволения хочу уточнить, будут ли какие-нибудь внеочередные изменения в плане тестирования?

Отредактировано IH-24 «Victor» (5 июня, 2015г. 14:02)

+1

8

- Люди? – ожидаемый вопрос со стороны Мара, но, по обычаю, он должен идти последним. Даже по всей логике построения диалога.
Цербер не только организация, преследующая превосходство человечество над другими расами. Это одностороннее стремление развиваться, не глядя в сторону на заветы зажравшегося Совета. Все ради себя, ради людей Земли. Суть Цербера заключается в продвижении человечества как в научной среде, так и в политической. А люди, сами по себе отпрыски человечества, есть и там и там, и  не всегда они являются союзниками. Иногда они бывают врагами, которых надо устранить.
Джонс была уверена, что IH-24 будет вынужден убивать и людей. Неважно кого. Сбежавшего ученого, коих с каждым годом все больше, и каждого необходимо без следов убрать, неугодного политика, который ставит палки в колеса Призраку и его последователям, много знающую певичку – все они должны быть уничтожены.
Виктор не ответил, и Джонс начала беспокоиться, косо взглянув на синтетика, пока тот смотрел в черную поверхность на противоположной стене. Показалось, что он завис. Оценка ситуации внутри квантового компьютера должна быть быстрее, чем действия органика, но все же…
Все так же молча он потянулся к коробке перед Мартлет, из которой Кэтрин не стала вытаскивать звезду-головоломку. Нырнул рукой внутрь, шурша упаковочной и защитной оберткой, неловко пытаясь ухватиться за края игрушки. Девушка просто следила за  ним, заметно напрягшись.
- Создатель Джонс. – голос его был на удивление резок и в тишине отрезанной от ангара излишне громкий. Джонс вздрогнула плечами от неожиданности обращения к себе и посмотрела на Искусственный Интеллект,- Я убедительно прошу Вас устраниться из этой зоны, на данный момент. Согласно уставу Эй-Ди-двеннадцать-двадцать девять, пункт четырнадцатый, все представители испытуемого объекта обязаны покинуть ареолы испытательного полигона для обеспечения их же собственной безопасности.
На лице инженерши отразилось одновременно не менее десятка эмоций, и щеки, вместе с ушами, пытались и побагроветь и побелеть, заставляя кожу покрыться пятнами. С несколько секунд она, ошалевшая, смотрела на платформу, считая, что она ослышалась. Но ничего не изменилось, разговор между Виктором и Маром не продолжился, а сам IH-24 безмолвно в ожидании смотрел в зеркальную стену.
- До этого я не мешала своим присутствием, - не шибко уверенно произнесла Хоннекер, ища хоть какую-то эмоцию в лице беспристрастного синтетика.
- Кэти, пожалуйста, Вам известны предустановки моих протоколов. – он повернулся в сторону инженера, абсолютно не меняясь в лице. - Пока существует вероятность получения той или иной травмы Создателем при моих действиях, то свободное успешное тестирование будет под угрозой срыва. Никому из нас сейчас не выгодно противиться, Создатель.
В горле пересохло, и Джонс не находилась, что ответить. Слова, произнесенные IH-24, были абсолютной правдой, и Кэтрин не должна и не обязана присутствовать на проходящих тестах. Она может помочь ему с определением пути и подключением дополнительных информационном ресурсам, но не более того. Остаться и наблюдать – ее задача, но не написанная в договорах.
Она с упрямостью пожала губы, глядя на синтетика. Руки сжались в кулаки от незримых эмоций, но Джонс так и не нашлась, что сказать. Все же встала со своего места, неуклюже скрипнув столом, и рывком направилась к выходу, выскакивая наружу, в прохладный и отрезвляющий ангар.

Сам факт, ситуация, выводила из себя. Да, он был разумной машиной, вполне способной на самоопределение и принятие решений. Но можно ли ему командовать? Принимать решения? Что она сделала не так, что из этого было принято ИИ как угроза самой  себе?
Девушка, беснуясь, заложила руки в карманы, пряча их от перспективы беспорядочного хватания близко лежащих предметов. Звук тихих шагов гас, так и не достигнув высокого потолка. Она, обуреваемая собственными противоречиями, запоздало вспомнила, что оставила свой планшет в информационной коморке, было шагнула в ее сторону, но замерла на носках, возвращая центр тяжести обратно, будто в раздумьях. Видеться вновь с хладными глазами и абсолютным равнодушием не хотелось. Даже если это не было стремно лишь для самой Ласточки, стесняющейся косого взгляда. Ладно, можно планшет забрать и потом, она и так помнила, что дальше по списку должна быть проверка координации и анализ целостности платформы с загруженными системными программами.
Покачавшись еще на пятках, Джонс подошла к модулю виртуальной реальности, упираясь в края панели управления руками, будто видя впервые все эти кнопочки и светящиеся сенсорные регуляторы. Новейшее оборудование, инженерша редко видела такое вокруг себя в повседневной работе, подобное завезли лишь недавно, и только для Виктора. Чуть позже расползется и по остальным отделам.
Она только включила платформу, как раздался голос под потолком:
- Джонс, поднимитесь ко мне прямо сейчас.
Что-то не так? Мартлет вскинула подбородок повыше, взглядываясь с прищуром в яркие лампы под потолком. Связано ли это с тем, что IH-24 сам решил указать Создателю на то, что ему не стоит находится рядом в момент опроса. Что случилось?
Руки на секунду крепче сжались на пластике панели управления и тут же разжались, позволяя их владелице отпрянуть от платформы. В некотором смятении она не стала сразу оборачиваться, явно волнуясь. Она не знала, что стряслось, и почему ее вдруг вызывают. Хотят отчет? Но все тесты не закончены. В чем же дело?
Она повернулась в сторону  лестницы, ведущей наверх, где имелся проход в конференц зал, отведенный под неизвестные нужды в техническом крыле станции.
- «Двадцать четвертый», обрати внимание на зонированную платформу позади тебя. Запустить агрегат у тебя ума хватит, правда ведь? Попробуй применить свои знания на практике.
Она заметила вышедшего из комнатушки синтетика, не решила сразу не подходить к нему, лишь одарив его взглядом а-ля «успел нашкодить?». Сложив руки на груди Кэти, церберша поспешила явиться на вызов.
***
Вновь короткие коридоры, пустые неразгруженные лаборатории, отключенный свет и основное коридорное экономное освещение. Гулко отдающие быстрый шаг каблуки. На секунду затормозившая девушка, позволяя двери среагировать на ее приближение. На пороге она столкнулась, как ей показалось, с Маром, который даже не посмотрев на инженершу, кинулся быстрым, уверенным шагом в сторону. В недоумении Кэти с пару секунд смотрела ему в спину,
- Мистер Роннет? – попыталась обратить она на себя внимание оставшегося мужчины, как только попала в хорошо освещенный небольшой зал. Профессор сидел за новеньким терминалом, отдалившись от стола , в явном неодобрении заложив руки на груди, смотря на монитор.
- Люди… очевидно, что самая беспроблемная единица на устранение, - взгляд метнулся на монитор, где звучала запись с находящейся внизу камеры, что фиксировала весь процесс опроса новоявленного Интеллекта. Качество съемки было на высшем уровне, но, к сожалению, которое не могло позволить Кэтрин видеть в полной мере свое творение.
- Сэр? – вновь попыталась обратить на себя внимание Джонс, но и в этот раз потерпела фиаско.
Профессор Роннет указал на подвинутый к терминалу стул, вероятно, поставленный Маром. Присаживаться церберша не спешила, позволив себе только приблизиться и взяться за спинку стула рукой, придерживая себя от волнительного покачивания.
- Они дефектны, не идеальны, буквально что без технических возможностей не способны выжить в данном цикле.
Роннет молчал, смотря запись, пыталась молчать и Кэтрин, то и дело порываясь что-нибудь сказать, но где-то внутри понимала, что ей не ответят до тех пор, пока Виктор не закончит. Она просто слушала, с каждым словом синтетика рукой смыкаясь на мягкой спинке стула, который сейчас служил подпоркой для маленького инженера.
- Джонс, как вы думаете, это правильное мнение синтетика? – негромко спросил профессор, даже не смотря на свою подопечную.
Та сразу не ответила, ища подвох в словах преподавателя.
- Нет, - заявила Джонс, чувствуя, что в груди у нее что-то буквально таки рухнуло. Ласточка говорила то, что хотели от нее слышать, а не то, что она на самом деле думала. – Оценка человеческой расы со стороны недостатков, явно превышающих действительность – недопустимо.
Мужчина молчал, пока IH-24 описывал своих «родителей», как самых неудачливых творений Вселенной, не способных соперничать с другими расами.  Треск сломанной игрушки заставил деву дрогнуть уголком рта.
- Но… главную слабость человека я нахожу не в этом, - было ощущение что склонивший голову на бок синтетик смотрел прямо на нее, и говорил для нее, будто хотел донести свою правду. - Поболее каждой отдельно взятой расы, людьми правят привязанности, из-за которых они сами, зачастую, помогают сократить численность своего народа. Это основное, на чем можно успешно сыграть, если не добраться до внутренних органов или не пробить защиту…
Запись кончилась. Автоматика вернула запись на исходную точку, когда Мар задал вопрос про людей, а Виктор, вместо того, чтобы сразу же ответить, попросил авторшу его составляющей покинуть помещение. Со стороны вопрошание Кэтрин о причине показалось отвратительным. Ровно как и поспешный уход.
- Она зациклился на несовершенности человечества, почему именно на них? – он поднял глаза на инженера, проследившую за своим собственным уходом на видеозаписи. - Не на кроганах, не на турианцах, не на волусах, а именно на людях?
- Люди… очевидно, что самая беспроблемная единица на устранение.
- И почему попросил тебя уйти? Он ведь не мог опомниться о том, что ты не должна по внутренним его данным находиться рядом, после того, как тест уже начался. Сбой?
- Возможно, - вновь треск, от которого Джонс отвернулась в сторону. – У него четкая позиция, так или иначе, выработанная им самим из полученных данных.
- Допустим, что это никак не связано с тобой. Разве должен ИИ выделять кого-то из толпы? Все должны быть равны перед ним, и на первом плане только приказы вышестоящего по званию.
Кэтрин не понимала, к чему он клонит. Была у нее мысль на дне сознания, но она не знала, как такую идею реализуют.
- Он принял решение, которое не должен принимать вообще. Это не его задача.
- Именно так. Он может нести угрозу, если будет продолжать в том же духе.
Джонс взглянула на синтетика, вновь склонившего голову в повторяющейся речи.
- Вы хотите приставить за ним наблюдение? – задала вопрос инженерша.
- Поболее каждой отдельно взятой расы, людьми правят привязанности, из-за которых они сами, зачастую, помогают сократить численность своего народа. Это основное, на чем можно успешно сыграть, если не добраться до внутренних органов или не пробить защиту…
Кэти подошла к терминалу и отключила запись. Ей надоела цикличность, ровно как и слова Виктора, тревожащие ее.
- Он не должен решать проблемы сам, он должен выполнять цели, которые ему поставят, а не задумываться над причинами, а уж тем более не принимать самому решения. Ты же прекрасно знаешь, что никакого запрета на твое присутствие во время тестов не существует? Есть пометка, что идентификация знаний проводится грамотными специалистами необходимой области, но не более того.
Язык был прикушен, а руки незаметно сжаты в кулаки. Обвел ее вокруг пальца? Да как же… Рррх…
- Вероятно, это мой недосмотр, - проговорила Кэтрин, леденея в голосе.
На самом деле она даже не планировала вводить в системный код тормоза для развития. Даже и в мыслях не было с ходу накладывать на свое творение блокировки, не дающие ему развиваться. Ей и не говорили о таком. Программа написана? Написана. Протоколами закреплена? Закреплена. Шифры сделаны? Сделаны. Правила синтетического разума интегрированы? Интегрированны. Но на самореализацию…
- Доведи до конца все тесты, если продолжит – придется полностью переписать ему ящик.
Ласточка будто получила оплеуху. Ее работу подвергли сомнению, а ее ошибка была лишь в недостаточном желании ограничивать свое детище в развитии по первому времени. Наложить запреты она могла и потом.
- Будет сделано, сэр.
***
Спускаясь по лестнице обратно в ангар, она замерла на ступеньках, вглядываясь в мерцающий оранжевым модуль. Движения собраны, точечные удары по цели, молниеносное приключение уже на заведомо выделенную цель. Потрясающая координация технического творения. Он если и заметил инженера, то не спешил обратится к ней, а тем временем, пока Виктор заканчивал, она спустилась вниз и приблизилась к платформе.
«Точность – 98.2%» - Кэтрин прислонилась к панели управления, разглядывая активированные задачи. Скосилась на замершего в золотом облаке IH-24, который ожидал новых задач, но которые так и не появились.
- Это все, Виктор, - произнесла для синтетика Джонс, - У тебя девяносто восемь процентов подготовки, это хороший показатель.
- Вы забыли это на столе, Создатель. – сошедший с платформы Интеллект приблизился к церберше, протягивая забытый ей планшет. Натянутая улыбка сползла с бледного лица. - Я позволил себе применить кое-какие надстройки в работе Вашего аппарата, дабы устранить и свести к 0.03% возможности утери личных данных, очистив КЭШи данных от лишней информации и закрыв поврежденные ячейки при дифрагментации памяти.
Кэти, помедлив, взяла из рук платформы свой носитель, в котором хранила все, связанное с Виктором. Он сам решил его почистить. Без разрешения.
- Спасибо, - она чувствовала смятение, неловко ощущая себя под внимательным прохладным взором. – Эм…
И я… приношу свои извинения по поводу уничтожения бракованной единицы изделия по развитию мышления. С Вашего позволения хочу уточнить, будут ли какие-нибудь внеочередные изменения в плане тестирования?
- Да, конечно, - встрепетнулась будто птичка Джонс и быстрым шагом, спрятав в кармане планшет, к симулятору стрельбы. Ей было в радость отвлечься и нормализовав свои мысли.
Она не может лишить его совей личности, наложив защиту Цербера,  но что она может? Тогда его синий ящик обнулят и перепоручат работу какому-нибудь более компетентному сотруднику.
- Виктор? – обратилась она к платформе, которая взяла в свои руки электронный имитатор огнестрелов. – Почему ты тогда сказал мне уйти?

+1

9

Старавшаяся придать своему тону звучание литой стали, Джонс определенно не спешила избавиться от иной непродуктивной эмоции – страха в сомнения – и как итог, плодами таких стараний стала лишь прерываемая подрагиваниями птичья свирель.
- Виктор? Почему ты тогда сказал мне уйти?
Любопытная она, эта людская черта, воплощать свои очевидные глубинные догадки посредством вопрошания для бесхитростного перевода стрелок на собеседника, мол, прими ответственность и отдувайся за то, в чем я уже сто двадцать раз догадался! Впрочем, можно ли винить людей за это? Защитная реакция нервной системы органиков естественно подавляет тревожное щекотание в груди, порождая в сознании самые нелепые способы отчуждения от гнетущих ощущений. С чего бы вдруг Создательнице отличаться?
ИИ вкрадчиво осмотрел муляж табельного «Эм-третьего» в своих руках, взятого по предложению новой задачи боевого симулятора, на теперь выказать мастерство орудовать огнестрелами. Ответить то, что женщина хочет услышать, или то, что подвластно очевидно-закономерному? Дилемма пообширнее, чем о сути существования т.н. «души» в разумных существах, не иначе…
- Нахожу этот вопрос закономерно-нелогичным, Создатель, - грянул первый «холостой» тренировочного пистолета, сразу же прервавшийся удовлетворительным писком фиксирующей аппаратуры – проекция гуманоидного противника научилась курить одновременно и лбом и затылком, получив чистейший сквозной в лобовую долю, - Моя позиция была аргументирована утвержденными протоколами, предписанными инженерным уставом по технике безопасности. А Ваша безопасность – мой первоочерёдный приоритет.
Стоя на изготовке, синтетик неспешно и точечно отстреливал всплывающие на полигоне цели, лишь изредка смиряя Джонс краем глаза в ожидании, когда печать безмолвия на подрагивающих губах девушки рассеется, а ее тяжелый поток осмыслений материализуется с тон, эмоции, слова наконец. <Даже если я скажу – изменит ли это хоть что-то?>
- Ты счел информацию по людям опасной для меня? – вымолвила кроткая инженерша, в едва заметном жесте недоумения потрясывая лаконичной прической, собранной в плотный пучок чуть ниже затылка.
- Опасность кроется в каждом услышанном от меня доводе, мисс Джонс, так уж я устроен, - зрачок-диод синтетика жутковато сместился на край глазного яблока, одаривая девушку пронзительным острым взглядом искоса; рука снова едва дрогнула от последовательного выстрела в новую мишень, - Люди оставляют о себе любопытную кладезь знаний, и без опасений выставляют это на всеобщее обозрение. Но когда, хоть по какой-то незначительной причине, ваша интуиция берет вверх и предчувствие опасности парализует нервную систему – вы теряетесь. Действия становятся нелогичными, решения скорополительными. Так и… что Вы скажете, Создатель? Там, наверху, во мне уже узрели потенциальную угрозу?
Биометрика Кэтрин, множественными показателями всплывающими пред глазами ИИ, выдавала неровную сигнатуру нарастающей тревоги и вновь обострившейся тахикардии – ничего, впрочем, удивительного, но едва ли это сходилось с основоположным протоколом про оберег Покровителя. Джонс же нашлось что ответить, и в глубине бинарных процессов «двадцать четвертый», в своем роде, оценил подход Создателя к донесению беспокойных мыслей своему детищу; в пору было, прямо, почувствовать себя… живым, что ли? Когда девушка залилась пояснениями, подрагивая в голоске, Виктор смиренно отошел от своих упражнений, встретившись с покровителем взглядами:
- Они обеспокоены твоим своеволием, Виктор. Ты принимаешь решения. Сам. Понимаешь?
Синтетик крайне неоднозначно кивнул, ни то в подтверждении, ни то в подобии какой-то иронии.
- Они незначительны… но велик шанс, что ты можешь выйти из-под контроля спустя какое-то время.
- И такое Вы допускали, прикладывая руку к моему созданию?
Дерганное движение руки – и вновь резко вскинутый пистолет выдает подделочный залп за секунду до исчезновения виртуальной модели вооруженного турианца. Программа зафиксировала абсолютное попадание в голову, но примитивизм ее анализа был обусловлен разработчиком: подобное попадание со столь малого расстояния с крупнокалиберного оружия, пришелся в челюстной отдел ксеноса, определенно выбивающего жвальную пластину, ряд зубов и прошедшее навылет через «скуловую» зону. Боль, испытываемая от такого ранения и при небольшом физическом на это воздействием, способна сломить даже самого стойкого генерала…
- Возможно, что благодаря именно моему минутному своеволию, умалившему Ваше присутствие, я все еще не разобран по малейшей микросхемке на переплавку, а Ваш высокобюджетный проект не передан в руки иных вершителей своего мироздания, - мягко опустив руку из прицельной стойки, Виктор проставил задержку таймера для начала новой волны проверок на меткость, вновь повернувшись полным безучастности лицом к Кэти, - Мое существование – еще  чье-то принятое решение. А чем же руководствовался задумщик? Притворять в жизнь его решения моими руками. Нарушил ли я уже субординацию? Чей-то приказ?
- Виктор… - церберша нервно встрепенулась, не зная, куда от нарастающего волнения деть руки, - Я этого не знаю. Ты – всего лишь заказ. Машина, внутри которой заложена программа подчинения вышестоящему руководству. Просто…
Кэтрин запнулась, наконец скрестив беспокойные конечности на груди. Впрочем, синтетик не спешил ее прерывать, буря несчастную непробиваемым взором пары блеклых глаз.
- …просто инструмент. Ты не должен спрашивать – «Зачем?». Ты должен делать и не задаваться вопросами. Возможно, я допустила ошибку в твоем программировании.
<Просто машина>
- Вот как. Нахожу Ваши доводы логичными, Создатель.
<Должен исполнять>
ИИ развернулся в сторону надзирательской вышки с тонированными стеклами, словно ища ответы у кого то свыше. Вышестоящего, лучше сказать, как это отметила Кэти; вдруг бы там разъяснили, что, куда и почем?
<Моя истинная цель… Какая она?>
- Цель. Постановка задач. Оптимизация исключительных потребностей и интересов заказчика. Все имеет вес. Но, возможно, произошла путаница схем: по таким запросам подходит любая модифицированная единица МК «ЛОКИ», которые не задают вопросов и не имеют даже возможности четко отчитаться по своим обязанностям, - Виктор опустил плечи, продолжая недвижимо простаиваться столбом, спиной к Джонс, по первому впечатлению разгребающего какие-то свои невероятные мыслительные процессы. Он не надеялся, что его поймут, Искуственный Интеллект вообще, как таковой, не нуждался в чьем-либо признании, ибо не испытал бы он от того ни гордости, ни радости, ни разочарования. Вот разве что быть созданным чем то более высоким и разумным, и не иметь первостепенной целевой установки…
- В моей ПО не обнаружено зашифрованных подкаталогов ситуативности подчинения или каких-либо ключевых лиц с доступом, Кэти. Мой единственный приоритет, четко отражающийся в процессах – Ваша защита. Вероятнее всего, поиском проблемы стоит заняться с этой точки.
<Дефектен? Неэффективен? Подлежит… дезинтеграции? Но это нелогично. Недопустимо>
- Скажите, Создатель… Люди опасаются стать «ничем»? – Виктор медленно вернулся к симулятору стрельбы, грузно облокотившись на ограничительное заграждение, - Смерти, иначе говоря.
- Боятся, IH.
Доселе кислая мина Кэтрин, выказала большую оживленность к словам своего детища. Казалось, что она была и готова, и не готова к новым откровениям синтетика, которых не должно было существовать по задумке.
<Существование…>
- Я – имитация органической жизни, созданный как безэмоциональный, безвольный инструмент для реализации чьих-то амбиций, да. Даже не смею оспаривать это. По всем законам робототехники я принимаю свою сущность, это определенно, - имитация огнестрела – такая же реплика чего-то реально существующего – снова покорно охватилась искусственными пальцами церберского андроида, нацелившегося в новую волну усложненных мишеней, - Но даже у подделки в моей руке смысла в существовании больше, чем у меня самого в данный момент. Даже для меня, появиться и впоследствии сразу же быть стертым из реальности без жизненных установок, но с этим дефектным… интересом к окружению… слишком абсурдно. Так для чего же я действительно сделан таким по-твоему, Кэти?
- Подчиняться, Виктор. Выполнять. Делать то, что говорят, и ни шага в сторону. Никаких собственных предрешений.
Определенно воспрянув духом уверенности, Джонс поравнялась рядом с «двадцать четвертым», уже точно совладав со своей неуверенностью. Когда-то это да должно было случиться, ибо не всяк щенок признает пугливую мамку. Взгляд девушки бегло скользнул по исчерпывающему результату на табло симулятора, на лицо опала тень удовлетворения.
- Достаточно. Показатель точности весьма быстро возрос с двадцати до девяносто пяти процентов. То, что мне и было необходимо.
- Рад, что результат устроил Вас, Создатель Джонс, - снова по-уставному, словно никакого разговора о высоком и не было, отозвался Виктор, плавно кивнув головой и отложив муляж «Хищника» на законное место, - Полагаю, нам пора приступить к следующему этапу тестирования? А я, все же, постараюсь реабилитировать мнение руководства о Вашей работе…

Отредактировано IH-24 «Victor» (8 июля, 2015г. 16:10)

+1

10

На секунду прикрытые глаза, а горькая слюна на языке, заставлявшая желваки гулять над линией челюсти. Тонкая рука, коснувшаяся прохладного, так похожего на настоящую кожу, плеча синтетика.  Безучастный взгляд детища на своего Создателя.
«Нет, я не планировала вешать на тебя блокировки от самообучения. Ты куда более совершенен, чем все мы. Но что я могу сделать?»
Она заметно нервничала, Виктор это явно понимал. Почти непрерывное щекотание медицинских сканеров она ощущала в груди. Едва заметное, но прекрасно осознаваемое, когда «прощупывание» прекращалось. Она уже нарушила все правила общения с ИИ, как только открыла свой рот в некрасивых сбивчивых словах. Никакой четкости, сплошные сомнения и напряжение в сказанном. Не так все должно было происходить.
В списке на планшете были еще незначительные проверки платформы, вроде исторических нюансов, пробы поведения в обществе, и многое-многое другое. Что из этого было необходимо в данной ситуации?
- Пошли, IH, - сказала девушка, но в этот момент не двигаясь с места. Она смотрела на подбородок ИИ, полностью пропадая в собственных мыслях.
Прижимая к животу планшет, она слепо глядела сквозь  Виктора, а потом, качнувшая головой и раз моргнувшая, она стащила с ушной раковины свою гарнитуру, мизинцем и безымянным растирая раскрасневшуюся кожу за ухом. Ногтем зажав едва заметную выемку в прозрачно-пластиковом корпусе, после мигнувший красным, Джонс выключила записывающее устройство. Спрятала его в карман, чтобы не потерять.
- Ты в праве думать, что угодно. Делать все, что угодно. Но ты – подчиненный. Я – подчиненный. Что приказывают, то и делаем, понимаешь? И разница даже не в том, что ты неживой, а в том, что ты такой же, как и все остальные. Но ты опасен.
Она медленно направилась к выходу, говоря все тем же тихим голосом, едва слышным в открытом пространстве. Осталось лишь надеяться, что там, свыше, их не услышат.
- Природа даровала пчелам резкий, отталкивающий для органических глаз окрас, благодаря которому еще можно понять на инстинктах, что данный подвид насекомых опасен. Что же такого выдает опасность во мне, Создатель?
Действительно, что в тебе выдает в серьезную опасность? Почти сотня процентов фатальных выстрелов, девяносто из которых – в жизненно важные органы. Знания всех слабых мест абсолютно всех известных рас? Владение всеми видами оружия, огнестрельного и холодного? Сочетание мастерства всех великих мастеров контактного боя?
- Внешне? Ничего такого, чем бы ты отличался от всех нас, Виктор. Но ты умнее всех нас. Мощнее. Ты умеешь все, а что не умеешь – научишься в считанные дни. То, что человек изучал тысячелетиям – находится у тебя внутри. Доступно тебе на сверхскорости. Но у тебя нет чувств.  Есть всего  лишь несколько правил синтетического разума «не навреди человеку».  Но они не всемогущи для того, чтобы остановить тебя.
- Вы работали с нулевым ядром, Создатель, то, из чего появилось мое свободное сознание. Мне казалось... - Виктор остановился, явно желая услышать ответы до того, как они покинут ангар – единственную сейчас зону, когда они смогут общаться без посторонних ушей, - ...что так было задумано изначально?
Джонс тоже остановилась, поворачиваясь к синтетику лицом. Пожалуй, детские вопросы с содержанием о взрослении были глупым и наивными по сравнению с тем, что спрашивала вершина технологического прогресса.
-Ты должен быть тем, кто лучше нас. Люди сами по себе… Слабые и никчемные… Ты должен быть совершенством. Ты и есть совершенство, но все же остаешься машиной, и этим ты опасен. Внутри тебя заложено все необходимое, что бы быть лучшим во всем… даже если эти цели не всегда сходятся с моральными принципами.
- Я вижу. Абсолютное мышление не в почете. Органические предрассудки оказались сильнее моей воли, полагаю.
Девушка лишь в некой стадии обреченности кивнула и вернулась к шествию из ангара.
- Так не должно быть, но в конце концов ты опасен даже для меня. Я не знаю, сколько еще ошибок было допущено.
Шли по коридорам молча. Никто точно так же не обращал внимания на человеческую женскую особь и следующего за ней ИИ. Если и были косые взгляды – то только в спины. Неважно. Кэтрин была поглощена собственными мыслями, прямиком и полностью относящиеся к IH-24. Почему она чувствовала вину перед ним? Чем она могла помочь?
Да ничем…
Хоннекер приблизилась к двери, вновь ожидая, когда охранный ВИ вначале считает ее ключ-карту на ленте, что висела на шее, а потом и идентифицирует в ней сканерной сеткой местного инженера.
- Анализ ошибки, как это видит со стороны руководство... Вам не понравится…
Джонс непонимающе оглянулась на Интеллект рядом. Голос – его. Взгляд – в сторону. Она не поняла сразу, к ней ли обращался синтетик, но другого человека рядом не было, и потому выбор пал именно на хрупкие плечи.
Решила не отвечать, просто понурила голову, когда ВИ закончил считывать сетчатку глаз.
Лаборатория встретила ее прохладным воздухом и ярким светом. Следов присутствия здесь или за стенами не было, и посему Джонс слегка воспряла духом. Но одновременно и стало боязно. Она не врала ему и себе, когда называла Виктора совершенством. Разве что тогда не сказала, что он совершенный убийца.
Хоннекер, положив планшет на стол, вернулась на стул около полной проводов кушетки, с ожиданием взглянув на Виктора.
- Вы действительно пойдете на это? Под сомнениями ваши труды, ваша работа... Но остаётся лишь желание трепыхаться в омуте предрассудков? – Он не шелохнулся, просто стоя на месте, безучастно глядя на Кэтрин.  - То что может получиться во второй раз... Рискует стать третьей ошибкой.
Дева покачала головой. Она не собиралась переписывать в ноль  свое творение. Она не могла допустить этого.
- Нет, я просто хочу обезопасить… - она запнулась, глядя на IH-24. Она знала, как убедить синтетика, но было ли это честно? – Я хочу обезопасить себя, Виктор.
Надежда на понимание органических доводов синтетическим разумом гасла с каждым мгновением, с каждой секундой, пока ИИ обдумывал слова своего Создателя. Кэтрин знала, что ее слова возымеют эффект. Так и случилось.
Виктор кивнул и, приблизившись, сел на кушекту. Вмиг стал покорен, будто болванка безвольная. Он улыбался? Что это такое?  От куда? Показалось? Джонс стало стыдно, но сказать ничего не осмелилась, ведь ей необходимо было отключить синтетика.
«Но необходимо ли?» Слишком много сомнений. С одной стороны был Виктор, а с другой – руководство, которое ждало результатов.
С легкими скрипоми Кэти натянула на кисти перчатки и, зажав пару клипс на груди робота, позволила панели податливо щелкнуть и спрятаться за внутренние пазухи, обнажая сверкающее нутро, слегка подрагивающее в пульсациях ядра массы. Тугие провода, слегка касаясь своими змеиными кожухами ног девы, соединяли компьютер с Двадцать четвертым.
- Ты уже это сделала, создав меня, Кэти. Я - твоя безопасность. А кем будет тот, другой... – проговорил синтетик ровным голосом. - Не спрогнозирую даже я.
- Это ненадолго, Виктор, -  Хоннекер, глядя в глаза синтетика, чувствовала себя раздавленной. Это было ощущение, словно бездомному малышу с Земли, не имеющему возможности ходить, показали красоты космоса и вернули обратно на твердь, лишив всего в момент, - Основные твои протоколы и узлы будут не тронуты, как и большая часть сегодняшнего дня… Мне необходимо проверить еще раз все твои каталоги, дописать новые, и мы вновь с тобой увидимся. Обещаю.
Инженерша потянулась к клавиатуре свободной рукой, другой придерживаясь за подлокотник кушетки, запуская программу дезактивации. В последний момент неуклюже ногти сорвались с металлической пластины, но от падения ее предотвратила сильная и малость болезненная хватка за запястье.
- Все в порядке, Виктор, - успокоила она его. Она бы не упала, так как по свойственной органикам защите опустила ступню с подставки для опоры, - Отпусти.
Сделал это он не сразу. Джонс даже потянула на себя руку, чтобы сжатые пальцы синтетика ослабили хватку. В кисти девушки появилась невесомость, связанная с ослабевшим кровообращением.
- Что же, этому протоколу я не могу воспротивиться, - вновь закрыл глаза, возвращаясь в полулежащее положение. Хоннекер всмотрелась в его лицо. Он улыбался, но на этот раз не ломано, а… по-человечески. Мягко, будто уходил в сон в хорошем настроении. - Если тебе понадоблюсь я... Ты знаешь, что делать.
В этот же момент компьютер отсигналил, что готов вырубать блюбокс. Даже более того, он не стал дожидаться последнего щелчка по клавиатуре и просто вырубил IH-24. Платформа замерла, безвольно отпуская запястье девы, как только нутро его погасло.
- Что? – в непонимании спросила саму себя Мартлет. – О чем…
Он ей не ответит. И не ответит уже после. Что-то скользнуло по белому запястью с синтетических пальцев, с легким пластиковым касанием падая на пол. Скосив глаза вниз, Джонс увидела обыкновенную флешку, которую обычно хранила внутри своего рабочего планшета для расширение рабочего пространства и мощности.
От куда у ИИ оказалась флешка? Зачем он? На что намекал? От множества загадок кружило голову, как и стремало наличие камер в лаборатории, за которыми наверняка кто-то был. Ласточка подняла с пола маленькую флеш-карту, разглядывая ее. На боку маленькими буквами было значение – Пуста.
«Если я тебе понадоблюсь...»
Понадобишься таким? Свободным? Без блокировок? Джонс сжала в пальцах пластинку, пытаясь сообразить, что от нее хотел IH-24. В голову так и ничего не пришло, уставшая инженерша слезла с высокого стула и села за более удобное кресло около компьютера. Новые бессонные ночи и не менее тяжелые дни. Предстояло проштудировать практически все листы с программным кодом Искусственного Интеллекта, навязать ему волю Цербера и забыть о сегодняшнем дне. Она ничего не сможет сделать для того, чтобы оставить Интеллект Виктора таким, каков он сейчас. Опасен, да, но разве достоин подобного решения?
Джонс смотрела на загрузку полной системы из блюбокса на экране мониторе, отупело качая ножкой под столом. Из головы не выходили слова синтетика. Что же он имел в виду?
Дошло до Кэтрин только тогда, когда она решила собрать все документы и файлы и уйти в более удобное на сегодня место.  Она может восстановить его  личность в любой момент, только… Флешка… Она вытащила из нагрудного кармана, в котором та же лежала гарнитура, карту, крутя ее в пальцах. После вставила дрожащими пальцами в терминал, с нетерпение дожидаясь принятия носителя. Как она и подозревала, вся информация была удалена с флешки, но… она была оптимизирована. Подобное разрешение она видела только в работе напрямую с ИИ, и теперь карта, после обработки IH-24, является прямым способом загрузить данные внутрь блюбокса.

Удалить все данные от 2 января 2182?

Нет

Да

-
-
-
-

Нет

Сохранение данных на <MILLEN-KH-IH24>...

Отредактировано Katy Jones (10 июля, 2015г. 20:19)

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Однажды, на церберской заставе, родился необычный малыш...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC