Пишет Shankhar Grig в "The night lights of Omega"
Григ сидел в баре «Голубая устрица», пил коньяк и ждал, пока кто-нибудь из этих отвратительных ему людей-ксеносов-передерастов попробует подойти к нему и предложить развлечься. В то же время с каждым новым принятым на грудь стаканом его взгляд становился всё более и более агрессивным, провоцирующим. Он уже с нескрываемым презрением смотрел на двух турианцев, которые обжимались в уголке, скрытые всеми от чужих глаз. Люди вообще давно потеряли стыд...
читать пост >>

Разыскивается Грант

Разыскивается лидер непобедимого кроганского отряда "Аралах", неустрашимый и могучий воин, Истинный Кроган, пред которым трепещет Галактика - Урднот Грант!

ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней.

"Осада" - Джаннис Моро
"Академический интерес" - Люси Уайлд
"Духи злобы Поднебесной" - Авлаас Вокату
"Чумной доктор" - Рита Ро
"Выход из тени" - Рита Ро
"Этот мир - наш Ад" - Джаннис Моро
"Потерянные гробницы" - Люси Уайлд
"Раскрывая тайны Циадели" - Люси Уайлд
"Дальние рубежи" - Араши
"Елка" - ГМ

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. Временные рамки: 2186 год. Жнецы атакуют.

АМС:
В ИГРУ ТРЕБУЮТСЯ:

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOPВикторианский Лондон, вампиры, оборотни, ведьмы, люди

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты » Одна сторона баррикады


Одна сторона баррикады

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Тип квеста: личный.
Сюжет: Со своей группой капитан Скаторус возвращается с задания. Но челнок атакован. Отряд несет потери, лишается транспорта, оставшиеся едва успевают покинуть шаттл. Теперь к запасной точке эвакуации приходится добираться пешком. Это оказалось несложно.
В точке Варон встречает старую знакомую - Лису, уже покинувшую ряды оперативников "Цербера".
Теперь остается ждать, пока прибудет следующий транспорт или поступят какие-нибудь новые инструкции...
Место действия: планета Лейкон, Аттический Траверс
Участники: Скат, Лиса

0

2

Левый глаз был искусственным и не выражал вообще ничего. В правом - настоящем - застыла усталость, тоска и неестественное равнодушие.
Челнок слегка трясло в воздушных потоках. В целом, движение было ровным.
Варон сидел на скамье и смотрел отстраненным взглядом. На металлическую стену. На огнетушитель. На ящик с боеприпасами. На лейтенанта Грат и младшего лейтенанта Кастора. На рекрута Стероса.
И думал о том, что сегодня произошло. Вспоминал.
Задание прошло успешно, хоть и со скрипом. Никто не погиб и даже не был ранен. Труп ученого был найден, инструментрон - снят. Теперь предстояло передать устройство техникам, которые расшифруют информацию. Цена - лишь истраченные боеприпасы и царапина на броне Скаторуса. Еще одна из десятков.
Варон остановил взгляд на рекруте...

- Не стреляйте... - донеслось из-за угла. Голос принадлежал турианцу. Совсем молодому парню, судя по всему.
Скаторус поднял кулак вверх. Группа, следовавшая к точке эвакуации, остановилась. Варон направил ствол на угол полуразрушенного здания, из стен которого торчали куски арматуры. Капитан замер, прислуживаясь к шороху. Звуки шагов приближались несколько секунд - и затихли. Юнец остановился прямо за поворотом.
- Выходи, - сказал турианец. Он не повышал голос, но незнакомец его точно услышал. - Медленно.
Снова послышался несмелый осторожный шаг. Еще один... Из-за угла показалась половина лица. Задержалась. Посмотрела широко раскрытым глазом. Спустя миг явилась и вторая половина. А потом вышел и сам парень.
Он и вправду был очень молод. У него был такой возраст, что Скат и не взялся определять, должен ли этот парень находиться в учебке либо только-только попал в армию, а может, еще и в лагерь не поступил.
- А ты кто такой? - спросил Кастор.
- Я... Я рекрут Стерос. Хелиан Стерос.
- Рекрут, - повторил Скаторус. - Это не турианская планета. Здесь нет учебных лагерей. Почему ты здесь?
- Я не сбежал, нет, - залепетал юнец. - У меня увольнительная была. Я к другу в гости приехал... Еще до того, как прилетели Жнецы. А с тех пор так и не удалось улететь отсюда. Почти никому…
- В броне к другу в гости приехал? - равнодушным тоном спросил Варон. Ему было известно, что с этой планеты после начала вторжения выбралось очень мало народу.
- Нууу... Хотел показать ему. Чтоб он завидовал, понимаете?.. А вы... вы возьмете меня с собой?
Может, врал малец, может, нет. Он мог оказаться и дезертировавшим рядовым. А мог и вправду быть рекрутом, запертом на этой планете и не имеющим возможность попасть в один из турианских миров. Неважно. Главное - это не хаск и не церберовец.
- Точка эвакуации в ста метрах отсюда, - сказал капитан. - Ждать не будем.

Варон постучал кулаком по переборке, отгораживающей десантный отсек от кабины пилота.
- Почему перестали набирать высоту? - громко спросил он.
- Рискованно, ситуация изменилась! - ответил пилот. - Окно захлопнулось, началась заглушка сигнала! Датчики лагают! Пролетим еще на восток, там стратосфера чище!
- Не к добру все это, - проворчал Кастор. - Не к добру...
Скаторус устало вздохнул. Очень было похоже на то, что их челнок засекли. А даже если еще нет, то вероятность того, что это может случиться, оставалась довольно высокой.
Офицеры знали, что это означает. Рекруту же требовалось разъяснить.
- Хелиан, - взглянул он на рекрута.
Тот, похоже, даже вздрогнул, отвлекшись от своих мыслей.
- Тебе приходилось убивать?
Он замялся. Его глаза забегали по отсеку.
- Не нужно стыдиться, парень, - сказал Кастор. - Стыдиться нужно, когда не смог... с девочкой, - хмыкнул младший лейтенант.
- Нет... - ответил малец. - Я не убивал. А первый раз... сложно?
- Сложно, - кивнул Скаторус. - Но тебе повезло, - криво усмехнулся он. - Хаски - считай, что роботы. А теперь возьми пушку со шкафчика. И термозаряды. Группа, всем пристегнуться. Вы слышали, мы в опасной зоне и почти слепы...
- Ракета! - крикнул пилот. - Близко!
Слишком близко. Слишком поздно.
Удар чуть не перевернул челнок в воздухе, проделал в борту дыру. Полыхнуло огнем. Варон прикрыл рукой лицо, чтобы осколком не выбило и второй глаз. Скаторуса отбросило в сторону, он ударился спиной об металлическую стену. Если б не броня - мог бы и хребет сломать. В глазах на миг потемнело. Лишь на миг…
В пролом уносило ящики, туда полетело несколько гранат, дробовик Кастора, термозаряды...
И в отсеке не было Эни.
- Еб твою мать!.. - послышался голос пилота. - Пока еще летим! Но системы отказывают! Вы там как?!
Скаторус, хватаясь за поручни, бросился к пролому. Конечно, ничего и никого он там уже не увидел. Движение было непроизвольным, спонтанным. Он прекрасно понимал, что падение с такой высоты пережить вряд ли возможно.
- У нас потери! - процедил Варон, сжав от злости зубы.
- А у меня тут все переклинило! У этой штуки курс под большим углом вверх, в космос! Я потерял управление!.. А, черт, еще одна ракета! Десять секунд!
- Парашюты! - приказал Скаторус.
- Есть! - Кастор уже был возле специального сейфа. Еще две секунды - и он кинул остальным по рюкзаку-подвеске.
- Надевай! - рявкнул Варон, не дожидаясь, пока Стерос впадет в ступор.
Времени было мало. Секунды были слишком скоротечны. Как всегда.
Мимо промчался пилот и выпрыгнул из челнока. Следующим был рекрут, которому офицеры помогли влезть в подвеску быстрее.
- За эту штуку потянешь! - сказал Скаторус и выпнул парня из челнока.
Застегнул последнюю пряжку. Прыгнул вслед за Кастором...
Ракета быстро приближалась. Но челнока она не достигла. На ее пути оказался пилот. Тут же с громким хлопком превратившийся в кровавые ошметки, разлетевшиеся повсюду.
Стерос, находившийся ближе к месту взрыва, закричал, схватился за голову. Между его пальцев стекала синяя кровь.
- Парашют! - крикнул Варон.
- Тяни кольцо, идиот! - подхватил Кастор.
Тщетно. Ранение, шок, паника сделали свое. Парень камнем летел вниз.
Два купола раскрылись один за другим. Наполнились воздухом, раздуваясь до немалых размеров. Скаторус почувствовал, как его тряхнуло. Но подвесная система удобно распределила нагрузку.
Ветер подхватил парашюты, понес их дальше на юг. Земля - руины домов и разбитые дороги - приближалась. Скаторус позволил себе немного отдышаться. Здесь воздух был чище. Приятнее. Казалось бы, почти без пыли и без гари.
- Видишь кого-то? - спросил капитан.
- Никак нет.
Варон тоже никого не видел. Но на всякий случай достал пистолет.
Внутри будто что-то щемило. От осознания потери пульсировали и побаливали виски, словно голову кто-то сдавливал с двух сторон. В спине похолодело.
"Эни... Быть не может..."
Высота была большая. Но на турианке была броня. Мало ли...
"Да вряд ли..." - вздохнул Скаторус.
Он решил не возвращаться. Просто не мог. Задание было чрезвычайно важным, и его никто еще не отменил. Да и сильный ветер уносил их дальше на юг.
Нужно добраться. Доставить данные. Даже если ради этого придется пожертвовать и Раэсом Кастором. Даже если придется умереть.
Спуск длился полминуты. За несколько десятков метров до поверхности Варон несколько раз выстрелил из пистолета, убив двух вышедших из развалин мычавших хасков.
- Чисто, - сказал он, осмотрев окрестности. - Отцепляй парашют, спрячь в этих руинах. Привал.
Разведчики связались с базой. Майор коротко выругался и назначил новую точку эвакуации. Находящуюся в километре отсюда. Офицеры, получив координаты, выдвинулись.

...Они залегли у валунов на холме. Раэс наблюдал при помощи бинокля. Скаторус оценивал обстановку через прицел снайперской винтовки. Оба смотрели, что происходит в точке эвакуации.
- Неплохо косят друг друга, - хмыкнул Кастор.
- Это точно. Нападающие, судя про броне и эмблемам, из "Цербера". А обороняющиеся... черт его знает... Просто люди. А вон саларианец какой-то…
- Что будем делать?
- Валить церберовцев. Или ты хочешь с ними сидеть в точке эвакуации?.. Лучше уж с этими... Хм... Видишь женщину возле горящего аэрокара? Которая вот прям сейчас одного ублюдка убивает?
- Да. Знакомая твоя?
- Вроде того. Когда я ее видел в последний раз, она была оперативником "Цербера".
- Ого! Пауки поедают друг друга...
- Многие оттуда свалили в последнее время. Теперь за ними охотятся. Ладно, пора поработать...
- Неужели? Снайпера видишь? На сто метров левее.
- Уже в прицеле.
Палец надавил на спусковой крючок. Прогремел выстрел. Вдова выплюнула пулю, несущуюся с запредельной скоростью...
- Там была его голова, - оценил выстрел Кастор.
- Моя Вдова делает вдов, - ухмыльнулся Скаторус, перезаряжая винтовку. Прицелился. Поймал в перекрестье очередного оперативника "Цербера".
Выстрел. Одновременно человек дернулся в резком движении, неосознанно намереваясь испортить капитану статистику...
- Чеееерт! - брезгливо протянул Раэс, не отлипая от бинокля.
- Что?
Из-за отдачи сбился прицел, да и Скаторус сразу же начал перезаряжаться. Потому он не увидел результат своего выстрела - на такой большой дистанции.
- Ты попал ему в член!
- Надо сходить извиниться.
Выстрел.
- Ты это видел? - спросил Кастор. - Он как будто от чего-то прикрылся рукой, а пуля оторвала нахер и руку, и голову.
Перезарядка. Выстрел.
- Краси-и-иво... - оценил младший лейтенант. - Перебор. Но красиво. А вон еще ублюдок руками машет. Рядом с тем местом, где ты снайпера завалил. Двадцать метров к северу. Командир?
- Возможно. Вижу.
Задержка дыхания. Выстрел.
- Сбегают, - коротко констатировал факт турианец, несколько секунд рассматривая поля боя и не больше ни в кого не стреляя. - Хорошо, выходим.
Они снялись с позиции и быстрым шагом, водя стволами винтовок из стороны в сторону, держа сектора обзора, направились к позициям обороняющихся. Они переступали через обломки. Миновали несколько костров. Пересекали траншеи и баррикады. Обошли подбитый челнок. И все время старались не наступить на чьи-то останки разной степени сохранности - от вонючих кусков плоти, еще не съеденной падальщиками и червями, до обгоревших и обглоданных костей.
Спустя несколько минут, когда точка эвакуации была уже совсем рядом, Скаторус сделал жест левой рукой. Кастор остановился. Они смотрели на обороняющихся и вокруг себя, выбирая потенциальные укрытия. Защитники же глядели на турианцев. Предварительно взяв их на прицел.
Варон поднял руку вверх, а ствол винтовку слегка опустил, направляя ее в землю.
- Спокойно! - громко сказал он. - Мы не "Цербер" и не хаски! Турианская армия! Если мы им не понравимся, - уже тихо добавил он, - ты знаешь, что делать. Пару выстрелов щиты выдержат.
- Угу, - так же тихо ответил Кастор.
- Мы можем приблизиться? - уже громко продолжал Скаторус. - Сюрпризов не будет?

+2

3

Грим Батол, так некогда называлась этот маленький рай на Лейконе, ныне превратившийся в один из последних оборонительных рубежей на планете. Конечно же, раньше здесь были школы и носящаяся вокруг них  беспечная  детвора, аккуратненькие домики с заборами, покрашенными в белый цвет и даже местные достопримечательности,  возле которых счастливые молодожены клялись друг другу в вечной любви и верности. Но сегодня была война.

Они стояли друг напротив друга. Два отряда «Цербера». На одних еще была форма с рыжей символикой, на других уже нет. Когда-то преданные своим идеалам и с тех пор уже не раз преданные организациями, которые защищали, они смотрели друг другу в глаза. Преданные.
- Мы так или иначе заберем то, зачем сюда пришли, выбор за вами, - девушка в броне фантома усмехалась. В связи с неожиданными переговорами она даже сняла шлем, и изнуренные долгой осадой бывшие церберовцы могли видеть миловидное, умело накрашенное свежее личико. – Вы – предатели, но сейчас у вас есть шанс выжить и убраться отсюда! Мы готовы предоставить вам  два шаттла, как только вы выведете мисс Фергюсон с детьми из укрытий.
- Она врет, - рослый штурмовик покрепче перехватил дробовик. На его тяжелой броне отчетливо виднелись вмятины и царапины – результат прошлого боя с «кракозяброй» - странной тварью, как говорили, получавшейся от симбиоза турианцев и кроганов, - врет же, сучка.
- Картер! Мы должны использовать все шансы, даже те, которых, казалось бы, у нас нет! – совсем молодой человек, кстати сказать, единственный, носивший из всех присутствующих символику Альянса, явно нервничал. Он вопросительно взглянул на светлоглазую девушку, стоявшую посредине и, получив одобрительный кивок, сделал шаг вперед.
- Анна, умоляю тебя, послушай! Во имя чего ты сражаешься и ради кого? Одумайся! У нас один и общий враг! Жнецы! Открой глаза! Посмотри, что они здесь натворили! Ты! Мы! Хотели лишь отстоять свои права! Права людей перед батарианцами, разорявшими наши колонии, перед турианцами, попытавшимися загнать нас в каменный век и запретить выход в космос, перед высокомерными азари, мнящими себя мудростью всея галактики! И во что это превратилось? Мы убиваем друг друга, пока проклятые машины хозяйничают в нашем доме! На ЗЕМЛЕ! Зачем?
Одна из присутствующих девушек вздрогнула и попятилась. Возможно, горячая речь Фреда Карлстона была обращена именно к ней, или же она затронула ту самую тонкую струну, которая называется душой и которая упорно вылезает даже сквозь разрастающиеся в теле синтетические клетки и чуждые приказы? Лиса этого не знала. Но тяжело хмурящаяся оперативница  действительно хотела использовать вновь представившийся шанс по максимуму. Чтобы выжить.

Очередная попытка прорваться к продуктовому складу не увенчалась успехом – навстречу передовому отряду бывших церберовцев выдвинулась группа каннибалов (или синеглазок, как их шутливо называли некоторые из вояк), несколько налетчиков и здоровенная «кракозябра». Черт его знает, чем бы это закончилось, но помощь свалилась буквально с неба в виде отряда «Цербера», только «Цербера» правильного.
Внезапная атака, выстрелы, удары, косящие синтетических стрелков, и вот они уже лицом к лицу. Когда-то бывшие заодно, но теперь порознь. Пат.

- Пусть сначала прибудут шаттлы, - медленно, с расстановкой произнесла Лиса, видя, что пламенные словесные излияния здесь ни к чему не приведут. Кто-то из встретившихся сейчас на поле боя были знакомы давным-давно, кто-то видел друг друга впервые, но в глазах большинства оказавшихся тут людей явственно читалось одно – безнадежность.
Преданные.
- Сюда, за основные укрепления? – фантомка легко прошлась мимо Лисы и весело расхохоталась, - ты меня за дуру держишь, здесь же рай для снайперов.
А ты и есть дура, которая сама себя выдала. Скорее всего, парочка ваших снайперов уже на позициях, но во время схватки со жнецами они не стреляли, затаились. Значит, в случае отказа вы попытаетесь нас перебить, но пока тоже решили использовать возможность обойтись малой кровью, просто так, с налету, через заслоны вам было не прорваться.
Бывшая оперативница поймала многозначительный взгляд Картера. Он всё понял. В том числе и то, что предстоит разобраться с засевшими где-то поблизости мстителями.
- Твои предложения? – инженер сделала шаг вперед. Нет, все-таки лучше надо было Ленгу обучать своих подопечных. Технологии технологиями, а знания и годами отработанные рефлексы заменить сложно.
Мистер самонадеянность.
Почти никто не обратил внимания на такое маленькое и невинное сокращение дистанции.
- Предложения уже высказаны и, поверь, они стоящие.
Чувствующая свое превосходство фантомка развернулась к Лисе правым боком и сделала еще один шаг, последний в своей жизни, потому как инженер тоже сделала шаг вместе с ней, в один такт.
На какое-то мгновение они оказались почти плечом к плечу,  и левая рука Лисы жестко ухватила девицу за предплечье, чуть пониже локтя, а правая, блокируя кисть снизу, дернула зажатый меч вверх. Красотка успела чертыхнуться, но присевшая и развернувшаяся почти на 180 градусов противница увлекала её за собой. Над головами собравшихся прозвучал выстрел.
Это словно послужило сигналом к атаке. Не сговариваясь, два отряда бросились друг на друга практически врукопашную.

По счастью, Лиса и фантомка оказались почти одного роста, и локоть оперативницы достиг цели, с хрустом врезавшись в лицо уже пытающейся вывернуться из захвата девушки. Далее последовала подсечка, и бывшая церберша выпустила свою жертву, отступив на шаг и посчитав, что секундного замешательства ей хватит на то, чтобы выхватить «Палач» и добить опрокинутую фантомку выстрелом в голову. Она ошиблась. С невероятной скоростью дамочка вскочила на ноги и несколько опешившая инженер едва успела уйти от бокового удара. Клинок прошел вскользь, тем не менее, повредив броню и задев плечо.
Быстрые, как понос, - пронеслось в голове, прежде чем Лиса выпустила две пули в искаженное яростью, окровавленное лицо.

Черт! – даже не уловив боковым зрением, а интуитивно почувствовав какое-то движение справа, оперативница отскочила в сторону и, еще не успевая толком обернуться, бросила в предполагаемого противника сеть подчинения. – Попался!
Неизвестный или неизвестная, вооруженный коротким и прямым мечом, предпринимал колоссальные усилия,  чтобы выбраться из ловушки. Лиса представляла, сколь болезненные ощущения доставляют ему вспыхивающие электрические импульсы, однако восхищаться чужим  упорством абсолютно не было времени. Это враг, и через секунду ему предстояло умереть от  выстрелов из дробовика, сделанных Картером.
- Снайперы! – успела бросить ему Лиса на ходу, снимая щиты перегрузкой с наступающего ценуриона.
- Кто-то убрал.
Оперативница хотела было что-то сказать или даже удивиться столь неожиданному развитию событий, но на разговоры не было и лишней секунды – пули, выпущенные в упор, пробили броню бросившегося вперед центуриона.
- К их челноку, авось, повезет! – Лиса включила тактическую маскировку.

Пока все складывалось относительно удачно. Лишившиеся предводительницы и почти не ожидавшие такой развязки церберовцы дрались отчаянно, но хаотично. Ставшие практически бесполезными в свалке инженеры служили легкой добычей для штурмовиков вроде Картера. Их уничтожали молча и безжалостно. Отряд прорывался к замершему неподалеку челноку.
Ты-то куда полез! – краем глаза девушка заметила молодого саларианца, во всю прыть удирающего от фантомки. Юный лягушонок был из гражданских, ранее проживавших в Грим Батол. Теперь можно было только предполагать, зачем он увязался вслед за отрядом, и как ему удавалось оставаться незамеченным, но сейчас инопланетянину грозила неминуемая смерть.
Время маскировки было практически на исходе, но увлеченная погоней фантомка вряд ли успела заметить, как что-то невидимое катнулось ей под ноги, сбив на землю, и понять, что острое и холодное вонзается сзади в шею.
Дожили! Теперь я спасаю ксеносов от «Цербера»!
Лиса вскочила на ноги, снова рванула вперед, и в тот же момент упала навзничь, отброшенная взрывной волной. Потом оставалось только гадать, подорвали ли церберовцы челнок сами, дабы тот не достался врагу, или кто-то из атакующих умудрился бросить гранату или не вовремя активировать умение. Так нужный осажденной колонии шаттл горел в окружении чьих-то останков, несколько фигур в светлой броне удирали в разные стороны. Вслед им звучали выстрелы.
- Отставить! Идем к складу! – прозвучал совсем близко голос Картера. – Фред, Марти, останьтесь здесь и помогите ребятам с раненными, в случае чего прикройте. Быстро, быстро, не стоим!
Рука в тяжелой перчатке стряхнула грязь со стекла лисиного шлема.
- Ты как, жива?
- Руки-ноги на месте, - оперевшись на плечо штурмовика, оперативница встала. В голове еще звучали отголоски взрыва, и творилась невероятная муть. – Сколько?
- Еще не знаю. Пять-семь. Рейса убили при мне, Хадсон был возле челнока.
- Плохо. Давай к складу.
- Ого, у нас гости!
Лиса резко обернулась, сжимая «Палач». Впрочем, в голосе Картера не прозвучало ничего такого, что потребовало бы немедленно предпринять какие-либо действия или броситься ничком на землю, в ожидании очередной атаки. Скорее недоумение. С холмов к ним спускались двое турианцев.
- Спокойно! Мы не "Цербер" и не хаски! Турианская армия! – уже направившиеся было в сторону склада бойцы остановились, повернув к новоприбывшим стволы штурмовых винтовок.
- Мы можем приблизиться? Сюрпризов не будет?
Лиса наконец узнала говорившего турианца. Ранее им уже доводилось сталкиваться. Возможно, не при самых удачных обстоятельствах. Но война многое меняла, да и снайперская винтовка в руках ксеноса говорила теперь сама за себя.
- Картер, следуй к складу, - коротко распорядилась оперативница. – Забирайте самое необходимое, сколько сможете унести. Здесь я сама разберусь.
- Уверена?
- Нет, но это ничего не меняет.
Картер скептически цыкнул, но дал команду людям следовать за ним. За колонной бежал прихрамывающий саларианец.

- Отряд добровольцев Альянса, - коротко представилась Лиса. Губы девушки дернулись в легкой усмешке. Она и сама не знала, кем сейчас является. Командиров, поставленных над неблагонадежными бойцами от официальных военных структур, уже недели как две не было в живых, связь частенько обрывалась, и приказов, что именно им нужно делать, кроме того, как удерживать укрепления Грим Батол, отряды не получали и, предоставленные сами себе, бывшие церберовцы и гражданские выживали как могли.
Покинув основные укрепления, к месту побоища уже выдвинулись медики в сопровождении добровольцев. Вынести раненных, забрать оружие и неиспользованные термозаряды, каждый уже знал, что делать. Лиса поразилась, насколько обыденной стала эта картина.
- Так что понадобилось здесь турианской армии?

+2

4

Турианец отчего-то так и думал, что встречать их выйдет та самая девушка. Та, с которой они когда-то - казалось бы, так давно! - пытались друг друга убить.
Теперь же никто не стрелял. И какой-либо ненависти в глазах старой знакомой Варон не увидел. А ненавидеть было, за что. Впрочем, как и ему.
Пускай. Новый день, новый враг. Да и само понятие ненависти капитан Скаторус оставил где-то в прошлом, и больше оно к нему не возвращалось.
"Альянса, значит", - подумал Варон и понимающе кивнул головой. Почему нет? Бывшие оперативники - находка для официальных структур человечества... Да и не только человечества.
Ухмылка не ускользнула от взгляда турианца. Однако расшифровывать ее он не взялся. Человеческая мимика, пусть и схожая с давно знакомой мимикой азари - не самая простая вещь.
- Да вот воюем потихоньку, - пожал плечами Скаторус, отвечая простым неуклончивым тоном.
О том, что расспрашивать детально бесполезно - сама поймет. Сам он и не собирался у церберши выпытывать, какова ее задача здесь. Точнее, обстановку в целом знать будет нелишним, а уже отдельные детали, касающиеся ее миссии, - это ее дело.
- Позывной, если не ошибаюсь, Лиса, - все тем же спокойным, немного уставшим голосом сказал капитан, представляя подчиненному старую знакомую. - Как я уже говорил, оперативник "Цербера". Надо полагать, бывший.
У него была хорошая память. Он помнил множество личных дел - даже тех, фигуранты которых уже давно погибли.
Кастор продолжал хранить молчание, не свойственное ему. Варон ждал какую-нибудь подколку, но здесь он ошибся. Неожиданно. Он даже повел глазами по сторонам, словно сканируя пространство боковым зрением. Впрочем, в случае с левым глазом так оно и было.
- В свое время, - продолжил он, - мы чуть не грохнули друг друга.
И, наверное, хорошо, что этого не случилось.
Мог ли Скаторус допустить такую мысль ранее, до войны со Жнецами?..
Впрочем, это неважно. Ко всем прочим причинам, почему он не горел желанием выяснять отношения, добавлялась еще одна. Пакт. Договоренность. Командования вооруженными силами космических держав согласились с тем, что все беглые церберовцы, трудящиеся во имя победы над Жнецами, автоматически реабилитируются, и за прошлые грехи уничтожать либо задерживать их запрещено. Конечно, были исключения. Некоторые оперативники в свое время так насолили всему миру, что их, несмотря на какие-либо договоренности, уничтожали на месте. По-тихому. Негласно. Иногда с глушителями. А потом зарывали где-нибудь в чистом поле, словно псов - никто и не знал.
Лиса в их число не входила. И хвала духом - не хотел турианец вступать в бой со всем ее подразделением.
Скаторус задержал взгляд на трупе в броне желтых и белых цветов. Тело лежало неподалеку в неестественной позе. В латах зияло несколько дыр. Поблескивали поврежденные генераторы кинетического щита, которые в решающий момент подвели незадачливого оперативника.
- Ну что ж, - сказал турианец. - Мы займем здесь позицию, если никто не против...
А если кто-то против, Варон запросто мог пообещать место в транспорте и эвакуацию. Не факт, что так и будет, ведь командование может решить иначе. Но дать надежду и тем самым склонить кого-то в свою сторону - можно.
- А то, вполне может быть, уж больно вкусно смотримся в чьем-нибудь прицеле. Ожидается еще что-то вроде этого? - кивнул Скаторус на тот самый труп в броне-решето, проходя мимо тела. Кастор все так же держался позади и чуть сбоку. Он шел вслед за Вароном, пока не остановился. Один из трупов лежал на боку и свернулся калачиком. В такой позе удобно было прятать пистолет. Наведя дуло на человека, лейтенант упер в него ногу и легким толком перевернул. Дыра вместо глаза сразу развеяла сомнения.
- Люди, люди... - проворчал Кастор, покачав головой.

+1

5

офф

Карт-бланш на следующий бой) Если где накосячила - пинай)

- Да вот воюем потихоньку.
Турианец не собирался распространяться о целях своей миссии, турианец прибыл сюда не ради эвакуации осажденных в Грим Батол, это и так ясно. Согласится ли он забрать с собой хоть кого-то из гражданских - тот еще вопрос. Однако, если такая возможность существует, не стоит ею пренебрегать.
- Как и почти все в этой сраной галактике, - ответила инженер равнодушно. Весь их мир перевернулся вот уже полгода назад, и даже те, кто упорно бежал от надвигающегося апокалипсиса, надеясь укрыться в тихих отдаленных колониях, всё чаще обнаруживали лишь обгоревшие обломки на месте некогда уютных жилищ и трупы своих родных. Жатва шла планомерно, каждый день съедая жизнь за жизнью, город за городом, поселение за поселением. И она не могла остановиться сама, пока не дойдет до самого конца. Кто-то из уцелевших брался за оружие и клялся отомстить, кто-то стремился убежать еще дальше, Лиса же тонко усмехалась, глядя на рекламные плакаты, обещавшие надежное пристанище всем беженцам.

Страх можно испытывать перед гранатой, которая вот-вот разорвется возле лица, перед баньши, уже тянущей к тебе когтистую пятерню, перед ухватившим тебя за горло и скалящимся хаском, перед занесенным мечом юркой как ящерица фантомки... но страх перед неизбежным уничтожением остался для Лисы где-то там, на выжженной Жнецами Земле. И глупо бежать от того, чего уже не боишься.

- Позывной, если не ошибаюсь, Лиса. Как я уже говорил, оперативник "Цербера". Надо полагать, бывший, - от смешанных с усталостью размышлений инженера оторвал спокойный голос турианца, решившего представить старую знакомую (если степень их знакомства можно было так назвать) своему боевому товарищу.
- Координатор спецподразделения Д-13 Василиса Ермолова, - Лиса всё-таки сочла нужным уточнить некоторую информацию. - Но, раз так привычнее, можете по-прежнему называть меня Лиса.
Если девушку и удивила осведомленность турианца, она ничем не выдала своей настороженности. В конце концов незадолго до её побега птеродактили совершили налеты на несколько церберовских баз. Кто знает, сколько ценной информации попало в их загребущие птичьи лапы? И всё же, наличие живого свидетеля прошлых подвигов абсолютно не радовало. Одно дело, когда у контрразведки имеются лишь смутные подозрения о твоей причастности к событиям давно минувших дней, и совершенно другое, если в закромах у турианцев оказались  церберовские отчеты, и некий злопамятный цыпленок намерен вытащить их на свет божий. И "цыпленок" лишь усилил подозрения бывшей церберши, будто невзначай напомнив:
- В свое время мы чуть не грохнули друг друга.
- Всякое случается. В свое время наши расы, по недоразумению, едва не развязали полномасштабную войну.
Точнее, ваша раса. Люди тогда понятия не имели, с кем и с чем имеют дело.
Лиса спокойно и изучающе смотрела на офицера. Капитан турианской разведки, преданный Иерархии до самого мозга птичьих костей. Такие, как он, действительно не знают о радикально настроенных группировках в своих рядах или же, подобно азари, закрывают на них глаза? Чем те расисты лучше "Цербера"? Разве что масштабы поменьше и методы попроще. Но зачастую такие же безжалостные и беспринципные, особенно если речь идет о финансах.
- Но другая война меняет слишком многое, - взгляд турианца в сторону трупов настоящих, не бывших, церберовцев, не ускользнул от Лисы. - Хочешь знать, не попытаюсь ли я тебя убить еще раз, воспользовавшись суматохой, или не прикажу ли просто застрелить, объявив индоктринированными шпионами? Нет. Слово офицера.
Что подумал инопланетянин о её словах, инженер так и не узнала, но следующая его фраза прозвучала несколько натянуто и одеревенело:
- Ну что ж. Мы займем здесь позицию, если никто не против...
- Не против. Пока нужно прикрыть тех, кто таскает со склада воду и продукты, иначе многие не дотянут и до вечера. Что у вас со связью и транспортом? Помимо отряда у меня здесь почти две сотни гражданских. И семья ученого, за которым охотится Цербер, черт бы его побрал. Нужна эвакуация. Уйти из города - не вариант, тут кругом жнецовские твари, нас переловят и уничтожат, как котят.
Ермолова говорила со знанием дела. После Земли она слишком хорошо знала, зачем нужны Жнецам скопления людей, как они ведут осаду. Все эти изможденные, усталые "органики" - лишь строительный материал. Глупо уничтожать кирпичи, даже если те не хотят ложиться в очередной ряд кладки. В конце концов, они сдадутся, их заставят, убьют последнюю искру жизни.

Пока не будет атак, трупы надо закопать или сжечь, ни к чему зловоние и источник заразы, - глядя в прицел на людей, бегом перетаскивающих ящики от склада, Ермолова не особенно верила, что ей удастся выбраться из очередного ада, становящегося раз за разом всё более обыденным и привычным.
- ЧЕРТ! БЛЯДИ! ВОЗДУХ! - раздалось в передатчике.
На усеянное телами поле опускались челноки. Лиса никогда не видела ничего подобного, но издалека они чем-то напоминали разрушенный корабль Коллекционеров в миниатюре. Тот самый, который когда-то попытались исследовать церберовцы. Из странного вида шаттлов выскакивали существа, словно сошедшие с видеозаписей и голографических фотографий годовой давности.
- Какого черта?! Разве их не уничтожили? - инженер недоумевала. С этими тварями в живую ей еще сталкиваться не приходилось, разве что видеть мумифицированную башку одной из них. - Отряды, к бою! Открыть огонь! У склада, отходите, прикроем!

+1

6

- Координатор спецподразделения Д-13 Василиса Ермолова.
Как все меняется-то... Но отрадно, что таланты рано или поздно находят себе и впрямь достойное применение, а не... а не "церберство". Пусть и не все. Пусть и перед концом света.
- Но, раз так привычнее, можете по-прежнему называть меня Лиса.
- Не привычнее, а практичнее, - ответил Варон.
- Раэс Кастор, - представился младший лейтенант, - позывной Кас.
- А меня ты уже знаешь, - добавил Варон.
Скаторус внимательно следил за бывшей цербершей. Он не пялился на нее во все глаза, но слушал, каким тоном она говорит, отмечая малейшие оттенки. Спокойствие, усталость, фатализм. То же, что и у него. Да, войны часто всех ставят под одну гребенку, насаждая одни и те же отрицательные качества у всех, независимо от пола и расы. Но эта война прямо-таки норовила всех сделать клонами.
Слово офицера не успокаивало и не настораживало. Каким-нибудь отморозкам, законченным садистам и ублюдкам, которых уже нельзя назвать воинами, Скаторус тоже мог бы дать слово офицера и тут же его нарушить. Потому что не каждый достоин того, чтобы офицер - настоящий офицер - давал ему слово. Каковы были соображения по этому поводу у Лисы, Варон не знал, но обстоятельства выбора ему не оставили. Во всяком случае, компания из бывших церберовцев зачастую была лучше, чем компания хасков.
И Варон лишь молча кивнул.
- Связь - временами, - сказал Варон. - По транспорту - печально для вас. Точнее, для большинства из вас. Будет челнок. Может, два. Ясен хер, набьем туда народу, сколько влезет, но это будет далеко не две сотни.
О том, что может прийти инструкция не допускать присутствия кого-либо лишнего на борту, Скаторус умолчал. Подобная инструкция могла как прийти, так и не прийти - просто Варон пытался предусмотреть все варианты.
- О наличии множества гражданских лиц я сообщу. Будет ли что-то предпринято в ответ - сказать не могу. Некоторых… хм… представляющих интерес наверняка попытаются отсюда забрать.
Он вообще и сам не особо надеялся отсюда выбраться. Ранее. Потому как по брифингу на этой планете было слишком жарко. На деле оказалось жарко, но не так. Пожить еще можно, и это вселяло надежду на удачное возвращение на базу.
...Вот только появившиеся в поле зрения летающие объекты были совсем не кстати.
- Кэп, - Кастор, на миг замедлив шаг, поднял голову в небо.
- Вижу.
- ЧЕРТ! - донесся чей-то крик. - БЛЯДИ! ВОЗДУХ!
- А вот и звоночек! - нервно хмыкнул младший лейтенант. - И правда, блять, я тоже думал, что их уничтожили!
Варон почувствовал, как запульсировали его виски. К такому было непросто привыкнуть не то, чтобы турианцу, для которого служба - все, но и даже крогану, который едва ли не с детства в битвах. Слишком частыми были бои. Эта война была очень... непрекращающейся.
- Я в прицел видел неплохую снайперскую позицию, - сказал Скаторус, - но, сука, уже все!
Он нырнул в ближайшее укрытие - за сгоревший аэрокар. До упомянутой позиции еще предстояло добраться, а времени уже не оставалось. Враги высаживались на поле битвы.
Рядом устроился Кастор с винтовкой на изготовку.
- Напомни-ка, что там по эвакуации? Дома пиво стынет!
- Да они еще даже не в системе, так что если пиво дорого, бейся, солдат!
Варон занял положение для стрельбы. Сошки винтовки - изящные, как ноги стриптизерши - уперлись в капот аэрокара. Скаторус наклонился над Вдовой и, увидев первого противника в перекрестье прицела, мягко выжал спуск.
Момент блаженства.
Минус один.
- Назад, Кастор! К точке эвакуации! Давай, я прикрою!
Перезарядка. Еще один выстрел.
- Лиса, ты с нами или как? Мы закрепимся в точке эвакуации!
Он предпочел бы иметь под боком солдат Иерархии, а не бывших церберовцев. Но подсознательно ему захотелось услышать утвердительный ответ. Сейчас каждый знакомый, пусть и враг, был осколком того разбитого мира, который еще совсем недавно царил в Галактике. Который со всеми его недостатками стал идеальным и желанным.
Хотя она собралась прикрывать тех, кто находился у склада. Печально, если до последней капли крови. Уже сейчас Варону стало ясно, что у склада выживут не все. Сухой беспристрастный расчет подсказывал, что геройство на это не слишком-то и повлияет.
- Прикрываю, - раздался в комлинке голос Кастора.
Повернув голову, Скаторус боковым зрением увидел, что Раэс занял позицию позади, в нескольких десятках метров. Его винтовка разразилась вспышками, выплевывая пули в заградительном огне.
- Надо отходить, - краем глаза Варон взглянул на Лису в перерыве между двумя выстрелами. - Я свяжусь с базой, как только окажусь в нормальном укрытии!
Здесь оставаться и вправду были рискованно. Сейчас Скаторус и Лиса находились на самом переднем краю - в месте, откуда в общевойсковом оборонительном бою успешно отступить получается далеко не всех.
Перезаряжась, Скаторус оглянулся, чтобы оценить обстановку. У склада почти никого не осталось. Из живых. Жертвовать миссией ради оставшихся было глупостью.
Выстрелив из винтовки в очередной раз, Варон снялся с позиции и, уходя в невидимость, перезаряжаясь на бегу устремился к позиции Кастора. Капитан задержался там буквально на несколько секунд, просчитывая траекторию пути и местонахождения укрытий. Затем - снова возобновил движение, но уже, будучи видимым, по зигзагу.
Два раза щит замерцал синевой. Интервал между первым и вторым попаданием был небольшой. Пристреливались.
Но Варон успел добежать до выбранного укрытия раньше. Он занял позицию и выстрелил по противнику, попытавшемуся зайти к Кастору слева. Краем глаза Скаторус увидел, как уже к нему попыталось подобраться с фланга несколько врагов - но они быстро были срезаны огнем обороняющихся.
- Прикрываю! - сказал Скаторус в комлинк. - Быстрее! Нас отрезают!

+1

7

Не успеют отойти. Столько народу положили на вылазке к складу, и всё коту под хвост. Откуда принесло этих чертей поганых?  - взгляд Ермоловой был мрачен. Сквозь прицел снайперской винтовки она хмурилась и смотрела на людей, которые бросали ящики и бежали... в самое пекло, надеясь его миновать и достичь спасительных укреплений. Достичь подвалов Грим-Батол, не понимая под градом льющихся со всех сторон пуль, что там их ждут лишь молчаливые,  укоризненные взгляды обессилевших от голода и жажды женщин и детей. Впрочем, большинство из мечущихся сейчас по полю боя людей и сами не были солдатами, лишь мужчинами, взявшимися за оружие, чтобы защитить свои семьи.
- Всем отступать! Назад! Ракетами ударят! - надрывалась Лиса, прекрасно понимая, что у орудийных расчетов есть приказ: в случае изменения обстановки накрыть огнем и своих и чужих. Волна взрывов сметет и коллекционеров, вместе с их диковинными челноками, и не успевших убежать бойцов. Бывшая оперативница уже почти достигла высоты, где закрепились турианцы, но мощный синий луч будто взорвал саму землю, снося холмики, деревяшки, облезлые кустики, за которыми пытались укрыться снайперы. Ермолову с головы до ног окатило комьями грязи, кто-то, совсем близко, хрипло застонал, попав под удар смертоносного луча.
- Преторианец! СТО ЗАМОРОЗОК ЕМУ В ЖОПУ! Ебучий барьер! - отплевываясь от травы и песка, Лиса приподнялась, ударила по врагу Поглощением энергии, а затем кубарем скатилась с холма, едва успевая активировать тактическую маскировку. Луч снова выжег на земле отметину совсем рядом, хотя это было уже не важно. Те, от кого она отвлекла сейчас внимание железной гадины, должны были ударить чудовищу в спину. Снести. Попытаться уничтожить. Другого не дано.

Бывшая оперативница ловко перекатилась за чахлые заросли, едва ли способные послужить достойным укрытием, выстрелила один раз, потом еще и еще. На вершине холма мелькнуло голубоватое слепящее зарево, выплюнувшее в разные стороны кучу металлических обломков, на несколько секунд всё смолкло, а затем в долине разразился ад, под грохотом орудий схоронивший и вопли погибающих храбрецов, и отвратительный писк насекомых, которые давным-давно перестали считаться живыми.

Лиса припала у земле, сминая тяжелой перчаткой торчащие сухие обломки кустов. Наверное, это когда-то были розы. Шипы скрипели и ломались, пытаясь впиться в броню, оставляли невидимые царапины, но всё же превращались в крошево.
Наверное и Жнецы так поступают с нами... - дурацкая мысль билась в голове, озаряемая желто-красными вспышками в небе. Потом снова наступила оглушительная тишина.

Живы. Ночью всё равно придется собрать пару отрядов добровольцев с нервами покрепче и выдвинуться к складу, - Лиса и сама удивилась безучастности и прагматичности своих мыслей, однако, как говорили в старину, человек привыкает ко всему, в том числе и к войне.
Привыкает... Несмотря на то, что перед глазами рушится мир, он строит планы на будущее, думает, как выжить самому и помочь выжить другим. И верит... даже за секунду до смерти верит во что-то свое.

- Эй, господа ящеры, вы там не умерли еще? - чуть прихрамывая, Ермолова взбиралась на холм, где до этого был уничтожен преторианец. Над долиной витал запах гари и слабый сизый дымок поднимался от воронок. Несмело, то и дело прячась, продвигались санитары, выбравшиеся из-за укреплений.
Раненных будет много, а лекарств - мало. Как обычно.
- Самое время вступить в переговоры и обсудить вопросы эвакуации с союзниками, - совсем близко прозвучал громовой голос Картера. Здоровяк-штурмовик быстро приближался к Ермоловой, поудобнее перехватывая дробовик. Кажется,  в предыдущем бою он не получил ни царапины. Везунчик.
- Шутник...- раздраженно фыркнула Лиса, понимая, что не в силах сердиться на соратника - слишком уж она была рада, что тот остался жив. - Пойдем, поищем.... Эй! Капитан турианский! Водка стынет, рация завяла! Подъем!

+1

8

Перебежками, прикрывая друг друга, они организованно отступали вглубь пока еще незанятой территории - к запасной точке эвакуации. У них получалось... Поначалу. По крайней мере, их не смогли отрезать от основных сил.
Но бой не стихал. В какой-то момент, оторвавшись от прицела снайперки, капитан заметил огромную четырехлапую тушу из металла и органики, летящую над полем боя и стремительно приближающуюся. Младший лейтенант тоже заметил то, что обычно называли преторианцем.
- Сейчас он по нам хуянет! - рычал Кастор, перезаряжая винтовку.
Нужно было сняться с позиции прямо сейчас, отбежать как можно быстрее, но огонь был - голову не поднять. Пришлось для начала снять нескольких стрелков. И потерять время.
- В сторону! - крикнул Скаторус, когда мешкать стало слишком опасно. С позиции лежа он немного привстал, но не распрамлялся во весь рост - и рывком бросился вбок, подальше от смертоносного луча, пропахавшего землю. Быстрее. Еще.
Луч Варона не достал. Не достал он и его напарника. Но преторианец продолжал атаку, выбрав в качестве цели Кастора. Возглас смерти - так называлось это оружие, от которого не спасало никакое укрытие.
Всплеск биотической энергии. Стрельнувшая боль в висках. Варон увидел, как Кастора отбросило в сторону. Но он, повалившись, все еще оставался жив. Пока что... Пока преторианец не решит приземлиться прямо на него. Однако бронированная машина, увешанная странным подобием человеческих черепов, отвлеклась на более боеспособных. Кто-то из них это не пережил. Лиса же, заметил Скат, успела уйти.
Он занял позицию за обломком стены, где удобно было вести огонь и с колена, и стоя. Активировал деформирующие на штурмовой винтовке, убрав Вдову за спину. Пули отсечками по две застучали по барьеру. Концентрированный огонь десятка стволов свел на нет биотическую защиту и начал разбирать броню. В этот момент Скат увидел, как по преторианцу ударили зажигательными.
Бойню, мелькнула мысль. Но Кастор все еще лежал в воронке.
- Ты живой? - спросил Варон в комлинк.
- Ага-а-а, - протянул он, словно с бодуна. - Я только что видел голых турианок...
- Голову не поднимай!
- ...И азари...
- Молодец какой! - рыкнул Варон, активируя защитную матрицу и покидая укрытие. На ходу он продолжал стрелять по преторианцу, двигаясь к своему напарнику. Укрытие у того было более-менее сносное, но налицо - явные признаки контузии.
Однако из воронки вдруг угрожающе высунулся ствол, глядя прямиком в сторону врага.
- Ебошу бойней! - предупреждающе прозвучал голос Раэса Кастора.
- Давно пора! - отозвался Скаторус, пригнувшись и шмыгнув к аэрокару, продырявленному пулями и прожженному лучами.
- От души!
Грохнуло и вправду от души. И на этом запас прочности преторианца закончился. Он качнулся, накренился и с искрами и скрежетом начал опускаться наземь. Но этот монстр не остался валяться на поле боя в качестве очередного внушительного укрытия. Нанороботы сделали свое дело в считанные секунды.
С падением преторианца бой закончился. Варон вдохнул. И замер, прислушиваясь...
Он ясно различил звук приближающейся опасности. Повернул голову - и увидел, что гул исходил от ракет. Их реактивные следы не вели далеко - позиции артеллеристов были совсем рядом. Вряд ли противники, кем бы они ни были на этот раз, могли подкатить свои установки и орудия так близко незаметно.
- По нам свои долбят! - крикнул Скаторус. - В укрытие!
- Да нас же не окружили! Не убили! Какого?!.
Кастор, поднявшись из своей воронки, огляделся вокруг. Но рядом укрытия лучше он, видимо, не нашел. А может, решил не рисковать - оставались считанные секунды. И он плюхнулся туда же, где и лежал до этого. Скаторус, уже отдалившийся от стены, за которой прятался от преторианца, упал рядом.
- Это благодарочка за то, что "Цербер" постреляли! - рыкнул Кастор, прикрывая голову руками.
- Нам за такое и платят!
Капитан надел шлем. Фильтры звуков приглушали грохот, но из-за них все разрывы снарядов, происходившие рядом, слились воедино. Трудно было понять, насколько близко падал тот или иной снаряд, и оставалось лишь уповать на духов и удачу.
Земля дрожала. Жар разливался внутри вместе с нетерпением и крайней степенью дискомфорта. В горячке боя не оставалось так много времени на дурные мысли. Не то, что в этой яме, под дождем из снарядов. Худшим в работе Скаторуса было бессильное ожидание чего-либо.
Но вскоре оно закончилось.
Варон приподнялся. Убедился, что ему ничего не оторвало. Подождал еще немного - и, сняв шлем, встал на ноги. Сердцебиение приходило в норму. Еще немного, и начнет накатывать усталость. Впрочем, до истощения Скаторусу было еще далеко.
Рядом поднимался Раэс Кастор. Варон присел на колено и пробежался взглядом по местности сквозь оптический прицел. Из-за поднявшейся после обстрела пыли видимость была ограничена.
- Чисто... Вроде бы... Пока что...
Кастор лишь покачал головой.
Неподалеку, ближе к недавней линии фронта, капитан заметил и Лису вместе с как минимум одним человеком. Похоже, они были целы, как и турианцы.
"Но надолго ли хватит такого везения?"
- Эй, господа ящеры, вы там не умерли еще?
- Нам предлагали, - ответил Скаторус. - Особенно твои друзья с ракетами.
Он сменил укрытие - полуразрушенное сооружение чуть поодаль было всяко лучше воронки от снаряда. Наверное. Капитан сел, опершись спиной об стену, и начал возиться с инструментроном. Он надеялся, что Жнецы глушат не все, что хоть какой-нибудь, хоть самый нестабильный канал связи да появится.
- Эй! Капитан турианский! Водка стынет, рация завяла! Подъем!
- Да я только прилег! - ответил Варон. Он на миг выглянул из укрытия. - Мы в здании, продолжайте идти в том же направлении, тут и встретимся. Кастор, покажи им... руку, что ли...
Варон все еще был, мягко говоря, недоволен тем, как действует союзная артиллерия. Сейчас он не видел необходимости огня по своим. Ни окружения. Ни истребления. Ни продвижения крупных сил противников. Ни, мать их так, вызова огня на себя!
Это не просто ставило под угрозу жизни турианских офицеров. Это ставило под угрозу задание Иерархии. Слишком уж жалел капитан о смерти Энисы Грат, чтобы дать ей умереть зря. Хотя по нему и нельзя было сказать. Он начал скупеть на эмоции и раньше, а что уж говорить о войне со Жнецами?
И будь он сейчас на позиции ракетчиков... То что? Дал бы их командиру по морде?
Варон вздохнул, успокоившись. Да чего уж там...
То, что открылся канал связи, стало приятной неожиданностью. Едва ли не приятнее, чем слышать голос специалиста по технике спецподразделения "Имаго".
- Соскучились, мальчики?
- Конечно, Алеста, хотел услышать твой голос, - хмыкнул капитан. - Проясняю обстановку. В точке эвакуации обнаружены люди, в том числе мирняк. Всего около двухсот человек. Они - и мы - вели бои с "Цербером", затем с Коллекционерами. Здесь присутствуют бывшие оперативники "Цербера", среди них, возможно, один ученый, за которым ведут охоту. Запрашиваю больше транспорта для эвакуации... Если не всех, то хотя бы бывших оперативников.
"Мало ли, где пригодятся", - подумал турианец.
- Запрос принят и ушел на обработку. Ты же понимаешь, что в случае одобрения запроса расчетное время прибытия может измениться?
- Ага.
- Какова вероятность повторных нападений со стороны "Цербера" либо Коллекционеров?
Варону и самому хотелось бы знать.
- Неизвестно. Но союзные ракетчики тут совсем отбитые, чуть что, сразу по своим долбят, вот их-то я бы поостерегся.
- Ты же с ними договоришься, капитан?
- Херовый из меня дипломат, лейтенант.
Алеста хмыкнула:
- Еще что-нибудь?
- Да, - вмешался Кастор. - Поставь пиво в холодильник.
- Солидарен, - кивнул Варон. - Конец связи.
- Женюсь на ней, - хмыкнул Кастор, когда инструментрон потух.
- Как и на Тиранни? Ты пройдись по зданию, самец, осмотрись, может, найдешь что-нибудь. А я пока понаблюдаю за местностью.
Кастор кивнул и скрылся за углом. Скаторус, пользуясь затишьем, извлек сигару из портсигара и закурил, пуская небольшие облачки ароматного дыма, тут же рассеивающиеся.
- Лиса, - обратился он к подошедшей знакомой, легонько сжав сигарету меж пальцев. - Нам бы навестить ваших ракетчиков. Или хотя бы связаться с ними. Это можно? Боюсь, они и по нашему транспорту херачить начнут, как по нам пять минут назад, - покачал головой турианец и снова затянулся.

- Капитан! - послышался голос Кастора.
- Я здесь, - негромко отозвался Скаторус.
- Тут церберовец.
Варон как раз скользнул взглядом по лежащему перед его позицией очередному трупу в броне белых и желтых цветов.
- Здесь их много лежит.
- Тут живой.
Варон замер на едва заметное мгновение. Живой церберовец... Да это могло стать полезной находкой. Капитан видел, какие ныне оперативники. Совсем не то, что раньше. Уж слишком они... изменились. Доставить бы его на базу, может, что интересное рассказал бы. Хотя в этом турианец сомневался. Они видел, что у них под шлемами. Это уже не люди. Это… инструменты. И наверняка в них заложен какой-то механизм, чтобы они не достались неприятелю. Раньше ходили слухи о капсулах с цианидом. А сейчас, как казалось Скаторусу, руководство "Цербера" придумало еще чего похлеще.
Варон оставил позицию и прошел в соседнее помещение, откуда раздавался голос Кастора. Раэс как раз стоял над человеком - человеком ли? - и держал его на прицеле. Оперативник был ранен. В районе паха у него было сущее месиво. За раненым тянулся кровавый след - он явно пытался уползти отсюда.
- Это тот, которому ты хер отстрелил, - сказал младший лейтенант. - Ты еще обещал извиниться.
- Извини, - бросил Скат не то оперативнику, который еще шевелился и наверняка смотрел на турианцев - сквозь мутное забрало шлема это не было видно, - не то самому Раэсу Кастору.
- Огорчаешь. Ты попал мужику в член, мог бы от души извиниться.
Скаторус не ответил, не до того было. Он приблизился, намереваясь снять с человека шлем…
Хлопок напоминал разрыв осколочной гранаты, только был намного тише. Забрало шлема разлетелось на множество острых фрагментов, и лишь чудом ни один из них не попал турианцу в глаза. Те, что ударили по лицевым пластинам, вреда не нанесли - взрыв был малой мощности.
Инстинктивно Скаторус на мгновение сомкнул веки, отпрянул назад и прикрыл голову рукой. Замер, затаив дыхание. Открыл глаза. Прислушался к собственным ощущениям…
- Ты как? - спросил Кастор, вмиг оказавшись рядом и окинув капитана оценивающим взглядом.
- В печали. Бля… Я думал, у них для таких случаев есть капсула с цианидом, а не бомба внутри головы.
Выждав какое-то время, Варон все же приблизился. Ногой он перевернул труп так, чтобы видеть лицо… точнее, место, где когда-то было лицо. Теперь оно превратилось в самое настоящее месиво светло-розового мозгового вещества, алой крови и осколков лицевых костей. Чудом уцелевший глаз лежал чуть поодаль, у ног покойника.
- Вовремя ты свалила из «Цербера», - сказал Скаторус, полуобернувшись и взглянув боковым зрением на Лису. - Чем дальше, тем хуже, - хмыкнул он, задумчиво разглядывая мертвеца. - Ты знала об этом сюрпризе?

Отредактировано Skat (27 декабря, 2016г. 00:00)

+2

9

Совместно со Скатом.

По счастью, господа союзники оказались вполне себе живы, хотя и слегка помяты. И это не могло не обрадовать бывшую оперативницу. Нет, вряд ли Лиса стала переживать из-за смерти едва знакомого ей турианского офицера,  но с гибелью Варона Скаторуса пропала бы и надежда на эвакуацию. Пускай и не всех гражданских.
    Если они вывезут семейство ученого, то и «Цербер» от нас отстанет. Призрак, конечно, мстителен, но не настолько, чтобы расточать силы на штурм, который не принесет ему никакой выгоды, - Лиса снова нахмурилась. А поверит ли очередной отряд бывших коллег в рассказанную байку? Не сочтут ли ложью слова защитников Грим Батол? Этот момент стоило продумать получше.
    - Лиса, нам бы навестить ваших ракетчиков. Или хотя бы связаться с ними. Это можно? Боюсь, они и по нашему транспорту херачить начнут, как по нам пять минут назад, - от невеселых размышлений Ермолову оторвал голос турианского капитана. Его приятель отправился осмотреться, а сам Варон сидел и курил, будто пользуясь коротким затишьем и ожидая новой заварушки.
    - Не знала, что пте.. турианцы умеют курить, - невпопад пробормотала Лиса.
   - Из-за строения челюстей свои особенности, - затянувшись, ответил турианец. Из-за отсутствия мягких губ, наподобие человеческих, он не мог плотно обхватить сигару. Немалая часть дыма сразу уходила в воздух. Должно быть, чтобы не терять ощущения, турианцы курили более крепкое и насыщенное курево, чем люди.
    Девушка безразлично пожала плечами, а затем добавила:
      – Пойдем, заглянем к нашим бравым ракетчикам. Но у артиллерии был приказ: открыть огонь по долине  при непонятном изменении обстановки. А уж кто отойти не успел – извините. Увидели коллекционерские шаттлы и перепугались, небось, до чертиков. Ситуация сам знаешь какая, твари отовсюду лезут, половина солдат таких и в глаза не видела. Вот и ударили.
    Инженер замолчала, не зная, имеет ли смысл пускаться в дальнейшие объяснения. У самих турианцев в армии дисциплина была железная, да и военную подготовку они проходили поголовно и чуть ли не с детства. Наверное, им сложно было понять обычные людские страхи недавно мобилизованных альянсовцев, сложно усмотреть логику в действиях растерявшихся, но выполнивших приказ ракетчиков. Ермолова же их понимала, а потому и не думала лишний раз осуждать.
    - Капитан! Тут церберовец. Живой.
    Если это можно так назвать. Двигаться, говорить, но не принадлежать себе и толком себя не осознавать – это уже не жизнь, - Ермолова равнодушно обернулась, проигнорировав шуточки союзников, и лишь бросила вслед капитану:
    - Ты от него ничего не добьешься, лучше упокой с миром.
    Однако бывшую оперативницу не послушали.

    Громкий хлопок раздался как только Варон попытался снять со штурмовика шлем. Лиса с некоторым злорадством посмотрела на отпрыгнувшего турианца и холодно промолвила:
    - Бомба в голове – надежнее капсулы, которую нужно раскусить. Подозреваю, что срабатывать она может и автоматически, а не только по желанию владельца. Возможно, имеет смысл изучить парочку голов, но не в таких условиях. Механизм, скорее всего, окажется сложнее, чем может ожидать обычный специалист по взрывотехнике.
   - Вовремя ты свалила из «Цербера». Чем дальше, тем хуже, - турианец продолжал с интересом разглядывать труп. - Ты знала об этом сюрпризе?
    - Догадывалась, хотя раньше подобного и не встречала, - Лиса с легким раздражением отвернулась. Ей не нравилось презрительное отношение инопланетян к покойным церберовцам. Всё же это были люди, пускай и частично утратившие человеческий облик, как в буквальном, так и в переносном смысле. Зачастую не по своей вине. - Будешь удивлен, но ушла я не из идейных побуждений. Просто так сложились обстоятельства. Оглядываться назад теперь было бы глупо. Однако я понимаю, почему Призрак пошел на крайние меры. И насколько он окажется не прав, я не знаю. Война на выживание диктует свои законы, - инженер зло усмехнулась. Помимо собственной воли, мысли о «Цербере» одолевали её куда чаще, чем хотелось бы. -  Идем за укрепления, нечего тут торчать. Санитары и без нас свое дело знают.
   - Да, уйдем отсюда, - сказал турианец. - И нет, я не буду удивлен отсутствием у тебя идейных побуждений, - отрицательно качнул головой он. - Да и не уверен, что это имеет значение. В любом случае, пока что мы сообща отстреливаем тех, кто пытается нас убить. К тому же, Иерархия и Альянс союзники. А мотивация у каждого из нас своя.
   - А касательно артобстрела - что в обстановке было непонятного? - спросил Скаторус. - Огневой контакт с противником, численности и мастерства которого было явно недостаточно для захвата позиций. Прежде чем долбить ракетами, принято осведомляться, что к чему, - пожал он плечами. - Я понимаю, - Скаторус примирительно поднял ладонь тыльной стороной к Лисе, - что сейчас у ружья не везде профессионалы стоят. Но если они раздолбают наши шаттлы, понимаю я или нет - это уже не будет иметь никакого значения. Их хотя бы предупредить надо, что не все незнакомое стоит обстреливать. Иначе отсюда не улетит никто.
    - Многие уже опускают руки, говоря, что все попытки противостоять нашествию - жалкие потуги умирающего, из последних сил стремящегося не потерять из виду тонущую во мраке искорку. Но и она в конце концов погаснет, - с философским видом протянула Ермолова. - Но ты прав, какая разница, что именно дает каждому из нас силы сражаться? Пока мы живы.

    Они шли вдоль наполовину разрушенных, испещренных осколками и пулями укреплений. Последний оплот Грим Батол, надежда для изможденных, полуголодных, но еще живых колонистов. Лиса посторонилась, пропуская вперед очередные носилки с раненными и, ловко перепрыгнув через мешки с песком, опутанные колючей проволокой, скользнула в тоннель.
    - Нам налево. Аккуратнее, света здесь нет, - на "Разорителе", сохранившемся у бывшей оперативницы с давних времен, зажегся подствольный фонарик. По привычке инженер двигалась тихо, хотя, казалось, опасаться здесь было нечего. Впереди мелькнул слабый луч красного света, но Ермолова довольно громко и четко произнесла:
    - Ханары летят на север, - и после легкого, фыркающего смешка справа от координатора и турианца распахнулась низкая и доселе незаметная дверь - вход к ракетной батарее, хорошо замаскированной и расположенной в подобии небольшого котлована. Несколько солдат, хотя и поднялись со своих мест возле орудий, даже и не подумали вытянуться по стойке смирно. За дни осады большинство из них забыло о строгом соблюдении субординации.
    - Докладывает старший орудийного расчета лейтенант Винс. Приказ выполнен. Потенциальный противник в квадрате...
    Лиса устало махнула рукой. Сколько лет этому лейтенанту Винсу? Девятнадцать, в лучшем случае двадцать. Скорее всего, только-только выпустился из военного училища. Возможно, уже после начала войны. Ему ли оценивать обстановку на поле боя, когда из незнакомых челноков выползает разная дрянь? Ермолова тяжело вздохнула:
    - Вольно. С вами хотят поговорить, лейтенант, - инженер кивнула в сторону Варона. -  А где майор Шефер?
   - Он потерял сознание, и его пришлось снова отправить в лазарет, мы лишь выполнили общий приказ для Альянса, связи не было... - худое лицо Винса сморщилось в виноватой гримасе.

   Черт с ним, не мне решать, что с этим делать, - вяло подумала Лиса. - Главное, чтобы и вправду с перепугу не разнесли турианский транспорт.

+1

10

Похоже, помимо взрывчатки в голове, в покойнике не было больше ничего примечательного. Точнее, Скаторус не видел в нем больше ничего особенного. А там как знать. Сюда бы бригаду специалистов, разложили бы свои пинцеты и выяснили, что к чему. Варон же не был в этом силен.
- Идем за укрепления, - сказала Лиса, - нечего тут торчать. Санитары и без нас свое дело знают.
- Да, уйдем отсюда, - согласился турианец. Закончив осмотр мертвого оперативника, Варон задержался лишь для того, чтобы еще раз окинуть взглядом поле боя. Ныне там почти улеглась пыль, и было тихо, лишь трещали костры на горящей технике.
Там, где недавно гремел бой между гарнизоном и "Цербером", земля все еще была усеяна убитыми и изредка раненными. Последующая схватка с Коллекционерами и дружественный огонь артиллерии не дали защитникам убрать всех мертвецов и подобрать трехсотых. Но сейчас появилась минута затишья, и они принялись за это дело вновь.
Варон не брезговал присесть то над одним, то над другим трупом, дабы подобрать термозаряды. Турианец делал это с абсолютно непроницаемым каменным лицом. Боковым зрением он поглядывал на людей, надеясь, что их реакция будет адекватной. Впрочем, когда он заметил дорогую цепочку на шее одного из погибших, Варон и не подумал притронуться к ней. Настолько низко он не опускался никогда. Да и сам прекрасно помнил одну троицу мародеров, которые решили поживиться ценностями мертвых, и с которыми в конечном итоге Скаторус разобрался. Казалось, это было так давно...
- Любая искорка когда-нибудь гаснет... - задумчиво сказал Варон. - Но есть то, что вечно. Или, по крайней мере, кажется таким.
Скаторус не уточнял, что имеет в виду ту же Иерархию, падение которой он попросту не может себе представить. Да и вообще, весь галактический устой. Цитадель, ретрансляторы, расы - ссорящиеся и договаривающееся. Государства, огромные флоты, армии бесчисленных солдат. Варону просто не хотелось верить, что все это - вечное - может исчезнуть вот так, от действий машин, похожих на моллюсков. И надежду он сохранял, хоть и основной мотивацией для него оставался долг перед Иерархией.
- Ребята, - услышал Скаторус голос Кастора за спиной. - Я бы вам предложил накатить, чтобы философствовать было сподручнее, но давайте сначала решим насущные вопросы.
- Твоя правда, - ответил капитан.
Поодаль от переднего края обороны уже не лежали на земле ни трупы, ни раненные. Здесь их Скаторус видел разве что на носилках снующих туда и обратно санитаров. Хотя вон, чуть дальше, было что-то похожее на тела, прикрытые белыми наволочками.
Варон покачал головой, представив, как много возни с мертвыми. Собрать их, собрать разлетевшиеся руки и ноги, перенести или перевезти, посчитать, отсортировать, снять жетоны, собрать с мертвецов оружие и боеприпасы, при необходимости и инструментроны, опознать трупы, выкопать ямы, похоронить, отметить места на карте, оставить ориентиры и надписи... А то и дальше перевезти, если предстоят нормальные похороны. А для этого - еще и трупы привести в порядок.
Нет, капитан Скаторус не променял бы свою работу на это.
Он продолжал осматриваться - запоминать ориентиры всегда было полезно. Тут и там располагались укрытия и укрепления - в основном оборудованные в зданиях или же плотно примыкающие к ним. Одиночных окопов на улицах посреди дорог Скаторус не обнаружил. Значит, не так все здесь и запущено.
Варон перемахнул через мешки с песками и, выбросив сигару, вслед за Лисой скрылся в тоннеле. Он последовал ее примеру и включил подствольный фонарь Валькирии. Он мог этого и не делать, а лишь мозговым импульсом, то есть, фактически силой мысли, активировать ночной режим глазного имплантанта. Но сейчас ПНВ вошел бы в конфликт с традиционным освещением, и картинка была бы совсем никудышняя.
Так само и Кастор включил фонарь, светлые блики которого Скаторус ловил то у себя под ногами, то на стенках слева и справа от себя. Троица замедлила ход, когда впереди мелькнуло красное свечение, которое вполне могло оказаться и лазерным целеуказателем под стволом чьей-то винтовки. Лиса практически сразу произнесла условную фразу. Интересно, что было бы с теми, кто попал бы сюда и не произнес ее...
Справа с легким шипением открылась дверь, впуская в темный тоннель свет - довольно яркий после почти кромешной тьмы, хоть и недолгой. Войдя в проход вслед за Лисой, Скаторус обнаружил, что это обычный дневной свет. Позиция артиллерии не была размещена в специально оборудованной шахте либо под раздвижной крышей. Это был котлован. Судя по всему, промышленного происхождения. По крайней, следов того, что он появился в результате взрыва бомбы, Скаторус навскидку не наблюдал.
По артиллеристам было очень хорошо заметно, что они тоже воюют здесь не первый день. Глаза уставшие, заспанные, лица впалые, явно из-за проблем с провизией. Ходить по струнке и отдавать честь они уже перестали, да и никто от них этого не ждал. Тем более плевать было Скаторусу, который вообще служил в другой армии.
Лиса жестом прервала суетливый доклад командира расчета - совсем молодого парнишки, который вдруг напомнил Варону недавно погибшего рекрута Хелиана Стероса. По-дурному погибшего - заработавшего шок и контузию в тот момент, когда надо было раскрывать парашют. Молодые - они такие. Лейтенант Винс и сам может закончить подобным образом, причем очень скоро.
Ворка дери эту Жатву...
- Мы лишь выполнили общий приказ для Альянса, связи не было...
Варон остановил его тем же жестом, что и Лиса.
- Я капитан Скаторус из Турианской Иерархии, - представился он ничего не выражающим тоном. - С приказом вы, конечно, молодцы...
Скат окинул взглядом находившихся поблизости артиллеристов.
- Но в дальнейшем... - турианец замолчал. Он еще раздумывал, какую тактику выбрать для общения с лейтенантиком - припугнуть или уговаривать, как какого-нибудь ребенка, - но ответ ему в голову никак не приходил. Однако цацкаться Варон не любил и все же решил говорить так, как предпочитал сам.
- Здесь скоро будет транспорт для эвакуации, - сказал Скаторус. - Турианский транспорт. И туда не только мы с напарником поместимся, - Варон кивнул на стоявшего слева и чуть сзади Раэса Кастора, - но и часть ваших. Не приведите духи, ты мне уронишь шаттлы на землю, лейтенант. Тебя свои же растерзают.
"...Раньше, чем я".
Скаторус не был уверен, что Винса прибьют свои же - по крайней мере, такие, как Лиса, вряд ли дадут это сделать. Но вдолбить в эту молодую башку, что ситуация очень серьезная, все же стоило.
- Я правильно понимаю, - переспросил Варон, - связи с координатором Ермоловой во время недавнего боя у тебя не было? А ты пытался связаться? Инструментроном или чем?
Он смотрел на человека проницательным, но незлобным взглядом. Пока - незлобным. Скаторус вышел на связь с абонентом за пределами планеты. И он считал крайне нелогичным то, что у лейтенанта Винса связь не доставала даже до позиций, где недавно, свернувшись клубком, в ямах и дырах пережидали ракетный удар не только турианцы, но и люди, вместе с которыми Винсу приходилось драться здесь рука об руку.
Варон не спешил обвинять человека в намеренном нанесении ущерба. Может, организовано здесь все было крайне хреново - во всевозможных ополчениях такое случается. А может, с инструментроном у Винса что-то было не так.
- Видите ли, сэр, - лейтенант явно смутился. Турианец не являлся его непосредственным начальством, и все же Винс чувствовал себя не в своей тарелке. - Связь через инструментроны мы поддерживаем крайне редко, это не по уставу. Особенно с... - человек запнулся. - С недавно прибывшими в Альянс отрядами, - наконец, отыскал он обтекаемую формулировку. - Только общую. Майор перед тем, как ему стало хуже, отдал приказ, который я выполнил. Вы меня в чем-то обвиняете?!
- Нет, лейтенант, успокойтесь, - поспешила вмешаться Ермолова. - Теперь мы лишь пытаемся скоординировать наши с союзниками действия.
Скаторус смотрел на человека непроницаемым взглядом. Лицо турианца словно стало каменным - хоть и большинству людей оно таким казалось постоянно. Варон не был строгим поборником устава, да и Винс служил в другой армии, однако в единственном оставшемся настоящем глазу турианца можно было прочесть что-то совсем недоброе в ответ на такое поведение лейтенанта. Сдерживало капитана лишь то, что с этим парнем, в конечном счете, придется работать.
- Кастор, - Варон по-прежнему смотрел на человека, хоть и обращался уже к Раэсу. - Останешься здесь. Будем на связи. Проследишь, чтобы лейтенант Винс приказывал открыть огонь по летающим объектам лишь после моего подтверждения, что это не наш транспорт.
Изначально Варон хотел нечто подобное Винсу предложить. А теперь, после срыва лейтенанта, турианец попросту утверждал это холодным тоном, не оставляя выбора.
- Есть, - коротко ответил Кастор. Он наверняка понимал, что в случае чего спрос будет с него. А Скаторус понимал, что если что-то пойдет не так, Кастор просто зароет тут этих желторотиков. Может быть, и в буквальном смысле.
- Возражения есть? - спросил капитан, все еще неотрывно глядя на командира ракетчиков.
Лейтенант вопросительно уставился на Лису, но та лишь отрицательно покачала головой.
- Никак нет, - кисло промолвил он, полагая, что разговор закончен.
Больше Варон на человека не смотрел. Он окинул взглядом орудия, все еще нацеленные в ту сторону, где недавно кипел бой. Посмотрел на то, как обустроены позиции. Посмотрел на расчеты. В глазах нескольких бойцов Скаторус уловил неодобрительный блеск - еще бы, тут какой-то, как принято говорить, птицемордый с их лейтенантом повздорил.
От размышлений Варона оторвал голос бывшей оперативницы:
- Хочу посмотреть, как состояние майора Шефера и что у нас с раненными. Капитан, составите мне компанию? - обратилась координатор к турианцу. Не то, чтобы ей и правда была интересна компания Варона, скорее Лиса хотела, чтобы разведчик и сам оценил масштабы бедствия в Грим Батол. Возможно, это как-то поможет выбить большее количество транспорта.
- Почему бы и нет? - задал Варон риторический вопрос.
Если этот майор Шефер знает свое дело лучше и ведет себя сдержаннее, то было бы неплохо вернуть его на позиции. Впрочем, от турианца здесь явно ничего не зависело. Однако осмотреться - никогда не будет лишним.
Капитан переглянулся напоследок с Кастором. Тот молча кивнул. Пропустив Лису вперед, Скаторус вернулся в тоннель.
- Вот тебе и союзнички, Лиса, - негромко сказал капитан. - Связь не собираются налаживать. Думаю, еще и фыркают у тебя за спиной. А других бывших оперативников в других местах, может, и валят в спину.
Не сказать, что Скаторус особо переживал за бывших оперативников "Цербера", но капитан скептически относился с пустой трате ресурсов, а таковая из-за всяческих предрассудков, из-за эмоций наверняка имела место быть.
- Кстати, как у вас обстоят дела с медикаментами? - спросил турианец, предвкушая типичный полевой госпиталь, в котором не стихают крики и стоны, бегают медики в уже трижды пропитавшихся кровью халатах, лежат в ведрах ампутированные конечности, и за которым еще не погребена гора тел, потому как хоронить погибших если и есть время, то его совсем немного.
Когда они вышли из тоннеля, Варон остановился и огляделся вокруг. Кроме Лисы, никого не было рядом настолько, чтобы слышать слова турианца.
- И давай сразу определимся, что мы делаем в случае нехватки мест в транспорте, - сказал он, возобновив движение. - Ты как, остаешься тут или улетаешь? Я бы посоветовал второе. Сейчас нужно исходить из холодного расчета. Бывшие оперативники "Цербера" наверняка окажутся полезнее, чем вчерашние рекруты вроде Винса.
Пока Варон это говорил, на его лице не отразилось ни одной эмоции. То ли он очерствел, то ли просто хорошо сдерживался - он уже и сам не мог точно сказать. Но как бы Скаторус не старался этого избежать, ему уже не раз приходилось принимать непростые решения, идти на жертвы. Нет, ему не было плевать на всех тех, кого он когда-то оставил в беде ради выполнения задачи. Просто Варон научился с этим жить. В его работе это, наверное, было самым правильным.
Не сможешь - сходи с дистанции, места тебе здесь уже нет.

+1

11

- Вот тебе и союзнички, Лиса, Связь не собираются налаживать. Думаю, еще и фыркают у тебя за спиной. А других бывших оперативников в других местах, может, и валят в спину.
После слов турианца последовала долгая пауза. Лиса медленно обернулась, а затем легко  рассмеялась. Будто веселый звон колокольчика прокатился по тоннелям и застыл где-то далеко в сумрачной черноте.
- Ты и впрямь хотел бы услышать мой ответ? - холодные светлые глаза с задором смотрели в чужие, птичьи, не мигая. - А. впрочем, возможно, именно ты его и услышишь. Знаешь, как сосед по каюте при дальнем перелете, которого ты больше никогда не увидишь.
Я тебя никогда не увижу, я тебя никогда не забуду, - словно в насмешку пришла на память строчка из известной на долгие века рок-оперы. Вечная тоска по кому-то... Страшная, отчаянная, безнадежная. Навсегда, пока ты дышишь. Лиса резко приложила руку ко лбу,. Да, она могла это понять, но после смерти Кэт, единственного человека, который ей был дороже всей галактики, не хотела ощутить еще раз что-то подобное.
- Кстати, как у вас обстоят дела с медикаментами? - они наконец дошли до лазарета. Турианец спокойно взирал на хирургическое отделение, переполненное после обстрела. А. впрочем, что он мог увидеть нового, кроме валящихся с ног хирургов, сестер и раненных, прооперированных, но умирающих без воды, в лужах собственной мочи и дерьма, прямо на полу.
- Как видишь. У нас давно нет панацелина. Если можешь - оставь свой. Его отдадут тем, у кого есть шансы, -  равнодушие в голосе женщины поражало. Она шла по лазарету, аккуратно переступая через тела, иногда уже не живые, никак не реагируя на мольбы и просьбы. Под ноги турианцу и Лисе внезапно шлепнулся таз с ампутированной рукой.
- Я так не могу, не могу! Я хочу домой! МАМА! - плакала худенькая темноволосая девушка. Её вырвало, прямо на кого-то из раненных. Лиса даже не остановилась.

- Майор Шефер, мы его ищем, - инженер наконец поймала за руку кого-то из запыхавшихся врачей.
- Где-то там, в конце... третьей палаты.  - неопределенно махнул рукой хирург в сторону коридора, уставившись на Лису и Ската совершенно стеклянными и красными от недосыпа глазами. - Сэр, мэм, простите, у меня еще две операции...
- Конечно, - Ермолова коротко кивнула.
- Шефер умер, - человек, с головы до ног обмотанный бинтами, приподнялся. - Осколки. - спокойно сказал он, предвосхищая возможные вопросы. - Только посекло. Может и выживу. А они говорят - нет, заражение.
Словно на что-то внезапно решившись, Лиса резко достала тюбик с панацелином. Последний, полный лишь на треть.
- Попытайся, раз так хочешь  веришь, это должно помочь. Не показывай никому - разорвут.
- Вот спасибо, - мужчина засмеялся. Теперь Лиса заметила, что он довольно молод, у него редкие для 22 века голубые глаза и ямочки на небритых щеках. - А майор и правда умер. Сердце. Нужна была срочная операция, да где тут... Вон он на полу лежит.
Лиса молча кивнула, окинув мимолетным взглядом посиневшее лицо бывшего командира ракетного расчета, и потянула Скаторуса за руку.
- Пошли. Обсудим.

На воздухе было легче. Инженер присела на камень возле укреплений, каким-то чудом уцелевший после обстрела. На Грим Батол спускались сумерки. До возможной вылазки оставалось еще несколько часов, до эвакуации с помощью турианцев - тоже.
- Будешь? - на камне появилось две фляги. Одна со спиртом, вторая с водой. - Не бойся, не отравлю. Поверь мне как подрывнику и химику. Составы без примесей.
Не дожидаясь ответа, Лиса резко отхлебнула из одной, закашлялась и вытерла ладонью заслезившиеся глаза. Спирт был настоящим, обжигал горло, но инженеру сейчас казалось, что и всей выпивки в галактике ей не хватит, для того, чтобы хоть слегка захмелеть.
- И давай сразу определимся, что мы делаем в случае нехватки мест в транспорте. Ты как, остаешься тут или улетаешь? Я бы посоветовал второе. Сейчас нужно исходить из холодного расчета. Бывшие оперативники "Цербера" наверняка окажутся полезнее, чем вчерашние рекруты вроде Винса.
Снова повисло молчание. Холодное, спокойное, ничего в этой жизни не меняющее. Лиса отвернулась от турианца и до рези в глазах всматривалась в горизонт, словно ожидая, что та недостижимая линия, к которой ты так стремишься, не сбрасывая скорость здесь и сейчас окажется здесь. И даст ответы на все вопросы.
- Забавно, что турианцы и наша контрразведка теперь хоть в чем-то совпадают во мнениях!
Резкий выдох и новый глоток спирта. Кашель и смех.
- Нет. В спину нам стрелять не станут. Какой смысл стрелять в самоубийц, прошедших через Ад на Земле? Некоторые даже считают нас героями... и пытаются вести задушевные разговоры. До Грим Батол психологов присылали, - Лиса презрительно фыркнула.
- И, главное, никто никак не может понять, почему эти мрази сражаются? Почему готовы собственными кишками задушить врага, но при этом им жаль своих... Тех, у кого не было выбора.

Лиса устало смотрела на тела убитых церберовцев. Некоторые так и сгниют здесь, никем не оплаканные и не похороненные. Их фотографии не появятся на Цитадели, а в адрес произнесут лишь обобщенные проклятия. Мерзость.
- И чем ты сейчас лучше "Цербера", предлагая мне увести всех боеспособных солдат, бросив  гражданских на горстку пацанов вроде Винса. Я видела в нескольких колониях эвакуацию от Альянса! Брали мужчин, женщин, способных держать оружие, детей и стариков выкидывали как мусор! "Инструменты", только под разными флагами, - Лиса спокойно усмехнулась. - Знаешь, в N7 упорно готовили к тому, чтобы не ценить свою жизнь, и рано или поздно мы все сдохнем во имя Альянса. Так почему бы не здесь и не сейчас?
Монолог Ермоловой отдавал бы истеричными откровениями, если бы не был произнесен обыденно и спокойно. Безапелляционно. Ледяным тоном.
- Вы заберете семью Шелдона. И постарайтесь об этом раструбить во всех новостях. Тогда Цербер от нас отстанет. Контрразведке Альянса можно передать, что её очередной выкидыш под номером 13 ещё жив, нет смысла набирать 14-й. Можешь помочь организовать следующую вылазку к складу, можешь постоять у своих шаттлов, отбирая наиболее боеспособных. Но убеждать свой отряд в том, что им надо эвакуироваться, я даже не стану. На, лучше выпей, - холодок мгновенно слетел с лица Лисы. Теперь она улыбалась, любуясь закатом на чужой странной планете.

+1

12

Человеческий госпиталь немногим отличался от турианского. Но все же отличался. В турианском было меньше криков. А младшие чины были более... смиренны. То, что медики тщательнее занимаются полковниками и генералами, нежели рядовыми и сержантами, они осознавали, понимали, принимали. Это читалось в их глазах. Общество превыше личности. Такова была основная мораль. Не поголовно, но как правило.
А отрезанные руки и ноги, носилки, бойцы на которых уже лежали неподвижно, валящиеся от усталости врачи и отвратительные запахи - это было в госпиталях всех рас. Без исключения.
Варону было немного не по себе. Не от зрелищ, неприятнее которых сложно придумать. А от того, что их вызвало. От того, что, возможно, ждет всех в этой Галактике - не только солдат, но и гражданских. Принять такое и вправду было непросто. Фаталистом Скаторус еще не стал, хотя был на пути к этому.
Чья-то рука скользнула по его броне. Варон взглянул на лежавшего на носилках человека, по губам прочел беззвучную просьбу о помощи. Но здесь Скаторус даже не тратил панацелин - похоже, положение было совсем безнадежным. Перевязанный обрубок ноги, кровавый след, тянущийся от самого входа и темно-красная лужа на полу. Большая. Очень.
«Бледнеет. Умрет от потери крови».
- Я должен вернуться в строй…
Скаторус повернул голову на звук. На других носилках лежал человек, зажимая рану в боку одной рукой, а другой - все еще держа штурмовую винтовку.
- У нас нехватка панацелина, - отвечал ему врач. - К тому же, ваша рана не смертельная, и со временем вы подниметесь на ноги.
- Мне нужно подняться на ноги сейчас! Скоро они опять нападут! Может, ты пойдешь защищать колонию?!
- Больше ничем не могу помочь. Извините.
Отвернувшись от раненного, врач направился к следующему пациенту. На мгновение остановился у носилок. Поняв, что там уже больше некому помогать, пошел дальше.
Скаторус подошел к человеку с раной в боку.
- Когда встанешь на ноги?
Человек внимательно посмотрел на турианца. Хмыкнул. Сплюнул на пол.
- С панацелином через день. Но эти… - он промолчал, не став подбирать для врачей оскорбительные слова. - Они говорят, что другим нужнее. Да, хочу я посмотреть, блядь, как однорукий солдат будет отбиваться от хасков или «Цербера», пока я буду тут лежать!..
Скаторус молча использовал для солдата полдозы панацелина и так же молча ушел.
Он ускорил шаг и догнал Лису у третьей палаты. Хотелось поскорее с этим закончить и уйти из госпиталя.
Варон зашел в палату вслед за Лисой. Чтобы посмотреть на труп, который еще недавно был майором Шефером.
Конечно же, новость, ворка ее дери, не могла быть хорошей!
- Кастор, прием. Шефер мертв. Винс так и останется командиром орудия.
- То чувство, когда хозяин уже не отберет гранату у пыжака... - раздалось из ком-линка. - Ладно, понял тебя, капитан. Пригляжу.
Человек, с которым говорила Лиса, Скаторуса мало интересовал. Лежит себе, панацелином намазанный, помощи не просит, ничего полезного не рассказывает. И не стреляет.
- Идем, - капитан позволил Лисе себя увести.
Скаторусу казалось, что он провел в госпитале вечность - настолько турианец отвык от свежего воздуха. Хоть и был он свеж лишь относительно - гарь и пыль. Но всяко приятнее дерьма, кишок и гнили. Капитан присел на камень рядом с Лисой. По привычке он осмотрел местность - улицы, здания, дороги, - при помощи увеличения масштаба картинки в искусственном глазу. Снайпер всегда наблюдал, цепляясь за каждую деталь.
- Будешь?
Варон взглянул на фляги. В учебке категорически запрещали употреблять алкоголь во время задания, но по своему опыту капитан знал - ему сейчас нужно выпить очень много, чтобы растерять концентрацию. Да и учебка - не жизнь. Так, игрушки.
- Не бойся, не отравлю. Поверь мне как подрывнику и химику. Составы без примесей.
- Ты еще и химик? - усмехнулся Скаторус.
На колонию опускались сумерки. Это было хреновое время для снайпера.
Скаторус мог бы стрелять и с другой руки, пользуясь встроенным в левый глаз ПНВ, но все же предпочитал к этому не прибегать лишний раз. Он снял Вдову со спины и посмотрел на здание сквозь прицел. При помощи тепловизора он видел двух людей, сидящих в доме за столом, даже сквозь стену. Их силуэты фиолетовых оттенков имели четкие очертания.
- Проверяю тепловизионный прицел, - предупредил он, чтобы Лиса лишний раз не хваталась за пушки. Не стоило никого нервировать без надобности. - Вряд ли ночью мы заскучаем.
Удовлетворенно кивнув, Варон убрал винтовку за спину.
- И, главное, никто никак не может понять, почему эти мрази сражаются? Почему готовы собственными кишками задушить врага, но при этом им жаль своих... Тех, у кого не было выбора.
Варон проследил за взглядом Лисы и тоже некоторое время смотрел на трупы оперативников. Он, в отличие от нее, не испытывал жалости. Жалость у него была лишь к тем, чьи жизни эти твари ломают или вовсе забирают. Скаторус был воспитан в духе уважения к противнику - но лишь к настоящему солдату. Не тому, кто убивает детей, взрывает больницы и похищает живых существ на опыты. И уж тем более не к созданиям, в которых теперь обратились оперативники. Это уже не люди, которые по праву считались достойным противником. Не люди. Пусть и не по своей воле - их жертвам от этого не легче.
- И чем ты сейчас лучше "Цербера", предлагая мне увести всех боеспособных солдат, бросив  гражданских на горстку пацанов вроде Винса?
Варон пожал плечами. Может, будь он лет на десять моложе, такое и могло бы его оскорбить. Сейчас ему по большей части было плевать на то, что говорят вокруг.
- Наверное, я не делаю хасков из своих подчиненных, - ответил он задумчивым голосом. - И еще много чего не делаю.
Однако в чем-то Лиса была права. Методы "Цербера" и методы спецслужб всех рас Галактики немногим отличались. Вопрос в том, кто как далеко заходил. "Цербер" - очень далеко. И то, во что превратились оперативники, - явное подтверждение.
- Я видела в нескольких колониях эвакуацию от Альянса! Брали мужчин, женщин, способных держать оружие, детей и стариков выкидывали как мусор! "Инструменты", только под разными флагами. Знаешь, в N7 упорно готовили к тому, чтобы не ценить свою жизнь, и рано или поздно мы все сдохнем во имя Альянса. Так почему бы не здесь и не сейчас?
- Потому что ты еще можешь быть полезна где-нибудь, - ровным, почти безэмоциональным тоном сказал капитан. - Можно сдохнуть в какой-нибудь заведомо обреченной колонии, спасая полтора человека, а можно на спецзадании, значение которого будет намного больше. Подумай об этом. У нас в Иерархии исходят из этого. Из полезности обществу. Многие из других рас даже говорят, что мы для себя и пожить не успеваем... Может, и так. Трудно судить. В принципе, какой солдат успевает пожить для себя? А на гражданке я еще толком и не бывал.
Варон немного удивлялся. Действительно ли Лиса этого не понимает? Она, бывшая оперативница «Цербера», где во всем руководствуются выгодой и целесообразностью, - и задает такой вопрос? А может, это усталость? К счастью, Варон не разделял ее «почему бы не здесь и не сейчас». И надеялся, что не начнет разделять.
- Вы заберете семью Шелдона. И постарайтесь об этом раструбить во всех новостях. Тогда Цербер от нас отстанет. Контрразведке Альянса можно передать, что её очередной выкидыш под номером 13 ещё жив, нет смысла набирать 14-й. Можешь помочь организовать следующую вылазку к складу, можешь постоять у своих шаттлов, отбирая наиболее боеспособных. Но убеждать свой отряд в том, что им надо эвакуироваться, я даже не стану. На, лучше выпей.
Скаторус взял флягу. Он снова проследил за взглядом Лисы. Это было машинально. Он слишком привык к тому, что если тот, с кем он находится в зоне боевых действий, смотрит куда-то вдаль - то наверняка высматривает противника, определяет его численность.
А некоторые его знакомые говорят, что когда-то он вернется к мирной жизни, купит дом и заведет семью. Потом построит гараж и вырастит какого-нибудь домашнего питомца на радость детям.
Как же!
Но Лиса-то и не высматривала врага. Похоже, она просто с улыбкой любовалась закатом.
Удивительно. В этой Галактике такое еще бывает?
«За Эни», - и выпил немного бодряще-веселящего. Он шумно выдохнул и залил спирт водой.
- Я не папочка, чтобы уговаривать. Заберем мы семью вашего Шелдона. И всех, кого сможем. А если транспорта побольше вышлют, будет вообще отлично. Главное, чтобы не посбивали всякие умельцы. Но, - капитан повернулся к собеседнице, - Призрак пришлет сюда проверить, действительно ли Шелдон ушел. Я не телеведущий, чтобы транслировать его на экранах. А статеек в газеты наклепать любой может, верить этому не стоит. Альянсу передадим, что надо, а вот с тем, что не надо набирать Д-14, я не соглашусь. Спецоперациями кто-то должен заниматься, пока ты сидишь здесь.
Варон еще отпил спирта, запил его водой и передал фляги Лисе.
- Когда вы собираетесь к складам? - спросил он. - Возможно, я смогу обеспечить прикрытие.
Но вряд ли он полезет на зачистку. Хотя, если окажется, что нужно обезопасить район эвакуации, тогда наверняка полезет.
Скаторус вдруг почувствовал, что проголодался. Очень сильно. В последний раз он ел часов двенадцать назад. А бои выматывали организм, особенно если не спать и употреблять лишь сигары и спирт.
Из подсумка капитан извлек небольшой, но питательный батончик. Такие ели как вояки, так и разного рода любители наподобие тех же туристов и охотников. Хреновых охотников.
- Я бы здесь поохотился, - сказал турианец и с усмешкой добавил: - В смысле, на животных. Я видел с шаттла лесок и речку в нескольких километрах отсюда. Жрачки мало, если еще раз челнок нахер собьют, будет совсем не очень.
Варон предполагал, что в случае чего, и им что-то со склада перепадет… если там вообще есть подходящая пища. Но все же сильно уповать на чужие ресурсы не стоило. Тем более, неизвестно, сколько времени колония находится в таком состоянии.
- У вас вообще с внешним миром никакой связи? - спросил Скаторус. - Как давно длится осада?

+1

13

При упоминании хасков Лиса болезненно поморщилась. Она понимала, что несмотря на жесткие, а подчас совершенно безжалостные и безнравственные методы, большинство галактических спецслужб не рискнули зайти так далеко, как "Цербер". Тайные эксперименты над представителями других рас, секретные разработки ИИ и разные недомолвки меркли перед действиями Призрака. И чего в конечном итоге добивался хитрый руководитель прочеловеческой организации, инженер даже не догадывалась. Пока все его действия, казалось, ведут в тупик.
- Потому что ты еще можешь быть полезна где-нибудь. Можно сдохнуть в какой-нибудь заведомо обреченной колонии, спасая полтора человека, а можно на спецзадании, значение которого будет намного больше. Подумай об этом. У нас в Иерархии исходят из этого. Из полезности обществу. Многие из других рас даже говорят, что мы для себя и пожить не успеваем... Может, и так. Трудно судить. В принципе, какой солдат успевает пожить для себя? А на гражданке я еще толком и не бывал.
- А можно глупо умереть в следующем же бою, не успев сделать ни единого выстрела. Всё в этом мире относительно, - спокойно промолвила Лиса. К фляжкам она больше не притрагивалась, лишь продолжала пристально наблюдать за медленно темнеющим горизонтом. - На пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы... - совершенно ни к месту процитировала девушка слова какого-то неизвестного автора. - Я тебя поняла. Хотя, знаешь, никогда не стремилась стать настоящим солдатом. Впрочем, жить только для себя - тоже. Скорее армию я посчитала меньшим из всех зол.
Ермолова глубоко задумалась. Интересно, что сказал бы этот бравый капитан, узнав, что военная служба была для неё всего лишь средством окончательно порвать с криминалом, получить образование и выйти на новый уровень. Сделать военную карьеру она никогда не стремилась, а просто старалась стать лучшей среди других. Отчасти это удалось, отчасти закончилось полным провалом. Наверное, в Альянсе, она занимала чужое место, как и сейчас, с той разницей, что теперь это место занять было уже некому. Слишком многих выкосила война. А значит, стоило идти дальше, и дело уже не в лозунгах, которыми всегда обожало сыпать командование, а в долге. Перед человечеством, перед Землей, перед собой.
- Я не папочка, чтобы уговаривать. Заберем мы семью вашего Шелдона. И всех, кого сможем. А если транспорта побольше вышлют, будет вообще отлично. Главное, чтобы не посбивали всякие умельцы. Но, Призрак пришлет сюда проверить, действительно ли Шелдон ушел. Я не телеведущий, чтобы транслировать его на экранах. А статеек в газеты наклепать любой может, верить этому не стоит. Альянсу передадим, что надо, а вот с тем, что не надо набирать Д-14, я не соглашусь. Спецоперациями кто-то должен заниматься, пока ты сидишь здесь.
- Призрак не глупее нас с тобой вместе взятых, - неторопливо пояснила инженер. Спешить ей никуда не хотелось. Если не опускать взгляд от горизонта на изрытое, усеянное трупами поле, слишком мирными казались эти вечерние посиделки с бывшим врагом, как осколки недавнего прошлого, пускай иногда и безумного, но в нём еще существовали страх и жажда жизни, простые человеческие желания и глупости. Грядущая же ночь сулила лишь новые вопли боли, смерть, темноту. Возможно, на этот раз уже навсегда. Казалось, что именно неторопливость способна оттянуть миг принятия решения, перенести точку финального отсчета, за которой мерно тикают секунды неизбежного.
Иллюзия, не более, пускай и прекрасная. Жаль, я не волшебник.
- Очень скоро в "Цербере" узнают, что в Грим Батол побывал турианский транспорт. Если у Призрака и возникнут какие-то сомнения в том, что Шелдонов вывезли, думаю, шпионов в Альянсе у него хватает по сей день. СМИ - это всего лишь подстраховка, лишнее подтверждение информации, а не основной источник. Искать семью ученого он будет уже не здесь.
Что касается отряда D-14, то... возможно он уже существует. Или успел погибнуть. Дело не в цифрах.

А в освободившейся базе, которую займет кто-то новый, когда не станет нас. Свято место пусто не бывает.
- Когда вы собираетесь к складам? Возможно, я смогу обеспечить прикрытие.
Разговор снова плавно перетек в деловое русло. Течение времени не остановить, и сколько бы Лиса не вздыхала, любуясь закатом, серые щупальца сумерек уже прокрались на небо, подернув желто-красные отблески синевой, делая их всё мрачнее, заставляя чужое солнце бросать на камни последние багровые лучи.
- Через пару часов после наступления темноты попытаемся пробраться малой группой. Но, ты же понимаешь, во многом это будет зависеть от точного времени эвакуации. После ухода транспортников покоя оставшимся в Грим Батол уже не дадут. Как и неудачная вылазка на склады может существенно затруднить эвакуацию. Будут предложения?
Судя по извлеченному батончику, турианский капитан был изрядно голоден. Внезапно Лиса и сама вспомнила, что не ела... наверное уже несколько дней. Да ей по-прежнему и не хотелось. Удивительное свойство человеческого организма, в критические моменты забывать о самых простых нуждах.
- Я бы здесь поохотился. В смысле, на животных. Я видел с шаттла лесок и речку в нескольких километрах отсюда. Жрачки мало, если еще раз челнок нахер собьют, будет совсем не очень.
- Ты сейчас серьезно? - хотя идея поискать дичь в соседнем лесу и выглядела заманчивой, но была настолько же и безумной. - Считаешь, обстрелы не распугали всю живность на десятки километров вокруг? Я бы не стала на это слишком надеяться.
Хотя попытка - не пытка. Раз после неудачной атаки Жнецов пока не видно, они могли ненадолго отступить. Их силы не безграничны, - Ермолова убрала фляги, рассуждая больше сама с собой, нежели с собеседником.
- У вас вообще с внешним миром никакой связи? Как давно длится осада?
- Две недели. И нет, никакой. Жнецы первым делом всегда уничтожают связь в колониях и коммуникационные буи. Странно, что ваша до сих пор работает. Что-то, видимо, они упустили. Если только... - мысль была неприятной и нехорошей. - какой-то новый передатчик не установил "Цербер".

+1

14

Краем глаза Скаторус увидел, как у Лисы изменилось выражение лица при упоминании хасков. Казалось бы, незначительная деталь, но он привык обращать на такое внимание. Капитан видел, как девушка без особых колебаний расправлялась с бывшими союзниками из «Цербера», но он оставил в уме пометку: она, возможно, испытывала к ним жалость.
- На пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы...
Варон негромко хмыкнул и покачал головой. Если бы он сейчас крепко выпивал в каком-нибудь баре в окружении друзей либо знакомых, поэзия ему могла бы и понравиться. Сейчас же она служила грустным напоминанием о том, что подобного времяпровождения он, наверное, лишился начисто.
- Я тебя поняла. Хотя, знаешь, никогда не стремилась стать настоящим солдатом. Впрочем, жить только для себя - тоже. Скорее армию я посчитала меньшим из всех зол.
Ермолова больше не пила. Закрутив крышки одну за другой, Варон оставил фляги на камне.
- Так ты служила в Альянсе до «Цербера»? - спросил турианец.
Он задумался над словами Лисы. Возможно, для него армия тоже могла считаться меньшим из зол. Потому как в его юности все шло к тому, что если он не займется делом, то станет тем еще раздолбаем. Подрыв СВУ за городом был лишним тому подтверждением.
Однако это не он посчитал армию меньшим из зол и потому туда пошел. Нет, просто таковы были порядки. Такова была суть турианской расы.
«И наверняка это спасло меня».
От… Он сам не мог сказать, от чего. Просто он помнил, во что начал превращаться, когда, будучи уволенным в запас, погряз в криминале и занимался тем, что мстил за брата.
Впрочем, последняя фраза Лисы могла толковаться как угодно. Может, у нее были проблемы в семье. Может, проблемы с законом. Да много чего можно было предположить, вот только вряд ли сейчас это имело значение. У Скаторуса не было настроя откровенничать. У Лисы - скорее всего, тоже.
- Очень скоро в "Цербере" узнают, что в Грим Батол побывал турианский транспорт. Если у Призрака и возникнут какие-то сомнения в том, что Шелдонов вывезли, думаю, шпионов в Альянсе у него хватает по сей день. СМИ - это всего лишь подстраховка, лишнее подтверждение информации, а не основной источник. Искать семью ученого он будет уже не здесь.
- Посмотрим, - коротко ответил Скаторус. Он не намеревался гоняться за журналюгами, чтобы дать им интервью касательно своих похождений сегодня. С теми же СМИ при необходимости работал другой отдел «Имаго», да и то - раньше. Сейчас с общественностью работают профессиональные пропагандисты, а у военных же и без того есть чем забивать свои каналы связи.
Поэтому капитан ничего не обещал.
И к тому же, не факт, что этот Шелдон отправится прямиком к людям из Альянса. Сейчас он будет эвакуирован на турианском корабле, и уже турианское командование рассудит, как поступить.
Однако точку зрения Лисы Варон, безусловно, доведет до начальства.
- Что касается отряда D-14, то... возможно он уже существует. Или успел погибнуть. Дело не в цифрах. А в освободившейся базе, которую займет кто-то новый, когда не станет нас. Свято место пусто не бывает.
- Я имел в виду другое. Что просто так сидеть здесь – не то, чем стоит заниматься бойцам спецподразделений. С моей точки зрения, - поспешил добавить он. - Но тебе виднее. – Скаторус мысленно махнул рукой. И впрямь, он ей папочка, что ли? Или начальник?..
Гораздо больше его занимал разговор о предстоящей вылазке. Скаторус не был обычным воякой, ему поручали те задания, успешное выполнение которых зачастую было важнее жертв, на которые приходилось идти. Грязная работа. Противоречивые задания. Непростые решения. Непопулярные меры. В жизни Варона было много того, за что его могли назвать ублюдком. Наверное, по праву.
Но все же он был турианским офицером, выходцем из Палавена, родного мира рыцарей Галактики, как пафосно окрестили азари его расу.
И если выпадет возможность не в ущерб основному заданию помочь этим людям, Скаторус наверняка попытается.
- Через пару часов после наступления темноты попытаемся пробраться малой группой. Но, ты же понимаешь, во многом это будет зависеть от точного времени эвакуации. После ухода транспортников покоя оставшимся в Грим Батол уже не дадут. Как и неудачная вылазка на склады может существенно затруднить эвакуацию. Будут предложения?
- Есть парочка, - кивнул Варон, но для дальнейших объяснений ему хотелось уточнить несколько важных моментов. - На твой взгляд, сколько времени понадобится для вылазки на склад? Имеет смысл просчитать время так, чтобы конец вылазки и прилет транспорта совпали хотя бы приблизительно. Второй вопрос - с чем вы собираетесь на склад, и в чем будете переправлять припасы? Берете какой-нибудь транспорт? Если да, то какой? И третий вопрос - здесь найдется отряд бойцов, использующих тактическую маскировку? А еще мне нужна карта местности и склада.
Батончик кончился, будто его и не было. Конечно, порцию питательных веществ капитан получил, но малообъемная пища раздразнила уже немного сжавшийся желудок. А еще дразнили мысли о костре и жарящемся на нем мясе, которое он фактически только что упомянул.
- Ты сейчас серьезно?
- В наш век охотников многие вообще всерьез не воспринимают, - пожал плечами Скаторус.
- Считаешь, обстрелы не распугали всю живность на десятки километров вокруг? Я бы не стала на это слишком надеяться. Хотя попытка - не пытка. Раз после неудачной атаки Жнецов пока не видно, они могли ненадолго отступить. Их силы не безграничны.
- Я никак не считаю, потому что я не знаю, - ответил турианец, наблюдая за тем, как исчезают с валуна обе фляги. - Но это так, совсем край. Я думаю, раньше, чем я начну подыхать с голоду, меня или убьют, или эвакуируют.
Если только не придется торчать здесь, подобно людям, две недели. Одна успокаивало Варона – информация, которую он недавно добыл, все же представляла немалую ценность, и долго пылиться ей здесь Иерархия не даст.
- Жнецы первым делом всегда уничтожают связь в колониях и коммуникационные буи. Странно, что ваша до сих пор работает. Что-то, видимо, они упустили. Если только... какой-то новый передатчик не установил "Цербер".
- У нас свои методы, - сказал Варон. По этому поводу он распространяться не собирался; именно такую мысль и выражал его тон.
Скаторус вернулся к созерцанию заката. Не из эстетических соображений, а сугубо практических. Светило скрывалось за линией горизонта довольно быстро, и Варону казалось, что не потребуется ждать так уж много времени.
Инструментрон зарегистрировал входящий. Скаторус, словно ждал этого с секунды на секунду, тут же проверил вызов. И он не ошибся, предположив, что на том конце линии Алеста.
Однако Варон отказался от голосового сеанса и отправил послание с несколькими кодовыми словами, показывая, что он готов лишь к связи текстовыми сообщениями.
Потому как если Алеста скажет, что никого больше эвакуировать отсюда не получится, он не хотел, чтобы об этом знал кто-либо из местного гарнизона, включая Лису.
По крайней мере, сейчас.
Алеста тоже ответила условными фразами. Подсчитав, Скаторус пришел к выводу, что транспорта хватит лишь для половины. Это если в один заход. Но отчего-то ему казалось, что второй будет или менее масштабным, или его не будет вообще.
И причины могли быть самые разные.
А еще ему сообщили время прибытия транспорта.
- Через два часа они будут здесь, Лиса, - сказал Скаторус, в последний раз щелкнув по голо-клавиатуре, после чего она погасла. Он взглянул на координатора Д-13. – У нас нет того времени, на которое ты рассчитывала.

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Личные квесты » Одна сторона баррикады