Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
ПЕРЕКЛИЧКА! Все отмечаемся!

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Кто первый встал - того отвертка!


Кто первый встал - того отвертка!

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Время: 2181 год
2. Место действия: Омега, база "Затмения", где-то утро
3. Сюжет: Утро только начинается, а кому-то уже хорошо. Эмили решила отложить свои дела на потом, спрятавшись ото всех, дабы опохмелиться после веселой ночи. В то же время Микки отправился на поиски горе-техника, потому как не может найти свою многострадальную отвертку, и застаёт девушку с поличным! Против фактов не попрёшь, и осталось лишь импровизировать и иронизировать.
4. Участники: Micky Arrn, Emily Howard

Отредактировано Emily Howard (31 марта, 2015г. 20:54)

0

2

Как известно, азари – самая долгоживущая раса в Галактике, и это им, помимо очевидных как преимуществ, так и недостатков, дает совершенно определенную особенность – они праздную дней рождения больше, чем любое нормальное существо. Подумать только! Микнарин, например, проживет всю свою жизнь от вылупления до угасания, а какая-нибудь появившаяся  на свет в один день с ним азари едва-едва, образно выражаясь, перестанет ходить на горшок! Интересно, как давно перестала ходить на горшок вчерашняя именинница? – та спрашивал себя Микки, задумчиво помахивая метелкой по полу, сметая в строго пирамидальной формы кучку, живописный ковер из мусора.
Из-под дивана, облитого чем-то алкогольным, судя по запаху, раздался тяжкий стон. Микки нехорошо сузил глаза, растянул рот в улыбке, и метнулся к источнику звука.
- А КТООООУУУ ЭЭЭТООО УУУ НААААС ТУУУУУТ? - приговаривал он, стуча по дивану рукояткой метлы, струшивая песок и мусор на вяло отмахивающегося хомосапиенса, несомненно, решившего, что попал в ад – какофония звуков, что генерировал Микнарин своими гнусавыми завываниями, стуком метелки и бряканьем одной пустой бутылки о другую, были поистине невыносимы. Хомосапиенса как ветром сдуло, как метелкой подмело – смылся мгновенно, словно из ведра с водой, а Микки, убедившись, что больше мусора на полу не валяется, с улыбочкой взялся за дальнейшую уборку. Ему не в тягость – он немало повеселился  вчера, записывая все эти пьяные видео, которые уже накручивали ему лайки в экстранете, а ведь за каждый лайк, при помощи особенной программки, ему на счет падало до одной тысячной кредита! Распроклятые программисты, поставившие защиту от таких вот доброхотов, как Микнарин – вот жалко им, можно подумать!
Закончив с уборкой, полюбовавшись на кают-компанию – все блестит, все на своих местах, лужицы блевотины подтерты, а вот разбитую кофеварку, увы-с, не вернуть – так вот, Микки полюбовался на кают-компанию, и поскакал по своим делам, которых у него, недолговечного саларианца, было великое множество, и разбрасываться своим временем по пустякам он не мог, ни в коем случае не мог!
В их отделении организации, бойцы, в общем-то жили кучно, деля комнаты вдвоем-втроем-вчетвером, но существовать бок о бок с Микки мог только слепоглухонемой,  таковых, к счастью Микнарина, в организацию не принимали. Потому он был счастливым обитателем небольшого кроганского гроба, примерно таких размеров была его каморка, до потолка заваленная всевозможными деталями от различной техники, самыми разнообразными сортами кофе, датападами, инструментами, отвертками…
- Отвертка! – Микки перелез через наваленные кучей буклеты кофейных компаний, для чего ему пришлось изогнуться кварианским иероглифом; отклячив тощий зад, и перегнувшись через опрокинутую табуретку, он старательно нашаривал отвертку на полу. Не было! Не-было-не-было-не-было-не-было! Поразмыслив, и, не замечая обвалившегося откуда-то сверху, прямо ему на рог пакета с кофе, что даже чуточку просыпался за шиворот, он пришел к выводу, что отвертку клал вчера на место, вот в эту самую прозрачную коробочку, что так соблазнительно…
- Ага! – и снова, тем же нехорошим огнем зажглись сузившиеся саларианские глаза; уже не в первый раз кто-то из техников – конечно, кто же еще взломает вдверь в его конурку? – брал его инструменты. Итак, можно пойти поискать, а заодно всыпать кому-нибудь метлой, которую он прихватил с собой после уборки. Итак, с метлой наперевес, он пошел по коридорам отделения, полный пламенных намерений выбить из негодяя свою отвертку.
В ангаре, где обычно возились техники, было пустовато. Вернее, никого не было, но Микнарин знал, где искать, и что слушать! Он на цыпочках прошел среди верстаков, стоящих на подпорках карах без двигателей, столов, заваленных технической дребеденью, на звук и запах.
- Э-э-э-эмили, - дружелюбно перегнувшись сверху, с ящиков, и глядя на покрытую светлой шерстью голову самочки хомосапиенс, - ты не брала, случайно, мою отвертку? Такая с ручкой маренового цвета, нет, не брала? А если найду?

+1

3

Каждый звук, даже мелкий шорох отзывался болью в висках Эмили. Девушка зареклась ещё раз пить по стопке на спор. И хоть она и выиграла состязание, утро выдалось не самым лучшим, учитывая, что боль усиливалась от внешних раздражителей, которых было полно. Учитывая, что дикое похмелье не является уважительной причины не прихода на работу, Ховард утром была у своего рабочего места, мучаясь от жажды. У неё под столом стояла бутыль с водой, но за ящиками её ожидали две нетронутые бутылочки с пивом, которые были оставлены на крайний случай, который вот-вот наступит.
Держа в руке паяльник, она зависла над платами, которые нужно было соединить, но дрожащие руки не позволяли это сделать. Никакое самообладание не могло ей помочь, и поэтому она отложила инструмент в сторону, и медленно, немного покачиваясь при ходьбе, двинулась к своему «укрытию», дабы уединиться и предаться похмелью в одиночестве. Главное, чтобы никто не зашёл и не застал девушку за столь нелицеприятным занятием.
Добравшись до места, Эмили аккуратно сняла крышку с металлического ящика, и достала оттуда бутылку пива, после чего вернула крышку на место, а сама села сверху него. Глубоко выдохнув, Ховард открыла бутыль одним движением руки, и сделала первый глоток. Ей не могло стать легче от одного глотка, но вздох облегчения был слишком громким, как это показалось девушке.
- Э-э-э-эмили, - противный скрипучий и уж очень громкий голос, - ты не брала, случайно, мою отвертку? Такая с ручкой маренового цвета, нет, не брала? А если найду?
Эмили не на шутку перепугалась. Она прыгнула на месте, озираясь по сторонам. Больная голова плохо соображала, но этот противный скрипучий голос она ни с чем не спутает. Микки. Чёртов саларианец. У него есть просто феноменальная способность появляться в ненужное время. Повернув голову в сторону противных звуков, она увидела, как саларианец смотрит на неё сверху, так же противно улыбаясь.
- Чёрт возьми, Микки, - выдохнула Эми, - я что, единственный человек, кто мог стырить твою проклятую отвертку? Ни случайно, ни намеренно.
Голос девушки был тяжелый и немного хрипловатый, что она даже сама немного испугалась. Ховард отпила ещё немного пива. Прятаться и оправдываться она не стала. Эми встала с ящика, и повернулась лицом к Микки. Должно быть, она выглядела не очень, учитывая презрительный взгляд ксеноса. Закатив глаза, Ховард скинула голову наверх.
« Хотя может и брала…»
Эта мысль предательски резала виски блондинки. Она начала перебирать в голове воспоминания вчерашнего дня и сегодняшнего утра, но отвертка всё никак не хотела всплывать на поверхность. Скорчив обреченность на своём лице, она раскинула руки:
- Не смотри ты на меня так! Я не брала твою отвертку. Если хочешь, - девушка поставила своё пиво на пол, а сама вскинула руки наверх, - обыщи.
Нет, она не хотела, чтобы Микки до неё дотрагивался, но она рассчитывала, что он не станет марать свои руки о человека. Театрально опустив руки вниз, Эмили вновь подняла свой напиток с пола, и села обратно на ящик.

Отредактировано Emily Howard (29 марта, 2015г. 18:12)

+1

4

От самочки замечательно пахло перегаром, впрочем, как и нынче, в это утреннее – для кого-то – время суток пахло во всем отделении. Похмельные азари и хомосапиенсы источали этот запаха, наводняли им своды и переходы, хоть совай морду в респиратор.
- Оу, это ты верно подметила, что ты человек, - ничуть не обидевшись на тон самочки, улыбнулся Микки, - и, разумеется, ты не единственная, еще… - он повертел пальцами в воздухе, делая вид, что загибает их, свои всего-то три, - еще тридцать шесть хомосапиенсов разных полов могли взять ее, семьдесят восемь азари – разумеется, все одного пола, и двадцать два моих сородича, которые также, как и хомосапиенсы, разных полов, кроганов я не считаю, их слишком мало, чтобы их считать, так вот, они все могли взять мою отвертку, но я пришел к тебе с приветом, кофейком и пистолетом довольно-таки просто так, и, если бы не маячок на моей отвертке, то, поверь, я бы тебя не побеспокоил, - насчет кофейка Микки, конечно же, немного приукрасил, но так звучало лучше, ну и, в конце концов, кто лучше всех в этом отделении варит кофе? Можете не аплодировать, величайший кофевар галактики здесь!
Величайший кофевар галактики поднял левую лапу, на которой засветился омни-тул, кольца голограммы забегали-закрутились, и откуда-то из-за ящиков донеслось приглушенное, а от того еще более гнусавое пением Микнарина.
- «Враааааааагууууу нисдааааёёёёёёооооццааааа наш гооооордый «Варяаааааааааг»!..
- А вот и отверточка, - ласково глядя на самочку, похлопал веками Микки, - зачем бы мне тебя обыскивать, когда, если тебя не затруднит, я по звуку не могу определить, это из твоего комбинезона доносится, или из-за ящика, на котором ты восседаешь? Я даже ничего не выскажу тебе за то, что ты взяла ее без спросу, просто в следующий раз настрою ее на распознавание физиологии, чтобы током била, или делала непристойные прделожения… Кстати, - он удобно вспрыгнул на ящик, прилег на нем, подперев морду лапой, - кофейку-то будешь? Выглядишь, должен заметить, несколько помято, а тебе сегодня еще работать и работать, не так ли? – о, до чего приятно ехидничать над рабами собственной физиологии хомосапиенсами, вынужденными тратить почти треть своей жизни на сон и отдых! Сейчас для него сбегать до своей каморки до кофе не составило бы не малейших проблем, он вообще обожает бегать, он здесь лучший бегун, ну а… о, вся гори-трава мира, ведь эти проклятые азари и хомосапиенсы сломали кофеварку! Ну ничего, кажется, у Эмили здесь найдется горелка, а вот у Микки в его хозяйстве обязательно найдется турка.

+1

5

А в мыслях лишь ругательства. Из-за головной боли Эмили не очень хорошо понимала беглую речь саларианца, и поэтому она немного «зависала», чтобы переварить всю информацию. Впрочем, такое происходило и на ясную голову, из-за частенько возникали нешуточные споры. Первое время это было настоящей проблемой. И хотя девушка приспособилась к этому, она не упускала возможности едко напомнить о уж очень быстрой речи Микки. Но в этот раз, Ховард решила придержать свой острый язык при себе. Для своего же блага.
« Как. Много. Текста. Ты. Достал. Болтать. Амфибия. »
Длинная речь о хомосапиенсах и однополых азари, которые могли стащить отвертку, изрядно напрягала Эмили, и она старалась не слушать весь этот словесный понос Микки, демонстративно зевнув. Аррн всегда много говорил, и нужно было приноровиться, чтобы суметь вычерпнуть нужную информацию, и вот даже сейчас это получилось. На слове «кофеёк» взгляд Эмили стал более осмысленным и живым.
« В кой-то веки этот ксенос толкнул здравую идею. »
Ховард даже попыталась выдавить дружелюбную улыбку, но она вышла очень театральной и натянутой. Но она моментально померкла, когда услышала что-то про «жучок» на отвертке. Отвертке! У Ховард неравно дёрнулась бровь, и уголки губ на секунду сползли вниз. Она не думала, что Микки дойдет до такого маразма. Но, видимо, его окончательно достало вечно искать свой инструмент по всей базе.
- Да ты издеваешься, да? Ты поставил жучок на отвертку? - Тон девушки был немного насмешливый. Она похлопала себя по карманам, чтобы найти вещицу, но как оказалось, у неё не было отвертки. Эмили поднялась, наклонилась к ящику, и сняла с него крышку, и вуаля! Она лежала себе преспокойно на дне, и немного попискивала. Эми нагнулась, и извлекла её со дна, и неспешно двинулась к Аррну.
- Знаешь, - ответила девушка, передавая отвёртку саларианцу, - непристойные предложения не смутят меня ни коем образом. Так что попробуй. Вдруг что выйдет.
Ховард отошла от Микки, и её взгляд опустился на пол, на котором стояло пиво. Определенно, оно уже было теплым. Эмили думала о том, чтобы его поднять и допить, корчась от неприятного вкуса, но тут она вспомнила о кофе, который предлагал Микки. Внутренняя борьба была очень недолгой.
- Ну так, - уже более дружелюбно решила поинтересоваться Ховард, - ты что-то говорил о кофе? Но должна тебя предупредить – кто-то вчера пытался сделать из кофеварки оружие массового поражения, так что ей грозит только утиль. Но я так думаю, что ты уже знаешь об этом. - Ехидная усмешка озарила лицо девушки. - Гениальный ты придумает что-нибудь, да?

+1

6

- Это не жучок, а маячок, не записывающее устройство, а сигнальное! – радостно пояснил Микнарин. – Вообще-то, я предпочитаю любые свои вещи, вплоть до электрочайника и личного рулона туалетной бумаги, помечать личными индикаторами, ибо сама понимаешь, народу в организации много, прям как у меня – родни, за всеми не уследишь, непременно кто-то что-то да прихватит – я не говорю, что нарочно, ведь я уверен, ты сейчас это сделала абсолютно не нарочно, ну так вот о чем же я? Ах, да, я к тому, что ты возьми, на всякий случай, себе на вооружение мою идею, помечай свои вещи личными маркерами, иначе ищи-свищи космического ветра в пустоте!.. – саларианец неторопливо кивал, скорчив грустную рожицу, печально отвесив нижнюю губу. – А что касается непристойных предложений, то ты не видела тот журнал, который наши восемь центнеров обаяния, Грриххак, сунул за трубу в мужском туалете? Хочешь, покажу? Думаю, непристойные предложения от крогана ты еще не получала? Надо будет записать, кстати, все это, его голосом, - морда Микнарина озарилась новой идеей.
Недовольство самочки его никоим образом не задевало – подумаешь, ему-то не привыкать, вся гори-трава мира тому свидетельница, он и не с таким сталкивался, и ему в принципе, немножечко наплевать, но, видимо, несчастное млекопитающее замучилось в беспощадной хватке похмелья, раз она с энтузиазмом отозвалась о его предложении выпить кофе, и не преминула при этом съязвить – а вот последнее как раз свидетельствовало о том, что с ней все не так плохо, как кажется. Ну, великолепно!
- О, этот болван, вернее, глупая носительница молочных желез, что взялась вчера показывать фокусы с кофеваркой, даже на мгновение не представляет себе, как нужно поступать в таких случаях, и что кофейные ложки, в данной ситуации – не выход, не стоит мастерить из них универсальные генераторы, и уж тем более, ядовитые грибы… дилетантка, - Микки пошевелил лапой в воздухе, показывая, что ни в половинку кредита не ставит ту носительницу молочных желез, оказавшуюся, кстати, азари, которая что-то там пыталась делать с кофеваркой. – Но я предложил бы тебе, пока я отлучаюсь, найти горелку, и разогреть ее – жди, я мигом, - и со сверхсветовой скоростью он рванул до своей каморки, где вмиг схватил турку, пакет с кофе и пару чашек. Вернулся в мгновение ока, и, быстро и аккуратно отодвинув хлам со стола, принялся сосредоточенно отмерять, с аптечной точностью, порции кофе.
- Тебе отпохмельный? – поинтересовался Микнарин у самочки.

+1

7

Помешательство Мика вещами с сигнальными устройствами казалась в какой-то степени здравой, ибо каждый четвертый в «Затмении» страдал клептоманией, уж Эмили это знала не понаслышке. Девушка частенько находит свои рабочие инструменты не там, где их оставила. Однажды она нашла горелку в женском туалете. Что она там могла делать? Это неизвестно до сих пор. Но если глянуть на ситуацию с иной точки зрения, но у саларианца была настоящая паранойя. От этой мысли Ховард еле заметно улыбнулась.
- Мик, а тебе не говорили, что у тебя начинает развиваться паранойя, вроде же не старик, - но тут Эмили задумалась над возрастом собеседника, - ты же ещё не старик по саларианским-то меркам?
Ховард говорила на удивление быстро, и почти не запиналась. То ли она начала трезветь окончательно, то ли Аррн так дурно на неё повлиял. Девушка только сейчас подумала о том, что фактически ничего не знает о саларианцах. Девушка нахмурила брови, и задумала расспросить Микки о его народе. Но позже.
- Эмм, нет, - Ховард немного потерялась, - вот что я могла забыть в мужском туалете? Я не знаю и знать не хочу ничего о кроганских непристойностях, и тем более, ЕГО голосом. Не будь ты так жесток.
Блондинка скривилась от отвращения, сделав хороший акцент на «мужском» и «его». Этот кроган всегда стоял поперек горла Эмили. Она вообще не симпатизировала этим ксеносам, но этого вообще на дух не переносила. По сравнению с ним, Микки – идеальный товарищ.
« Он что, зажучил ещё и кофеварку? Чёрт, да с кем я вообще работаю? »
Без энтузиазма подумала Ховард. Она узнала о поломке кофеварки только благодаря громким женским и кроганским крикам, но девушка никак не могла подумать о том, что Аррн будет точно знать, кто это был.
« Вот уж точно параноик. »
- Ну не знаю, азари это или нет, но нам нужна новая кофеварка. Горелка? Если её снова не утянули куда-то, конечно.
Эмили не успела договорить, как Микки умчался на всех парах. Пожав плечами, Ховард двинулась к своему рабочему месту, где и положено было бы горелке. Она заглянула под стол, и как ожидалось, её там не было. Выругавшись про себя, девушка стала думать, где же она может быть.
« Скоро я начну делать как Аррн, вот помяните моё слово! »
Проклиная все и вся на свете, Эмили прошлась по складу, в поисках хоть чего-то подходящего. Обойдя по кругу три рабочих места, Ховард-таки нашла свою пропажу. Скривив недовольную рожу, она быстро ухватила горелку, и чуть ли не бегом вернулась обратно. Они с Микки вернулись одновременно, чему Эмили обрадовалась.
- Да, - согласилась Эми, включая горелку, - знаешь, ты прав! Эти сволочи утащили мою горелку. Может, и ещё что-то, потом это проверю. Но как только придумаешь способ настраивания на физиологию – дай знать.
Ховард уселась на высокий стул, облокотившись о стол локтём и подперев свой подбородок кулаком, смиренно ожидая спасительный кофе от саларианца.

+1

8

Для приготовления как беспохмельного, в данном случае, так ли любого другого, вообще, кофе, требовалась чистая вода, которой, разумеется, здесь быть не могло, разве что техническая могла попасться, но Микнарин с честью преодолел это препятствие-испытание, сбегав до ближайшего ватерклозета; размахивая пластиковой бутылью, роняя с нее капельки, он возвратился в отсек техников, сияя улыбкой от слухового отверстия до слухового отверстия. Горелка уже ждала его гудящим язычком пламени; поставив ее огоньком вверх, и ловко держа над ней турку с кофе, Микки не преминул отозваться на слова Эмили относительно настройки на физиологию – а отчего бы и нет, он всегда рад поболтать, ведь он же Микнарин Аррн, главный болтун отделения «Затмения» на Омеге, добрый-вечер-на-секундочку!
- Между прочим, это крайне легко, - поворачивая турку над пламенем горелки, заговорил Микнарин, - ведь, казалось бы, поверхность можно обмануть.. не знаю, тряпьем, перчаткой, чем угодно тем самым не дав сканеру ДНК сработать, но есть ведь внешние сканеры температуры тела, темпа дыхания, уровня гормонов, ритма сердцебиения! Ведь у меня, например, сердце бьется гораздо быстрее твоего, что обусловлено физиологией, а если ты спросишь о подобном, о сердцебиении, в смысле, азари? Или элкора? Там вообще целая вечности пройдет, прежде чем они ответят тебе на вопрос, и еще две вечности перед тем, как таки родят тебе ответ, минуя все свои мозговые схватки… кстати, живорождение, однако, чрезвычайно неблагоприятный и опасный способ размножения, тебе не кажется? – возможно, Микки вовремя сообразил, что немного не в ту пустошь его увлекло, но, на с самом деле, закипел кофе – вспух приятного цвета коричневой пенкой, запыхал ароматно, переливаясь в стакан.
- Сахар? Сливки? Гори-трава? – Микнарин с готовностью достал блистер с толченой гори-травой. – Прошу, к твоим услугам! Если захочешь что-нибудь перекусить, дай мне знать! – привычка Микки кормить все и вся, равно как и поить кофе всех подряд зачастую смущала, но ответ был достаточно прост – не имеющий возможности служить большому обществу, как, по идее, должен был, не привязанный более в глобальном плане к своему народу, Микнарин этой блинно-бутербродно-кофейной заботой сублимировал собственную расовую потребность во взаимодействии и опеке ближнего.

+1

9

Если Аррну дать волю, то его уже не заткнуть. Это Эмили поняла с первых же минут их знакомства. И хотя сама девушка отличалась излишней разговорчивостью, рекорд этого саларианца ей никогда в жизни не побить. И с каждым разом она убеждалась в этом всё больше и больше. А ещё она знала, что никогда его не переспорит. На один её довод он найдет около десятка опровержений, и поэтому Эмили очень старалась обходить стороной дискуссии с ним. Но надо сказать, это получалось очень плохо.
Ховард в этот раз с интересом слушала Микки. Но из-за быстрого мышления, его очень быстро заносило не в ту степь, но девушка даже не знала, как на это намекнуть, ведь вовсе не хотелось говорить о беременностях и подобном. Девушке претила мысль о детях. И дело не в том, что она их не любит, потому как это вовсе не так. Девушка слишком молода для этого, и как ей говорила мама: «сначала выучись, найди мужа, закрепитесь в этой жизни, и только тогда – дети». И каково же было облечение Эмили, когда Мик сменил тему, но, тем не менее, она вставила свои пять кредитов в монолог саларианца:
- Всё это круто, конечно, но трудновато будет настроить маячок хотя бы на уровень температуры тела, ведь не забывай, что даже у людей она может быть разной. Нормальная – тридцать шесть и шесть, но у многих она может быть как выше, так и ниже. У азари также температура не дюже отличается от нашей. С сердцебиением та же хохма. А вот если бы можно было настроить маячок на сканирование сразу по нескольким показателям, то может быть. Смешно будет, если какая-нибудь азари попытается стырить ту же самую отвёртку, а она начнёт извергать волну пошлостей голосом гнусоватого крогана или ворки, но это реально маразм, как ни верти. Можно же просто хранить свои пожитки под замком и дело в шляпе. И это…мне лучше сливки, - закончив дискуссировать, ответила Эмили, - а что у тебя есть по-быстренькому перекусить?
Эмили слегка приподнялась на стуле и подалась вперед, чтобы забрать свой уже приготовленный кофе со сливками у Микки. Горячая кружка в руках растапливала не только чугунную голову девушки, но и сердце. А запах был почти божественным. Взяв чашку в обе руки, Эми поднесла её ко рту, и сделала первый глоток. Аррн не в первый раз делал девушке кофе, но этот ей показался особенно вкусным. Он определенно знает в этом толк.
- Мик, - обратилась Ховард, сделав очередной глоток, - я тут задумалась немного, и поняла одну страшную истину – я ничего не знаю о твоем народе. Или хотя бы о тебе самом. Расскажи, а? Ну пожалуйста.
Ховард поставила чашку на стол, прижав слои ладони к керамическому покрытию. Она умоляюще смотрела на саларианца, почти щенячьими глазами. Она также не забыла нацепить милую улыбочку, чтобы уж наверняка сработало.
« Так много болтаешь, а о тебе я фактически ничего не знаю. Странно, разве нет? »

+1

10

Предлагая Эмили перекусить здесь, в отсеке техников, при очевидном отсутствии как продуктов питания, так и приспособлений для готовки, Микнарин, вне любых сомнений был абсолютно серьезен! – ведь он был саларианцем, для которого вся жизнь состоит из преодоления трудностей, вся жизнь – борьба, и вечный бой! Покой им только снится! А учитывая, что саларианцы практически не спят, то они, выражаясь и фигурально, и буквально покоя не знают – и потому, радостно просияв на согласие самочки откушать, он стрелой помчался в кают-компанию, к холодильнику. На пути ему встречались препятствия в видел лестниц и гуманоидов, ящиков и каких-то ручных животных, но он был неумолим и стремителен в своем отчаянном порыве-желании насытить-накормить страждущую Эмили. А почему бы и нет?
Он возвратился стремительно, нагруженный принадлежностями для готовки, как то: мини-сковорода, заранее приготовленное тесто для блинов, лопатка и пара тарелок; навис над горелкой хищником, ставя ее огоньком вверх, и водя над ней сковородкой, словно какой-то таинственный заклинатель. Пропахшая техническими запахами, машинным маслом и прочим мастерская вмиг наполнилась чудесными ароматами не только свежесваренного кофе, но и свежежарящихся блинов; Микки орудовал сковородкой ловко, и очень скоро румяный блин плюхнулся на тарелку перед самочкой хомосапиенс, которая как раз задала невероятно интересный вопрос относительно самого Микки, хо-хо, добрый-вечер-на-секундочку, до чего редко ему задают подобные вопросы, это же с ума сойти! Обычно мало кому нравится бесконечная, непрекращающаяся миккиболтовня, а тут Эмили сама решила задать ему вопрос! О, это, поистине, стоило искренней, невероятнейшей признательности, в чем он не замедлил заверить самочку.
- Оу, это так приятно, что ты меня спросила! – тараторил Микки, поворачивая сковородку, очередной блин на которой уже следовало перевернуть – что он и сделал, даже не используя лопатку, просто подбросив его на сковороде. – Мой народ… у-у-у-у, ну, ты все, разумеется, можешь узнать в экстранете, с этим никаких проблем, уж поверь мне, а вот по части домыслов и глупых слухов я тебе буду готов уточнить, со всем моим удовольствием. А я… а что же я?..
За возней с блинчиками Микнарин пытался скрыть чувство, ему в принципе, незнакомое, а именно – смущение. Вообще-то он сам всегда рассказывал о себе, своей семье, и прочих глупостях, и, как правило, когда его никто об это не спрашивал и уж тем более не просил, а здесь же ситуация была довольно-таки непривычной – но он крайне быстро справился с обуявшим его чувством, и ловко метнул на тарелку Эмили уже готовый блинчик.
- То, что мы теплокровные яйцекладущие амфибии с исключительно быстрым метаболизмом, и коротким сроком жизни, ты, вероятно, уже знаешь, - Микнарин мог бы выдать на-гора тонны и тонны информации о саларианской физиологии, мировоззрении, мироустройстве, способах ухода за рогами и методиках чистки зубов, но это не очень хорошо поведало бы о нем самом – или наоборот?
- Живем мы недолго, я, например, уже прожил две пятых отпущенных мне природой лет – мне шестнадцать, и по меркам своего народа я считаюсь мужчиной в расцвете сил и возможностей, хотя мои братья, уж поверь мне, презрительно скривились бы, все, как один – а у меня их пятеро – так вот, скривились бы, достигни сейчас мои слова их слуховых отверстий. Они все – достигли, по словам моего многоуважаемого папеньки, немалых высот в этой жизни, а я прекрасно пеку блины, и счастлив этим! Видишь ли, папаша однажды вбил себе в рога, что является потомком члена Лиги Единения, и ты знаешь, мне нравится эта идея – слышала что-нибудь о Лиге, кстати?

+1

11

В утвердительный ответ на предложение поесть, Микки неожиданно воодушевился, и тут же куда-то убежал. Эмили даже среагировать толком не успела, как ксенос тут же вернулся со сковородой, тарелками, лопаткой, и заранее заготовленным тестом. Девушка внимательно смотрела за действиями Аррна, который с недюжинным мастерством наливал на сковороду тесто, и обжаривал одну сторону блинчика, и не менее мастерски подкидывал тесто, переворачивая его в воздухе, и который ровненько плюхался на горячую поверхность. От всего этого у Эмили просто отвисла челюсть, в прямом смысле этого слова. Слегка нервно запивая своё удивление горячим напитком из кружки, девушка с покорностью ждала, пока Микки закончит с готовкой, и она, наконец, приступит к поеданию, потому как она уже чувствовала, как всё это вкусно пахло.
Живот еле слышно заурчал от вида аппетитных блинчиков, которые уже ждали её на тарелке, готовые к употреблению. Эмили поставила чашку с кофе на стол, и свернула каждый блин в «треугольник», чтобы сделать его плотнее. Аккуратно взяв его в обе руки, Ховард начала медленно поглощать его, не забывая медленно пережевывать, находя всё новые нотки вкуса, которые были просто восхитительны.
Аррн, хоть и пытался это скрыть, был смущен вопросом Эмили. Где-то глубоко, в душе, маленькая злодейка Эми начала ликовать, ведь сложно было не радоваться тому, что этого саларианца хоть кто-то застал врасплох. Ведь он всегда такой разговорчивый, невозмутимый и без комплексов.
- Ничего себе, - искренне удивилась Эмили, - ваши шестнадцать для нас лет тридцать-тридцать пять. А тебя не пугает то, что ваша жизнь проходит столь…стремительно?
Но Аррн не слушал девушку, он продолжал говорить. О большой семье, об отце, который не понимал желаний и стремлений Микки. Всё это чем-то напоминало судьбу самой Эмили, хотя всё было не так…жестоко, что ли. Ей бы хотелось знать больше о нем, но захочет ли саларианец вспоминать о семейных драмах?
- Нужно заниматься тем, чем нравится, и что лучше всего выходит, - сделала вслух вывод девушка, - если у тебя замечательно выходит готовить, то значит этим и нужно заниматься! Ваша жизнь так коротка, глупо её транжирить на то, что тебе не нравится. У тебя с семьей тоже были отношения…не очень. Поэтому я и здесь.
Ховард отпила остатки кофе из чашки, и протянула пустую ёмкость Микки, чтобы он ещё налил кофе. Саларианец выхватил из тонких пальцев девушки кружку, и налил туда ещё кофе. В это время он что-то говорил о какой-то лиге, название которой она слышала в первый раз в своей жизни. Эмили отрицательно махнула головой влево и вправо, желая услышать длительный, но очень подробный рассказ о Лиге Единения.

+1

12

Жест Эмили, это ее покачивание головой влево-вправо, был довольно-таки однозначным, хотя с этими хомосапиенсами сложно быть в чем-либо уверенным – еще во время своего обучения в Академии ГОР, Микнарин проштудировал немало информации и литературы относительно культуры людей, особенностей человеческих взаимоотношений, а также языка их тела, последнему в ГОР вообще уделялось крайне исключительное внимание, ибо знание языка тела – часть, буквально, саларианской культуры, так вот некоторые хомосапиенсы, будучи родом из определённых областей своей планеты, иными словами, имеющие национальность, как то, в данном случае – болгары, качали головой, давая утвердительный ответ, и кивали, отрицая! Интересно, а Эмили – не болгарка? Нет, ее имя и фамилия прямо указывают на англосаксонскую принадлежность, так что болгаркой она вряд ли может быть… Кстати, ведь кажется, так называется еще и пила, хо-хо! – но молоденькая самочка хомосапиенс не походила на пилу, никак. А было бы забавно! Но все-таки, интересно, что же она хотела сказать своим покачиванием головой? – наверное, все-таки отрицала, вернее, подтверждала отсутствие информации о Лиге Единения в своей голове. Микки немедленно просиял, и приготовился рассказывать – оу, вот это уж он любит, да-да!
- Посмотри на меня! – Микки покрутился на одной лапе, обежал вокруг горелки, не убирая от пламени сковороду, и отставил в сторону опустевшую турку – он долил в кружку Эмили самый крепкий, самый мощный кофе. – Я знаком с представлениями большинства рас о силе , и, как ты сама можешь заметить, на крогана или элкора я мало похож, как и любой из моих сородичей. Но, согласно вашей человеческой поговорке, «сила есть – ума не надо», и эту же самую поговорку можно, так сказать, отразить – то есть, «Есть ум – не надо силы», и причем здесь она будет исключительно в положительном ключе, а не пренебрежительном. Итак, моя раса не очень сильна физически, живем мы недолго, но зато наш интеллект позволяет нам обходить любые другие расы, похваляющиеся своей силой. И Лига Единения была символом саларианского ума, изворотливости и ловкости! Двенадцать агентов, лучших из лучших, тех, кто держал в своих лапах судьбу Саларианского Союза! Отважные и хладнокровные шпионы, хитроумные и безмерно талантливые, способные удержать мир от галактической войны всего лишь парой фраз, или строк кода – да-да, я не шучу! Мы живем недолго, но именно осознание собственной недолговечности заставляет нас использовать каждый час, каждую минуту и секунду нашего существования на что-то нужное, на необходимое! Разумеется, я так и делаю, ведь я воспитан своим достопочтенным батюшкой, экс-агентом ГОР, только вот я делаю это не в рамках служения Саларианскому Союзу, а более, так сказать, локально – в рамках этого отделения организации «Затмение», конкретно – в отсеке техников, еще более конкретно – стою со сковородкой над горелкой, дабы накормить одну небезызвестную тебе самку хомосапиенс. Не знакома с такой – Эмили Ховард? – он подмигнул девушке. – Мой достопочтенный батюшка желал, дабы я пошел по его стопам, и тоже стал агентом ГОР, прообразом которой, и была Лига Единения, от которой, якобы, род Аррнов и ведет свое происхождение – ну, папеньке так кажется, ну да и гори-трава с ним, пускай кажется. У него еще пятеро сыновей, они прекрасно послужат Союзу, а кто накормит блинами и напоит кофе Эмили Ховард? Покажи мне его? Вот, больше некому, значит я тут на своем месте! – он широко улыбнулся. - И ты на своем месте, ибо кто ел бы сейчас мои блины, если бы не ты?

+2

13

+

прости за этот огрызок :з исправлюсь х)

Похмелье-то прошло, но голова меньше болеть не стала. И дело не в алкоголе, который ударил в голову, и не в очень крепком кофе, а в противном голосе Микки, который сегодня был определенно в ударе. Если пять минут назад девушка хотела послушать что-то о нём, то сейчас проклинала саму себя за то, что так не вовремя включила любопытство. Ховард облокотилась о стол обеими руками, и на ладони положила свою голову, стараясь быть максимально расслабленной, но в то же время сконцентрированной, чтобы понимать и разделять в  своей голове речь саларианца на отдельные слова, потому как она текла потоком.
«Чёрт, вот и кофе кончился.»
Эмили недовольно сморщилась, посмотрев на пустую чашку. Покрутив её ещё немного в руках, девушка поставила её на стол, и посмотрела рассеянным взглядом на Микки, который с неким восторгом рассказывал о Лиге Единения. Из его рассказов это звучало так, будто бы это организация супергероев, если Ховард правильно поняла Аррна.  Видно, быть потомком какого-либо члена этой организации – невиданный почет. Всё это так…прозаично.
Микки подмигнул Эми, намекая на то, что благодаря искрометной судьбе они оба сейчас сидят и разговаривают, а Ховард лишь смущенно улыбнулась, но при этом не отводила взгляда от саларианца.
- Думаю, без тебя в Союзе обойдутся, иначе, кто бы накормил меня такими-то блинчиками? Даже моя мамка такие-то не готовила. Но, - Ховард усмехнулась, - судьба очень изворотливая штука с извращенным чувством юмора. Меня ведь тоже могло тут не быть. Мои предки – вояки Войны первого контакта, и они кричали мне всё детство о военной карьере и всём прочем. Они почти уболтали меня, но в последний момент я сдрейфила. И вот, - девушка выпрямилась, и развела руками, - я здесь, пью самый вкусный кофе и ем самые сладкие блины!
Эмили решила не вдаваться в подробности своего прошлого, ведь если Микки будет интересно, то он спросит у неё. А Эми расскажет, ведь больше некому рассказать о наболевшем. Больном. Об истинной причине отказа от военной карьеры, о семейной драме. Всё это было неприятно, чертовски. Было очень неприятно вспоминать о том, как пришло известие о гибели брата, причём до сих пор неизвестно, что же с ним произошло. Этот факт сильно отпугнул Ховард от службы в Альянсе. Вот она и убежала. Как трусиха. Но хотя бы живая.

+1

14

- Оу, неужели и тебя не миновал так называемый конфликт «отцов и детей»? – с интересом повернулся Микнарин к самочке хомосапиенс, выливая остатки теста на сковороду. Поистине, все-таки жаль, что они не в кают-компании, где невероятно удобная лично микнаринова плитка испекла бы блины еще быстрее и вкуснее, уж Эмили бы непременно оценила разницу, и не вероятно жаль, что ей сейчас приходится есть блины, приготовленные на газовой горелке. Но! член организации доволен, сыт, накормлен, напоен кофе… оу, кофе-кофе, кажется, ему тоже не повредит немного кофе!
- Ты не выглядишь слишком трусливой, честно говоря, так что я немножко не возьму в толк, отчего же ты сдрейфила? Ведь в «Затмении», может, дисциплина… оу, тебя беспокоила дисциплина в Альянсе? Ведь быть наемником, в общем-то, тоже опасно, да о чем я говорю, «в  общем-то»! – это опасно! Но и весело, неужели ты пришла сюда за весельем? – саларианец лукаво сощурился, вновь берясь за турку.
- И ты знаешь, разговоры о конфликте «отцов и детей», все эти причитания и прочее, честно говоря, масштабы проблемы несколько преувеличивают – честное слово, я до сих пор превосходно общаюсь со своими родственниками, и меня за мой выбор, кроме, пожалуй, папаши, никто и не осуждает – да и он, в общем-то, тоже перестал это делать, смирился, и из двух зол выбрал пятерых моих братьев, которые все сделают, как скажет он. Видишь ли, мы, саларианцы, живем недолго, но наш высокоразвитый интеллект позволяет нам не быть заложниками собственного бытия и физиологии, а между тем, это свойственно большинству долгоживущих видов. Мы рано осознаем себя, и, поскольку лишены некоторых инстинктов, можем тратить гораздо больше времени на вещи более полезные, нежели, например, гормональное буйство, период бунтарства, как это свойственно большинству разумных теплокровных… Мы не испытываем переживаний, называемых «любовными», нам ни к чему половое влечение, и именно поэтому я говорю об этом открыто; вопрос размножения для нас – это только подпись на договоре, хотя, несомненно, саларианец, сумевший заключить подобный договор, должен обладать значительным влиянием. И, полагаю, это не мой случай, но если ты думаешь, что я переживаю, то ты ошибаешься – все это ерунда, переживания, любовь-влечение… я считаю, что настоящая дружба, и чувство локтя гораздо важнее всей этой чепухи, которой вы, в частности, хомосапиенсы, забиваете свои лохматые головы. А как считаешь ты? – пока Микнарин болтал, кофе успел вскипеть новой порцией, и был уже торжественно разлит по кружкам. Горелка остывала, блины высились идеально ровной стопкой, было вкусно, и единственное, что вызывало у Микки опасения, так это то, что сейчас сюда могут заявиться прочие члены организации, привлеченные вкусными запахами, и звуками его болтовни.

офф

больше болтовни богу болтовни!

+1

15

+

прости окаянную за задержку х)

Эмили с интересом наблюдала за манипуляциями Микки с горелкой, сковородой и остатками теста. Она с горечью осознавала, что никогда не будет готовить так же  как и пилотировать. Глядя на то, как ловко саларианец подкидывает уже припеченный блинчик вверх, а потом «ловит» его на плоскую раскаленную поверхность, девушка подмечала, что её матушка никогда не делала то же самое виртуозно. Мама делала всё «по-спартански» - сурово, экономично, и не всегда вкусно. Ховард с улыбкой вспомнила свои обеды в Академии, ведь там действительно круто готовили, а мама…она просто военная, и этим всё сказано.
- О да, не миновал, - безучастно ответила Эмили, - знаешь, когда в семье есть сынок, который уже превзошёл все мыслимые ожидания, то второй ребенок может лишь быть заменой первому. Мой, - Ховард запнулась на секунду, - мой брат всегда был примерным, услужливым, даже исполнительным, а меня это бесило. «Поучилась бы у своего брата, Эмили», говорила маменька. «Смотри, Джейсен сделал то же самое лучше чем ты – равняйся на него». Фу.
Всё это было произнесено  с львиной долей сарказма и отвращения к той жизни и к тем людям. Эми всегда любила своих родителей и брата, но очень часто родные ругались между собой, и причём всегда начинала не Эми, а именно мать. Самые лучшие отношения девушки были с отцом, когда они нашли общий интерес в виду истребителей и корабельных судов. Но и папеньки уже нет.
- Хах, - Ховард усмехнулась, - мне было восемнадцать, когда я свалила с Земли, на следующий же день, как я узнала что мой брат погиб. Он служил во Флоте Альянса, быстро шёл по карьерной лестнице, но на одном из секретных заданий его убили. И что сделал чёртов Альянс? Прислал скупую весточку, не объясняя причин, и даже тела не выдали!  И тут я спросила себя: «На кой чёрт тебе это нужно? Вали отсюда, пока твои дражайшие предки не запихнули тебя туда же». И я улетела первым же рейсом на Цитадель. И знаешь, - Ховард немного приблизилась с Микку, перегнувшись через стол, - я ещё ни разу об этом не пожалела. Я представлена сама себе, и я намерена прожить свою жизнь так, чтобы в старости об этом не жалеть.
Аррн, закончив с готовкой, подкинул уже блинчик на опустевшую тарелку девушки, но Эми не спешила приниматься за еду.  И хотя она видела, что неплохая стопочка ещё впереди, она хотела растянуть этот момент. Запах выпечки и кофе заполонил всё помещение, и девушка опасалась, что другие наёмники набегут, чтобы урвать кусочек лакомства, но Ховард уж точно знала, что она не доставит им такого удовольствия.
- А тебе не кажется, что ваша жизнь протекает уж слишком быстро? Ты говоришь, делаешь, думаешь быстрее остальных, и вроде как не жалеешь об этом. Но разве тебе не хотелось какие-то моменты…как это сказать…затормозить? Ещё скажи, что ты не задумывался над этим, я же не поверю.
Ховард аккуратно завернула блинчик «треугольником», но всё же оставила его пока нетронутым. Потянувшись за своей чашкой, которая уже была приятно горячей от кофе, блондинка отпила немного из неё. Потом поставил кружку на стол, Эми обхватила её ладонями, скрестив пальцы.
- Понимаешь, - Ховард немного запнулась, - у нас немного другое представление о влечении. В то время как ты видишь в этом лишь некий «договор» сторон о размножении, люди ставят перед собой задачу чувственного познания. То есть, не так уж и важно, будут ли детки от этого союза, важны чувства, которые испытывает мужчина к женщине и наоборот. Если же пара решит, что может позволить себе ребеночка, то они его делают. Но это всегда было добровольным решением. Что-то меня понесло, - усмехнулась Эми, - ты же не об этом спрашивал.  Дружба важнее. И не просто пойти выпить за компанию, или покуролесить вместе, а именно дружеское плечо, жилетка, поддержка, называй как угодно, важнее любви. Хотя должна сказать, - коварная улыбка озарила лицо блондинки, - крепкая дружба между мужчиной и женщиной вполне может перерасти в самую крепкую любовь.

Отредактировано Emily Howard (13 апреля, 2015г. 06:42)

+1

16

Микки весело сощурился, коротко подрагивая нижними веками – до чего же забавны эти заблуждения практически любого из разумных видов Галактики! - думать, что если кто-то чем-то обделен, то это означает, что он ущербен, или недостаточно хорош, или, по меньшей мере, сожалеет. Не так, не так! – высокий уровень интеллекта позволяет саларианцам не только осознавать себя полностью в крайне раннем возрасте, но и уметь применять полученный опыт на практике.
- Нет, никогда! – подмигнул он Эмили. – Мне попросту незачем, ведь я, слава гори-траве, был подвергнут классическом импринтингу в момент вылупления – знаешь, что такое импринтинг? Проще выражаясь, это первой впечатление. Первый отпечаток – так вот, когда мы вылупляемся из яиц, саларианцы, то первое, что мы видим – далатресса, которая и говорит нам, что в этом мире верно, что важно, а что – неверно. И уж поверь, у нас хватает времени, и, главное, мозгов для того, дабы потом, уже будучи взрослыми, поразмыслить над этим. Чаще всего мы соглашаемся с тем, что было нам сказано в самый первый раз, когда наши слуховые отверстия только-только очистились от внутрияйцевой слизи… Но есть и исключения. В самой лучшей программе случаются сбои, вот как я, например – сбой в программе, да и ты, пожалуй, тоже, - вытянув губы трубочкой, Микки звучно отхлебнул кофе. – Так просто оставить свою родню, а ведь вас было всего двое. Нет, положительно, живорождение – ужасный способ появления на свет! Но я-то, я, сбой в программе, я же просто ушел, но у отца и клана остались аж пятеро моих братьев! А что осталось у твоих родителей? – он наклонил голову, с любопытством глядя на девушку.
- Ты только не подумай, что я пытаюсь как-то нажать на твою совесть, или что-то в этом роде – ты приняла решение, а жизнь есть жизнь. Плохо, если твои родители стагнируют, разумеется, или горюют о принятом тобой решении, ведь это исключительно бесполезный способ времяпрепровождения. Видишь ли, мой народ, столкнувшись с нравственной проблемой, чаще всего просто живет с ней – что толку тратить себя на переживания? Сделай вывод и стань лучше, как говорили все мои предки. Не трать время попусту, говорили они, у тебя его слишком мало. Будь полезен там, где ты есть – и, если мы двигаемся вперед, вернее, когда мы двигаемся вперед, это обусловлено разумом, и совокупностью потребностей. Надо для того-то и того-то, будет лучше там-то и сям-то, если я стану тем-то. Это и есть основное отличие саларианцев от всех известных разумных рас галактики – вы безрассудны, а мы – рассудочны. У нас есть чувства, но они никогда не позволят нам потерять рациональность. Это спасает жизни, это неоднократно спасало саларианскую цивилизацию. Наш кровяной насос, - Микки, улыбаясь, постучал себя по впалой груди, - перекачивает кровь. У него слишком короткий срок работы, чтобы имело смысл нагружать его еще и какими-либо чувственным переживаниями. Но даже саларианскому кровяному насосу становится приятно, и он начинает лучше работать, если обстановка благоприятствует. Когда окружающие его настроены благожелательно, и хотят еще кофе? Ты хочешь еще кофе?

+1

17

+

друг мой, пиши пост и закрываем флэш, а то у нас с тобой уже две сюжетки х)

Аррна было не заткнуть. Он затрагивал довольно нелицеприятные темы, которые Эми не стремилась обсуждать, потому что хотела забыть всё это, хотя где-то глубоко осознавала, что никогда не сможет сделать это. А ей сейчас оставалось лишь топить грусть на дне кружки и поддерживать беседу с саларианцем, что у неё неплохо выходило, ведь они стоили друг друга.
- Да я с рождения была сбоем в программе. Мама как-то выразилась, что лучше бы она родила варрена, вот веришь? Эта женщина пыталась контролировать меня во всём, но она не понимала, что это просто нереально. Знаешь, на Земле есть прекрасная пословица: «что посеешь, то и пожмёшь», и вот этот тот самый случай. Так что я ни разу не пожалела, что свалила с той каталажки.
Он ловко перескакивал с одной параллели на другую, от чего Эми прихода в некое замешательство не зная, что ему отвечать. То ли объяснять более подробно свою семейную драму, то ли спорить с ним о саларианской культуре.  У девушки даже голова загудела от переизбытка информации.
- Вы слишком сухо судите о восприятии, Мик. Я даже не знаю, что тебе ответить на это, ведь мы с тобой, - Ховард подняла обе руки под грудью, расположив одну выше другой параллельно, - находимся в различных параллелях. Одни и те же вещи мы видим иначе, и от этого возникает большое недопонимание наших видов. И если же я сейчас начну с тобой спорить, то мы лишь в лишний раз поругаемся, а я бы не отказалась от друга.
Опустив руки вниз, Эмили начала наблюдать за саларианцем, за его мимикой, которая была такой же мимолётной, как и его речь. Ещё пара таких разговоров и Эми могла бы назвать его другом. Девушка знала множество существ в этой Галактике, но мало кого могла назвать другом, ведь блондинка всегда искала каких-то особенных личностей, с кем ей было бы интересно не только развлекаться, но и общаться на умные темы.
База просыпалась. Стали слышны шаги, недовольные голоса и жалобы на плохую жизнь. Ховард поняла, что вот он тот миг, который она не очень любила. Работа. Скорее всего, сюда через какое-то время ввалится какая-нибудь синекожая десантница и прикажет заводить мотор аэрокара. Летать-то Эмили любила, но ненавидела кого-то возить, и тем более, на низкоскоростной посудине. Ховард любит скорость, опасность столкновения, адреналин, который распространяется по венам при уходе от аварии. Но это всё мечты и мысли.
Когда Микки предложил ещё одну чашечку вкусного кофе, Эми просто не могла ему отказать в этом, думая над тем, что третья чашка не взбунтует её нежный желудок.
- Ладно, Мик, ещё одна чашка, и за работу!

+1

18

- Недопонимание? Поругаемся? Я? Ты? Со мной? – чем более вопросительными были интонации Микки, тем шире становилась его улыбка. О, эта человеческая несдержанность, прямолинейность и поспешность суждений, как много она значит в их существовании, и как порой мешает.
- Ни в коем случае, моя дорогая хомосапиенс, - снова берясь за турку, оповестил Микнарин, - ибо для того, чтобы поругаться со мной, нужно быть… ох, поистине, даже моего саларианского сверхмышления не хватает, дабы придумать, кем бы мог оказаться подобный недалекий гуманоид.
– Это ведь совершенно непродуктивное времяпрепровождение, вступать в какие бы то ни было конфликты, и к тому же, может негативно сказаться на нашем с тобой общем функционировании – ну, сама понимаешь, возможный стресс, волнение, перепутанные провода, и вот по тебе уже проскакивает тысяча вольт, и ты пахнешь вкусно – жареным, но уже немножечко мертва. Или я мертв – так что оставим всякие даже попытки недопонимания в стороне, оставаясь собой, ведь как ты никогда не сможешь мыслить как саларианка, так и я никогда не пойму вашей человеческой непредсказуемости… но ведь это вовсе не помешает нам знать друг за другом подобные черты характера, и пить кружку за кружкой дружеского кофе вне зависимости от них? Это ведь и есть самое ценное, у любого народа – понимание друг друга, невзирая на различия, понимание именно этих различий. Посмотри на «Затмение»! организации уже так много лет, а вы, люди, вот едва в ней появились, и уже вполне удачно прижились. И меня это радует! Вы исключительно интересны для изучения, пойми правильно, ведь галактика слишком давно не знакомилась с чем-то настолько новым и интересным, как человечество!
Микки мог бы разливаться певчим птицем еще поистине бесконечное время, ведь разговаривать для него было все равно, что дышать, но доносящиеся до отсека техников звуки просыпающейся базы были довольно-таки однозначны – и потому, стукнув своим стаканом об краешек кружки самочки, наполненной свежим, ароматным, роскошнейшим кофе, он вновь от души просиял, и кивком подтвердил:
- За работу!

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Кто первый встал - того отвертка!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC