Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
2.9 [Кладоискатели] Новый квест

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Теория и практика ночных прогулок


Теория и практика ночных прогулок

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

1. Время: 2178 год
2. Место действия: Омега
3. Сюжет:
История о том, как НЕ СТОИТ проводить ночь в компании с пытающимся перевоспитаться охотником за головами.
После первой встречи с рыжей девчонкой Эйдан чувствует себя немного растерянным, ведь его новая знакомая будто всё перевернула в его жизни с ног на голову одним лишь своим появлением. Чтобы немного загладить свою вину, Найт приглашает Юну прогуляться, и чёрт её дёрнул согласиться пройтись с тем, кто неделю назад угрожал её жизни. Вряд ли девушка догадывалась, что именно может произойти под довольно невинным предлогом. Кто же знал, что подобное решение вообще может прийти в голову вроде бы взрослого мужчины?
"Давай так: ты помогаешь мне стать лучше, а я учу тебя веселиться по-настоящему. Думаю, это хороший обмен обязанностями, как считаешь?
Не бойся, Эйдан дурному не научит."

4. Участники: Yuna Mawren, Aiden Knight

Отредактировано Aiden Knight (3 октября, 2014г. 17:04)

+1

2

Эйдан молча курил, терпеливо ожидая, пока его новая знакомая соизволит вернуться. Из подъезда он вышел, опасаясь, что от дыма сработают пожарные датчики, поэтому сейчас стоял рядом с подъездом, погрузившись в свои раздумья, но каждый раз, когда из общей двери кто-то выходил, поднимал голову, провожая людей и ксеносов немного разочарованным взглядом. Внезапное согласие со стороны рыжей на его предложение прогуляться было, несомненно, очень приятным, с одной стороны. А с другой, у Найта на сегодня были ещё дела, которые следовало бы решить в ближайшие часы, и за решение которых он взялся, никак не ожидая, что будет шарахаться по Омеге в компании девчонки, которой, возможно, нет даже полных восемнадцати.
По сути, самым правильным решением было бы перенести эту встречу на следующий раз, когда будет меньше проблем, но… проблем меньше не будет никогда, да и Юна может не согласиться в следующий раз. Эйдан снова затянулся и, обжигая пальцы тлевшей сигаретой, решил для себя что-то вроде: «Ааа, была-не была!»
- Юна… - странное имя для странной девчонки. Он никогда до этого не слышал таких имён. Может быть, имеет азарийское происхождение? Или это её прозвище, которым она представилась? Найту и правда слабо верилось, что кто-то мог назвать своего ребёнка так экзотично, - рыжая Юна.
Швырнув сигарету себе под ноги, убийца от души повозил её по земле ногой, затем снова вскинул голову, обращая внимание на выходящего из подъезда человека. Это была она.
- Эй, я тут, - мужчина махнул рукой, привлекая внимание девушки, а после сделал несколько шагов вперёд, приближаясь к девушке, - всё? Букетик будет жить ещё неделю, переселившись в вазу? Реанимировала его? Ну и ладушки…
Найт весело улыбнулся, сверкнув тёмными глазами. Она была красивая, очень красивая. Одета, как ребенок, просто и практично, с забавной короткой стрижкой и зелёными глазами, блестящими в свете ярких неоновых вывесок, зазывающих посетителей в ночные заведения Омеги, сулящие веселье и опасность одновременно. Не самое лучшее время для прогулок, но, как ни забавно это звучит, с убийцей в компании этой девчонке вряд ли будут страшны местные маньяки.
- Хотел бы сразу предупредить тебя насчёт культурной программы, - Эйдан запихнул руки в карманы куртки, одновременно кивнув в сторону вьющегося переулка, уходящего к стоянке аэрокаров, - у меня есть дела, которые нужно решить, поэтому стоит срочно посетить один бар. Это не займёт много времени, и я не собираюсь никого убивать, не гляди на меня так. Попросили помочь в одном деле, я не могу отказать этим людям.
«Потому что они – мои подчинённые, и я должен уважать их просьбы и решать их проблемы», - мысленно добавил убийца, но вслух ничего не сказал. Они шли по довольно грязному полутёмному проулку, в конце которого светила фонарями стоянка, на которой он оставил свой Х3М. Отсюда до бара добираться было около получаса, но, если учитывать, что пробок в такое время суток будет по минимуму, справятся и за двадцать. Эйдан не боялся ночных нападений, придерживаясь мнения, что ублюдкам следует его бояться, а не наоборот, но, чувствуя, что девчонке это не по душе, ободряюще кивнул ей:
-  Никто не нападёт. Я же обещал, что тебя никто не тронет, - убийца улыбнулся, - что ты вообще делала за пределами квартиры так поздно? Маленьким девочкам не стоит гулять по ночам в одиночку, особенно в таком месте. Омега всё-таки, не хухры-мухры.
Аэрокар привычно подмигнул фарами, откликаясь на отключение сигнализации. Крышка черного скайкара приподнялась, впуская хозяина и гостью в салон, крепко пахнущий дорогими сигаретами и мужским одеколоном. Закинув свою кожаную куртку на заднее сидение, Найт уселся на место водителя и, следя за передвижениями своей спутницы, спросил:
- Оставила своему отцу сообщение с моими приметами, на случай, если мне нельзя доверять? – аэрокар поднялся в воздух, спустя несколько мгновений, и Эйдан, влетая в поток аэрокаров, выбрал направление в сторону бара.
- Сколько тебе лет? Восемнадцать-то есть? – Найт подавил улыбку, ловя себя на мысли, что ему нравится подтрунивать над этой рыжей, испытывая её терпение и наблюдать за её реакцией. Откинувшись в кресле и без напряжения удерживая руль, убийца перевёл взгляд на собеседницу, - расслабься, я не хотел тебя обидеть, Домовёнок. Лучше расскажи что-то о себе…

+1

3

Забежав домой с букетом в руках, Юна скинула куртку на стул, достала с полки самую большую кружку – папин пивной кубок, когда-то подаренный ему его старшим братом ещё перед вступлением в Альянс. Как это чудо пережило почти двадцать три года путешествий по всей Галактике оставалось только удивляться. Девушка понадеялась, что отец не слишком обидится на такое варварское использование его любимого предмета посуды, и, налив воды, поставила в кружку букет. С улыбкой поправила его, чтобы стоял красиво, и заметила маленький клочок бумаги, едва виднеющийся под бутонами. Взяв бумажку в руки, вслух прочитала:
- «Спасибо за разговоры. Э.» Ну и почерк!
Записка вскоре заняла место в ящике юниной прикроватной тумбочки, а сама рыжая встала перед самым тяжёлым для любой девушки вопросом – что одеть? Выпендриваться смысла не было, тем более, что температура на станции никогда не поднималась выше двух десятков градусов (по-крайней мере, в их районе), а в некоторых местах было даже холоднее. Юна не знала куда Эйдан поведёт её, так что стоило предусмотреть самые разные варианты. В итоге, она остановилась на комплекте простой, но удобной одежды, захватив с собой ещё и сумку, заполненную всякой всячиной. Два раза «пшикнув» на себя любимым цветочным спреем, девушка обулась и выбежала из квартиры, на миг замерев – кудрявого здесь не было.
«Ушёл? Или вниз спустился?»
Засомневавшись, Юна всё же решила выйти из своего подъезда, внутренне готовясь не увидеть убийцу и там. Однако, она ошибалась – Эйдан вышел наружу, видимо, покурить.
- Я уж подумала, что ты испугался и убежал от меня, - сказала она в ответ на его оклик, - Ага, выживут, я надеюсь. Вазы, правда, не нашлось, но я их хорошо устроила. Спасибо, кстати.
Смущение и некоторое неудобство всё ещё витало в атмосфере, но постепенно Юна возвращалась к своей обычной манере общения. Всё веселье было ещё впереди. Правда, судя по всему, веселье у каждого было разным. У кудрявого ещё были некие дела, при упоминании которых рыжая недоверчиво глянула на него, подозревая худшее. В конце концов, этого человека она толком не знала, а его слова об исправлении вполне могли оказаться ложью. Может, он хотел просто втереться к ней в доверие и узнать, не рассказала ли она о нём никому. «Заткни свою паранойю, Моурен. Успокойся и получай удовольствие!»
- Это не займёт много времени, и я не собираюсь никого убивать, не гляди на меня так. Попросили помочь в одном деле, я не могу отказать этим людям.
- Я могу чем-то помочь? Посодействовать? – поинтересовалась она, надеясь. что он не откажет. Конечно, в рукоприкладстве она точно участия принимать не будет, но что-нибудь разузнать или вроде того сможет. Включит дуру, похлопает глазами – мужчины на это не раз велись, уже испробовала.
Зато прогулка по не самому приятному месту района совсем не вдохновляла Юну. Сколько раз она наблюдала из окон своего дома, как здесь грабили и убивали, и старалась обходить это место окружными путями. Эйдан всё понял и вроде как даже снова напомнил о своём обещании, а потом задал провокационный вопрос, на который захотелось ответить что-то едкое, впрочем, девушка решила особо себя не сдерживать.
- Я на Омеге с десяти живу, можешь мне не рассказывать про её ужасы. А маленькие девочки вполне могут за себя постоять, - осеклась, вспомнив события недельной давности, и решила таки ответить на вопрос, - Гуляла я. Дома тоже одной сидеть надоело.
«Надоело сидеть в четырёх стенах, вспоминать и заново переживать всё то, что произошло; надоело пялится в окно часами, ожидая сама не знаю чего; надоело, просто всё надоело. Да и дома не настолько уж и безопаснее, чем на улице, как оказалось».
Чуть спокойнее Юна почувствовала себя только тогда, когда села в аэрокар на переднее пассажирское сидение. По привычке не пристегнувшись, бросила сумку к куртке Эйдана, откинувшись на спинку, но всё ещё не расслабляясь. Напряжение от происходящего всё ещё сказывалось. Да, убийце придётся постараться, чтобы она смогла чувствовать рядом с ним совсем свободно.
- Оставила своему отцу сообщение с моими приметами, на случай, если мне нельзя доверять? – неожиданно спросил он.
- Само собой, - спокойно соврала Моурен. Она даже и не подумала этого сделать, просто не догадалась, просто отправившись на прогулку с убийцей, державшим её в заложниках неделю назад. Верх гениальности, - Не забудь, у меня и твоё имя есть. Теперь так просто не убежишь.
Аэрокар поднялся с поверхности, постепенно набирая скорость, и Эйдан задал новый вопрос.
- Сколько тебе лет? Восемнадцать-то есть?
- К твоему сведению, мне есть восемнадцать. Тринадцатого июля исполнилось. Так что я уже могу покупать себе алкоголь и сигареты. И за совращение малолетних тебя тоже не посадят, - сначала сказала, а потом поняла что сказала. «Твою мать, вот идиотка. Ты когда-нибудь за языком следить научишься, а?» Похоже, что в общении с этим человеком её и правда ждёт постоянное неудобство из-за собственной дурости. Оставалось только надеяться, что он ничего плохого про неё не подумает. Хотя после этого...
- Что за «Домовёнок»? – Юна обрадовалась перемене темы, заинтересовавшись прозвищем, которым её назвал мужчина. Про то, что она его про себя называла исключительно «Кудряшкой» или «кудрявым», Моурен пока решила умолчать. При случае всё равно расскажет, - О себе? Хм, даже не знаю с чего начать. Я из космодетей. Знаешь, да, что это означает? Всё, что ты про таких слышал – фигня, забудь об этом. Быть косморебёнком означает почти не видеть своих родителей, воспитываться почти всем кораблём и никогда не иметь своего места в мире. В семь тебя отправляют в школу для таких же, как ты, а оттуда все чаще всего идут в армию. Идеальная схема, правда? С самого детства воспитывать будущих солдат. В моём случае так не получилось, - Моурен выглянула в окно аэрокара, избегая взгляда спутника, - Мне было десять, когда мы с отцом оказались здесь, на Омеге. Другого выбора не было – или сюда, или умереть в какой-то дыре. И вот, я здесь, в одной машине с тобой, - с натянутой улыбкой закончила девушка, - Теперь твоя очередь, Кудряшка.

+1

4

Эйдан лишь удивлённо вскинул брови, слушая, как девчонка заикнулась об алкоголе и сигаретах, а, как только её звонкий голосок сообщил о том, что «взрослый дядя» за совращение малолетних не сядет, не сдержав эмоций, расхохотался, с весёлым прищуром разглядывая её. Дерзость рыжей девушки поражала и смешила одновременно. Ну скажите, много ли девчонок, находясь в аэрокаре почти незнакомца, будут говорить о таком? Несмотря на желание казаться взрослой и самостоятельной, она всё равно скорее походила на хохорящегося цыплёнка, желающего поскорее вылезти из скорлупы и покрыться настоящим оперением, чем на взрослую и познавшую жизнь птицу.
«А ты любишь играть с огнём, как я погляжу», - Эйдан сверкнул тёмными глазами, затем опять перевёл всё внимание на ситуацию в воздухе. Чтож, всё становится интереснее и интереснее… ну, по крайней мере, её отец не обвинит Найта в том, что убийца похитил ребёнка буквально из дома, ведь, как девушка сама считала, её возраст уже достигает уровня, когда «всё можно». Хотя, если судить по рассуждениям, Юна была скорее похожа на ребёнка, волею случая оказавшегося засунутым в тело девушки с красивыми чертами лица, тонкой талией и довольно длинными ногами.
- Что за «Домовёнок»? - заинтересованно спросила собеседница, словно испугавшись новой клички.
- Ты похожа на рыжего и очень ворчливого домового, - фыркнул Эйдан, одновременно перестраивая аэрокар в более нижний поток, - вся такая говорливая и вредная… по крайней мере, так было в тот день, когда мы с тобой познакомились. Думаешь, первое впечатление обманчиво? Расскажи о себе хоть что-то, мне же интересно, - повторил убийца, бросая хмурый взгляд на навигатор, прикрепленный к передней панели. Несмотря на довольно поздний час, на повороте скайкаров скопилось уже довольно много, а обломки нескольких столкнувшихся в аэроаварии теперь дымились на плоской крыше одного из жилых домов. Несколько секунд потратив на созерцание подобного беспорядка,  убийца, нарушив правила полёта, заставил свой аэрокар нырнуть вниз, избегая пробок и столкновения с лихачами.
Девушку он слушал внимательно, чуть прищурившись и пытаясь представить, что же могло заставить семью этой рыжей перебраться на такую помойку как Омега. Рассказ Юны напоминал Найту об его детстве и отрочестве. Чужие планеты, колонии, грязноватые мотели и попытки пролететь на пассажирских кораблях самого низкого класса без билетов. Вечно занятый своими делами отец и тёмные чужие комнаты с минимумом мебели.
- Идеальная схема, правда? – задала девушка риторический вопрос, и мужчина не смог с ней не согласиться. Сколько сейчас таких детей? Скольким выросшим на кораблях удалось избежать этой схемы в конце-концов? Когда тебя воспитывают военные, начинаешь думать как они, даже если совсем этого не желаешь.
- Другого выбора не было – или сюда, или умереть в какой-то дыре.
- Ну, я рад, что ты теперь в дыре под названием «Омега», а не где-то ещё, - ответил Найт, где которого между словами «Омега» и «выгребная яма» особой разницы не было, и они были чем-то вроде синонимов в его понимании.
- И вот, я здесь, в одной машине с тобой, – девушка как-то не очень жизнеутверждающе улыбнулась и отвернулась, пряча лицо, чтобы разглядеть пейзаж за стеклом.
- Теперь твоя очередь, Кудряшка.
- Ты и без того обо мне уже слишком много знаешь, - усмехнулся Эйдан, затем, помолчав несколько мгновений, решил всё-таки поддержать разговор на выбранную тему и своими рассказами. Вообще-то, Найт не любил делиться фактами своей биографии, но, с другой стороны, чем ему навредят несколько слов о прошлом? Ну уж никак эта девушка не сможет использовать эту ситуацию против него, даже если захочет. По крайней мере, Эйдан себе такую ситуацию, пока что, не мог представить.
- Я – ирландец по отцу, а кто по матери – понятия не имею. Ты, небось, ещё помнишь историю из моего раннего детства, так что повторяться не стану, - убийца махнул рукой, как бы намекая жестом, что ему не нравится эта тема, - меня передали на воспитание бабушке, она жила на Земле, и я рос довольно обычным счастливым ребёнком (для того, кого бросила родная мать, разумеется), а затем отцу вздумалось забрать меня с собой. Жизнь резко изменилась, и я не сказал бы, что к лучшему… Мой отец, он… ты, наверное, понимаешь, откуда у меня подобная… гкхм… профессия? Не просто убийца или маньяк, а элитный охотник за головами, он брался лишь за то, что ему позволяла делать совесть. У отца было очень своеобразное понятие о совестливости. Но он оберегал меня от своей профессии, пока я однажды не увидел то, что не должен был видеть. Мы прибыли на Омегу в тот день, и, взяв немного кредитов, я вышел из мотеля, чтобы немного поиграть на аркадных автоматах. Знаешь, такие ставят в холлах больших заведений, чтобы скоротать время. Один такой стоял в мегамаркете через дорогу. В переулке я наткнулся на шайку, хором избивающую беззащитного. Не знаю, зачем они это делали. Скорее всего, были обдолбаны в дюпелину, и убили бы и меня, как свидетеля. Это было очень жутким зрелищем для десятилетнего мальчика, и спас меня отец.
На секунду замолчав, Эйдан перестал говорить серьёзно, напряжённость, выделявшаяся на лице сцепленными зубами и бегающим взглядом, пропала, а чёрные глаза вновь весело заблестели. Неприятное воспоминание, растравившее когда-то душу ребёнка, ушло в сторону, и Найт был рад, что смог с ним справиться.
- А дальше я вдруг резко повзрослел. Отца словно осенило, что меня нужно готовить к дальнейшей жизни… к его жизни. Его выбор – мой выбор, его знания теперь мои. Я не выбирал судьбу, она сама нашла меня, - убийца немного разочарованно хмыкнул, чувствуя, как жалко звучат его слова со стороны. Юна вряд ли понимает, что это такое – жизнь с его отцом. Это были бесконечные переезды, прятки с отцовскими недоброжелателями, фальшивые документы, стрельба по мишени каждый день и оружие вместо друзе и приятелей подходящего возраста. Отец учил Эйдана быть сильным, при этом забыв, что мальчишка был, по сути, ещё ребёнком в то время, когда его заставили повзрослеть за несколько месяцев. А, впрочем, Эйдану не на что жаловаться. Отец любил его, несмотря ни на что. Той скупой отцовской любовью, когда родитель боится переборщить, а в итоге даёт лишь крупицы. Но это были обстоятельства, и сейчас убийца не хотел вспоминать об этом.
- Мы почти прилетели, - мужчина кивнул, подсказывая взглянуть в окно, которое уже отражало вывеску местного бара. Когда-то Эйдан начинал с маленького бара на нижних районах, а теперь вот может позволить себе снять довольно внушительных размеров помещение в районе, который процветал настолько, насколько можно так сказать о каком-то уровне Омеги. Неоновая вывеска на небольшой дверью складывалась в буквы «TNT». Найт сам не знал, почему назвал бар именно так. Может быть, из-за того, что так называлась любимая отцовская песня, а, может быть, просто потому, что надеялся увидеть своё «детище» довольно зажигательным местом.
- Это здесь, - убийца оставил аэрокар на небольшой стоянке справа от входа, и без того набитой скайкарами под завязку, и, протянув руку рыжей, помог ей покинуть средство передвижения. Свою куртку он брат не стал. Пока будут в помещении – не замёрзнут, а потом уж видно будет
- Гляди под ноги и постарайся не потеряться, как войдём, договорились?
На входе их встречал батарианец, нанятый Эйданом около полугода назад. Найт не разделял мнения о том, что все четырёхглазые – сплошь бандиты и террористы, да и Мэрдок был вполне себе хорошим парнем, если не глядеть на ряды его острых зубов, открывающиеся в улыбке.
- Эйдан, какие люди, – ксенос оскалился, разглядывая убийцу. Хотя хрен поймёшь этих батарианцев, куда они глядят, у них четыре глаза, и очень сложно с их фокусировкой на одном предмете. Найт пожал руку своему подчинённому и кивнул в сторону зала.
- Ты знаешь, что там произошло, что меня так срочно вытащили? Лэрри просила прибыть очень срочно и в обязательном порядке.
Мэрдок прищурил свои четыре глаза, с какой-то неприкрытой жадностью разглядывая спутницу своего нанимателя, но хозяин есть хозяин, его девиц лучше не трогать, если не хочешь лишиться работы или детородного органа. Батарианец отвёл взгляд от рыжей шевелюры девушки, затем доверительно обратился к Эйдану:
- Кажется, наш конкурент пришёл бочку катить. Без тебя не разберёмся, наши-то только и умеют, что в драку лезть. А он ишь какой надутый, как пыжак, сразу VIP-столик потребовал и тебя на блюдечке.
- Только этого мне не хватало, - Найт закатил глаза, затем нажал на кнопку открытия дверей, обернувшись к Юне, - надеюсь, что это не займёт много времени.
Неоновый свет привычно бил по глазам, а уши электронной мелодией лизнула музыка. Лизнула и сразу въелась в мозг, заставляя к себе привыкнуть. Шумная толпа танцующих на площадке впереди, но им туда не надо. Эйдан поманил рыжую за собой, к стоящей чуть поодаль длиннющей барной стойке, которая была настолько длинная и широкая, что на ней умудрялись довольно лихо отплясывать две танцовщицы-азари с блестящими от пота телами.
Было странно ощущать, как сильно изменился бар Эйдана за несколько лет. Мог ли он представить, договариваясь впервые об аренде крохотного закутка, что дорастёт до огромных размеров зала, где поместится даже танцпол? А, вроде бы, ничего не изменилось: всё те же танцовщицы, лишь появились новые, всё та же выпивка, всё те же весёлые бармены. Неторопливо приблизившись к стойке, которая, в отличие от танцпола, пустовала, Найт похлопал по сиденью высокого стула, приглашая свою спутницу присесть, затем постучал по столешнице, громко позвав бармена:
- Лэрри! – девица выбежала на зов, как чёрт из табакерки. Длинноволосая, с разноцветными прядями в блондинистой шевелюре и яркими голубыми глазами, по-птичьи глядящими из-под длинной чёлки. Эту нагловатую девицу Эйдан лично подобрал буквально на помойке, заметив, как ловко она общается с народом, выпрашивая подачки в одном из тёмных переходов, и вот теперь, спустя несколько лет, эта вроде бы опустившаяся наркоманка даже смогла купить себе квартиру… У неё было много хороших черт, которые нужны бармену, и одной из них являлась болтливость в довольно умеренных количествах.
- Эйд, - девица радостно подпрыгнула и, перегнувшись через стойку, обняла Найта за плечи, оставляя на его скуле прохладу металлического колечка в её губе, - я-то уж думала, ты про нас забыл, дорогой начальник! Тут что-то странное творится, если ты ещё не в курсе…
- Да, Мэрдок уже обрисовал вкратце. Где они сейчас?
- В VIP-зону я их, само собой, не пустила, так что сидят за пятнадцатым, тебя ждут, - Лэрри возмущённо фыркнула, затем взглянула на своего начальника, словно ждала одобрения своим действиям. Эйдан кивнул, затем обернулся к своей спутнице, которая уже наверняка решила, что о ней позабыли,
- Слушай, я отлучусь ненадолго, оставляю тебя на попечение Лэрри, постарайся меня дождаться, хорошо? Можешь заказать всё, что угодно за счёт заведения, но помни, что детям можно только детское шампанское, - Найт прищурился, затем кивнул барменше, - пригляди за моей спутницей. Её зовут Юна.
- Будет сделано, шеф, - девица тряхнула длинной разноцветной чёлкой, подтверждая свои слова.
Найт, весело подмигнув рыжей девчонке, отлепился от стойки, и отправился обходными путями добираться до пятнадцатого столика. Убийца не знал, что задумал его конкурент, но поговорить с ним стоило, пока тот не придумал какую-то гадость против Эйдана и его бара.
***
- Правда же он классный? – Лэрри полным обожания взглядом провожала удаляющуюся спину шефа, не отвлекаясь на посетителей, поэтому не было понятно, обращается ли она к Юне, или просто озвучила вслух вопрос, ответ на который ей явно не требовался. Как только Эйдан разместился в одной из кабинок, и его не стало видно в полутьме, царящей у столиков, «разноцветная» барменша снова перевела взгляд на свою новую подопечную.
- Танцовщицам нашим так вообще повезло. Он запрещает им раздеваться дальше костюмов, и не разрешает клиентам и пальцем к ним прикасаться. Ты представляешь, и это на Омеге, где каждый хозяин подложит любую симпатичную шлюху хоть под крогана, лишь бы побольше навара было! – восхищённо провозгласила девица, затем зачем-то начала протирать и без того довольно чистые стаканы, в голосе её сквозило какое-то бесконечное обожание, - одну из наших попытался изнасиловать клиент, и тогда Эйд лично нашёл его и сломал руку, когда тот в следующий раз заявился к нам. Представляешь, сломал руку просто за то, что Лауру пальцем тронули. А затем пригрозил, что пристрелит этого алкаша, если он ещё раз заявится… эх, жаль я не танцовщица. Вот мордой не вышла, к сожалению.
Сдув чёлку со лба, голубоглазая прервалась и, словно вспомнив о чём-то, включила перед Юной голографическое меню.
- Кухня уже не работает, но выпивку и закуски я подаю всю ночь, так что заказывай. И, да, прости, напомни, как тебя зовут? Эйд каждый раз с новой приходит, ваши имена хрен запомнишь. Думаю, даже он не особенно парится над запоминанием.
Голосок у девицы приторно-сладкий, с нотой ехидства, словно ей доставляет удовольствие разговаривать с Юной свысока, как хорошая знакомая мужчины болтает с его девушкой-на-одну ночь. Если копнуть поглубже, то можно понять, почему барменша так себя ведёт, но женская особь с разноцветными волосами упорно это скрывает.
- Вы все к нему в постельку «брык», а потом и след простыл, а он ни разу и не вспомнит даже, - девица, неодобрительно фыркнув, вдруг как-то нехорошо улыбнулась, - скажи, как он тебя нашёл? Небось клюнула на очаровательную улыбку, как и предыдущие? И поверь, ты не сможешь ему сопротивляться, Найт всегда получает то, что хочет. Вот только сейчас он хочет тебя, а завтра другую свиристелку, так что просто смирись со своей незначительной ролью… - ехидная улыбка не покидала лица барменши, - Так тебе коктейльчик, или ринкола тяпнешь для храбрости?

Отредактировано Aiden Knight (6 октября, 2014г. 21:17)

+1

5

- Ты и без того обо мне уже слишком много знаешь.
- Не так уж и много, вообще-то, - заметила Юна, «отлипнув» от окна, и вновь посмотрела на усмехающегося Эйдана заинтересованным взглядом. Он упоминал о своей матери и о том, что она бросила его в совсем юном возрасте, но больше ничего, кроме имени и занятия, она о своём спутнике не знала.
Когда кудрявый упомянул то, что его отец оберегал мальчика от своей профессии, Моурен невесело усмехнулась, сравнивая это со своей жизнью. Рональд Моурен тоже никогда не хотел, чтобы его дочь становилась наёмницей, но до того дня, когда и она вступит в Светила, оставалось всё меньше и меньше времени. Если бы не восстановление после ранения, она бы уже сделала это, однако отец настоял на отсрочке. Забавно, казалось, что его куда больше волновало здоровье Юны, чем её саму.
Десять лет. У Эйдана этот возраст тоже стал возрастом перемен. То, что он увидел, наверное, было страшно. Тем более, для такого маленького мальчика. Психологическая травма и всё прочее, с этим связанное. Ещё и отец заставил его «готовиться». Что бы темноглазый не говорил, но выбор его отца – не его собственный выбор. Это навязанный маленькому испуганному ребёнку выбор, сделанный его собственным родителем вопреки всякому здравому смыслу. Как можно так поступить с ребёнком? Эйдан сам должен был решить, сам должен был захотеть стать убийцей. Не было у него никакого выбора!
- Я не выбирал судьбу, она сама нашла меня.
- И она тебе нравится? Тебя всё устраивает? – Юна очень хотела услышать ответ на свой вопрос, надеясь, что Кудрявый не проигнорирует эти слова.
Вскоре аэрокар оказался рядом с баром под названием «TNT», и девушка удивлённо распахнула глаза – она кое-что слышала об этом месте, но никогда ещё не была здесь. Весьма большое помещение, популярное среди местных жителей и некоторых коллег отца, этот бар был одним из многочисленных питейных заведений Омеги, рассыпанных по всей станции. Места такие Юна любила, пока не начинались приставания со стороны «бомонда», активно пользующегося одиночеством и молодостью рыжеволосой посетительницы. Правда, бары Моурен посещала довольно редко и чаще всего с кем-нибудь из хороших знакомых. Или, по-крайней мере, имея с собой пистолет – для большего спокойствия.
Сумку оставила в машине, надеясь, что слишком долго поход Эйдана «по делам» не продлится. Галантность спутника понравилась девушке, так что она не стала язвить и довольно добродушно ответила:
- Хорошо, постараюсь не потеряться.
Около входа стоял батарианец, что не очень понравилось Юне – четырёхглазых она не слишком любила, а их, как назло, на Омеге было довольно много. Ксенос, по всей видимости являющийся охранником заведения, очень уж нехорошо глядел на рыжую, что ей не понравилось ещё больше, однако взгляд свой вскоре отвёл, ответив Эйдану, которого явно хорошо знал.
- Надеюсь, что это не займёт много времени, - наконец сказал своей спутнице кудрявый, и они вошли внутрь.
Бар оказался весьма уютным, если таковым можно назвать хоть одно злачное место на Омеге. Во всяком случае, какого-либо противного чувства пока что не наблюдалось, так что Юна просто следовала за убийцей, мельком глядя по сторонам и под ноги. Современная музыка, толпа народа, танцовщицы, барная стойка – типичная обстановка, ничем не отличающаяся от похожих мест. Судя по всему, Эйд прекрасно знал это заведение, целеустремлённо двигаясь куда-то вперёд. Они остановились у барной стойки, где рыжая воспользовалась молчаливым приглашением присесть на стул, тогда как темноволосый позвал какую-то Лэрри.
Девушка, появившаяся на зов кудрявого убийцы, оказалась весьма симпатичной, хоть и несколько своеобразной. Они перекинулись несколькими словами, из которых Юна поняла, что Эйдан являлся никем иным, как начальником сего заведения.  «Неплохо, весьма неплохо. Правда, странное сочетание – убийца и владелец бара. Прикрытие, что ли?»
- Слушай, я отлучусь ненадолго, оставляю тебя на попечение Лэрри, постарайся меня дождаться, хорошо? Можешь заказать всё, что угодно за счёт заведения, но помни, что детям можно только детское шампанское, - кудрявый обратился к своей спутнице, на что Юна фыркнула и отозвалась:
- Вот сам его и пей, крутой босс.
Впрочем, это не помешало ей улыбнуться ему в ответ и проводить уходящего Эйдана долгим взглядом, норовящим опуститься чуть ниже спины мужчины. «А со спины он тоже ничего так...» Не совсем невинные мысли были прерваны словами Лэрри, на которые Юна ничего не сказала. Зато рассказ произнёс на неё хорошее впечатление. Как бы новый знакомый не пытался притвориться хладнокровным убийцей, в нём есть и хорошее. Забота о своих подчинённых это наглядно показывала, ведь не каждый владелец бара будет угрожать посетителям расправой за приставания к танцовщицам. Услышав об угрозе в сторону алкаша, Моурен усмехнулась – да, это явно было в духе кудрявого.
А вот то, что барменша произнесла потом, заставило Юну покраснеть от негодования. Те, с кем он приходил сюда раньше, не интересовали девушку ни капли. В конце концов, это его дело – он мог встречаться с кем угодно. Но сомнения закрались в её душу и сердце, ещё не полностью доверяющие кудрявому. «Он... он ведь и со мной так может поступить. Соблазнить ради одной ночи, а потом бросить. Хотя, он ведь мне ничего и не обещал. Не предлагал ничего большего, чем простая прогулка. Но ведь он просил помощи... Нет, он не посмеет так поступить со мной. А если и попробует, то посмотрим кто кого,» - самоуверенно подумала рыжая, с не очень хорошо скрытой неприязнью глянув на Лэрри. Почему она так делает? Почему говорит эти гадости? Ещё и с такой злобой, как будто её радует то, что с теми девушками так произошло. Хотя... тут дело могло быть и в другом. «Да он же тебе нравится, двуличная ты поганка! Небось сохнешь по нему, а подойти боишься. Ну и дура! Ещё и ведёшь себя, как самая настоящая сучка!»
Выслушав излияния барменши до конца, насмешливо глянула на светловолосую и произнесла:
- Мне вот интересно – это ты просто завидуешь, что ещё не попала в его постель или таким интересным способом мне пытаешься помочь? Если первое, то мне тебя жаль. Если второе, то помощь мне не нужна. Я и сама в состоянии за себя постоять. Но знаешь, - Юна привстала со стула, приблизившись к лицу Лэрри, - я так подозреваю, что если бы ты ему нравилась не как сотрудник, а как девушка, он бы уже давно с тобой переспал. Так что продолжай мечтать о том, как трахнешься со своим собственным боссом, и бояться, что потом он тебя бросит, как и многих других до тебя. Или думаешь, что ты чем-то особеннее? Ещё большой вопрос у кого из нас роль может быть незначительнее, - девушка откинулась обратно на спинку стула, враждебно смотря на барменшу, - И запомни, меня зовут Юна Моурен.
Вскочив с кресла, уже чуть спокойнее бросила:
- Не надо мне ничего от него. Я только хочу, чтобы он снова стал человеком, а не оставался машиной, которой был всё это время, - осмотревшись вокруг, девушка поискала глазами уборную и, увидев понятный всем расам знак ”WC”, отправилась к одному из коридоров, ведущему вглубь помещения. Не то, чтобы ей особо захотелось в туалет, но проветрить мысли после всего услышанного и произнесённого не мешало. Не хотелось и продолжать разговор с барменшей, а зная себя, рыжая могла ещё много чего наговорить в адрес неприятной светловолосой особы. Пробираясь сквозь толпу танцующих, Юна пару раз задела кого-то, да и сама чуть не упала после неловкого движения какого-то турианца, но всё же дошла до начала коридора. Впереди, в конце этой плохо освещённой части помещения, ярко-зелёным светом горел заветный значок. Моурен двинулась к нему, не заметив следующего за ней человека. Она уже почти дошла до двери, когда почувствовала, что её схватили за левую руку и толкнули спиной к стене.
- Кто это тут гуляет в одиночку? Что за птичка? – неизвестный мужчина дышал на неё противным запахом алкоголя и дешёвых сигарет, отчего девушка скривилась и попыталась отвернуться. Человеку это совсем не понравилось и, хорошенько тряхнув «птичку», он прорычал:
- Что, привередливая? Ну ничего, тебе это не помешает!
- Ещё посмотрим, - прошипела она, делая свой коронный удар ногой по промежности мужика, а затем нижней частью ладони правой руки долбанув по носу снизу вверх – простейший удар, которому её давным-давно научил отец. Урод сразу же отпустил Юну, схватившись за сломанный нос, из которого хлынула кровь, и что-то прокричал, но Моурен поспешила уйти подальше от него, на всякий случай возвращаясь обратно к барной стойке. «Хоть бы один долбаный раз удалось спокойно сходить куда-нибудь!»
Подойдя обратно к барной стойке, опасливо покосилась в сторону туалетного коридора, надеясь, что мужик отстанет. Впрочем, надежде сбыться было не суждено – обиженный и злой, человек уже успел приметить местонахождение жертвы, превратившейся в обидчицу, и нетвёрдой, но почти решительной походкой двигался в её сторону, явно намереваясь расквитаться с наглой девчонкой.

+1

6

Эйдан докуривал третью раковую палочку, молча слушая, как темноглазый турианец, сидящий напротив и являющийся по совместительству владельцем конкурирующего заведения, разглагольствует. Нервов Найту вполне хватало, чтобы слушать чужие раздражающие слова без проявления агрессии, но с каждой секундой становилось всё сложнее держать себя в руках. Вообще-то, курить в зале было запрещено самим хозяином заведения в целях противопожарной безопасности, но зачем же быть владельцем, если тебе самому нельзя нарушать собственные правила? Дым от сигареты поднимался вверх клубами, уходя под высокий потолок сизым облаком.
- … твои люди пытаются переманить моих клиентов, но ты разве не понимаешь, что несёшь убытки из-за нас? – продолжал свою гневную речь турианец, затем щёлкнул мандибулами, словно пытаясь запугать Эйдана, но на убийцу давно уже не действовали подобные трюки. Он и без этого много чего повидал, и брызжущий слюной конкурент был явно не тем зрелищем, которое заставит Найта вспотеть от страха.
- Что-то я не заметил никаких убытков, - убийца почесал переносицу, затем щёлкнул пальцами, подзывая официантку, - Диса, мне как обычно, а гостю ещё ринкола.
- Рано или поздно, ваша лавочка всё равно прикроется, - турианец как-то по-звериному оскалился, а Эйдан ухмыльнулся в ответ. Этой птичке явно что-то нужно было, но зачем он начал с запугиваний? Мол бы сразу сказать.
- Ваш заказ, - пропела над ухом официантка, выставляя на стол стакан с виски и подливая ринкол в посуду гостя. Охранник, сопровождавший конкурента, как-то странно дёрнулся, словно видя угрозу в симпатичной афроамериканке, одевшей форму обслуживающего персонала сего заведения, затем, словно передумав её бить, расслабился.
Эйдан кивнул и, повозив стакан вместе с подставкой по столешнице, вскинул голову, снова пытаясь понять, чего хочет этот щербатый.
- Так, слушай, мне некогда вникать в твои рассказы о том, как в моём баре всё плохо, - Найт поморщился, отпивая из своего стакана, - давай уже к делу.
- Я предлагаю тебе продать свой бар мне, - тут же без зазрения совести предложил турианец. Предложил и замолчал, ожидая ответной реакции от своего собеседника. Эйдан несколько секунд размышлял, а не шутит ли этот утырок, затем, залпом осушив стакан, с грохотом поставил его на стол. Несколько посетителей, сидящих за соседними столиками, недовольно обернулись на шум, разглядывая, что творится в кабинке, но Найту было наплевать на это недовольство… продать бар? Они серьёзно? Этот придурок решил запугать убийцу мизерными доходами и конкуренцией? Эйдан тяжело выдохнул, затем отвесил турианцу полный презрения и гнева взгляд:
- Пошёл вон отсюда, - крупные хищники никогда не тявкают, словно мелкие собачонки, когда их жертвам грозит реальная угроза, они просто делают это без шума и пыли. Видимо, во взгляде Найта сейчас мелькнуло что-то угрожающе-нехорошее, потому что турианец немедленно решил, что пора собираться.
- Ты разоришься рано или поздно, а потом те деньги, что предлагаю тебе я, будут тебе только сниться, - скрипел он, поднимаясь с места.
- Если ты не свалишь через три секунды, тебя выпинут под костлявый зад мои секьюрити, - невероятно спокойным, но ледяным тоном произнёс убийца, затем отодвинул от себя пустой стакан, - считаю до трёх. «Четыре» уже было.
- Ты пожалеешь, - кинул на прощанье турианец и удалился прочь со своей свитой из двух телохранителей. Найт надеялся, что этому ушлёпку хватит ума не заходить больше в этот бар. По крайней мере, следующий поход сюда обернётся эйдановскому конкуренту потерей частицы репутации. Возможно даже очень большой её части…
- Дис, ещё одну, - Найт увидел лишь, как метнулась к нему тёмная тень, а через пару мгновений снова сделал несколько глотков, и алкоголь тут же обжёг язык, приятно согревая внутренности. Ему всегда казалось, что его бар – это что-то священное. Конечно, не дом, в который можно приходить каждый день и ходить в одних трусах из зала в зал, но явно что-то вроде алтаря, рядом с которым ощущаешь приятную энергетическую подпитку. И вот теперь этот турианец сделает всё возможное, чтобы эту идиллию разрушить… А ведь Эйдан всегда хотел как лучше, пытался сплотить коллектив, сделав из него большую и жизнерадостную семью, которая своей энергетикой наполняет бар. А что в итоге? Заявляется какой-то урод и, брызжа слюной, орёт: «Я вас растопчу!» Это было неприятно и… неправильно.
- Хах, ну мы посмотрим, кто кого ещё, - тихо фыркнул в стакан убийца, затем огляделся, желая разглядеть, чем занимается его рыжая спутница рядом с барной стойкой. Было как-то неприлично оставлять её так надолго одну, тем более, дела он, с грехом пополам, всё-таки разрешил.
Увиденное его не обрадовало. Это, конечно, было в духе большинства баров Омеги (да и не только Омеги, честно говоря), но Найту это очень не понравилось. Можно было ожидать, что симпатичное личико Юны и её стройная фигурка вызовут интерес у противоположного пола, но ведь для этого-то Эйдан оставил её рядом с барменшей, которая была не просто остра на язык и способна отшить любого, но и держала под барной стойкой оружие так, «про запас». Сейчас же вся ситуация напоминала плохой анекдот или дурацкую байку: к девушке за стойкой приставали самым наглым образом, а никто даже вступиться не желал. Да и за стойкой сидело не так уж и много народу, чтобы было кому это сделать… руки незнакомца скользнули по талии рыжей девчонки, прижимая её к себе с явным намёком на то, что только этим всё не обойдётся. И, хотя Юна сопротивлялась, явно нетрезвый посетитель был куда крупнее её, поэтому на её сопротивления он мог бы спокойно заломать девчонке руки, но пока этого не делал, просто говорил что-то, прижимая девчонку всё сильнее.
Найту хватило нескольких секунд, чтобы преодолеть расстояние в пару десятков метров. Вообще-то, он убеждал себя, что вступился бы за любую девушку, которая попала бы в подобную ситуацию при нём, но сейчас в груди клокотало что-то другое. Эйдан не успел определиться, что именно за чувство это было, потому что его руки уже вцепились в чужую куртку, и убийца резким движением оторвал ничего не подозревавшего человека от Юны.
- Это моя девушка, - почему-то очень грозно выдохнул ирландец, сам не понимая, зачем это сказал. Впрочем, размышлять снова не было времени, ибо противнику хватило лишь нескольких секунд, чтобы оклематься и оценить ситуацию. Найт крепко держал мужика за плечо, оттащив его при этом на почтительное расстояние.
- Свали отсюда, - угрожающе предупредил Эйдан и, отпуская плечо врага, довольно спокойно кивнул в сторону выхода, - уходи, и больше никогда тут не появляйся, если не хочешь неприятностей.
Сказав это, Найт отвернулся и шагнул в сторону бара, чтобы спокойно поговорить с Юной, но тут послышался визгливй крик барменши:
- Эйдан, берегись, сзади!
Время замедлилось, растягиваясь, словно жвачка, прилипшая к подошве – адреналиновый имплант давал молниеносную скорость реакции. Нападающий только ещё заносил руку с бутылкой над головой Найта, а тот уже успел схватить его за заспястье и до хруста вывернуть так, что человек заорал благим матом. Время вернулось в своё привычное течение, когда убийца отпустил чужую руку, затем подпинул орущего мужика к выходу.
- Ты полный псих!
- Я же сказал: топай быстрее, если не хочешь неприятностей, - Эйдан прищурился, затем, отвернувшись от своего «подопечного» кивнул Юне, - ты как, всё хорошо?
Получив довольно вразумительный ответ, охотник за головами двинулся к рыжей, вмиг потеряв всякий интерес к человеку, который тут же бросился к выходу.
- Подобные экземпляры по всей Омеге бродят, - Найт присел на барный стул рядом с Юной и кивнул, переводя тему разговора с неприятной о том, почему он назвал почти незнакомую рыжую своей девушкой, - подружились с Лэрри?
Найт перевёл взгляд на барменшу, натирающую совсем рядом стаканы. Елала это девица с таким упорством, будто хотела в стекле дырки проковырять.
- Эй, Лэрри, чего такая смурная? Кто-то обидел?
«Разноцветная» барменша бросила на хозяина бара непонятный взгляд, затем продолжила свою работу, словно не услышала вопроса. Судя по тому, что Лэрис даже не вступилась за Юну, они что-то явно не поделили. Впрочем, люди со схожестями в характере, иногда бывает, терпеть друг друга не могут.
- Детское шампанское нам сегодня не завезли, поэтому придётся отмечать эту маленькую победу по-взрослому, уж не обессудь, - Найт кинул на рыжую очередной взгляд, который выражал что-то вроде: «А тебе слабо?» Он знал, что она не откажется выпить, даже если совсем не пьёт, чтобы показаться взрослее и опытнее в его глазах, поэтому и брал Юну на банальное «слабо», предлагая выпить вместе с ним.
- Тебе нужно будет немного смелости для дальнейшего путешествия, - Эйдан махнул рукой, - ну-ка, волшебница страны Оз, налей нам эликсира храбрости в двух экземплярах…
На столешнице с подачи Лэрри оказались две небольших ёмкости, наполненные прозрачной зеленоватой жидкостью, небольшие пакетики с обычной пищевой солью и две кислющие азарийские ягоды под названием «вэдху», от одного вида которых во рту от повышенной кислотности в усиленном режиме вырабатывалась слюна.
- Ты когда-то пробовала кетил? Ты многое в своей жизни упустила, скажу я тебе... Это не слишком популярный напиток, по крайней мере, среди людей. Наверное, потому что не многие знают, как надо его правильно пить, - Эйдан хитро прищурился, открывая свой пакетик с солью, - папочкина дочка ведь не откажется от такого опыта? Будет, что подружкам рассказать.
Подтрунивая, Найт всё-таки следил за языком, чтобы, подшучивая над рыжей, не задеть её чем-то серьёзным, ибо иногда чувство такта у убийцы хромало на обе ноги.
- Так, смотри: соль сыпется между большим и указательным пальцами. Держи руку ровнее, чтобы всё это не вывалилось на стойку, - Эйдан разложил содержимое пакетика на собственной ладони, поставленной ребром, затем продолжил свою недлинную лекцию, - вообще-то, соль обычно слизывают с плеча девушки, но у нас с тобой сегодня лайт-версия данного мероприятия. И это всё - не просто попытка «ужраться», приём алкоголя – всегда искусство.
«Поэтому я иногда глотаю старину «Джека Дэниелса» прямо из бутылки, не заботясь даже о стакане», - мысленно сам себе запротиворечил Найт, но вслух ничего такого не произнёс.
- Схема простая: слизываешь соль, затем залпом опрокидываешь в себя рюмку и заедаешь этой штукой, похожей на оранжевую земную клубнику. Не перепутаешь? – Найт усмехнулся, затем поднял свой небольшой стаканчик точно того же объёма, что и у Юны, - давай вместе, на счёт три: раз… два… три!

Отредактировано Aiden Knight (13 октября, 2014г. 22:46)

+1

7

офф

упрт http://s4.uploads.ru/USEM8.png

Юна быстро отвернулась к барной стойке, надеясь, что мужик просто пройдёт мимо и не заметит – в общем-то, больше ни на что ей надеяться не приходилось. Оружия с собой не было, Лэрри хоть уже и поняла что происходит, помогать явно не собиралась, а Эйдан вообще был неизвестно где. Значит, надеяться можно было только на себя.
- Зря ты это сделала, птичка, - над ухом раздался голос навязчивого мужика, а в следующий момент его руки крепко схватили Юну за талию, прижимая к себе.
- Отпусти меня по-хорошему, - рыжая попробовала вырваться из хватки, но безуспешно – пьянчуга был сильнее, намного сильнее её. Тем более, что алкоголь явно уничтожил остатки совести и мозгов (в наличии которых Моурен и без этого сомневалась), да и обида играла не последнюю роль.
- Нет, теперь так просто не уйдёшь! – он прижал девушку ещё ближе, отчего Юна содрогнулась – не то от страха, не от от отвращения. От мужика несло перегаром и потом, он с придыханием сопел ей прямо в ухо, видимо, пытаясь имитировать какие-то особо возбуждающие звуки из фауны, что ну никак не могло рыжеволосую возбудить, как бы придурок не старался.
Всё изменилось в одночасье, как это обычно и бывает: Моурен неожиданно оказалась свободна, а позади прозвучал устрашающий знакомый голос.
- Это моя девушка.
Обернувшись, Юна увидела Эйдана, крепко держащего наглого пьянчугу за плечо. Сначала девушка радостно улыбнулась, потом заволновалась, а затем возмутилась – какого чёрта он назвал её своей девушкой? Что ещё за хрень такая? С каких это пор?
Угрожающая речь убийцы отвлекла рыжую от праведного негодования (хотя на миг она и пожалела о том, что слова Найта были неправдой), а дальнейшее и вовсе заставило с открытым ртом и широкого распахнутыми глазами глядеть на кудрявого. Едва отпустив свою «жертву», он чуть не получил бутылкой по голове, но со скоростью, достойной своего рода деятельности, оказался за спиной противника, мигом скрутив его. Юна даже не успела понять что произошло, как всё закончилось. Это очень и очень впечатляло. После такого мужик явно должен был пожалеть о том, что вообще пришёл в “TNT”, но тут уже были его собственные проблемы.
Отправив противника восвояси, Эйдан, как ни в чём не бывало, подошёл к своей рыжеволосой спутнице и поинтересовался:
- Ты как, всё хорошо?
- Вау, - только и смогла произнести Юна, изумлённо глядя на своего спасителя, - Это было просто потрясно. Спасибо, что помог.
- Подобные экземпляры по всей Омеге бродят.
- Мне как-то раньше везло – не попадались. Хорошо, что тут ещё не перевелись и рыцари, правда? – усмехнулась Моурен, всё ещё под впечатлением от увиденного, - А почему ты меня наз...
- Подружились с Лэрри? – он фактически перебил рыжулю – та с хитрым прищуром глянула на кудрявого, ничего, впрочем, не молвив. Она ему это ещё припомнит. Зато вопрос про барменшу заставил Юну сделать почти идеальный покерфэйс и коротко сказать:
- А-ага, - кинув многозначительный взгляд тайной воздыхательнице своего босса. Та только фыркнула в ответ, ничего не ответив Эйдану.
Очередная подколка со стороны кудрявого показалась уже не такой обидной, однако это не помешало Юне хмыкнуть.
- Какая недальновидность! В следующий раз с тебя две бутылки лучшего детского шампанского, которое только сможешь найти. Иначе я больше никуда с тобой не пойду, - она подмигнула убийце и усмехнулась. Не хватало ещё устраивать пижамные вечеринки и вместе смотреть Бласто. Вот это действительно детство в одном месте...
«Эликсиром храбрости» оказался отнюдь не самый банальный кетил, родственник земной текилы (даже названием немного похожий). Ни первый, ни вторую Юна, впрочем, за свою жизнь ещё ни разу не пробовала, предпочитая более лёгкий градус, например, всяческие вина и коктейли. Однако так просто сдаваться девушка не собиралась и нетерпеливо огрызнулась в ответ на новые подколки:
- Рассказывай давай, остряк кудрявый.
Инструкция по употреблению кетила оказалась весьма подробной, так что Юна просто молча повторила действия Эйдана.
- Не перепутаешь?
- Постараюсь, - хмыкнула Моурен, прищурив зелёные глаза, и на «три» в точности на практике воспроизвела всё, что Найт сказал до этого.
Неопытный организм отреагировал на такое издевательство весьма бурно – Юна закашлялась, стоило только выпить алкоголь, а когда в рот попала ещё и кислющая ягодка, вовсе подумала, что откинется прямо у барной стойки. Кашель прекратился только тогда, когда из глаз пошли слёзы, и то, непонятно было – это кашель или такой странный смех. Да, Моурен смеялась, как ненормальная, сама не понимая почему. Ей было жутко стыдно, с одной стороны, но с другой – совершенно всё равно. Да, она только что опозорилась, ну и что? Как будто бы у других всё с первого раза получается! А смешно... Да потому, что идиотка, вот поэтому и смеётся! Прорвало, так сказать.
- Господи, чувствую себя, как полная идиотка. По-моему, ты прав – мне нужно пить только детское шампанское, и то, в ограниченных количествах. Это ж надо так упороться, - жутко покраснев, Юна прикрыла лицо обеими руками, чувствуя, как ей всё ещё хочется смеяться. «Успокойся, всё, хватит, придурочная! Возьми себя в руки!»
- Слушай, пошли отсюда. Иначе я тебе всех клиентов распугаю.
«Стыдно-то как!»

Отредактировано Yuna Mawren (17 октября, 2014г. 22:54)

+1

8

Кетил бы довольно крепким напитком, сразу же ударяющим в голову, но более всего Эйдану он нравился не за это, а за всю культуру его принятия в целом. Конечно же, некоторые другие напитки нужно было выпивать, соблюдая более полный ритуал, в котором, разве что, танцев с бубнами рядом с бокалом не хватает для полного увеселения, и кетил, в некотором роде, от них недалеко ушёл, но был вполне себе приятной штукой. Убийца чуть поморщился, ощущая, как обжигающий алкоголь тёплой волной растекается по телу, приятно согревая душу. Вэдху, эта кислая ягода, сейчас была как нельзя кстати, своей кислотой забивая горечь напитка…
Стряхнув остатки соли с пальцев, натягивая на руку вязанную перчатку, Найт поднял голову, желая понаблюдать за реакцией своей спутницы, но, глянув на неё, не смог сдержать весёлой усмешки. Рыжая девчонка, судя по её немного ошалелым глазам, если и пробовала алкоголь до этого момента, то максимум это было что-то вроде слабенького пива для «побаловаться». Здесь же было градусов тридцать, и, думается, выпивка обожгла гордой спутнице горло. Да, была, наверняка, неприлично смеяться над тем, что, по стуи, сотворил сам, но Найт, не имея больше сил сдерживаться, расхохотался в голос. Юна смеялась тоже, кажется, здесь была какая-то массовая заразительная смешинка, посетившая этих двоих, их смех звучал громко рядом со стойкой,повисая над потолком. Они сидели рядом на высоких стульях и заливались, словно два нашкодивших ребёнка, у которых «шалость удалась».
- Может, дать тебе водички запить? – предложил Найт, набрав в лёгкие побольше воздуха, чтобы прекратить, наконец, эту массовую истерию. Рыжая всё ещё улыбалась, и Эйдан чувствовал, как его губы сами собой расплываются в улыбке при взгляде на девушку. Сама ситуация не была такой уж и смешной или из ряда вон выходящей, нет… сама Юна была смешной. Вся она: растрёпанные рыжие волосы, поведение, защитная реакция на найтовские выпады. Она была сильной и весёлой, эта девушка умела не только постоять за себя, но и, что немаловажно, посмеяться над собой. Найта всегда привлекали эти черты в характерах знакомых, и ему была приятно встретить такого человека.
- Господи, чувствую себя, как полная идиотка. По-моему, ты прав – мне нужно пить только детское шампанское, и то, в ограниченных количествах. Это ж надо так упороться...
Эйдан чувствовал чужое смущение, но реагировал на него не как другие обычные люди. Его реакция была, словно у зверя на добычу, проявившую слабость. Смущение – это одна из человеческих слабостей, как учил отец, а разум охотника, ощущая её, реагировал так же, как и всегда – желал этим воспользоваться. От выпитого алкоголя в приличных количествах Эйдан чувствовал лёгкость во всём теле, голова немного кружилась. Тяжело вздохнув сквозь зубы, мужчина перевернул свой стакан, поставив его на столешницу кверху донышком. Он был не просто охотником за головами, Найт был охотником во всём: в жизни, в поведении, психологии и отношениях. Он привык ощущать себя хищником, когда как приглянувшаяся девушка – всегда его «жертва». И, сколько бы она ни убегала, финал очевиден. Не столь жестокий, конечно, как в животном мире, но влекущий за собой потерю интереса. Юна же цепляла Эйдана хотя бы тем, что не была «жертвой» в его понимании этого слова. Она тоже была хищником, правда, более мелким, но щерящися мелкими зубками на более взрослого и опытного зверя всей своей гордостью. Это было интересно…. Она не боялась, не убегала, не страшилась его, не пыталась заигрывать, но и не сторонилась, и всё это не просто нравилось, это сводило с ума. Как огромное количество алкоголя, как наркотики… От девушки пахло цветочными духами, тонкий аромат, окутывающий её напоминал о чём-то знакомом, но Найт сейчас не мог точно ответить, какие именно воспоминания и ассоциации у него вызывал запах чужих духов.
- Слушай, пошли отсюда. Иначе я тебе всех клиентов распугаю, - предложила рыжая, и Найт кивнул, не сводя с неё внимательного взгляда. В глазах мужчины больше не было смеха, он снова изучал девушку, как маленькую рыбку в аквариуме, потому что не мог избавиться от этой своей привычки.
- У тебя отлично вышло, для первого-то раза, - с усмешкой заявил Эйдан, чувствуя, что рыжую девушку нужно ободрить. Странно было одобрять принятие алкоголя молодой девицей, но других слов на эту ситуацию у Найта не нашлось.
Выбраться из бара охотнику за головами и правда стоило, но не потому что он боялся спугнуть народ, в своём же баре, нет, просто хотелось немного проветрить голову. В баре становилось душновато, и это не мог изменить даже исправно работающий кондиционер.
- Знаешь, в чём прелесть того, что держишь собственный бар? – Найт доверительно улыбнулся, затем снова нахмурился, делая серьёзное лицо, будто хочет рассказать какую-то тайну, - я могу смеяться когда захочу и так громко, как сам того пожелаю. Ну а ещё бесплатная выпивка для друзей… и возможность подебоширить, когда этого очень хочется.
Мужчина подмигнул Юне, затем, встав с места, подал девушке руку, помогая ей спуститься с высокого сиденья.
- Хочу пригласить тебя на поиски приключений, - серьёзно объявил Найт, затем уверенным шагом направился к выходу из бара. Если его разморит в духоте после алкоголя, всё будет куда хуже, - здесь не так уж и далеко до нашего Изумрудного дворца, можно добраться пешком.
В такой состоянии Эйдан, конечно, мог бы сесть за руль, ведь он так делал уже не один раз, но вряд ли его спутница одобрит подобные действия, а запихивать девушку в аэрокар насильно как-то не было особого желания, настрой был вполне миролюбивый.
На нижних уровнях Омеги почти всегда,  в независимости от времени года и часа суток, было довольно прохладно. Благополучно оставивший Найт, в принципе, привыкший к местному климату, не особенно переживал, а вот довольно легко одетой девушке, скорее всего, от местных сквозняков, гоняющих под ногами мусор, не по себе. Выругавшись про себя, что не продумал захватить куртку, Эйдан попытался согреть Юну разговорами, которые должны были хоть как-то скрасить их поход по вонючим закоулкам омегских «пейзажей».
- Представляешь, что бы было, додумайся кто-то разгрести эту помойку? Ну, знаешь, отмыть станцию, облагородить как Цитадель… - Найт прищурился, бросив взгляд на Юну, - ты когда-то была на Цитадели? Ну.. представь просто, на Омеге всё чистенько-блистенько, кактусы в кадушках по углам пылятся, а ворка в костюмах рабочих-уборщиков следят за порядком. А что? Каждому ворка по швабре, и Омега бы перестала быть гниющей дырой на теле Галактики, - чувствуя бредовость произнесённого, Найт моргнул, затем потёр переносицу большим и указательным пальцами, чтобы чуть прийти в себя.
Ничего красивого или знаменательно на этой станции убийца, хоть и жил здесь несколько лет, совсем не разглядел, поэтому обсуждать природу и погоду было как-то не в тему, поэтому речь снова зашла о Юне.
- У тебя есть какие-то увлечения? – Найт обернулся, топая несколько шагов спиной вперёд, чтобы глядеть на рыжую девушку, затем снова пошёл рядом с ней как нормальный человек, заинтересованно расспрашивая,, - ну, конечно же, кроме того, что ты умеешь скидывать с себя верёвки в критических ситуациях? Складываешь оригами? Катаешься на велосипеде? Может быть, плаваешь брассом? Ругаешься басом? Давай, расскажи хоть что-то, это будет интересно...

Отредактировано Aiden Knight (20 октября, 2014г. 22:52)

+1

9

Вдохновение

Алкоголь ударил в голову, да так, что странные взгляды Эйдана вызвали у Юны не менее странные ассоциации. Она почему-то почувствовала себя этакой дичью, за которой на охоту вышел крупный хищник. Такие вещи девушка очень не любила, ненавидела подобные взгляды и могла угадать мысли, в этот момент проносящиеся в голове «хищника»...
Но сейчас думать об этом не хотелось. В конце концов, она всю свою жизнь вела себя так, как этого от неё хотели другие. Почему она не может рискнуть и ещё раз предоставить свою жизнь в руки того, кто однажды не захотел её отнимать? Возможно, она преувеличивала и её существованию не грозила никакая опасность, но почему бы и не добавить немного пафоса в свою скучную жизнь? Да и чего уж скрывать, Эйдан ей нравился. А значит, ему она могла позволить немного больше, чем какому-нибудь приставучему незнакомцу, решившему угостить одинокую девушку выпивкой.
- Хм, спасибо, наверное, - усмехнулась самой себе Юна в ответ на ободряющий жест парня. Это, конечно, было мило и всё такое, но девушка всё ещё была смущена, а ей самой такое состояние не очень нравилось. Так что слова Эйдана про бар очень кстати отвлекли её от глупых мыслей.
- Я бы тоже хотела свой бар иметь, - задумчиво произнесла Моурен, оглядывая помещение, - Много музыки, танцы, хорошая команда, - быстрый взгляд в сторону Лэрри, - и отличная выпивка. А ещё, хорошее место, где спрятаться, побыть одной, чтобы никто не нашёл.
Ей и правда раньше приходили такие мысли в голову. Детская мечта – открыть своё «дело», это полумифическое слово-образ, под которым могло подразумеваться что угодно. Только бар хотелось купить если не в другом месте (не на Омеге), то хотя бы в более благополучном районе станции. И ведь даже начинала копить на покупку, строила планы, всё было серьёзно, а потом... Юна поникла, вновь вспоминая события годичной давности. «Нет, сейчас не время. Потом. Всё потом. Вообще забудь. Хватит.»
- Хочу пригласить тебя на поиски приключений, здесь не так уж и далеко до нашего Изумрудного дворца, можно добраться пешком.
- Ну хорошо, пойдём! – рыжеволосая приняла помощь кудрявого, спустившись с барного кресла, и, окинув прощальным взглядом бар, вышла следом за Эйданом наружу, - Приключения я люблю, хотя они чаще сами меня находят.
Выйдя на улицу, Юна позабыла обо всём – и о сумке, оставшейся в аэрокаре Найта, и об отце, наверняка уже вернувшемся домой, и о волнении, которое только что испытывала. Омега, царство насилия и смерти, в такое время и в такой компании казалась девушке прекраснейшим местом во всей долбаной Галактике. Да, своеобразие станции-астероида многих отталкивает, не говоря уже о повсеместной преступности и не слишком, мягко говоря, высоком уровне гигиены жителей. И всё же, здесь было нечто притягательное, какое-то пьянящее чувство свободы, даже вседозволенности (хоть и имевшей свои рамки). Это накладывало отпечаток на каждого, кто жил здесь.
Видимо, несколько схожие мысли одолевали и Эйдана, затеявшего разговор об образе чистой и опрятной Омеги. Представить подобное было крайне сложно, как и ворка в костюмах уборщиков, но Юна поддержала светлую мечту смехом. Да, такое ей в голову уж точно никогда бы не пришло.
- И все в белых передничках, а в ресторанах ворча обращаются к посетителям только на Вы и «мадам, месье», - заразительно засмеялась она, а потом неожиданно успокоилась, - А вообще, сомневаюсь, что кому-нибудь когда-нибудь такое захочется сделать. Это ж сколько денег надо потратить, да и бесполезно – опять наползёт всякая мразь, вроде того мужика приставучего, и всё испоганят. Хотя... здесь есть красивые места. Может быть, когда-нибудь, я тебе такое покажу.
«Только когда мы хорошо узнаем друг друга,» - добавила про себя Моурен. Они шли неспеша, прогуливаясь по нижним уровням. Прохладный ветер, вырабатываемый огромными вентиляторами по  всей Омеге, создавал дополнительную прохладу, впридачу к и без того не самой высокой температуре. В какой-то момент Юна вздрогнула, снова почувствовав себя несколько глупо – не предусмотрела, хотя могла изначально одеться теплее.
- У тебя есть какие-то увлечения? – неожиданно спросил Эйдан, а потом перечислил целый список того, что, наверное, и сам умел, судя по заинтересованности.
- Нуууу, - протянула рыжая, понимая, что её «хобби» убийца явно не воспримет всерьёз, - во-первых, я иногда плету из верёвочек всякие фенечки, а во-вторых, учусь стрелять из снайперской винтовки. Иногда пою. Чаще всего, в дУше. Ещё обожаю людей заговаривать, - снова ухмыльнулась она, - но тебе это уже известно. А ты что умеешь?

Отредактировано Yuna Mawren (21 октября, 2014г. 00:43)

+1

10

- Во-первых, я иногда плету из верёвочек всякие фенечки, а во-вторых, учусь стрелять из снайперской винтовки. Иногда пою. Чаще всего, в дУше. Ещё обожаю людей заговаривать, - перечисляла девушка, включая  всё озвученное как само собой разумеющееся. Найт глянул на неё с удивлением и недоверием – не шутит ли она? Да нет, лицо вдохновлённое, но без смеха и хитрости – не шутит, значит. Забавно было осознавать, что девушка с рыжими волосами и хрупкой фигуркой, по весу, скорее всего, не больше среднего размера варрена, в своём юном возрасте уже учится стрелять из такого оружия, как снайперка. Она её хоть поднимет своими тоненькими ручками? Эйдан хмыкнул, представив Юну в обнимку со «Вдовой», которая весит, небось, чуть меньше самой очаровательной рыжей девушки. Зато теперь, кажется, начинает немного проясняться ситуация со шрамом от огнестрела у неё на плече. Несмотря на своё детство, проведённое на военных кораблях, ты всё-таки решила податься в солдаты, маленькая рыжая девочка? Ох, не та это профессия, которая тебе нужна…
- Неужели прямо-таки из снайперской? – Найт недоверчиво прищурился, но, поймав на себе совершенно честный девичий взгляд, поднял руки в сдающемся жесте, - хорошо-хорошо, опасная девочка, теперь я буду тщательнее подбирать слова при общении с тобой. Не хочу, знаешь ли, получить пулю в лоб от такого рыжего домовёнка, как ты.
Эйдан завернул за угол и, пройдя немного вперёд, уверенным шагом направился к лестнице, которая должна через несколько ступенек поднять их на уровень выше, а оттуда до пункта назначения уже рукой подать, почти пришли.
- Моя давняя страсть – это огнестрельное оружие, - признался Найт, затем улыбнулся, словно бы обращаясь к Юне, а вроде и просто высказывая своё мнение,  - коллекции не собираю, но, вообще, много чего знаю в этой области, могу проконсультировать, если захочешь… Отец с детства учил меня этому, и подобное занятие, со временем, перестало быть просто увлечением, это страсть. Знакомство с новым видом огнестрела каждый раз превращается в какое-то ритуальное действо, понятное лишь мне одному, и я не успокаиваюсь, пока его не пристреляю.
Она вряд ли разделяла его эти увлечения, они вообще оба, по сути своей, были очень разными: разные интересы, взгляды на жизнь, стиль жизни и «общения» с внешним миром. Но, когда тебе нравится собственная копия противоположного пола, это уже отдаёт какой-то маничкой, Найта подобное как-то не привлекало, и он относил это к разряду неких «фетишей»… Юна же ему нравилась именно за то, как она себя преподносила, не заботясь о мнении окружающих и, вместе с тем, от него всецело зависев. Эйдан чувствовал, что она ему нравится, но не мог найти к ней подхода. Всё, вроде бы, точно так же, как и с остальными, вот только совсем не так. Скорее всего, сказывались её неопытность и его ненастойчивость, но торопиться было и правда некуда. В прошлый раз она испугалась прикосновения, как бы не убежала в следующий… глаза до сих пор слезились от воспоминаний о какой-то вонючей гадости, которую девушка брызнула ему в глаза для защиты при знакомстве.
- А ещё я музицирую… - Найт улыбнулся, вытаскивая из кармана губную гармонику: маленький продолговатый предмет в сделанном на заказ черном чехле. Раньше, в прошлых веках, они выглядели немного по-другому, но суть от этого не поменялась: маленький музыкальный инструмент, выдающий, при должном умении, прекрасные мелодии, некоторых трогающие за душу. Сама миниатюрная гармошка уже довольно поизносившаяся, отцовская, а на одной из её граней детским размашистым почерком нацарапано: «Эта весчь Эйдана. Сваруишь – убю!» Заметив, как Юна покосилась на надпись, Найт пожал плечами с улыбкой, в которой прослеживалась доля ворчливого смущения:
- Маленький был, отец тогда мне только азы показывал, а я грех как любил всё вокруг подписывать, - убийца пожал плечами, как ни в чём не бывало, - вот и подписал на свою голову.
Покрутив музыкальный инструмент в пальцах привычными движением, Эйдан, решив, что заниматься музыкой на тёмных проулках Омеги на ночь глядя себе дороже, спрятал гармошку обратно в  карман.
- Сыграю что-то чуть попозже, если захочешь, - Найт прищурился, разглядывая большое, но приземистое тёмное здание, появившееся перед глазами, стоило ему и его спутнице подняться по лестнице, - мы почти пришли.
Здание манило к себе широким «парадным» входом, но Эйдан не был дураком, ведь вряд ли эта небольшая частная спортивная площадка работает здесь круглосуточно, но у убийцы был немного другой план на этот счёт.
- Идём сюда, - мужчина протянул Юне руку и, перехватив её пальцы, повёл чуть левее, в сторону небольшого прохода между зданием и жилым домом средней паршивости. Небольшой проулок был немного освещён одиноко горящим светом в окне кого-то из местных жильцов, и Найт, вспоминая местную планировку, провёл Юну ещё несколько метров, затем остановился у подвесной металлической лестницы, которая играла роль запасного выхода при пожаре. Это было единственным входом туда, куда он вёл девушку так долго.
- Ещё не передумала? Возможно, добрые охранники, если нас здесь найдут, не будут очень сильно рады, - улыбнулся убийца, в глазах его мелькали озорные искорки, - но это будет весело.
Мужчина присел на одно колено, складывая кисти «ковшиком», чтобы Юне было удобнее забраться на лестницу, что заканчивалась в метрах двух с половиной от уровня земли.
- Так, крепче держись за плечи, иначе грохнешься, - полушепотом советовал Найт, чувствуя цветочный запах чужих духов совсем близко. Мягкий, лёгкий аромат, кружащий голову как влитой подходил ко всему образу юной рыжей девушки. Чужие пальчики вцепились в рубашку на его плечах, пока Эйдан удерживал на весу ступню своей спутницы, подталкивая её вверх. Вышло вполне неплохо, когда она зацепилась за лестницу и, при помощи убийцы, полезла вверх. Мужчина не мог не отметить её хорошую физическую подготовку, которая, если не была армейской, то явно поддерживалась активными тренировками дома или в спортзале.
Следом настала очередь Найта. Он подпрыгнул, зацепился за металлическую перекладину и, упираясь ногами в стену, подтянулся, хватаясь за следующую «ступеньку» лестницы. Потом ещё и ещё вверх, до тех пор, пока не оказался, следом за рыжей девчонкой, на крыше. Высота здесь была довольно непривлекательная для самоубийц – каких-то пять этажей, но воздуха было куда больше, чем в гниющем переулке, в котором воняло мочой и чем-то кислым…
- Нам вон туда, - Эйдан указал пальцем на небольшой люк на плоской крыше, который вёл в недра данного здания. Предприятие довольно опасно, но ведь, кто не рискует, тот не пьёт ринкол, верно? Добравшись до места, Найт, не торопясь открывать люк, включил свой инструметрон, чтобы обеспечить им хотя бы некоторую безопасность, чтобы сигнализация не сработала ещё на подходе к позиции.
- Я выполнял некоторую «работу», когда мне пришлось лезть сюда впервые, - признался он, проверяя, насколько хорошо работает в данный момент его программа, - пришлось позаимствовать местные коды доступа, иначе бы не удалось провести то, что я тогда задумал, - правда, это он не сам сделал, а с помощью напарника, но подобные детали были мелочными, особенно, когда хочешь провести хорошее впечатление на девушку, - так-так, сезам, откройся!
Крышка люка, поддаваясь взлому и, отчасти, волшебным словам, отъехала в сторону, открывая тёмный квадрат с хромированной лестницей, уходящей вниз. Найт кивнул вниз, одновременно представляя себе план здания.
- Жду тебя внизу, не задерживайся.
Уже через пару минут оба они стояли на небольшой площадке в полной темноте, и лишь фантазия Эйдана и отсутствие у него топографического кретинизма помогли ему вспомнить, куда нужно топать, чтобы не заблудиться в полной темноте окончательно. Юна шла рядом, держась для удобства за рукав Найта но не произносила ни слова из-за опасности быть обнаруженным. Убийца тоже молчал до тез пор, пока не нащупал на нужной двери замок, и оба не оказались на верхних уровнях небольшого амфитеатра, что открывал обзор на баскетбольную площадку.
- Ну вот мы и на месте…
Это был небольшой зал, предназначенный для дружеских матчей команд местных буржуйчиков, что могли позволить себе тренироваться в подобном месте. А ещё это была чуть ли не единственная баскетбольная площадка на всей Омеге, ведь этот человеческий вид спорта был не слишком распространён в Галактике. Найту здесь понравилось уже давно, но, облюбовав это место, он ещё ни разу никого не приводил сюда. Тускло освещённая площадка выглядела куда как приятнее, ем при свете прожекторов, создавая какую-то довольно домашнюю обстановку. Правда, поковырявшись в настройках, Эйд прибавил освещения, но лишь чуточку, чтобы можно было разглядеть, куда шагаешь, пока спускаешься вниз с трибун.
Мячик валялся прямо на площадке. Подхватив его и ударив пару раз об пол, чтобы проверить, насколько хорошо он подскакивает, Найт прищурился, поднимая голову и довольно разглядывая Юну.
- Играла когда-нибудь в козла? – Эйдан кинул мяч рыжей девушке в надежде, что её реакция не подведёт хозяйку, - ну, знаешь, когда каждый по очереди кидают мяч и тот, кто не попадает, получает себе какую-то букву из этого слова?
Мяч, прилетевший от Юны в корзину, намекнул, что она, если и не знает правила, то быстро учится, Найт прищурился, разглядывая её довольное личико.
- Дама задаёт правила бросков? Они должны быть разными, мисс, не забывай об этом. Отлично, давай теперь мне, - получив в руки рыжий мяч, Эйдан пару раз ударил им об пол, тут же разнёсший звук гулким эхом по всему залу, затем, не напрягаясь, кинул мяч в корзину, но… промахнулся.
- О нет, у меня тут буква «Ка»… - фыркнул Найт, затем, оставив мячик, подошёл к трибуне и, присев на одно из кресел, принялся расшнуровывать ботинки, - мы играем на раздевание, всё остальное не интересно… Есть варианты?
Скинув ботинки, оставаясь при этом в носках, Эйдан кивнул:
- Отлично, "Ка"...

Отредактировано Aiden Knight (25 октября, 2014г. 22:52)

+2

11

- Неужели прямо-таки из снайперской?
В ответ на такое недоверие Юна хотела было вспылить, а потом подумала, что это бесполезно. Лишний раз показывать свой вздорный характер тоже не было самым хорошим способом наладить отношения с человеком, тем более, что удивление Найта было вполне оправдано – не каждая девушка захочет становиться снайпером, как того желала Моурен. Для неё это было странным и тяжёлым решением. Из-за ранения, полученного именно из снайперской винтовки, она долгое время боялась вообще выходить на улицу или даже приближаться к окнам – всё время казалось, будто кто-то наблюдает за ней в прицел. С помощью психолога, каким-то образом раздобытого отцом, удалось избавиться от этой фобии. Именно от него девушка, тогда ещё почти девочка, услышала заветные слова: «Ты должна преодолеть свои страхи любой ценой». Вот Юна и решила обучиться стрельбе из того оружия, которое чуть не лишило её жизни.
- Хорошо-хорошо, опасная девочка, теперь я буду тщательнее подбирать слова при общении с тобой. Не хочу, знаешь ли, получить пулю в лоб от такого рыжего домовёнка, как ты.
- В таком случае, веди себя хорошо, кудряшка, иначе придёт к тебе возмездие в моём лице. И если не пулю в лоб получишь, то выполню угрозу заболтать, - Юна прищурилась, сжав губы и изо всех сил пытаясь не улыбнуться – видок, наверное, был ещё тот. Да и сама эта «угроза» была смешной, если ещё не раздражающей.
Увлечение Эйдана не удивило его спутницу, только подтверждая стереотип об убийцах, обожающих самое разное оружие. Разве что только коллекции не собирал, но да ладно – не все же байки должны быть правдивыми. «Может, у него ещё и куча паспортов на разные имена, несколько квартир по всей Галактике, а на счёте в новерийском банке лежит круглая сумма. И труп в шкафу. Или мёртвая шлюха, что, в общем-то, тоже труп». Девушке стало интересно, захотелось расспросить своего спутника про это его увлечение, но следующие слова мужчины привлекли её, как и любую нормальную особь женского пола, куда больше.
- А ещё я музицирую, - сказал Найт, достав небольшую штуку. Судя по всему, это должно было создавать музыку, вот только Юна таких никогда раньше и не видела, а потому стало ещё интереснее. Да и надпись на этом, кхм, инструменте была выведена презабавная – как будто выведена ребёнком, да ещё и с ошибками.
- Что это? – спросила рыжая, имея ввиду и название этой штуки, и смешную надпись на ней.
- Маленький был, отец тогда мне только азы показывал, а я грех как любил всё вокруг подписывать, вот и подписал на свою голову.
Моурен улыбнулась и добавила:
- Я имела в виду сам инструмент. Таких ещё никогда не видела. И уж тем более не слышала. А подпись у тебя милая.
Вскоре парочка добралась и до цели своего похода, в которой девушка узнала местный спортзал. Здесь она очень редко бывала с приятелями, играла во всякие подвижные игры и занималась спортом ещё до того, как попала под своеобразный «домашний арест». Место это было весьма неплохим по меркам Омеги, даже относительно чистым и безопасным, так что ходить сюда было одно сплошное удовольствие. Но почему они пришли именно сюда? «Ты не перестаёшь меня удивлять, Эйдан,» - мысленно произнесла она, кинув заинтересованный взгляд на спутника, потянувшего её к пожарной лестнице вместо того, чтобы зайти через парадный вход. Комплекс явно был уже закрыт, шанс попасться на глаза охранникам казался невероятно большим... Но ведь так и веселее, правда? «Свиданка в спортзале. Как романтично!» - с иронией подумала девушка, едва сдержав смешок. И правда, такое точно не могло присниться ни во сне, ни в кошмаре.
- Ещё не передумала? Возможно, добрые охранники, если нас здесь найдут, не будут очень сильно рады, но это будет весело.
- О, я не передумала, - Юна глянула на Эйдана, увидев бесенята в его тёмных глазах и широко улыбнулась, хитрыми зелёными глазищами глядя на него. Не в её правилах так просто сдаваться! – К тому же, дядечки охранники вряд ли нас догонят.
Найт опустился на одно колено, подставляя девушке сцепленные ладони для того, чтобы она могла подняться. Последовав его совету, Моурен мягко схватилась за плечи убийцы, используя и их, как опору для толчка, и уже вскоре крепко взялась за край лестницы, подтягиваясь наверх. Возможно, потом такое напряжение на больную руку ещё скажется не самым лучшим образом, но сейчас Юне было всё равно. Она совершенно не думала ни о чём, кроме как о желании побыстрее забраться наверх и проникнуть в здание.
Наверху девушке нравилось куда больше, чем внизу. Хотя бы потому, что здесь можно было спокойно дышать и воздух казался более свежим и менее тошнотворным. Вдохнув полной грудью, Юна резко выдохнула. Омега и правда была красивой; кучей металлолома, но красивой. По-своему странной искажённой красотой она привлекала к себе стольких существ со всей Галактики. Символ свободы и анархии, где у каждого жителя ограничены права. Странный мирок, полный противоречий. Сейчас Моурен смотрела вдаль с крыши не слишком высокого здания, и видела то великолепие и романтику Омеги, которую не мог уловить тот, кто ходил лишь по улицам и проулкам. Отсюда, пусть даже с высоты примерно пятиэтажного здания, всё выглядело совсем иначе...
- Нам вон туда, - голос Найта вывел девушку из раздумий, возвращая в реальность. Очень хотелось спросить о работе, которую Эйдан здесь выполнял, но девушка догадывалась, что ничего хорошего не услышит, если убийца вообще захочет распространяться об этом. Поэтому Юна промолчала, ухмыльнувшись «заклинанию», открывшему люк, под которым оказалась ещё одна лестница.
- Жду тебя внизу, не задерживайся.
- Не буду, а то ещё потеряюсь, - пообещала девушка, отправляясь следом за убийцей в почти кромешную темноту помещения.
Вообще, она в жизни не могла представить, что попадёт в такую ситуацию. Ну серьёзно, какой нормальный человек полезет в спортзал посреди ночи, чтобы провести так свиданку с почти незнакомым мужчиной?  Теперь ответ был – только два идиота по имени Юна и Эйдан, один из которых предложил. а другая согласилась. Создавалось впечатление, что весь этот напускной образ брутального молчаливого убийцы был только прикрытием, а за «театром одного актёра» скрывался такой же, как рыжая, несерьёзный человек, способный на такое ребячество. С другой стороны, ведь это было куда веселее, чем оставаться в том же баре или гулять по зловонным улочкам. Доля экшена здесь тоже присутствовала в виде толпы недовольных охранников, только и ждущих момент, чтобы напасть на странную парочку сумасшедших. И компания кудрявого играла не последнюю роль – с кем-то ещё она бы вряд ли на такое пошла, тем более, что Юна сомневалась в том, что кто-нибудь ещё додумался бы до такого.
Рыжая усмехнулась самой себе и своим рассуждениям. Будто бы она взрослая серьёзная женщина, никогда в жизни не творившая глупостей, а не девчонка, впервые в жизни идущая на свиданку с самым странным человеком в мире. И правда, чего она так боится? Чего опасается? Он ведь ничего не сможет ей сделать без того, чтобы не влипнуть в неприятности. Да и наверняка сам не хочет ничего такого делать – если бы хотел её убить или что-то ещё, то неделю назад воспользовался положением своей пленницы. За этот вечер он сотню раз мог убить свою спутницу, но ведь этого не сделал. Чего бояться? Эйдан обещал, что её никто не тронет сегодня. И она ему поверит, уже поверила, иначе не находилась бы в этом месте с едва не убивших её человеком.
Девушка шла молча, держась за рукав Эйдана, чтобы не потеряться в темноте. Если бы можно было включить свет или хотя бы активировать фонарик инструметрона, путь стал бы гораздо легче, однако пока что сохранялась опасность попасться на глаза охране, а это явно не входило в планы обоих любителей искать приключения на свою филейную часть.
Наконец, они вошли в зал, где Юна ещё не бывала, и Найт произнёс:
- Ну вот мы и на месте…
Блёклое освещение создавало несколько домашнюю атмосферу. Даже не столько домашнюю, сколько милую и приятную, словно они здесь были совсем одни и никаких охранников во всём здании не наблюдалось. Моурен сделала несколько шагов по скользкому полу, улыбаясь, как дурная. Ночь обещала быть захватывающей.
Стук мяча, бьющегося об пол, поначалу показался оглушающе громким, заставив девушку вздрогнуть от неожиданности. Теперь, правда, можно было не волноваться о местных наёмных блюстителях порядка – те вряд ли догадаются пройтись по залам в такое время, камер тут отродясь не существовало, а звукоизоляция стояла неплохая. О конспирации на время можно было забыть. Хотя бдительность лучше не терять.
- Играла когда-нибудь в козла? – вдруг спросил Эйдан. Юна повернулась к нему как раз вовремя, чтобы поймать тяжёлый мяч в руки. Его шероховатая поверхность оказалась холодной и жёсткой. Несколько раз ударив мячом об пол, девушка улыбнулась. «А руки-то помнят!» Пару лет она в баскетбол точно не играла, может, даже больше, а уж в «козла» чуть ли не со школы. Оставалось надеяться, что острый глаз не подведёт и теперь, а навык сохранился хотя бы в остаточном виде.
- Ну, знаешь, когда каждый по очереди кидают мяч и тот, кто не попадает, получает себе какую-то букву из этого слова?
- Да знаю, знаю, играла, хоть и давно уже, - ещё раз ударив мяч, рыжая чуть подпрыгнула, кидая его в корзину. В яблочко! Довольная улыбка расползлась по лицу, и Юна с вызовом глянула на Найта, когда мяч вновь оказался в её руках.
- Твоя очередь.
- Дама задаёт правила бросков? Они должны быть разными, мисс, не забывай об этом.
- Я помню, не волнуйся.
- Отлично, давай теперь мне.
Девушка кинула мяч кудрявому, с интересом глядя на него. И усмехнулась, когда он не попал.
- Ка-акая жалость, - она и не скрывала своего ликования. Какая разница, что игра только началась – главное, что он уже начал проигрывать. Только когда мужчина пошёл снимать кроссы, Юна не совсем поняла зачем. Его слова об игре на раздевание на миг заставили рыжую нахмуриться. Раздеваться перед ним? Сразу же вспомнились слова Лэрри о том, что Найт всегда получает то, что хочет. Но... Она же не должна теперь убегать о него только потому, что мужчина предложил такие правила игры. Да и она не настолько неумела, чтобы промахиваться. К тому же, почему это она должна отказывать себе в удовольствии хорошо провести время. Нет, она не отступит так просто.
- Есть варианты?
- Нет, твой вполне устраивает, если, конечно, ты не стесняешься, - сказала, наконец, Юна, хитро поглядывая на Эйдана. Он остался без обуви и теперь ждал броска своей спутницы. Моурен приняла у убийцы мяч, сделала пару ударов об пол и бросила его в корзину, уже понимая, что рано стала радоваться. Спортивный снаряд красиво ударился чуть выше цели, отскочив от неё обратно в руки девушки. Она какое-то время стояла без движений, словно не веря в то, что промазала, а потом закатила глаза, покачала головой и вздохнула, кинув мяч сопернику и сразу же снимая верхнюю кофту – в ней было довольно жарко, а на теле ещё оставалась чёрная майка-«алкоголичка».
- «Ка». Ну давай, кудрявый, бросай, - хмыкнула рыжая, складывая руки под грудью, - Расскажи ещё о себе. Где бывал? Что видел? И ты ещё обещал сыграть на этом своём инструменте, - напомнила Юна, следя за каждым движением Эйдана. А где-то в голове зудел тоненький противный голосок, желающий, чтобы убийца тоже лишился части верхней одежды. Отогнав его подальше, Моурен прикусила нижнюю губу, как вдруг спросила:
- А ты завивку каждое утро делаешь или у тебя кудри сами такие растут?
«Это был официально самый тупой вопрос в твоей жизни, Юна!»
Ну, а что, интересно же!

Отредактировано Yuna Mawren (6 ноября, 2014г. 20:32)

+2

12

- Нет, твой вполне устраивает, если, конечно, ты не стесняешься, - задорно ответила рыжая, и Найт не нашёлся, чем ей ответить в том же духе. Играй, но не заигрывайся, она явно не понимала, с кем имеет дело, это веселило Эйдана и одновременно не в его духе было отступать. Она явно не хотела проигрывать тоже, и этот задорный дух витал в воздухе, пока Юна стучала мячом об пол. Рыжая Юна стучит рыжим мячом… Убийцу эта мысль почему-то заставила улыбнуться, хотя, в принципе, момент был довольно серьёзный для того, что сейчас не хочет остаться без ещё одного предмета гардероба. Он лишь удивлялся, как легко взять эту девчонку на «слабо», ведь ситуация-то явно провокационная. Взрослый мужчина, нарушив все правила, тащит её в закрытое на ночь и охраняемое помещение, чтобы поиграть в «козла» на раздевание… никого ничего в этом рассказе не смущает, нет? Кажется, это выглядит немного странно. Глуповатое поведение для взрослого мужчины и легкомысленные действия для молодой красивой девушки. Неужели она настолько самоуверенна, чтобы надеяться на свою победу?
Рыжий мяч ударился о щит над сеткой и отлетел обратно прямо в руки хорошенькой спутницы Эйдана. Найт хмыкнул, глядя на девушку, которая, кажется, никак не смогла смириться с тем, что промахнулась. Наконец, когда самоуверенности к ней немного поубавилось, а факты заглушили в голове неприятную горечь маленького проигрыша, девушка потянулась к своей одежде. На удивление, стаскивать она принялась не обувь, как ожидал Эйдан, принявший мяч несколькими секундами ранее, а свою довольно тёплую кофту, причём достаточно быстро. Отсутствие верхней одежды оголило светлые плечи, одно из которых покрывала алая повязка, и Найт снова вспомнил о её ранении, про наличие которого  забыл за некоторое время до этого.
- Начало положено,  - убийца, коротко хмыкнув, обернулся к корзине, подготавливаясь к броску, ведь теперь промазать было бы как-то даже стыдно, - продолжай в том же духе, и я останусь в выигрыше.
«В выигрыше во всех смыслах…» - пронеслась шальная мысль в голове, и Найт, бросив на девушку короткий задорно-весёлый взгляд, отвернулся, прикидывая расстояние для броска.
- «Ка». Ну давай, кудрявый, бросай, – послышались слова, произнесённые весёлым тоном приговорённого к убийству, который пытается шутить со своим палачом. Найт последний раз ударил мячом по блестящей площадке, затем кинул спортивный снаряд в корзину. Рыжее пятно попало прямо в цель и, проскользнув сквозь сетку, упал на пол.
- В яблочко, - Эйдан самодовольно улыбнулся.
- Расскажи ещё о себе. Где бывал? Что видел? И ты ещё обещал сыграть на этом своём инструменте.
- Думаю, для моих рассказов не хватит и трёх ночей, а что-то конкретное на заказ сложно вспомнить, - Найт на несколько секунд задумался, вспоминая что-то смешное из своей карьеры. То, что можно рассказать девушке… - ан нет, кое-что отковырялось на задворках памяти... ну, например однажды, когда я ещё работал наёмником, мы охраняли одного жутко богатого волуса. Как-то раз мне пришлось вытаскивать его из здания после покушения на своей спине. Просто представь картину: я бегу на фоне взрыва, а на спине рюкзаком болтается волус-колобок, визжащий от страха, хватающий меня за уши и пинающий в хребет своими толстенькими ножками. Мои коллеги попадали там от смеха, когда увидели это, хотя ситуация, надо сказать, была совсем не смешная…  и этот хрыч был жутко тяжёлым в этом своём костюме…
- А ты завивку каждое утро делаешь или у тебя кудри сами такие растут?
- Завиваю только волосы на руках по праздникам, всё остальное само вьётся от природы, - на полном серьёзе парировал Эйдан, затем, не выдержав долго держать маску серьёзного собеседника, расхохотался, - ты серьёзно? Это единственный вопрос, который тебя сейчас волнует?
Просмеявшись, Найт принял мяч после удачного броска девушки обратно, затем кивнул:
- Кудри от мамаши достались, и меня они бесят, но, если я побреюсь налысо или постригусь короче, чем сейчас, видок у меня будет что надо, только детей пугать. А так… девушкам нравится, мне тоже особенно не мешает, если к расчёске привыкнуть, - Эйдан, словно в подтверждение своих слов, убрал прядь длинноватых до неприличия волос за ухо, затем кивнул, - давай-ка разнообразим нашу игру. Кидаем от пола.
Это было куда сложнее, чем просто кинуть мяч. Теперь им не просто нужно было прицелиться и попасть в корзину, теперь нужно было, чтобы он попал туда, ударившись от пола. Для этого нужна была не только недюжинная ловкость, но и холодный расчёт.
- Я давно уже не играл в «козла», - признался Найт. Нет, он не оправдывался, просто на секунду ничего не значащей фразой выдал своё одиночество, - да и вообще, играть в него научился лишь в довольно взрослом возрасте. Компания наёмников, в которой я работал, так развлекалась в свободное время. Без раздеваний, естественно... А у тебя откуда навыки?
А всё почему? Да потому что у мальчика, который всегда переезжает с места на место, не может быть дворовых друзей и любимых развлечений на спортплощадке. Максимум, на что такой ребёнок может надеяться – это посмотреть на чужую игру со стороны… чаще всего из окна съёмной квартиры, которую они с отцом освободят новым съёмщикам уже через несколько дней.
Рыжий мяч ударился от пола с гулким звуком, но, не долетев каких-то несколько сантиметров, лишь задел снизу светлую сетку, выдавая Найту вторую букву в его зоологическом слове.
- Видимо, мне надо было учиться лучше, - хмыкнул Эйдан, стягивая с себя рубашку и оставаясь в майке, - за что боролся, как говорится, на то и напоролся… «Ко»… поехали дальше от пола. Расскажешь что-то интересное ещё? Думаю, воспитываясь на корабле, ты повидала не меньше моего. Так что же это было? Жуткие молотильщики? Злобные яги? Матриархи-азари, пытающиеся раздавить врагов своими безразмерными грудями?

Отредактировано Aiden Knight (2 ноября, 2014г. 21:00)

+2

13

- Не единственный, вообще-то, у меня ещё много бреда в голове, но я пытаюсь держать себя в руках. Честное слово, - отшутилась Юна, чувствуя, как щёки неотвратимо пунцовеют, - Ещё мне интересно почему ты постоянно эти перчатки носишь. Руки мёрзнут?
«Как такие шикарные кудри могут бесить? Они просто великолепны! Ножницы и руки обломать тем, кто будет их полностью остригать! Правда, можно немножко укоротить и облагородить, но это потом, когда будет за тридцать – для статуса, солидности и всего такого. Сейчас и так симпатично.»
А потом Моурен представила, как Эйд расчёсывается и у него вдруг расчёска в кудрях застревает, да так, что её никак не вытащить. Девушка было даже рассмеялась от своих мыслей, как вдруг её спутник-противник решил изменить правила игры.
- От пола? Ты серьёзно? – простонала рыжеволосая, делая жалобное лицо. С меткостью у неё, конечно, всегда было хорошо, но такое усложнение было совсем не очень кстати. «Вот наверняка же хочет, чтобы я проиграла. Ну ещё бы, типичный мужик! Лишь бы обнажёнку устроить. Интересно, а сам-то сможет попасть?»
- Ну, я бы не удивилась, если бы вы играли на раздевание, - хмыкнула она, надеясь, что шутка осталась только шуткой, а не неожиданным попаданием в яблочко. Впрочем, оснований не верить словам Найта пока что не было, так что образы полуголых мужиков, играющих в козла на раздевание, оставались только в неуёмном воображении.
- А у тебя откуда навыки?
- Да так, когда в школу альянсовскую ходила – там играли, а потом уже здесь, на Омеге, в этот же спортзал со знакомыми бегала. Иногда играли в «Козла» или «21», в баскетбол. Но это так, я больше волейбол люблю.
Кинутый Эйданом мяч ожидаемо не попал туда, куда надо было, что не могло не радовать. Юна едва смогла подавить торжествующую улыбку и чувство радости, расползающееся внутри. «Осталось только самой не промазать и закинуть точно в корзину, а то будет очень обидно проиграть ему в таком состязании.» А если... если она действительно проиграет? Разденется ли до конца? Или покажет фигу и не станет этого делать? А если охранники всё-таки решат пройтись по комплексу и увидят их? «Да какая разница! Если что, убежим. Успокойся и получай удовольствие, трусишка!»
Приняв мяч, снова ударила им несколько раз об пол, а потом рассмеялась, едва услышав предположения о тех приключениях, которые у неё могли быть в проведённом на корабле детстве.
- Если бы у нас была такая интересная жизнь, я бы оттуда до сих пор не ушла, наверное, - отсмеявшись, произнесла рыжая, утирая выступившие слёзы, - Да и росла я на кораблях только до семи, потом попала в школу для таких же детей космопехов, а там уже и сюда в десять лет переселилась. Честно говоря, даже не помню таких каких-то суперинтересных случаев. Ну как «интересных» - для каждого свой интерес был. Я-то единственный ребёнок на корабле была, вот и воспитывали меня всем экипажем. Пока мама с папой на заданиях, сидела или у медика, или у одного из инженеров, старика Сета. Классный был дядька, постоянно вовлекал меня во всякие свои дела, чтобы я ему помогала. Он сам был оружейником, давал мне играть со всякими неопасными штуками, учил разбирать и собирать, чинить. Ещё байки травил отличные, заслушивалась и я, и его помощник. Конечно, я ещё мелкая была, многого не понимала и не могла запомнить, но так моё детство и прошло.
Встав прямо напротив корзины, Моурен примерилась и с силой бросила мяч об пол. Тот ударился и красиво отлетел от кольца, едва-едва не попав внутрь. Издав что-то вроде звука «агрх», девушка поймала снаряд и кинула его в руки сопернику, после чего подошла к лежащему на полу джемперу и сняла кеды, поставив их рядом.  На ногах остались только оранжевые носочки, притягивающие внимание своим ярким цветом.
- «Ко». Эх, обычно мне везёт больше, - Юна улыбнулась, глядя на Эйдана. Ей было интересно, к чему их приведёт эта игра, - Ещё вопросы? Задавай, не стесняйся, мне так будет легче тебе что-то рассказать, раз ты у нас такой скрытный.

Отредактировано Yuna Mawren (6 ноября, 2014г. 20:35)

+1

14

- Если бы у нас была такая интересная жизнь, я бы оттуда до сих пор не ушла, наверное.
- Ну неужели ни одного молотильщика в жизни не встретила? – притворно ужаснулся Эйдан, хотя подобных существ и сам ни разу в жизни не встречал, ну вот не довелось как-то. Наверное, стоило для остроты ощущений как-то смотаться по путёвке на Тучанку, чтобы на них поглядеть, но всё как-то руки-ноги не доходили, да и другие дела всегда находились. На молотильщиков можно и в экстранете в 3D-энциклопедии глянуть, а деньги сами себя не заработают. Ну… то есть, именно так себя оправдывал сам Найт, когда в черепушку закрадывались подобные мысли.
Чтож, наверняка жить на корабле – то ещё удовольствие, в кавычках, конечно же. Вечные перелёты, взрослые дяди-тёти, у которых болтаешься под ногами без дела, отсутствие сверстников поблизости… Хотя трудиться вместе с инженером-механиком, наверняка, маленькому детёнышу было не так уж и скучно – всегда есть на что посмотреть и где поковыряться, исключая из списка собственные ноздри. Затем школа для детей служащих Альянса, хоть какое-то спокойствие и стабильность среди точно таких же брошенных, как и она сама. Не особенно весело, как Эйдану показалось, а уж на Омеге и вовсе загнить можно, если так подумать. Довольно безрадостно, но по рыжей не скажешь. Вон как скачет да улыбается, только диву давайся. Эйдан вдруг представил самого себя и свои улыбки и ребячество в самые разные моменты, когда ему было совсем уж не смешно.  Если вечно быть серьёзным и грузить себя тяжёлыми мыслями – можно сойти с ума. Кажется, Юна тоже это понимала, отсюда столько легкомысленности и весёлого задора  её глазах. Ей, кажется, нечего было терять, точно так же, как и ему самому всю его жизнь было нечего. Хуже уже не будет, а лучшей жизни он недостоин…
Мяч, издалека кажущийся рыжим пятном, отскочил от пола и, высоко подпрыгнув, своей цели достичь не смог. Эйдан снова самодовольно улыбнулся, хотя радоваться, пока что, было особенно нечему – два на два, и правила игры, которые он установил, были довольно жесткими, наверное, стоило сменить стиль «забрасывания», иначе очень скоро он лишится майки, а затем и джинсов. И, если мысль о собственном раздевании ему не слишком нравилась, то обыграть Юну хотелось. Не потому, что ему было интересно, какое на ней нижнее бельё (мысленно он поставил на «чёрное»), скорее он хотел понять, до чего может довести её желание ему что-то доказать, её юношеский максимализм и принципиальное стремление выиграть. Неужели, просто взяв её на «слабо», можно раздеть девчонку, которую едва знаешь, даже не напоив её толком?
Ему нравилась опасность, он давно подсел на адреналин, словно на наркотик, ведь жить без эмоциональных всплесков скучно, а, если не давать себе «продышаться» время от времени, то от тоски зелёной и повеситься можно, и теперь Найту казалось, что он встретил родственную душу. Согласие на подобную игру – не результат их извращённых фантазий или чего-то подобного, просто… просто их, как заядлых наркоманов, торкало об этого азарта и безудержного желания обыграть соперника, это заводило и веселило одновременно, заставляло чувствовать себя живым. Словно от дозы, словно на поле боя.
- «Ко». Эх, обычно мне везёт больше.
- Думаю, обычно в подобные игры с такими правилами ты и не играешь, - фыркнул Найт, перехватывая мяч. Взгляд его почему-то скользнул вниз, к ногам девушки и, зацепившись за её по-детски яркие носки, остановился на них, словно прикованный, - милые носки, «Детский мир – всё по-настоящему?»
- Ещё вопросы? Задавай, не стесняйся, мне так будет легче тебе что-то рассказать, раз ты у нас такой скрытный.
- Ну вообще-то, не такой уж и скрытный, просто нужно знать то, о чём меня можно спрашивать, а на что я не могу ответить, - заявил Найт, затем снова кинул мяч от пола. На этот раз баскетбольный снаряд попал в цель, а право броска перешло к Юне.
- Например, если ты спросишь, сколько мне лет, то я назову тебе точное число, а если спросишь, как зовут мою бабушку, то я отвечу, что тебе это знать необязательно, - наобум сболтнул Эйдан, следя за движениями Юны, которая как раз примеривалась к броску.
«Ну давай же, промахнись, туда ведь довольно сложно попасть», - пронеслось у него в голове, хотя вслух он продолжал говорить.
- Если ты спросишь, нравишься ли ты мне, я со стопроцентной уверенностью отвечу «да, очень», но, если задашь вопрос "почему?" то я вряд ли отвечу честно, потому что сам не знаю, - мяч отлетел от кольца после броска девушки, так и не попав в цель, а убийца продолжал спокойно рассуждать дальше, - можно узнать многое, главное – научиться правильно формулировать вопросы, огненная Юна. У тебя буква «з», и ты лишаешься какого-то предмета своей одежды, давай сюда мяч…
На счастье девушки, на ней ещё остались по-детски яркие носки, которые она не преминула стащить. Остальные предметы гардероба, оставшиеся на ней, можно уже по пальцам пересчитать. Джинсы и майка, Найт всё ещё ставил на то, что бельё на ней всё-таки чёрное…
- Почему ты вообще со мной связалась? Не каждая девушка пошла бы с практически незнакомым мужчиной в непонятно куда, а от заданных правил так вообще любая благородная девица в обморок упадёт, только их услышав, - Найт широко улыбнулся прежде, чем озвучить свою догадку, - тебе ведь нравится это? Нравится знать, что я опасен и небезопасно место, где мы сейчас находимся, правда?
Эйдан перестал набивать мячик об пол и, чуть приподняв брови, задал ещё один вопрос, сверкнув чёрными глазами в полутьме спортивного зала:
- Испытываешь кайф от этого ощущения? Тебя ведь это заводит не меньше, чем меня, верно? Скажи, что я прав... я ведь прав, ты пошла со мной, а, значит, ты точно так же зависима от этого, от острых ощущений, - голос убийцы на секунду стал резким и требовательным, никакого ребячества, лишь холодные нотки и «взрослые» до хрипоты интонации. Его можно было бы даже испугаться, если бы наваждение, спустя секунду не растворилось, скрывая убийцу внутри Найта, а Эйдан снова улыбнулся, отворачиваясь, чтобы настроить себя на бросок.
На этот раз после броска носки пришлось стащить уже Найту. Своих ног он как-то не стеснялся, но девушку вполне могло смутить отсутствие на одной из ног мизинца, вместо которого торчал давно уже затянувшийся новыми слоями кожи обрубок, а рядом белел шрам от вылезшей когда-то в открытом переломе кости. Рассказывать о том, как это произошло, не имело смысла, всё было слишком заурядно – дурость, детская травма и тяжёлый шкаф на съёмной квартире – ничего уж прям такого особенного и экстраординарного, требующего объяснений. Ходить это ему никогда не мешало, а на эстетику можно наплевать.
- Попробуй бросить, стоя спиной к кольцу, - посоветовал Найт, - у нас тут просто конкретные нелады с полом, так что можно ещё разок поменять правила. Так сказать, разнообразить.
Стоя спиной к кольцу, свой мяч Юна добросила то ли благодаря врождённой местности, то ли просто по чистейшему и бесконечнейшему везению. Это было весело и, одновременно, довольно сложно, но рыжая справилась на отлично. До такой степени красиво, что, принимая у неё мяч, Эйдан протянул руку для типичного «дай пять», а лишь потом довольно улыбнулся:
- Ух тыж мочишь, - Найт прищурился, поворачиваясь спиной к сетке, - надеюсь, у тебя нет глаза на затылке, иначе это будет считаться жульничеством с твоей стороны, и я назначу штрафной.
К сожалению, глаз на затылке не оказалось и у Эйда, поэтому он позорно промахнулся, даже не докинув оранжевый мяч до корзины. Это стоило огромного фэйспалма и вырванных на голове волос со стыда. Кажется, сегодня точно был явно не его день. А ещё элитный наёмный убийца называется, с двух шагов в корзину промазал, девушке проигрывает в  игре, которую сам же и предложил…
Несколько секунд посоревновавшись с Юной в игре «в гляделки», Найт со вздохом потянулся к своей майке. Хвалиться ему особенно нечем, но уговор есть уговор, Эйдан всегда держит своё слово. В зале было как-то даже прохладно без майки, ну, за что боролся, как говорится… зато весело.
- Какой у нас там счёт, мисс Домовёнок? Я немного запутался, если честно...

Отредактировано Aiden Knight (3 ноября, 2014г. 22:50)

+2

15

Вдохновение: Evanescence - My Immortal
Вопреки тому, что могло показаться, Юна внимательно прислушивалась к каждому слову Эйдана, стараясь запомнить как можно больше. Он мог что угодно говорить про то, что нужно только задать правильный вопрос, но его скрытности это не отменяло. Конечно, издержки воспитания (как показалось девушке) да и само ремесло не способствовало болтливости, однако ведь она-то рассказала о себе достаточно много, а он пока что ограничивался отдельными историями. С другой стороны, вскользь кинутое «ты мне нравишься» не могло девушке не польстить. Кавайной лужицей от такого она становиться не собиралась, хотя чувствовала, что щёки снова наливаются румянцем. «К концу этого сумасшествия красный станет моим естественным цветом кожи,» - иронично подумалось ей...
И снова промазала, таки замечтавшись. Закатив глаза, молча сняла носки, так и ничего не сказав в ответ на словоизлияния Эйдана. Он мог ненароком подумать, будто она обиделась или ещё что хуже, однако такого не было – просто после услышанного Юне не хотелось разговаривать. Во всяком случае, на эту тему. Это, правда, не помешает ей потом отомстить кудрявому, завалив весьма конкретными вопросами и дожидаясь ответов с терпением Хатико.
Передав сопернику мяч, Юна отошла на некоторое расстояние от Найта и уселась на пол по-турецки. Произнесённые им слова заставили девушку с изумлением уставиться на мужчину, едва сдерживая порыв вскочить и вытворить что-то ненормальное.
Он злил её. Все эти бесконечные подколки, нападки и прочие дерзости возбуждали в ней того самого зверька, которого она считала тёмной стороной своей личности. Спросите любого знакомого Моурен – "какая она?" – и вам ответят что угодно, кроме правды, известной только ей самой. Почему? Да всё просто – она привыкла никому не открываться, всегда носить маску эдакой рыжеволосой язвы, про которую говорят, что, мол, стереотип о бездушных рыжих и вовсе не стереотип. Конечно, не так долго она на этом свете прожила, чтобы успеть собрать целую коллекцию мнений разных людей о себе, но и услышанного на данный момент хватало. Наивная, безответственная, ироничная, злобная, противная, навязчивая, гиперактивная, и, само собой, постоянно ищущая приключения на одно место девчонка, которую непонятно как ещё не убили. А сейчас Эйдан снова ворошил это осиное гнездо её личности. И ей это не нравилось.
Юна всё же поднялась с пола, глядя на Найта совершенно серьёзно, без единой смешинки и какого-либо налёта той детской непосредственности, которую она часто использовала в своём поведении.
- С каких это пор ты заделался психологом? Хочешь, чтобы я тебе сейчас на блюдечке с голубой каёмочкой выложила всё, что я думаю и чувствую? Скажи, что ты хочешь услышать? – почти исподлобья глядя на кудрявого, произнесла Моурен, чувствуя, как внутри поднимается раздражение, - Не надо строить из себя мозгоправа, мне их общества в детстве хватило, спасибо. Да, мне это нравится. Нравится то, что я могу с незнакомым мужчиной пойти куда-то, нравится чувство опасности, нравится. Всё, доволен?
Почему-то происходящее ещё больше распаляло её, заставляло говорить то, что в спокойном состоянии она бы в жизни не произнесла вслух.
- А теперь ты мне скажи, зачем ты меня сюда привёл? Зачем вообще позвал с собой, а?  Грёбаную неделю я шарахалась от каждого шороха, пугалась любого звука с лестничной клетки и постоянно думала о тебе. Думала о том, почему ты не убил меня, почему вообще произошла вся эта хрень. А сейчас ты снова врываешься в мою жизнь, когда я только-только начала успокаиваться, и я, как самая настоящая идиотка, иду с тобой. Почему? Да потому, что ты сказал, что тебе нужна помощь. И я хочу помочь тебе, хотя боюсь тебя, боюсь того, что ты просто используешь меня, как тех подстилок, которые у тебя были раньше.
Юна на миг прикрыла ладонями лицо, зажмурившись и пытаясь взять себя в руки. Он наверняка не ожидал такой истерики от неё. Ещё испугается и убежит. Вздохнув, девушка вновь посмотрела на Эйдана, уже несколько спокойнее сказав:
- Чёрт, забудь всё, что я только что сказала. Ответ на все твои вопросы – я просто ненормальная и ты мне нравишься, потому я сейчас стою здесь. И, чёрт побери, кидай уже этот долбаный мяч!
Она почти и не смотрела на бросок Найта, занимаясь самокопанием и самоедством. Не надо было ей всего этого говорить. Сейчас девушка жалела о своей горячности и несдержанности, проклиная всё на свете. Хотелось вернуться назад во времени и просто заткнуть себе рот, но что уже сейчас думать о том, чего не изменишь. Оставалось только надеяться, что кудрявый спутник не слишком сильно обиделся на её резкости.
Эйдан промазал, из-за чего потерял очередную часть одежды, и теперь снова пришла очередь для броска рыжей.
- Попробуй бросить, стоя спиной к кольцу. У нас тут просто конкретные нелады с полом, так что можно ещё разок поменять правила. Так сказать, разнообразить.
- Да ты просто не хочешь проигрывать, вот и меняешь постоянно правила, - хмыкнула Моурен, всё же следуя предложению соперника и становясь спиной к кольцу. Наконец, бросок – и в яблочко! С довольной улыбкой пробив «пять» мужчине, девушка передала ему пойманный мяч.
- Ух тыж мочишь, надеюсь, у тебя нет глаза на затылке, иначе это будет считаться жульничеством с твоей стороны, и я назначу штрафной.
- Ага, конечно. Бросай давай, болтун-затейник.
И... промах. Юне даже не понадобилось ничего добавлять – расстроенный взгляд Найта говорил сам за себя. Однако, судя по всему, он не хотел снимать майку, противясь своим же правилам. Девушка глянула на убийцу, мол, давай раздевайся, и с улыбкой заинтересованно уставилась на его обнаженный торс. Фигура у Эйдана была весьма неплохая, в меру накачанная (на задохлика он и в одежде не походил, но не могло не радовать, что нет эдакой перекачанности, какую иногда показывали у фанатичных культуристов) и притягивающая взгляд. И эта волосатая грудь...
- Какой у нас там счёт, мисс Домовёнок? – его голос привёл девушку в чувство, возвращая к реальности, - Я немного запутался, если честно...
- Если не ошибаюсь, ты уже «козё», а у меня «коз». Пока что. И что за «мисс Домовёнок»?!
Приняв мяч, Юна выдохнула, повернулась спиной к корзине и бросила его, тут же оборачиваясь.
- Ну нееет, - простонала, видя, как снаряд пролетает прямо под кольцом, задевая край сетки, - Накаркала, блин.
С самым недовольным выражением лица подошла к своей кучке одежды, валяющейся на полу, ещё немного помедлила, чувствуя, как остатки скромности и совести ещё пытаются остановить её от неизбежного. «Нет уж, если решила, то иди до конца. Даже в игре!»
Тёмная майка оказалась на полу, оголяя верхнюю часть тела – кремового оттенка бельё, сетку шрамов, расходящихся от левого плеча к спине, и татуировки, наличие которых наверняка удивит убийцу. Повернувшись лицом к Найту, рыжеволосая с некоторым вызовом во взгляде посмотрела на него.
- Ну что, бросаешь?

Отредактировано Yuna Mawren (4 ноября, 2014г. 22:16)

+2

16

-И что за «мисс Домовёнок»?! - возмутилась девушка, и Найт рассмеялся, глядя, как она яростно колотит мячом о пол. Почему её так это задевает? Ещё слишком ребёнок, чтобы спокойно относиться к подобному, как он и говорил, маленькая девочка в развитом теле привлекательной девушки. «Я сама», «Я взрослая и самостоятельная», «Почему ты смеёшься надо мной?» - говорит весь  её вид. Ей невероятно идёт этот разъярённый взгляд, но улыбка Юне подходит куда как больше…
- После твоей яростной речи я кроме как «мисс» не могу к тебе обращаться, - сквозь смех выдавил Эйдан, затем махнул рукой в сторону корзины, - всё-всё, более не отвлекаю.
Глухой стук мяча о щит звучал, словно победный звон гонга на ринге, и Найт, слушая девичьи оправдания, прищурился, ожидая от рыжей чего угодно. Она могла убежать, отговориться или отшутиться, попытаться отказаться, поменять правила игра, Эйдан бы понял и даже не настаивал бы на продолжении… но Юна, немного помявшись, поступила так, как поступил бы любой играющий ребёнок – послушно поддалась правилам и стащила с себя майку.
И тут было чему подивиться и на что поглядеть… Конечно, Найта немного разочаровал тот факт, что бельё у неё не чёрное, но это, в принципе, был тычок пальцем в небо при попытке определения, поэтому глупо было надеяться на свою интуицию в этот момент. Взгляд, скользнув по тонкой и складной юниной фигуре, заставил Эйдана невольно отметить, что она его не разочаровала. В строении её тела уже не было подростковой угловатости, что присутствует в довольно юном возрасте у многих. Она ещё не распустилась цветком, что случается с девушками лет в двадцать-двадцать пять, но уже расцветала, наверняка собирая вокруг себя множество поклонников мужского пола. Красивая и весёлая, имеющая свою точку зрения на всё и смелый характер, она определённо нравилась Эйдану всё больше и больше. Впрочем, он это и не скрывал никогда особенно…
Шрамы на плече Юны ему уже были знакомы с их прошлой встречи, а вот татуировки на её теле убийца заметил впервые. Для своих восемнадцати она была слишком дерзкой, поэтому две татуировки Найта не слишком удивили, но онв сё равно задержал на них внимательный взгляд. Хорошо сделанный, чётко прорисованные, они смотрелись на светлой юниной коже вполне гармонично. Особенно взгляд цеплялся за лиловые цветы, вьющиеся плющом и довольно крупными цветами от левой части живота по боку, тянущиеся причудливыми витыми узорами снизу вверх. На такую татуировку нельзя смотреть просто так, на неё можно только любоваться. Вот и Эйдан засмотрелся, на секунду позабыв, что просто стоит столбом, никуда не двигаясь, хотя давно уже наступила его очередь в игре, о чём, впрочем, рыжая девчонка не преминула ему напомнить:
- Ну что, бросаешь?
- Торопишься куда-то? – усмехнулся Эйдан, и мяч мягко пролетел по дуге, попав в корзину а затем, отскочив от пола, оказался в руках обернувшегося убийцы, - мы разыгрываем последнюю букву. Думаю, она стоит более весёлой игры.
Найт отодвинулся от Юны, не отдавая ей мяч в руки, словно поддразнивая, но не торопясь давать ей право нового броска.
- Подожди, буква «л» требует побороться за звание победителя, ты не находишь? – задавая подобный довольно провокационный вопрос, Эйдан неторопливо шёл к центру зала, туда, где баскетболисты в самом начале игры разыгрывают мяч, - ты и правда пошла со мной, потому что хочешь решить своим присутствием в моей жизни мои проблемы? Проблемы настолько сложноразрешимые, что я позвал их решить маленькую девочку, которую чуть не убил? – Найт на секунду замолчал, словно обдумывая свои собственные слова, - Это, как ни странно, правда, но не это сейчас самое важное… Давай так: ты помогаешь мне стать лучше, а я учу тебя веселиться по-настоящему. Думаю, это хороший обмен обязанностями, как считаешь?
Убийца приблизился к центральной линии баскетбольного поля, затем поманил Юну рукой.
- Это всего лишь игра, но… правила меняются, - Найт стукнул мячом по напольному покрытию, поджидая, когда рыжая приблизится, - теперь один на один, мы разыгрываем последнюю букву. До пятнадцати и в две корзины. Моя – вон та, левая.
Эйдан кинул девушке мячик, разрешая ей начать игру. Впрочем, это не было попыткой поддаться, просто право первого хода за девушкой в силу того, что она всё-таки, прекрасный пол, как-никак. Впрочем, этот «хрупкий цветок» тут же взял инициативу в свои руки, указывая Найту, что он либо будет играть в полную силу, либо проиграет «всухую», а последняя перспектива ему не слишком нравилась.
Перехватив мяч, Юна хитро увела его вперёд, оставляя Эйдана, который её догонял, где-то за спиной. Лишь развивались короткие рыжие волосы впереди, а затем «раз», и гол в найтовскую корзину, а он даже не успел ничего предпринять. Ну, отлично, рыжая ведьма, сейчас убийца себя покажет… Удар по мячу, который отлетел от корзины в сторону, и вот уже мужчина бежит в обратном направлении, ведя перед собой мяч и умело и ловко обходя Юну, пытающуюся защитить свою половину поля от чужого посягательства. Ну уж нет, он может забросить и со средней линии, если очень постарается. Гол теперь пришёлся грузом уже на юнины плечи, сравнивая счёт. Ещё через несколько секунд счёт был уже пять-четыре в пользу рыжей девочки, а потом Найт перестал считать, ибо на правила игры оба благополучно забили. В их действиях был азарт, желание победить, но без особого фанатизма. Они не были похожи на взрослых серьёзных баскетболистов на соревнованиях, нет, скорее уж на играющих на площадке детей. Когда Юна, спасая мяч от загораживающего путь Эйдана, ткнула убийцу в грудь кулаком, тот расхохотался и упал, изображая жестокое ранение грудной клетки и разрешая ей пробежать мимо, забивая очередной гол. Когда же Найт высоко поднял мяч на вытянутой руке, не давая Юне до него дотянуться, она смеялась, словно ребёнок.
- Давай-давай, - Эйдан, держа мячик, обернулся, наткнувшись на рыжую, приблизился почти вплотную. Локти Найта легли на чужие плечи, мяч оказался у Юны за затылком. На несколько секунд убийца замер, словно в оцепенении втягивая носом почти выветрившийся запах чужих духов, затем, улыбнувшись, поднял руки и выпрямил их, забивая очередной гол, за что получил ещё один тычок, теперь уже в плечо. Они оба рассмеялись.
- Ты забавная, - совершенно искренне заявил мужчина, подхватывая отскочивший от пола мяч, - я хотел сказать, тебе, что…
Слова его прервал тревожный писк инструметрона на руке убийцы. Одного лишь беглого взгляда на оранжевое всплывающее окно хватило, чтобы Найт изменился в лице. Его уни-инструмент был подключен к некоторым датчикам в коридоре, и сейчас они сработали.
- … что нам нужно бежать… - Эйдан откинул от себя мяч и бросился к одежде, - здание большое, у нас есть каких-то пара минут. Одень обувь, чтобы было удобно.
Быстрыми движениями он сам натянул на себя майку и обувь. Это было всё, что он успел сделать прежде, чем сработал следующий датчик – охрана на первом этаже, тридцать секунд на сборы.
- Скорее! – Эйдан схватил Юну за руку и потянул в сторону лестницы, что вела к верхнему выходу из зала. Других путей отступления у них не было, - да растудыж твою-то, оставь ты эту кофту уже…
Перескакивая через две-три ступеньки Найт мчался вверх по лестнице, а рядом бежала рыжая Юна, спешащая выбраться отсюда. Впрочем, её желание разделял и Найт. Очень жаль было, что они не доиграли, но попадаться на глаза разъярённым охранникам не слишком хотелось, ибо это было явно не тем сценарием завершения дня, на который можно было рассчитывать.
За дверью игровой площадки, в коридорах, царил мрак, но Найт помнил, куда им нужно было бежать. За спиной слышались крики, доносящиеся из зала. Кажется, охрана их заметила… Несколько поворотов и вот она, лестница, ведущая на крышу, которая подарит им свободу. По крайней мере, оторваться за пределами здания будет куда легче.
Пропустив Юну вперёд, Эйдан уже через несколько секунд в одно мгновение взлетел по металлической лестнице и, оказавшись на свежем воздухе, потянул рыжую девчонку за руку. Нельзя было тратить время на спуск вниз – слишком глупо и безрассудно, их успеют догнать, если уже не поджидают там, в том переулке, а вот перепрыгнуть на соседнюю крышу куда веселее.
- Нам туда, - Найт на бегу ткнул пальцем в соседнюю крышу, что находилась в каких-то метрах двух-трёх от этой, а здание было примерно такой же высоты, что и то, на котором они находились, - не тормози.
На крыше позади слышались чужие громкие голоса, свет фонариков разрезал темноту повсюду. О, да, просто так от них уже не отстанут.
- Прыгай!
Прыжок получился довольно неграциозный, но своего Эйдан добился – они вместе перелетели провал, разделяющий два здания, затем, на секунду задержавшись на новом месте, снова бросились бежать, теперь уже по отдельности, но в одну сторону. Крики за спиной становились всё тише.
- Впереди металлическая лестница, вон на том доме, видишь? – Найт надеялся, что она разглядела, что соседний дом куда выше этого, зато имеет свои особенности вроде открытой лестницы, на которую, при особом желании, можно махнуть. Расстояние между домами здесь почти отсутствовало, - нам туда и наверх, - Эйдан развернулся, наблюдая, как охрана всё ещё суетится на крыше здания спортивно-тренировочного центра, - мы почти оторвались, нам нужен ещё один рывок!
Найт прыгнул следом за девушкой. Прыгнул и вцепился в металлические прутья лестницы, сильно приложившись при этом к ней щекой так, что от прикушенного языка тут же во рту ощутил металлический привкус крови. Нет времени.. у них нет на это времени. Эйдан быстро поднимался следом за Юной, чтобы оказаться на высокой крыше, где их, возможно, искать никто не додумается. Впрочем, судя по звукам, что раздавались за спиной, их уже перестали догонять.

+1

17

Он словно очнулся от её слов, что, с одной стороны, не могло не польстить Юне – тело своё она всегда держала в форме, даже после травмы продолжая посещать спортзал, находившийся неподалёку от дома. Правда, делать это приходилось под строгим контролем отца, но что тут поделаешь – ей и самой не слишком приятно было одной гулять по Омеге, особенно, когда чувствуешь свою слабость перед любым проходимцем. Пистолет, конечно, вещь хорошая и полезная, однако не всегда можно успеть его вовремя достать, а в ближнем бою от рыжеволосой никакого толка нет, о чём она прекрасно была осведомлена.
Татуировки... Наверное, было что-то болезненное в том, что ей они нравились. Причём не только рисунок, нанесённый на кожу и имеющий определённое значение, но и сам процесс (весьма неприятный, кстати говоря). Ветвь с лилиями можно считать относительной свежей тату. Она сделана всего месяц назад, хотя задумка мучила Юну уже несколько лет, всё никак не оформляясь в конкретную идею. Историю, стоявшую за этим рисунком, не знал никто, даже отец, и, пока что, девушка не собиралась никому ничего рассказывать. Это всё её личное дело, её тараканы в голове, и лезть туда не позволено никому, кроме неё самой.
Наверное, именно «благодаря» привычке закрываться от остальных она поначалу подумала, будто Эйдан засмеёт её из-за этой глупой вспышки эмоций. Его вопросы действительно заставили Моурен сомневаться в обоснованности своих заявлений. Даже на миг показалось, что она действительно лишь напридумывала себе всю эту бурду, совершенно не задумываясь об истинных мотивах поступка убийцы. И правда, зачем ему нужна она, «маленькая девочка», когда вокруг есть столько взрослых нормальных женщин? Чем таким она выделяется, что ему могла потребоваться именно её помощь? Ни-чем. Абсолютно. Таких сотни на Омеге, относительно одиноких молодых девчонок, жаждущих чьего-то внимания. Выросшие на сказках, они верят, что когда-нибудь объявится прекрасный принц, который заберёт их из трущоб и увезёт на Цитадель, где начнётся не жизнь, а сказка. А потом эти мечты разбиваются в пух и прах, принося одни только страдания. Потому что принцев всегда мало, на всех не хватает.
Эйдана, конечно, даже с натяжкой «принцем» было сложно назвать. Хотя бы потому, что он был убийцей. И потому, что это принцы обычно приходили на помощь несчастным девушкам, а тут всё было слишком запутанно, чтобы решить кто кому ещё должен помогать. Но Юна невольно облегчённо вздохнула, когда кудрявый таки признал её правоту. «Первый шаг на пути к успеху, блин,» - про себя усмехнувшись, девушка попыталась было снова отобрать у него мяч, не понимая, почему он отходит к середине зала.
- Давай так: ты помогаешь мне стать лучше, а я учу тебя веселиться по-настоящему. Думаю, это хороший обмен обязанностями, как считаешь?
- Хм, а кто тебе сказал, что я не умею веселиться по-настоящему? – усмешка в голосе прозвучала весьма неприкрыто, - Но я согласна. Уже давно согласилась, иначе бы сюда не пришла.
Наконец, Эйдан объяснил причину всех своих перемещений. Правила ОПЯТЬ менялись. И хотя Юна не могла не согласиться с тем, что за последнюю букву нужно устроить что-то более эпичное, постоянные метания Кудряшки не могли не веселить. Создавалось впечатление, что ему просто не хочется проигрывать, потому он решил снова изменить правила и попробовать победить хотя бы так.
- Ну, окей, - едва приняв мяч от Найта, девушка метнулась к корзине противника, используя свою скорость и ловкость против явно отстающего противника. Бросок – и рыжий мяч попадает в корзину. С довольной улыбкой обернувшись к Эйдану, Юна крикнула:
- Два-ноль в мою пользу! – и проворонила момент, когда коварный соперник отобрал мяч, теперь торопясь к её кольцу. Как она ни пыталась, отобрать или даже догнать не удалось. «Быстрый! Это тебе не поможет!» - самоуверенно пронеслось в мыслях, а потом её захватил азарт куда больший, чем во время игры в козла. Да, этот баскетбол ей нравился гораздо больше. Ещё несколько раз она забрасывала, выкрикивая их счёт, а потом решила плюнуть на это дело, целиком отдаваясь духу азарта и детской непосредственности, завладевшим обоими. Они носились по полю, как ненормальные, забивая друг другу, смеясь и радуясь, как дети. В пылу игры Юна даже пару раз ткнула Найта кулаком в грудь, что вызвало у обоих приступы почти неконтролируемого смеха. В какой-то момент, она прыгала, вставала на носочки и едва не ударила его, чтобы достать мяч, который Эйдан поднял высоко над головой. И смеялась, одновременно злилась на него, но хохотала, как ненормальная.
- Давай-давай, - подначивал он, а Юна всё никак не могла достать долбаный мяч, снова чувствуя себя маленькой девочкой. Мужчина неожиданно обернулся, стоило ей оказаться рядом, положил локти на её плечи так, что мяч оказался прямо за головой девушки. Она тяжело дышала полной грудью, глядя на него с какой-то странной смесью разнообразных эмоций. А он, бессовестный кудрявый демон, всё-таки забил мяч в корзину!
- Ах ты! – Моурен снова ткнула его, теперь уже в плечо, и опять расхохоталась. Как же легко и просто всё сейчас казалось! Так хорошо рядом с этим человеком, так приятно и уютно...
- Ты забавная.
- Я знаю, - с не угасающей улыбкой, от которой уже начинали болеть мышцы лица, ляпнула девчонка, тряхнув короткими рыжими волосами.
- Я хотел сказать, тебе, что… - Эйдана прервал писк инструметрона, в пух и прах разрушивший очарование момента. А когда убийца поменялся в лице, стало тревожно, - … что нам нужно бежать. Здание большое, у нас есть каких-то пара минут. Одень обувь, чтобы было удобно.
- Твою ж мать, - Юна кинулась к кипе своей одежды, обувая кеды на босые ноги и натягивая майку. Времени взять остальное не было – прежде, чем она успела схватить джемпер, Эйдан схватил свою спутницу за руку и потащил к тем дверям, через которые они пришли в зал. Впрочем, девушка почти сразу же вырвалась из хватки цепких пальцев мужчины, самостоятельно несясь вверх по лестнице, а затем и по коридорам. Правда, в темноте ей пришлось всё-таки ухватиться за него, чтобы не потеряться. Позади явственно слышались голоса охранников, что не могло не прибавить прыти и скорости. Вот только что потом? На крышу-то они выберутся, а вот по лестнице спускаться явно не самая хорошая идея – это медленно, успеют перехватить.
Наверху она оказалась первой, растерянно оглядываясь и не решаясь без Эйдана что-то делать. Он сам поднялся следом, тут же показав на крышу соседнего здания.
- Нам туда!
- Прыгать?! Ты серьёзно?!
- Не тормози.
Если бы не опасность быть настигнутыми охранниками, Юна в жизни не решилась бы прыгнуть на крышу другого здания, какая бы ситуация не была. Но, чёрт подери, она прыгнула, стоило Найту крикнуть волшебное слово "Прыгай!".
На свою удачу, девушка приземлилась в кувырке, чувствуя, как сразу же начала неприятно болеть ссадина на оголённом правом плече. Чертыхнувшись, девушка вскочила, кинув беглый взгляд на кудрявого, после чего вновь побежала. Впереди было ещё одно здание, выше того, на крыше которого они были сейчас. Моурен видела и его, и лестницу, за которую, при особом желании, можно будет зацепиться в прыжке. Вот только можно и вниз сорваться, если не удастся...
- Мы почти оторвались, нам нужен ещё один рывок!
«Безудержное, блин, веселье!» - иронично произнёс внутренний голос, который рыжая, как и всегда, проигнорировала. Оказавшись на краю крыши, оттолкнулась от твёрдой поверхности, на миг оказавшись в почти что свободном полёте. Страх, адреналин и не прошедший (а то и увеличившийся) азарт смешались в одно чувство, заставляя сердце биться быстрее. Больно ударившись о лестницу локтём, Юна крепко схватилась за металл, поднимаясь наверх. Судя по всему, прыжок Эйдана тоже был удачным, так что вскоре они оба оказались на крыше высокого здания. Глянув в сторону спортзала, увидела только удаляющиеся огни фонариков – видимо, охрана посчитала ненужным преследовать странных ночных посетителей. Так что теперь можно было выдохнуть и больше никуда не нестись, сломя голову.
- Ты в порядке? – спросила мужчину рыжая, посмотрев на него и увидев каплю крови на губе. Поддавшись странному порыву, девушка коснулась этого места большим пальцем правой руки, стирая оттуда кровь. – Сильно болит?
А потом, словно очнувшись от наваждения, быстро убрала руку и сделала несколько шагов в другую сторону от лестницы, глядя на типичный пейзаж Омеги. Неожиданно заурчал живот. И Юна не выдержала, рассмеявшись, да так, что полились слёзы. Целый вечер сплошных нелепостей! Сначала бар, потом все эти игры и пробежки, а сейчас, игнорируя все возможные приличия, её компрометировал собственный организм, неожиданно захотевший поесть. Просто чудно!
Отсмеявшись и утерев слёзы, Моурен произнесла:
- О Боже, ты наверное думаешь, что я просто сумасшедшая какая-то! Ой, ужас-то какой, - лицевые мышцы и правда очень болели, но улыбка не хотела сходить с лица, - Слушай, давай где-нибудь поедим, а? А то мой молодой растущий организм срочно требует еды, а то, если я не поем, может произойти что-то страшное. Главное, чтобы жор не начался после всего этого. Ну, на нервах.
Она снова почувствовала то же, что и тогда, в баре, когда закашлялась после алкоголя - смесь смущения, веселья и решительности. «Прекрати балаболить! Соберись, тряпка!» Но собираться категорически не хотелось - слишком хорошо и комфортно было ей сейчас рядом с этим человеком в том состоянии, котором она находилась.
- Прости. Я предупреждала, что могу до смерти заболтать, - совершенно искренняя извиняющаяся ухмылка (если можно такое вообще представить) совсем не сочеталась с хитрющим взглядом, глядящим на Эйдана. «Ну и ладно, какая есть, такая есть. Пусть привыкает!»

+1

18

Длинная металлическая лестница пожарной эвакуации (кто вообще в таком месте, как Омега, задумывается о безопасности жителей – огромная загадка), что вела вверх, заставляла быстро перебирать руками и ногами, а, в конечном итоге, привела Найта и его спутницу на плоскую крышу коробки жилого дома, где можно было немного передохнуть после столь скорого побега с баскетбольной площадки. Эйдан переглянулся с Юной, затем кивнул ей, одобрительно улыбнувшись. Что сказать, бегает она очень даже хорошо, даже для девчонки, недавно пережившей ранение.
- Ты в порядке? – убийце показалось, что в голосе девушки прозвучало волнение за него… но, нет, он наверняка ошибся. С какой стати ей за него переживать? За убийцу и монстра, за человека, который угрожал ей. Нет, это всего лишь вежливость, не более того. Хорошо воспитанная девочка с вежливыми вопросами, чтож… ему это нравилось.
- Да брось, неужели ты думаешь, что парочка минут бега в быстром темпе испортят мне настроение или здоровье?.. что… что ты делаешь?
Тонкий девичий палец коснулся его губы, и Эйдан в первую секунду принял это движение за попытку флиртовать, или выразить свою симпатию, или… впрочем, тут же занывшая губа и солоноватый приступ крои во рту намекнули убийце, что он зря так обольщался. Он снова наблюдал за её действиями, будто проводя какой-то интересный эксперимент. Наверное, ему просто нравилось следить за движениями рыжей Юны, улыбаться её и смотреть, с каким вниманием она стирает кровь с его подбородка.
- Сильно болит?
- Не впервой. Заживёт как на собаке, не переживай так о том, кто этого не заслуживает, - тёмные глаза охотника за головами скользнули взглядом по лицу девушки, а рукой, одетой в беспалую перчатку, он накрыл её пальцы. Рыжая словно застыла на пару мгновений, затем, словно выйдя из оцепенения или что-то для себя определив, отдёрнула руку и отступила, будто испугавшись чего-то, а затем и вовсе отвернулась от Эйдана. Найт быстро вытер губу и подбородок, используя нижний край своей светлой майки, чтобы привести себя в порядок хотя бы тем, что имеется..
Юна вдруг рассмеялась, и убийца, поддаваясь всеобщему временному помешательству, тоже расхохотался следом. Сегодняшний вечер получился очень насыщенным, а столько глупостей разом он не делал уже очень давно. Нет, это не первая его пробежка от охранников, но так весело ему действительно давно уже не было. Наверное, из поведение можно считать глупым, но зачем жить, если не совершаешь глупостей и тухнешь в повседневной рутине, словно в грязном болоте? У Найта же и вовсе от его «работы» совсем свихнуться можно, если постоянно сильно грузить себя всем этим. Если каждый твой день может стать последним, то, со временем, ты привыкаешь тратить своё время не на нытьё и оправдания по этому поводу, а на возможности и развлечения. Правда, в силу некоторых обстоятельств, развлечения у Эйдана были куда более «взрослыми», чем сегодня, но, чем чёрт не шутит? Почему бы и нет?
- О Боже, ты наверное думаешь, что я просто сумасшедшая какая-то! Ой, ужас-то какой, - улыбалась рыжая спутница, а Найт, немного подумав, помотал головой, отрицая её утверждение.
- О, нет, тут и я не лучше. Привёл тебя в охраняемое помещение ночью, а затем заставил играть в догонялки с охраной. Скажи, у тебя был когда-то более сумасшедший знакомый? Вот я просто уверен, что нет, - Эйдан перестал смеяться только тогда, когда девчонка отрицательно качнула головой в ответ. Правда, по этому жесту было не слишком понятно, согласна она или не очень, но Найт растолковал этот жест как «нет, у меня таких друзей никогда не было, и ты – самый сумасшедший», и это развеселило его ещё больше. А вроде взрослый человек, вон даже борода растёт… сам себя содержит и занимаемся по жизни очень и очень серьёзными вещами, за которые можно отхватить высшую меру наказания на любой планете и в любой галактике. И он всегда должен быть осторожен и бдителен, никогда не забывать, кто он такой на самом деле, и что каждый новый знакомый ставит его в рискованное положение. Но он доверял ей, этой рыжей Юне, потому что у него был повод для этого. Она не сдала его раньше, и её слова вполне правдивы – эта девчонка, эта рыжая заноза думала о нём. Эйд может не опасаться, что эта девушка сдаст его, ведь она такого никогда не сделает. Юне самой это нравится, нравится их маленькая игра без определённых правил. Она зависима от острых ощущений не меньше, чем он сам, и никогда от своего не отступит. Уже нет.
При упоминании о том, что надо бы перекусить, Эйдан, прислушиваясь к своему организму, несколько секунд пытался расшифровать ощущения, затем всё-таки почувствовал голод, затем согласно кивнул, подтверждая правильность идеи. Но здесь тоже были свои оговорки… Например, они заключались в том, что на Омеге ни в коем случае нельзя было топать за едой в первое попавшееся заведение, потому что, скорее всего, поужинав в какой-нибудь «непроверенной» забегаловке, где какой-то грязный ханар раскладывает по одноразовым тарелкам еду давно не мытыми щупальцами, ты выберешься оттуда только вперёд ногами. Ну или, в лучшем случае, будешь пару суток обниматься с унитазом. Более-менее приличных заведений на этой станции было столько, что пальцев на одной руке турианца для их пересчёта вполне хватит, и Эйдан с Юной сейчас находились не в самом благополучном районе, чтобы довольствоваться чем-то приличным.
Тем временем, рыжая спутница всё говорила и говорила. Её забавная манера вечно тараторить, лишь бы этим заткнуть неловкие паузы в их общении, Эйдана, в общем и целом, не раздражала и даже нравилась.
- Прости. Я предупреждала, что могу до смерти заболтать,  – невинные извинения констрастировали в хитрым взглядом, как это бывает у привирающих детей. О, нет, Рыжик, тебе нисколько не жаль. Скорее уж наоборот, это стиль твоей жизни, и он доставляет тебе удовольствия. Впрочем, Эйдан был не слишком против.
- Ну, до одного моего знакомого саларианца тебе по скорости речи ещё далеко, так что я не умру от передозировки общения, не переживай, - убийца, медленно приблизившись к краю, прищурился, разглядывая заведения, находящиеся на нижних уровнях дома напротив. Мастерская, гостиница, кто-то сдаёт помещения в аренду… взгляд наткнулся на вывеску круглосуточной забегаловки, где круглосуточно торговали примитивненьким, но, тем не менее, довольно съедобным фаст-фудом. Иногда Эйдан заказывал еду из этого заведения на дом, и его ни разу здесь не отравили, поэтому, в принципе, это кафе общественного питания могло считаться одним из лучших среди себе равных. «Пыжак-поварёнок» - гласила разноцветная вывеска с мультяшной мордой пыжака на подсвеченном экране.
- Посидишь здесь пару минут? – Найт бросил ещё один взгляд, измеряя расстояние до соседнего здания, потом со вздохом решил, что всё-таки придётся спускаться, и кивнул Юне, мол «останься и подожди» - несколько минут, и мужчина добудет еду. Мамонта притащить не обещаю, но внизу есть закусочная, и там всё вполне съедобно… в общем, я мигом.
Ни на верхнем этаже в ожидании лифта, ни в самом лифте Эйдан не встретил ни одной живой души. В коридорах пахло грязью, несвежей едой и бедностью. Из-за дверей некоторых квартир раздавались самые разные звуки:  от криков выясняющих отношения ксеносов до детского плача. На выходе из подъезда так воняло мочой, что пришлось на несколько секунд задержать дыхание прежде, чем металлическая дверь выпустила Найта на просторы столь же грязных, как и подъезд, улиц. Омега не была цветником для благородных девиц, поэтому стиль жизни и пейзаж здесь были соответствующие.
Перейдя небольшой переулок по диагонали, мужчина, звякнув подвеской на отъезжающей двери, вошёл в закусочную. Здесь пахло куда приемлемее, а аромат жареной картошки, особенно после амбрэ, что раздражало нос минутой ранее, теперь казался просто божественным.
В маленьком зале никого не было, следовательно, и очередь к терминалу отсутствовала совсем. Заказ Найт сделал абсолютно наугад, ибо совершенно не знал вкусов Юны, да и сам уже подзабыл, что именно заказывал в предыдущие свои посещения этого заведения. Не желая что-то упустить или долго раздумывать над тем, что же именно выбрать, Эйдан, по доброте душевной, взял «всего понемногу», ибо не слишком большой предлагаемый ассортимент позволил это сделать, закупив каждого вида в двух экземплярах. Уже через пять минут в окне выдачи товара мелькнула рогатая голова скорого на действия саларианца, который выдал убийце два бумажных пакета с разнообразным содержимым на любой вкус и цвет. Эйдан никогда не был жлобом и, хорошо зарабатывая своей профессией, привык много тратить, не думая о последствиях.
«Жить, считая каждую копейку, скучно» - обычно говорил он, поэтому у него было два состояния. Первое, это когда он тратил свои деньги после очередного задания направо и налево (первые три-пять дней), и второе, всё оставшееся время до нового задания, когда в холодильнике лишь лёд, а из выпивки – дешёвое горьковатое пиво, похожее по запаху на ханарские испражнения. И так повторялось с бесконечной периодичностью, а по-другому Найт жить был не обучен. Всё, что есть, нужно потратить, ведь жизнь слишком коротка, чтобы расходовать её на накопления и скряжничество. Каждое задание было большим риском погибнуть,  а тогда для чего строить планы и думать о том, что будет дальше? Уже завтра может и не быть Эйдана Найта, словно и не было никогда, так зачем смешить богов, рассказывая им свои планы?
- Хэй, ну вот, почти мамонт, - Найт протянул Юне огромные пакеты, - надеюсь, тебе хватит этого, чтобы живот больше не выдавал серенад, - поймав на себе  многозначительный взгляд рыжей спутницы, Эйдан совершенно искренне пожал плечами, мол «ничего не знаю», - я просто не придумал ничего лучше. Не знал, что тебе нравится, а позвонить было не на что. Дашь мне код своего инструметрона, чтобы я мог с тобой связаться в следующий раз? Может быть, адрес терминала? Можешь попробовать всё, если хочешь, а что не съешь – понадкусывай. Когда ещё будет такая возможность?..
Они сидели на краю высоко расположенной над уровнем земли крыши и, свесив ноги, весело разбирали закупленные запасы. Несколько видов картофеля фри, с десяток соусов в баночках, по парочке гамбургеров каждого вида, несколько бутылок безалкогольных напитков… иногда Найт очень преувеличивал свои желания, а сейчас это был явный перебор.
- И, извини, у них не было мороженого, - Эйдан кивнул на кучку еды, устроившуюся в пакете, - я спрашивал у консультанта, но, как оказалось, ночью они его не готовят. Зато отвоевал два молочных коктейля: шоколадный и банановый, вкуснющая вещь, попробуй тоже.
Сам Найт почти ничего не ел, лишь немного картофеля фри, а затем вытащил пачку сигарет и закурил, разглядывая грязный пейзаж Омеги, видимый с крыши. Через несколько часов, уже совсем скоро, наступит утро. Это будет не такое утро, как привыкли его видеть на Земле или на Цитадели, нет, здесь всё по-другому. Станция никогда не спит, она, словно монстр из детских кошмаров, на ночь лишь замирает в своём напряжении, и из углов наружу лезет гниль, обычно прячущаяся, когда по станции бродит много народу. Это и была омега во всей своей красе.
Горячий дым сжигал Эйдану внутренности. У охотника за головами был свой собственный убийца, медленный и беспощадный, нанятый уже очень давно, по молодости и глупости, а с каждым знакомством всё скорее приближающая Найта к его финалу. Хотя зачем задумываться об этом, если и без того каждый день есть шанс стать трупом? Зачем думать о будущем?
- Ты не такая, как они, - медленно и глухо вдруг заявил Эйдан, хотя до этого они оба молчали. Он старался не глядеть на рыжую девочку, что сидела рядом, но всё равно ощущал рядом её присутствие, - не такая, как те женщины, с которыми я сплю… спал. Они другие, и вв нисколько не похожи. Ты более живая, ты лучше, чем они... Спасибо за отличный вечер, Юна. Я давно так не веселился, и так никогда и не затеял бы всё это, не будь тебя со мной рядом. И извини за кофту, что тебе пришлось оставить в зале...
«О, нет, неужели потерял?» - на пару секунд Найта охватила паника, которой уже давненько не было, сердце ухнуло в страхе куда-то вниз, к пяткам, а затем в руках оказалась-таки его губная гармоника.
- А я думал, что она на бегу вывалилась из кармана. Это было бы очень печально, - убийца покрутил свой музыкальный инструмент в пальцах, - ты когда-то слышала гармонику? Это не слишком распространённый музыкальный инструмент в наше время… Я немного поиграю, чтобы поняла, что это такое…
Найт несколько секунд о чём-то размышлял, затем поднёс губную гармошку, набрал в грудь побольше воздуха и…
- Ты мне поможешь, - Эйдан загадочно улыбнулся, удерживая интригу довольно долго. Он молчал, пока открывал свой инструметрон и находил в нём приложение для набора текста. Молчал и пока набирал сам текст, быстро перескакивая пальцами с клавиши на клавишу виртуальной клавиатуры. На это ушло несколько минут, но убийца упорно молчал до тех пор, пока не поставил в тексте последнюю точку, а затем пришло время раскрыть карты.
- Я бы спел сам, но мои губы будут немного заняты, а я не могу делать два дела одновременно, поэтому… - Найт протянул Юне свой инструметрон, - петь будешь ты. Ну… ты утверждала, что хорошо поёшь в душе. Есть замечательный шанс научиться петь не только в нём.
Оранжевое окно инструметрона засветилось, открывая обзор на только что напечатанный текст простенькой песенки.
- Это будет интересно, - убийца приподнял губную гармошку на уровень глаз, - не слишком сложная песня, не правда ли? Готова?
Губная гармошка издала несколько заурядных звуков, Найт разогревался… Затем, вспомнив, как задуманная музыка играется, мужчина кивнул, давая Юне знак о том, что уже можно начинать подпевать.

Текст песни

О ВОЛОСАТЫХ СЛОНАХ
Было время и мир был другим,
Боги холода правили им,
А на земле среди вечных льдов
Жило стадо обычных слонов.
На земле среди вечных льдов
Жило стадо обычных слонов.

Эта льдистая слонострана
На все страны похожа была:
Сотни морд и с десяток голов,
Кучи спин гладкошерстных слонов.
Сотни морд и с десяток голов,
Кучи спин гладкошерстных слонов.

Но непонятны и даже странны
Там появились другие слоны.
Они пели песни о вечной весне
И трубили не так, как все.
Пели песни о вечной весне
И трубили не так, как все.

Но боялось прогневать богов
Руководство обычных слонов.
Мы не хотим вашей вечной весны -
Убирайтесь из нашей страны.
Мы не хотим вашей вечной весны -
Убирайтесь из нашей страны.

Как пройти сквозь колючие льды,
Утепляться решили слоны.
Чтобы льды были нам не страшны,
Мы патлатыми стать должны

Срок пришел, уходить уж пора,
Отросли у слонов хаера,
И ушли искать вечной весны
Прихиппованные слоны.
И ушли искать вечной весны
Прихиппованные слоны.

Было время и мир был другим,
Боги холода правили им,
А на земле среди вечных льдов
Больше нет волосатых слонов.
На земле среди вечных льдов
Больше нет волосатых слонов.

+1

19

Уход Эйдана дал Юне время на передышку. Подойдя к краю крыши, девушка взглядом проследила за выходящим из дома спутником, двигающимся в сторону одной из местных забегаловок. Откуда такое странное чувство внутри? Он ведь был тысячу раз прав – наверное, ей просто не хватало в жизни чего-то эдакого. Чтобы кровь бурлила, дух захватывало, губы сами собой расплывались в довольной улыбке, а глаза светились. Но почему именно ему удалось то, что ещё никому до этому не было по силам – вывести её на откровение и заставить сказать всё в открытую? Она давно привыкла прятаться. Конечно, кому-то всё это покажется смешным: восемнадцатилетняя девочка размышляет категориями «давно», «много лет» и т.п.. Да и всё могло быть ещё впереди, как любил говорить отец. Может, это самое "впереди" и пришло?
Чего таить – общение с убийцей вряд ли можно было посчитать адекватным решением. Что оно даст? Что привнесёт кудрявый демон в жизнь рыжего домовёнка? Опасность – наверняка, страх – скорее всего, адреналин – безусловно. Да и в конце концов, почему она должна отказываться от своего нового знакомого? Из-за постоянной опасности быть убитой/похищенной/ещё чего-нибудь? Бросьте, это же Омега! Здесь и без таких необычных знакомств всё это может произойти в любой момент. Нет, своим появлением Эйдан мог привнести в существование Юны ЖИЗНЬ. Пусть он видел в ней самоуверенную девочку, пусть и сам толком не мог понять чего хочет, но для неё это был шанс изменить что-то в размеренном течении совершенно скучных будней. Воспользоваться предложением «научиться веселью» на свой страх и риск, или остаться в своей берлоге, боясь каждого шума на лестничной клетке? Выбор очевиден.
Долго Найта, отправившегося за вожделенной едой, ждать не пришлось. Притащил он столько... словно они собирались просидеть всю оставшуюся жизнь на этой крыше, вообще не слезая с неё. Никогда. Во всяком случае за провиантом. Сам кудрявый был настолько доволен, словно вернулся с войны, а это всё было его заслуженными трофеями.
- Надеюсь, тебе хватит этого, чтобы живот больше не выдавал серенад.
- Ну офигеть теперь! – возмутилась Юна, - И никакие это не серенады были.
- Я просто не придумал ничего лучше. Не знал, что тебе нравится, а позвонить было не на что. Дашь мне код своего инструметрона, чтобы я мог с тобой связаться в следующий раз? Может быть, адрес терминала?
- Ага, лови и то, и другое, - ещё пару секунд занял обмен контактными данными. «Вот пусть только попробует заржать над моим ником!» - подумала девушка, глядя на буковки „Redheart”. Впрочем, быстро позабыла об этом, помогая достать еду из пакетов.
- Я, конечно, не против халявы, но не настолько. А ты, похоже, решил закормить меня до смерти, - усмехнулась рыжая, пробуя картошку, - Ммм, неплохо, кстати. Насчёт мороженки не волнуйся. Я не фанат. Зато коктейли попробую с удовольствием.
Внутри, конечно, промелькнуло что-то вроде неудобства за то, что он всё это накупил, а она даже не может отдать деньги (просто потому, что у неё их нет). Или хотя бы взял поменьше продуктов. А то ведь половина останется даже нетронутой – Юна голодная, но всё не так плохо.
Удобно устроившись на краю крыши, Моурен молча жевала картошку, не забывая о соусах. Эйдан рядом курил, почти не притрагиваясь к еде, что несколько напрягало, но не настолько, чтобы говорить об этом щедрому спутнику – в конце концов, он сам купил всё это и, если бы хотел, тоже поел. Однако небольшое неудобство не уходило.
Когда он заговорил, Юна молчала. Она не считала, что тут нужно что-то говорить. Было несколько неожиданно и, наверное, приятно услышать то, о чём он думал. Это льстило. Но слова Лэрри противным голосочком всё ещё звучали где-то внутри, заставляя сомневаться в искренности убийцы. Впрочем, она всё равно всё уже для себя решила, так зачем лишний раз переживать? Как будет – так будет. И ничего тут уже не изменить.
Отмахнувшись, едва Эйдан упомянул об оставленной в спортзале кофте, девушка молчала, не спеша открывать рот. Создавалось впечатление, будто они поменялись ролями – теперь кудрявый болтал, а Юна слушала, едва заметно улыбаясь. Когда в его руках появилась гармоника, рыжая сказала:
- Нет, не слышала.
- Я немного поиграю, чтобы поняла, что это такое… Ты мне поможешь.
- В чём? Играть что ли? Я же не умею!
Таинственно-загадочный Найт не соизволил объясниться, что девушку только раззадорило. Пока он увлечённо что-то печатал на экране инструметрона, Юна всячески пыталась заглянуть и посмотреть что он там делает, но Найт явно не собирался раскрываться раньше времени. Наконец, он поставил последнюю точку и поднял голову.
- Я бы спел сам, но мои губы будут немного заняты, а я не могу делать два дела одновременно, поэтому петь будешь ты. Ну… ты утверждала, что хорошо поёшь в душе. Есть замечательный шанс научиться петь не только в нём.
- О боже, Эйдан, ты серьёзно?! – девушка с мученическим видом приняла его омни-тул, до последнего надеясь, что он пошутил. Чёрт, она же сейчас опозорится по полной! А он ещё и ржать потом будет!
- Это будет интересно, - он как будто бы и не услышал её страдальческого голоса, - не слишком сложная песня, не правда ли? Готова?
- Подожди, дай хоть слова прочитать, - с недовольством отозвалась Моурен, вообще сомневаясь, что станет петь. «Что, опять сдашься? То есть раздеться ты перед ним могла, а спеть не можешь?» Фыркнув в ответ на свои собственные мысли, Юна прокашлялась, чувствуя, как щёки необратимо пунцовеют, а затем посмотрела на мужчину. Тот явно был готов начинать.
Когда он кивнул, девушка рта не раскрыла. Эту песню она вообще впервые видела, музыки не знала, так что Эйдану пришлось немного поиграть в одиночку, пока рыжая не поняла мелодию и не решила вступить. Первые исполненные ею слова были почти тихими. Всё таки Юна жутко стеснялась – она никогда ещё не пела перед кем-то и уже начала ругаться на свой длинный язык и хорошую память спутника. Однако с каждым следующим словом голос становился увереннее, «петухи» пропадали, а вместо дрожи от страха постепенно появился задор. Да, к середине песни девушка расслабилась, чувствуя удовольствие от происходящего. Она смотрела на Найта и видела его довольное лицо, слушала звуки, издаваемые губной гармошкой, и не могла не улыбаться.
Сначала показалось, что текста много. Только вот закончилась песня как-то быстро, отчего Юна невольно расстроилась. Впрочем, ничто им не мешало исполнить что-нибудь ещё. Прикусив нижнюю губу, девушка посмотрела на Эйдана, словно не решаясь что-то сказать. Открыв рот на миг, она тут же захлопнула его, но затем всё-таки взяла себя в руки и произнесла:
- Я... это странно, но я хочу ещё. Только на этот раз моя очередь выбирать песню, - Моурен улыбнулась убийце, - Правда, я не уверена, что она подойдёт для гармошки, но, думаю, ты сумеешь подстроиться.
Кашлянув для приличия, Юна отвернулась к раскинувшемуся перед ними пейзажу, закрыла глаза и запела одну из своих любимых песен. Может быть, такие Эйдану совсем не нравились и он только плеваться начнёт, но ей почему-то хотелось спеть именно её. И она вкладывала всю душу в эти слова, в эту музыку и звуки, чувствуя, как губы вновь растягиваются в улыбку, а на щеках играет лёгкий румянец. Было ли ей сейчас хорошо? Да, определённо. Не только из-за песни, из-за этого странного дня и места. Всё из-за человека, который сейчас сидел рядом.
- I'm stretching but you're just out of reach, I'm ready when you're ready for me, - пропевая последние слова, Юна вновь посмотрела на Найта и почувствовала себя такой маленькой глупенькой девочкой. Может, такой она и была? Иначе стала бы делать всё это?
Вздрогнув от прохлады станции, девушка опустила взгляд и уставилась на свои колени, не зная что сказать. Да и стоило ли?

думаю, догадаться что за песня не составило труда, но всё же))

Отредактировано Yuna Mawren (5 января, 2015г. 15:23)

+2

20

Эйдану всегда нравилась песня о слонах. Он уже не помнил, кто научил его играть её, и откуда он вообще узнал об этой незатейливой песенке, но звучала она легко, да и мотивчик был довольно незамысловатый. История «охиппованных» слонов слушателям запоминалась почти всегда с первого раза, правда, немногие смогли догадаться об истинном значении слов в песне. Старая экстранетная песенка о том, что кто-то, являясь не таким, как все, отправился в бой против системы, за что и поплатился. Глупые-глупые слоны, отрастившие волосатые шкуры и ушедшие искать вечной весны, бездарно глупые и наивные. Их больше нет на свете, они стали историей, как и многие, пытающиеся бороться с тем, что творилось в их время...
Юна, изначально противившаяся и ни в какую петь не собиравшаяся, в конце-концов сдалась и подхватила прилипчивый мотивчик ещё на подлёте, Найту не пришлось долго агитировать её и проигрывать один и тот же сценарий звуков несколько раз. Она пела, и пела довольно неплохо… фальшь, вызванная волнением, прикрылась задором и чистым от природы голосом. Ей явно нравилась песня, а к середине текста рыжая девчонка начала получать удовольствие и от самого процесса подпевания музыке. Она снова улыбалась. Рыжая девчонка вообще часто улыбалась сегодня... Эйдан не мог улыбнуться в ответ, так как гармошка, её строение и принцип извлечения музыки не позволяли ему сделать это или отвлечься, не прерывая своего занятия, но он разделял чувства этой дерзкой девчонки. Найту нравилось, что она поёт, и как именно она это делает. Мало кто из новых знакомых соглашался подпеть губной гармошке. Да и вообще, мало кто слышал, как убийца играет. Не то, чтобы это дело было очень интимным моментом, а слушать музыку в исполнении Эйда было дано лишь избранным, конечно же нет. Просто для этого нужна была своя атмосфера, особая компания или настрой… поэтому, чаще всего, Найт играл сам себе, в одиночестве, чтобы сосредоточиться перед важным и сложным заданием или, наоборот, снять напряжение после этого, когда не хотелось больше пить алкоголь или знакомиться с очередной девицей-на-один-раз, имя и лицо которой он забывал уже через несколько часов после расставания…
Здесь и сейчас Юна выступала и в качестве солистки, и в качестве благодарной слушательницы, и это Эйдану нравилось. Её компания ничуть его не раздражала, даже, можно сказать, наоборот забавляла и расслабляла. Рыжая не боялась показаться глупой или смешной, а, если и опасалась чего-то, то виду не подавала. Найту не нравились жеманные девицы, которые боятся рот лишний раз открыть, строящие из себя недотрог, хоть и переспали уже с половиной Омеги за деньги или новенький аэрокар, а у Юны характер был настолько яркий и непростой, что тут палец в рот не клади… он пытался переубедить себя, но она ему нравилась. Или… ладно, глупости всё это.
Музыка закончилась. Последние слова короткой песенки были допеты довольно быстро, Эйдан был доволен произошедшим не меньше, чем его весёлая спутница. Не вынимая изо рта гармошки, он освободил руки и похлопал девчонке в благодарность за забавное развлечение.
- Эшо фыфо футо… - прошипел он сквозь отверстия музыкального инструмента, зажатого губами, затем, улыбнувшись, вытащил гармошку изо рта и уже куда внятнее повторил, - это было круто, говорю, а ты хорошо поёшь, зачем только прибеднялась…
Эйдан привычным, отточенным до автоматизма движением перевернул гармошку и вытер её краем майки, затем поднял глаза на девчонку, которая словно чего-то ждала, закусив губу, глядя на него даже как-то расстроенно:
- Все вы, девушки, так… - убийца фыркнул и, не сводя с рыжей глаз, продолжил, - но мы хорошо спелись, особенно к концу, ты не находишь? Ещё один интересный опыт для нас обоих…
- Я... это странно, но я хочу ещё, - заявила спутница, и Найт, недолго думая, кивнул. Почему бы и нет? Это весело, а Юна забавная, когда поёт, он готов сыграть ещё что-то для неё из своего репертуара, пока они здесь сидят без дела.
- Хорошо, давай продолжим… Я знаю хорошую песню, она называется «Жили у матроны весёлые кроганы», как ты на это смотришь? – песенка была детская, с азарийскими корнями, самая простейшая, и Эйдан был уверен, что когда-то рыжая, даже воспитываясь в Альянсе, слышала этот незатейливый мотивчик.
- Только на этот раз моя очередь выбирать песню, - быстро предупредила девчонка. Эйдану ничего не оставалось, как вскинуть руки вверх в сдающемся движении, - Правда, я не уверена, что она подойдёт для гармошки, но, думаю, ты сумеешь подстроиться.
- Любой каприз за ваши деньги, мадмуазель, - мужчина неопределённо хмыкнул, крутя в руках музыкальный инструмент, - если не попробовать, то я никогда не узнаю, смогу ли подстроиться, поэтому начинай, а там видно будет.
Юна запела, и это было самым лучшим подарком для окончания данной ночи, наполненной событиями, словно кекс изюмом. Она пела, и Найт готов был поклясться, что никогда в  жизни не слышал этой песни, но эти слова брали за душу. Она пела, и он забыл обо всём, даже о том, что должен подобрать музыку и подыграть ей. Скорее всего, это был саундтрек к какому-то старому фильму, по крайней мере, так казалось Найту, и это… это звучало просто волшебно. Слова, наполненные смыслом, пронизанные им, будто паутиной, это не было похоже на современную попсовенькую музыку в два притопа и три прихлопа, исполняемую азарийскими певичками.
Он играл, не сильно попадая в ноты, но точно ухватив ритм пения, не слишком быстрый и не слишком медленный.
- For the day I catch your eye… - выводила девушка, и Найт замер, опуская взгляд, путаясь в нотах. Он никогда не слышал эту песню, но был уверен, что прямо сегодня скачает альбом этого исполнителя и заслушает его до дыр, - To let you know that I'm yours to hold.
Слишком взрослые слова, спетые девичьим голоском, никак не сочетались со всем этим образом девочки-подростка, безбашенной и пытающейся доказать всему миру, что она способна ничего не бояться. Кто же она на самом деле? И кто же на самом деле он? Её голос всё ещё звенел в ушах, хотя песня закончилась, а через несколько секунд прекратила свои терзания и гармошка в руках Найта. Они оба молчали, пока девчонка набирала в грудь побольше воздуха, пытаясь отдышаться после исполнения песни, которую она пела буквально на одном дыхании. Смотрела на Эйдана, словно впервые его видела, поднимая на него беззащитные глаза, пытаясь разглядеть что-то в его взгляде. Зачем он вообще привёл её сюда? Юна сидела близко. Настолько близко, что он мог разглядеть мурашки на её раненой руке, потянувшиеся от запястья к плечу. Маленькая беззащитная девочка, непонятно зачем впутавшаяся во всё это, втянувшая и его тоже. С головой, словно в омут. Почему злой судьбе нужно было столкнуть их вместе?
Ощущая неясный порыв, Эйд подался вперёд, перехватив Юну за плечи, коснулся носом её виска в твёрдой решимости продолжить всё это, может быть, даже как-то серьёзнее обычного поцелуя, но замер в последний момент, так и не коснувшись её губ, чувствуя её тёплое дыхание совсем рядом. Девчонка, всё ещё ребёнок, испуганный и замёрзший ребёнок, находящийся в его власти, доверившийся ему. Убийце совсем не нравилось это сравнение, но сейчас в голову лезло лишь оно. Найт открыл глаза, несколько секунд пытаясь сфокусировать взгляд на её лице, затем отпрянул, отпустил рыжую, отвернулся, напрягся, словно струна под натяжением.
Он обещал не вредить ей, пусть так и будет. Весёлая ночь заканчивается, и всё, что ему останется, это хорошие воспоминания, как это обычно и бывает. Со всеми, кто дарит ему минуты счастья. Ему действительно уже давненько не было так хорошо и весело. Он не мог сказать этого прямо, Найт предпочитал умолчать, но она должна понимать это и без озвучивания… Мужчина спрятал гармонику в карман, затем вытащил оттуда пачку сигарет и, не спрашивая разрешения у девушки, затянулся. Холод разгорающейся новым днём Омеги достиг теперь и его тела, и это было неприятное ощущение, заглушаемое лишь горячим сигаретным дымом, проникающим внутрь, согревающим лёгкие.
«Сколько же сейчас времени?» - Найт чувствовал лёгкую усталость, но она была приятной, столь же приятной, как и общение с этой рыжей девчонкой. Но всё закончится, он должен завершить эту ночь.
- Становится холодно, Юна, - Эйд неторопливо сделал ещё одну затяжку, затем выдохнул, отправляя клубок дыма путешествовать в гнилом воздухе Омегской помойки, - это была хорошая ночь. А теперь тебе пора домой.
***
Anathema – Untouchable Part 1
В тот день, уже проводив её и оказавшись дома, в своей холостяцкой берлоге, Найт выпил куда больше положенного. Джек Дениелс всегда был его лучшим другом в подобных ситуациях.  Он не хотел думать об этой девчонке: весёлой, светлой, радостно смеющейся, такой далёкой от всего того, что всегда окружало его, такой отстранённой от всего того дерьма, что составляло его жизнь. Она была далека от его мира, мира убийцы, полного насилия и жестокости, мира, где нет места слабостям и улыбкам, мира, где каждый день может быть последним. И мужчина не смел, просто не имел права впутывать её в свои дела, превращать её в вечную жертву. Он пытался не думать о ней, но в мысли всё равно лезла её хитрая улыбка расшалившегося ребёнка. Если бы кто-то спросил, что не даёт ему покоя, Эйдан ответил бы, не задумываясь:
«Рыжая Юна. Девушка, которая мне доверилась».

Отредактировано Aiden Knight (7 февраля, 2015г. 22:01)

+2

21

На короткий миг она испугалась. По-настоящему, как в тот миг неделю назад, когда поняла, что он убьёт её ради собственной безопасности, ради того, чтобы жить дальше и не бояться преследования. Испугалась, сама не понимая чего больше – близости мужчины или той невероятной скорости, с которой он оказался рядом с ней. Сердце сжалось, в горле появился комок, а Юна чувствовала себя такой беззащитной и маленькой! Будто маленький слепой котёнок, только-только появившийся на свет. А ведь он – убийца, о чём ты то неустанно напоминаешь себе, то усиленно пытаешься забыть. Ты не видела на что он способен, но помнишь тот холодный взгляд охотника, взирающего на обречённую жертву. Помнишь, как он смотрел на тебя, лежащую на полу, напуганную и изумлённую. И знаешь, что, если бы он хотел – уже давно избавился бы от тебя.
Руки Эйдана крепко держали её за плечи, его холодный нос уткнулся ей в висок, а она не могла ни двинуться, ни сказать что-либо, парализованная страхом и ожиданием. Что он сделает? Что теперь? Сейчас она полностью в его власти, она не сможет сопротивляться, даже если очень захочет. Только захочет ли? Ведь какая-то часть хотела продолжения, невероятно желала узнать что будет дальше... Даже, если это будет означать уничтожение последней возможности закончить всё это и забыть о странном убийце, всего за один вечер ставшем ей столь дорогим.
Страх. Ожидание. Надежда. Слабость. Снова чёртова слабость.
Юна сглотнула и, прикусив нижнюю губу (как всегда делала, когда сомневалась), посмотрела в лицо мужчине. Его губы почти касались её кожи. Его дыхание сливалось с её собственным. Его руки, его запах, его тепло... И его глаза – тёмная бездна, затягивающая её всё дальше и глубже...
Девушка растерялась, стоило Найту отпрянуть от неё. Может, всё дело в ней? Она сделала что-то не так или, наоборот, ничего не сделала? Он ждал какой-то реакции и от неё? Мысли роились в голове, путаясь и не желая успокаиваться. Моурен никогда в жизни не была в отношениях, никогда в жизни ни с кем не была вообще, а лёгкий флирт с младшими коллегами отца ну никак не мог идти в счёт, поэтому теперь ей казалось, что это она виновата в реакции кудрявого. Эйдан застыл, а Юне неожиданно захотелось что-нибудь сказать, чтобы хоть как-то развеять неловкую тишину, воцарившуюся между ними. Но всё, что она могла – молчать и смотреть вдаль, пытаясь побороть страх и смущение.
А потом, в одну-единственную секунду в памяти вновь всплыли слова Лэрри. «...ты не сможешь ему сопротивляться, Найт всегда получает то, что хочет...» И на душе стало легче, хотя обуздать бурю эмоций было сложно. «Он обещал не причинять мне вреда. Он отпустил. Неужели, чтобы дать мне шанс убежать? Если бы хотел, то мы бы...» - тут она даже в мыслях запнулась, не желая думать о том, что было бы. Слишком много «если бы». Но ясно, что сопротивляться мужчине было ей не под силу.
Она была даже благодарна Эйдану, когда он заговорил. Кивнув в ответ, девушка едва не сморозила что-то вроде «надеюсь, это была не последняя наша встреча», но решила промолчать. Ей действительно было пора возвращаться домой. Хотя Юна никогда бы не призналась мужчине, что хотела бы, чтобы эта ночь никогда не заканчивалась.
***
Её встретила пустая тёмная квартира. Розовато-оранжевый свет вывесок пробивался через жалюзи на единственном окне. На диване лежала куртка, оставленная девушкой перед уходом. В раковине опять немытыми лежали тарелки и пара стаканов. Всё оставалось таким же, как и неделю назад, когда человек по имени Эйдан Найт ещё не ворвался в её жизнь.
Скинув обувь, Юна потянулась было за своей сумкой.... И рассмеялась, вспомнив, что так и не забрала её из аэрокара кудрявого. «Ещё один повод встретиться». Открыла один из ящиков шкафа, стоявшего у входной двери, достала запасную зажигалку и пачку сигарет, после чего благополучно вытащила одну и вскоре вдохнула сизый дым. Поймав себя на мысли, что сигареты теперь ассоциировались именно с Найтом, рыжая усмехнулась и вошла в свою комнату, садясь на пол перед окном. За спиной была кровать, рядом стояла импровизированная «ваза» - отцовский пивной кубок, - с цветами. Подарок кудрявого.
- Розы, - прошептала девушка, с улыбкой выдыхая дымок. Ей всё ещё было холодно. Всё ещё преследовали отголоски неожиданного страха. Но гораздо больше Юна сейчас хотела оказаться вместе с Эйданом, согреться в его объятиях, посмотреть ему в глаза и утонуть в них. Хотелось никуда не отпускать его и, если бы она могла, не отошла бы от него сегодня. Хотелось видеть его улыбку, слышать его голос, петь для него и жить для него.
Неужели всё это правда? Неужели такое действительно случается не только в детских сказках? Этот человек за один только вечер дал ей столько всего! Он сумел помочь ей, сам того не зная. Сумел пробиться через броню, давно созданную ею самой, и вывести из равновесия. Юна готова была вновь пережить всё то, что с ней произошло в этот вечер и ночь, чтобы только снова оказаться рядом с ним. Чтобы быть вместе с ним. Да, она зависима от этих ощущений. И, наверное, вскоре станет зависима от этого мужчины... Только отчего-то это не казалось чем-то страшным. Нет.
Докурив, девушка поднялась с пола и подошла к окну, глядя на улицу. Он был где-то там. Её личный темноглазый демон, которому было суждено повстречать рыжего домовёнка. Она могла отрицать возникающие внутри чувства, могла отгораживаться от них и лгать самой себе, но не стала ничего делать. И, если бы кто-нибудь спросил, кто занимает все её мысли, Юна бы сразу же сказала:
«Кудрявый Эйдан. Мужчина, которому можно доверять».

+1


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Теория и практика ночных прогулок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC