Пост месяца. Anders Dango Пишет
Anders Dango
в "Людоеды, червяк и гонки по вертикали"

Падальщики шастали возле двери: проскальзывали мимо едва уловимыми тенями, то прятались, то выглядывали из-за углов. Как только осмелели и решились, подошли ближе. Один состроил Андерсу рожу и улыбнулся — между зубами виднелись ошмётки мяса, на подбородке — коричневая, в полумраке пещер почти чёрная... читать дальше >>
Должники
ДОЛЖНИКИ ПО ПОСТАМ
Список тех, кто должен пост в сюжетный квест больше четырех дней. Осада - Джаннис Моро
Ростки ненависти - ГМ
Этот мир - наш Ад - Рита Ро
Впусти меня - Майя Джонс
Предел для бессмертных - Рита

MASS EFFECT FROM ASHES

Объявление

Сюжеты для квестов. Участвуйте в готовых сюжетах или предложите свой.
Жду тебя! Не забывайте про эту полезную акцию и находите друг друга.
2.9 [Кладоискатели] Новый квест

Тип нашей игры - эпизоды, рейтинг NC-21. 2187 год. Жнецы атакуют. Теория Карпишина
2819 год. Прибытие в галактику Андромеда.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Допустимые потери


Допустимые потери

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://s8.uploads.ru/AXQ9r.png
Если желаете поскорее утешить женщину, посадите ее себе на колени.
1. Время: 2181
2. Место действия: турианская колония на планете Чатти.
3. Сюжет: Спектр Совета преследует банду беглых преступников-азари до территории турианцев. Иерархия, пообещав свое полное сотрудничество, отправляет на подмогу лейтенанта Скаторуса. На небольшой колонизированной турианцами планете, где преступников удается загнать в угол, в качестве водителя к Скату, спектру и местной команде оказывается приставлена Ранис. А у беглых азари, которым уже нечего терять, оказываются заложники - детишки из местной начальной школы. События принимают скверный оборот.
4. Участники: Варон Скаторус, Леора Ранис.

+2

2

- Судя по разведданным, ваши преступники находятся неподалеку и приближаются к одному из поселений.
Лейтенант спецназа и Спектр быстрым шагом, не отвлекаясь на встречных военнослужащих, шли по автопарку. Возле открытого гаража их ждала укомплектованная и заправленная бронемашина. Транспорт гудел и выпускал из выхлопной трубы небольшие клубы газа – значит, механик-водитель уже был внутри и готов приступить к делу.
«Прекрасно».
- Мои? – азари чуть замедлила шаг, пропуская взвод солдат, идущих строевым шагом. – Лейтенант, - язвительно усмехнулась она, - это уже ваша головная боль. И я лишь оказываю вам услугу. Не дожидаясь, к слову, благодарностей.
«Да вы что?» - скептически взглянул он на Спектра. И сразу же повернул голову в другую сторону. Садящийся неподалеку патрульный челнок, из которого высыпали вернувшиеся с постов часовые, был зрелищем более интересным, нежели та стерва, с которой пришлось работать.
У лейтенанта имелась кое-какая информация на Акиту Сефри, и он был очень недоволен сложившейся ситуацией. Недовольство выражала и Иерархия – именно поэтому приставила к беспринципному агенту своего офицера.
Идеальным вариантом было посадить Спектра на корабль и отправить на Цитадель, а дело поручить турианской группе антитеррора – эти ребята вскоре прибудут. И Примарх даже пытался договориться об этом с Советом. Но пока политики что-то обсуждали, события происходили здесь и сейчас. И оторванный от ужина лейтенант Скаторус, проходивший в этой воинской части командировку, оказался единственным бойцом, имеющим опыт проведения специальных операций.
Варон смолчал. Бессмысленные прения он считал явным признаком непрофессионализма.
А благодарностей Акита так и не дождалась.
Люк был распахнут – осталось только швейцара рядом выставить и повесить табличку с надписью: «Добро пожаловать».
Скат пропустил Сефри вперед. И когда вслед за ней пробрался в машину, громко дал команду:
- Выдвигаемся!
Тронулись. Гудел мотор. Броневик слегка покачивался на неровностях дороги. Варон сразу же подметил – ничего нигде не стукало и не скрипело. Добротное обслуживание сразу видно.
Впрочем, для турианцев это норма.
Сефри вальяжно расселась на скамье и, скрестив руки на груди, искоса взглянула на турианца.
- Разве не я должна командовать, лейтенант? Буду вынуждена указать в отчете о нарушении субординации с вашей стороны.
Варон снова промолчал. Лишь подумал о том, что с таким помощником шансы на успех ничтожны. А еще о том, что свой клевету она себе может засунуть в свою синюю задницу – непосредственный командир лучше знает своего лейтенанта и не поверит какой-то напыщенной азари.
Мешало другое - тот, кто был за рулем, это все прекрасно слышал. Таким образом, процесс разложения боевой группы уже был запущен.
Варон пересек десантное отделение и занял кресло справа от водителя.
Это была симпатичная турианка лет двадцати от роду. Синий узор на белых лицевых пластинах смотрелся очень эстетично. Она производила впечатление некоего светлого духа, ниспосланного предками на помощь лейтенанту в его нелегком деле.
И... И все. Он сюда не любоваться турианками пришел. Впереди было задание.
Но Скаторус не мог не отметить, как ловко турианка управлялась с рулем и рычагами – это уже напрямую касалось успешного выполнения задачи.
- Механик-водитель, назовитесь, - сказал он, пристегивая ремень безопасности. Уж Варон-то знал, какие трюки могут происходить во время передвижения на БТРе.
- Суть задания до вас довели?

+1

3

В последнее время Леоре казалось, что у нее проявляется некий новый талант - оказываться не в то время не в том месте. Если первые четыре года службы прошли тихо-мирно и безо всякого боевого опыта, то теперь она почему-то то и дело оказывалась на передовой. Ранис не могла сказать, что была против, просто ее это всё-таки довольно сильно пугало.
Колония на Чатти была тихой и спокойной, именно такой, на которых обычно находилась Лео в первые годы своей службы. Но воспоминание о том утре, когда привычное спокойствие разлетелось на куски, как разбившийся об пол стеклянный сосуд, всё еще было свежо. И Леора теперь постоянно ожидала какого-то подвоха. Очередного непредвиденного нападения батарианских пиратов или кого бы то ни было. Уход за транспортом, к которому она были приписана, помогал справиться с тревогой. Было что-то умиротворяющее в постоянном поддержании чистоты и исправности механизмов. Ведь когда ты знаешь, что у тебя не полетит внезапно силовая установка, что в порядке все фильтры и оба генератора, что хватает топлива и охладителя, что все детали смазаны и в отличном состоянии, то чувствуешь себя сразу же уверенней. Будто бы всё у тебя под контролем. А этого чувства Ранис иногда очень не хватало в бою. И поэтому она делала всё возможное, чтобы быть подготовленной к любой внештатной ситуации.
Так что на Чатти она фактически полностью превратилась в механика и всё свое время проводила в гараже. Запах дизельного топлива и машинного масла так сильно внедрился в ее сознание, что она уже не различала его. Даже свое свободное время она проводила за ремонтом двигателей, насосов и пусковых механизмом. Просто ей так было спокойней.
Леора как раз заканчивала с промывкой фильтра грубой очистки топлива, когда пришел приказ. Ничего сверхъестественного и сложного не намечалось - всего лишь отвезти лейтенанта разведки и спектра в поселение, где те проводили операцию по поимке преступников.
Спектров Ранис еще не приходилось встречать и ей было немного любопытно, а так же очень хотелось произвести хорошее впечатление на представителя Совета. Она с трудом подавила детское желание обернуться, когда пассажиры забрались в броневик и захлопнули люк за собой. Уж очень было интересно хоть краем глаза посмотреть на спектра. - Кто он? Турианец? Азари? Саларианец? - Но сразу же прозвучала команда выдвигаться и Леора сосредоточилась на работе. Услышав мерное урчание двигателя, Ранис невольно расслабилась. Всё было хорошо. Никаких посторонних шумов, все работало как прекрасно сглаженный механизм. И это знание всегда действовало на Лео успокаивающе. Даже любопытство отошло на задний план.
Но женский голос послышавшийся из-за спинки водительского сиденья всё же привлек ее внимание:
- Разве не я должна командовать, лейтенант? Буду вынуждена указать в отчете о нарушении субординации с вашей стороны.
- Ох. - Ранис неуютно сглотнула, она страсть как не любила присутствовать при разборках вышестоящих чинов. Да и вообще при любых разборках. Склоки, ссоры и прочие обиды всякий раз смущали ее. Лео и сама-то старалась не ссориться с окружающими, а когда становилась свидетелем всякий раз чувствовала себя неловко. Судя по голосу говорила спектр-азари. А приказ выдвигаться отдал явно турианский разведчик. Видимо, именно это азари и не понравилось. Леора только надеялась, что ее не втянут в их разногласия. Дальнейшей перепалки - Слава предкам! - не последовало.
Послышался легкий шорох и на пассажирское сидение уселся турианец. Леора быстро скосила в его сторону глаза, успев заметить серые лицевые пластины без каких-либо меток и пронзительные синие глаза, резко выделявшиеся на однотонном лице, и тут же вновь обратила свое внимание на дорогу впереди. Под его взглядом стало немного неловко, ведь слова спектра о нарушении субординации всё еще звучали в ушах.
- Капрал Леора Ранис, сэр, - вновь быстренько глянув в его сторону, ответила Лео и тут же вернула внимательный взгляд голубых глаз на дорогу, нажала на сцепление и сменила передачу.
- Да, сэр, в общих чертах, - кивнула она и тут же подумала, что можно было бы ограничиться и первой частью ответа. А то ведь прозвучало так, будто бы она напрашивается на выяснение деталей задания. Ранис уже привыкла к тому, что командование мало что говорило о тонкостях и причинах каких-либо приказов. Сказано вести разведчика и спектра в поселение, да поживее, значит, везешь, а не спрашиваешь, зачем и почему и кого именно ты везешь. Ей же даже имени лейтенанта и спектра не сообщили, посчитав, что эта информация для водителя БТР несущественна.
Очевидно, так же считала и азари, чьей насмешливый голос вновь послышался из-за спины:
- Просто вези нас куда велено и не застрянь по пути в канаве. Справишься с этим, милочка?
Леора почувствовала, как от смущения синеет затылок. - Милочка?! - Ранис судорожно сжала руль. В ней смущение боролось со злостью. Ей было неловко, что совершенно не знакомая с ней спектр так неуважительно отзывалась о ее способностях. - Да она же меня даже не знает! - К тому же прямо перед лейтенантом. - Который меня тоже не знает, и может подумать, что она права, и я с трудом веду транспорт по прямой. - Леора, имея еще довольно мало опыта, жутко боялась показаться непрофессиональной. Она молча повела мандибулами, так и не придумав адекватный ответ азари. Лео боялась даже взглянуть на лейтенанта, так ей было неудобно.
Бронетранспортер чуть покачнулся на неровности грунтовой дороги. Ранис резко выдохнула, внезапно испугавшись, что это можно расценить как подтверждение слов азари. Но тут же собственный глупый испуг разозлил Леору и она, поддавшись спонтанному порыву, крутанула в сторону руль. Несмотря на свои габариты, БТР был подвижным и резко качнулся влево, подпрыгнув на очередной ухабине. Лео, услышав удивленное оханье спектра и звук стукнувшегося обо что-то тела, развела мандибулы в довольной ухмылке.
- Постараюсь, мэм, - невинным тоном отозвалась она, выравнивая транспорт и вновь ведя его плавно вперед.

+1

4

- Лейтенант Скаторус, - представился Варон. - Позывной - Скат.
Несколько секунд он раздумывал над тем, что означает "в общих чертах", и все же решил уточнить.
- Наша цель - беглые преступники. Насчет поселения, думаю, знаете. Так вот - вероятность того, что мы будем иметь дело с заложниками, очень велика. Осторожнее с огнем.
Он смотрел на приборы, на экраны, дисплеи. Никаких дефектов в машинке не было, а двигалась она точно по проложенному курсу.
Но - предки подсказывали - слишком медленно.
- Просто вези нас куда велено и не застрянь по пути в канаве. Справишься с этим, милочка?
Турианец скептически поджал мандибулы и перевел взгляд на Ранис. От его зорких глаз не ускользнуло едва заметное движение: костяшки пальцев шевельнулись - Леора сжала руль крепче.
Жаловаться, пусть даже мысленно Варон не имел привычки. Зачем?
- Сосредоточьтесь на задании, капрал, - сухим голосом сказал Скат - негромко, чтобы его могла услышать лишь турианка, сидящая рядом.
Его слова означали примерно следующее: "Она не стоит ваших нервов" - и Варон надеялся, что Ранис поймет контекст. В конце концов, свой старательностью капрал производила более приятное впечатление - пусть хоть и не имела она его опыта.
БТР подскочил на какой-то яме. Кто-то звучно шлепнулся.
- Постараюсь, мэм.
"Умная девочка".
Если бы Леора взглянула сейчас на него, она увидела бы абсолютно непроницаемое каменное лицо. Но в этой застывшей маске таилось нечто, что можно было воспринять как одобрение. При желании. А у Ранис желание наверняка имелось.
Надо будет сказать ей, чтобы не увлекалась. Не сейчас – если решит сделать так еще раз.
Спектр промолчала. Скаторус вернулся к изучению карты. И он заметил одну интересную особенность.
- Здесь можно срезать. Новый курс - на два часа.
БТР свернул с гладкой дороги - и вот здесь он мог проявить себя как настоящую танцующую машину. Ямы, валуны, ложбинки - транспорт весело подскакивал на неровностях новой дороги. Силовая установка заревела от скорости. Но это не мешало расслышать то, как "маневрирует" Сефри в десантном отсеке.
- Что за?!.
- Мы срезаем путь, Сефри, - бросил турианец через плечо. - Быстрее доберемся.
- А предупредить нет? Я чуть не расшибла себе лоб! А это - выведение из строя. Буду вынуждена написать рапорт. Водитель, назовите свое имя и звание!
- Это по моему приказу, - все тем же сухим тоном сказал Скаторус.
Не то, чтобы он был заядлым джентльменом... Но зачем какой-то азари портить девчонке карьеру? А что касается Варона... Что ж, пускай Сефри попробует. Скат - не простой лейтенант, он служил в отряде, о котором большинству и знать не положено. И чтобы к таким рапортам отнеслись серьезно, нужно быть как минимум турианским офицером. И то не всяким. Поэтому угрозы на лейтенанта не действовали - его больше беспокоило то, как их троица будет взаимодействовать друг с другом в бою.
- Почему нам не предоставили челнок?
- У противника есть противотанковое оружие. Представляете, что будет, если они собьют челнок над мирным поселением?
Конечно, она представляла. Но ей было плевать - Варон это знал. Да и Ранис, наверное, тоже поняла.
Турианец едва заметно вздохнул. Это еще одна проблема. Серьезная проблема. Сефри наверняка пойдет на любые жертвы – а Варон еще не настолько зачерствел, чтобы без сожаления вести себя так. Ему еще предстояло пройти несколько лет по крови и трупам, похоронить нескольких своих друзей, не спасти нескольких мирных граждан, которые на него надеялись – впрочем, турианец об этом не знал.
Комлинк зафиксировал входящий. Варон принял вызов и вывел на экран.
- Капитан.
Это был непосредственный командир лейтенанта Скаторуса. Тот, под чьим руководством Варон воевал уже не первый год. Тот, кто смог создать из отдельных воинов боевое братство, возможно, даже семью. В этот раз Скат был один – его подразделение никто не отправлял в командировку на эту планету.
- Уже на задании?
- Так точно. Здесь капрал Ранис, - кивнул Варон на турианку, - и Спектр Сефри, - он мотнул головой куда-то назад.
- Так держать, капрал, - кивнул капитан Леоре, а затем снова взглянул на Ската. – Ты как? Порядок?
- Это в прошлом, - твердым тоном заверил Скаторус. – На работе не отразится.
Они поняли друг друга. Еще совсем недавно у Варона была она – казалось бы, верная подруга, которая готова стать ему спутницей жизни. Но с карьерой сложилось не так, как планировалось – задержался Скаторус в лейтенантах. Да и работа... Боец спецназа – никому неизвестный, безымянный герой. Никакого почета. Никакого признания. Лишь засекреченное личное дело, к которому почти никто не имеет доступ.
И она ушла. К другому, который был выше по званию. Выяснилось – к этому капитану.
Капитан оказался не так прост – прознав обо всем, он выставил шлюху за дверь, пригласил к себе домой своего подчиненного и... Да, были разборки. Кто вкуснее шашлык пожарит. Кто больше выпьет.
Осадок, конечно, остался, но турианская стойкость – завидная вещь.
Впрочем, отвечая на вопрос, Скаторус не был уверен, что капитан спрашивает именно об этом. Просто ему так подумалось.
Короткая пауза. Лицо на экране приняло задумчивый вид.
- Уверен?
- Не подведу.
- Принято. Покончи с этим делом и возвращайся. Пожалуй, отзову я тебя из командировки.
Варон обернулся через плечо, посмотрел назад, где в десантном отсеке занимала место Спектр-азари.
"Поскорее бы..."
- Спасибо, капитан. Дома всегда лучше.
Конечно, подразумевался не тот дом, где семья. Отец все равно вечно на службе, мать... Всегда рада видеть, но от того дома Варон начинал отвыкать.
Имелось ввиду место расположения его отряда. Пожалуй, Скаторус не отказался бы сейчас увидеть своих боевых братьев и сестер – пусть они и не Спектры, но некоторые и агентам Спецкорпуса не уступали. И никто так себя не вел.
- Даже не представляешь, насколько. Конец связи.

+1

5

- Сосредоточьтесь на задании, капрал.
Леора коротко кивнула и всё-таки глянула на лейтенанта Скаторуса после своего короткого маневра. Опасаясь, что своей небольшой выходкой могла разозлить офицера. Она ведь действовала не обдумано. Но турианец не выглядел разозленным. Скорее даже... Довольным?.. Нет, навряд ли. Ранис хотелось бы верить, что лейтенант одобрил ее маленький выпад, тем более, что она же удостоверилась, что офицер пристегнут, прежде чем пускать броневик в пляс, но турианец слишком уж хорошо умел сохранять невозмутимое выражение лица. С ним в скиллианскую пятерку явно не поиграешь. Нет, поиграть, конечно, можно, но выиграть навряд ли.
По указанию лейтенанта Лео направила БТР с проселочной дороги в поле. Здесь уже не пришлось специально стараться, чтобы хорошенько встряхнуть спектра в десантном отсеке, которая, судя по всему, так и не удосужилась пристегнуться. - А ведь никто ей не мешал это сделать, - с легким ехидством подумала Ранис, сосредоточенно ведя транспорт вперед. Впрочем, амортизаторы подвески были в полном порядке и трясло корпус машины совсем не так сильно, как могло бы. Качало, естественно, и на ухабах хорошенько подкидывало, но управление не страдало от этого. Правда и этого хватило, чтобы вызвать недовольство азари.
Ранис аж похолодела, когда спектр потребовала ее имя и звание, угрожая рапортом. На нее ни разу не писали донесение и уж точно не с жалобами. Поэтому было особенно боязно и обидно. Но что поделать? Лео уже обреченно открыла рот, когда ее перебил голос лейтенанта. Правда же, по его приказу. Леора невольно облегченно выдохнула и нажала на педаль акселератора. Машина ускорилась, силовая установка приятно взревела. Лео привычно глянула на экраны датчиков и приборов. Всё было в норме, но это азари так потрепала ей нервы что лишний раз удостовериться не помешало, просто для спокойствия.
Путь на самом деле удастся значительно сократить. Там где дорога петляла между полями и рощами, они бы потеряли драгоценные минуты. А тут - простор и только движение по прямой. Леоре именно это и нравилось - нестись по бездорожью, чувствуя как тебя слегка подкидывает над сиденьем, когда ты не сбавляя скорость - а желательно еще и увеличивая - перескакиваешь кочки.
Заложники - это плохо. Но вероятность - это ведь еще не точно. Может, обойдется... Леора знала о каком поселении шла речь. Небольшая деревня колонистов, в основном фермеров, так как планета была преимущественно сельскохозяйственной. Здесь жили спокойные, неприхотливые турианцы, во многом похожие на жителей родного для Лео Дигериса. Они всегда так тепло относились к прибывавшим в поселок военным. Дети обычно бежали за ними чуть ли не до самой части. - Глупо сейчас об этом вспоминать. Особенно если у противника есть противотанковое оружие... Духи, они ж не только челнок сбить могут. Не зря же оно зовется противотанковым. - Правда, о сохранности своего так лелеемого БТР Ранис сейчас меньше всего переживала. Почему-то перед мысленным взором то и дело были дети, со смехом бегущие за ней по проселочной дороге. Судя по всему, сидевшей сзади азари было не до жертв среди гражданских. И эта мысль неприятно кольнула Лео. Как-то совершенно не так она представляла себе свою первую встречу со спектром Совета, которые всегда виделись ей некими идеальными поборниками справедливости и законности, защищавшие невинных и наказывавшие виновных. Очевидно, она сильно романтизировала эту профессию. Оказалось, что среди них встречаются такие же хамоватые типы, как и везде. И это немного разочаровывало.
Вновь сменив передачу, Леора с ветерком повела машину через неглубокий овраг. Два передних колеса на короткий миг оторвались от земли, когда броневик перевалился через расщелину. И, предки, до чего же это был здоровский момент! Лео не смогла сдержать радостного выражения лица, неуместного, конечно, в данной ситуации. Но на краткое время она позабыла обо всем - о спектре в десантном отсеке, о лейтенанте на сидение рядом, о том, что они спешат на задание, о преступниках в мирном поселении, обо всем - она просто наслаждалась тем, что любила больше всего на свете - вождением. Миниатюрная девушка в громадной бронированной боевой машине. И она плясала, машинка-то. Отзываясь на движения ее рук, двигатель менял тембр рычания. Лео буквально чувствовала его на кончиках пальцев - каждый клапан, который он держала в руках, каждый насос, который она лично промывала. Равномерно рыча, броневик мчался вперед, плавно покачиваясь на неровностях рельефа.
Послышался сигнал комлинка, лейтенант ответил. На экране появился не знакомый Ранис турианец. Впрочем, разговор, очевидно, ее вообще не касался. И после вежливого "Благодарю, капитан" в ответ на его обращение, Леоре бы вновь сосредоточиться на управлении и пропустить чужую беседу мимо ушей, но это довольно сложно в замкнутом пространстве отделения управления. Так что она невольно подслушала. Капитан явно был обеспокоен состоянием лейтенанта. - С чего бы это? - Лео с любопытством глянула на Скаторуса. Ей показалось, что его непроницаемое лицо, так идеально подходящее для игры в скиллианскую пятерку, на мгновение изменилось, показав проблеск какой-то эмоции, которую Ранис однако не успела распознать и которая тут же исчезла, вновь став совершенно не читаемым. Но, быть может, ей просто показалось. Но от этого стало еще любопытней. Она поспешно отвернулась, когда лейтенант глянул через плечо на молчавшую азари.
"Дома всегда лучше"... Наверное, ей опять показалось, что он произнес эти слова каким-то иным тоном. Хотя, ведь с капитаном лейтенант Скаторус вообще говорил совсем другим голосом, не таким сухим, как со спектром и с ней. - Дружат, - поняла Лео. И задумалась о доме. Где был ее дом? Последние месяцы только в гараже или за рулем. Как давно она уже не думала о Дигерисе, как о доме. Отчем доме - да, а вот о том, куда ты возвращаешься по вечерам... Как-то быстро она привыкла жить в казармах. Хорошо хоть, что они фактически одинаковы, неважно на какой планете ты оказываешься. Спасибо духам за унифицированность.
И всё-таки было очень любопытно, что стряслось с офицером, раз ему даже во время задания звонили и спрашивали о его состоянии. Леора вновь покосилась на Ската, выискивая какие-нибудь зацепки, не нашла ничего и, конечно же, промолчала.
Зато высказалась спектр:
- Личные беседы во время миссии, лейтенант? Поверьте, это тоже отразится в рапорте.
- Вот же тварь, - фыркнула про себя Ранис, покачав головой. Они как раз подъезжали к северной окраине населенного пункта. Светлые одноэтажные домики вокруг главной площади, на которой по утрам устраивали фермерский рынок. Детишки на этот раз не выбежали их встречать, школьные уроки еще не закончились на сегодня.
Леора слегка притормозила и перевела взгляд на лейтенанта:
- Куда теперь, сэр?

+1

6

Краем глаза Варон уловил на себе заинтересованный взгляд Леоры. Пожалуй, капитан выбрал не лучшее время для этого разговора. Впрочем, раньше не вышло – как смог, так сразу же и связался.
Того же мнения – о несвоевременности разговора – придерживалась и Сефри. Только в привычной ей манере.
- Личные беседы во время миссии, лейтенант?
«Да».
Скаторус прикрыл глаза, словно испытывал неимоверную усталость. Хоть на выдержку он не жаловался – однако такой мелкий жест мог себе позволить.
- Поверьте, это тоже отразится в рапорте.
«Охотно верю», - мысленно ответил Скаторус, не став ничего говорить вслух. Препираться сейчас было глупой затеей. А шипеть себе под нос, чтобы слышала только Ранис, Варон не имел привычки.
Покачивание головой тоже не ускользнуло от взгляда лейтенанта. Что ж, на Ранис, похоже, можно положиться. Варон жестом показал, что все нормально – и выбросил инцидент из головы. То ли еще будет...
Они прилично срезали и сэкономили много времени. Но по мере приближения к населенному пункту Скаторус ощущал, как ему становится все тревожнее и тревожнее. На подходах, на окраинах – никого. Возможно, цели далеко отсюда... И что тогда? Разведка ошиблась? Или преступники передумали сюда заявляться?
Но был еще один вариант. Самый плохой.
«Они уже там», - подсказали духи посредством интуиции.
- Куда теперь, сэр?
Она молодец – спросила не так громко, чтобы Сефри услышала. Варон и так чувствовал, как возрастает нервное напряжение – не хватало еще сейчас со Спектром спорить. Пусть молча сидит и думает, что она командует. А Варон работу сделает сам, может, Леора еще подсобит. Главное – пусть Акита не мешает.
«А она ж помешает», - поджав мандибулы, покачал головой Скаторус.
- Двигаемся дальше. Свяжитесь с местной службой охраны.
Ранис мгновенно выполнила приказ. На экране засветилась картинка, из динамики донеслись звуки выстрелов и голоса.
- Говорит лейтенант Скаторус, Двадцать восьмой Легион.
И сейчас, как всегда, легенда – Варон не был простым офицером и никогда не служил в этом легионе. Однако свою принадлежность к войскам спецназначения он не разглашал по понятным причинам.
- Приближаемся к вам с севера на бронетехнике. Доложите обстановку.
- На связи мастер-сержант Горус! У нас захват школы! Дети в опасности!
Варон мысленно выругался. Худшее сбылось. Если погибнет кто-то из детей... Нет, Скат не хотел думать об этом. Пусть турианской стойкостью восхищались многие – но это даже для офицера разведки чересчур.
Не допустить.
- Капрал, педаль в пол.
Собраться. Взять себя в руки. Пора действовать.
- Спокойно, солдат. – Ровный тон. Как всегда.
Боковым зрением Варон уловил движение – Сефри подошла и, скривив губы в презрительной улыбке, смотрела в монитор. О чем она думала – времени гадать не было.
- Какими силами вы располагаете?
- Нас тут два отделения, мы даже все выходы заблокировать не можем!
- Мы уже рядом.
Связь прервалась. Снова томительное ожидание – пусть хоть и недолгое – но все же изматывающее. Однако лейтенант сохранял спокойствие, в похожих ситуациях ему не раз доводилось быть.
Лишь бы не опоздать. Духи, лишь бы не опоздать.
Сефри отошла в десантный отсек – видимо, готовилась. Следовало воспользоваться моментом, потом переброситься словами тет-а-тет может и не получиться.
- Капрал, - Скаторус наклонился к Леоре. - Я рассчитываю на вас больше, чем на нее. И напоминаю. Это не боевые действия. Пальбу отставить. Точечные выстрелы и только наверняка. В противном случае не стреляйте вообще.
Группа была почти на месте. За близлежащими домами собрались мирные жители. Они не рисковали высовываться – и спустя минуту Скаторус понял, почему.
- Тормозим здесь, - сказал турианец.
Выставлять боевую машину под выстрелы противотанкового оружия – радости мало. А броневик еще может пригодиться.
- На выход.
Скаторус пробрался мимо Спектра, которая еще не закончила приготовления. Удивительно, как она вообще агентом стала – эта азари явно не спешила.
«Запереть бы ее здесь», - размечтался Варон.
Он никак не отреагировал на толпу, которая оживленно встретила подкрепление – не было времени на разговоры. Варон молча подошел к углу и мельком выглянул. У школьного двора, укрывшись за аэрокарами и столбами, заняли позиции вооруженные турианцы. В окнах здания то и дело мелькали вспышки, и пули со свистом разлетались по округе. Ответная стрельба не велась – бойцы не рисковали, боясь шальным выстрелом попасть в детей.
Несколько секунд ожидания – и Варон выбрал момент.
- Пошли.
Пригнувшись, он стремительной перебежкой переместился к аэрокару, за которым занял позицию турианец с сержантскими знаками различия. Несколько раз совсем рядом в землю ударили пули – но обошлось.
- Мастер-сержант! Вы в курсе, что если они долбанут по аэрокару из противотанкового, то получится неприятно?
- Так точно, лейтенант! А что делать? Будем отслеживать ракеты и в случае необходимости прыгать кто куда!
Так просто. И не поспоришь.
- Какова обстановка?
- У нас трое раненных. Остался один снайпер. Им не закрыть все бреши!
- Принимайте еще двух снайперов, - кивнул он в сторону Леоры.
- Это все?
- Мы только блокируем. Скоро прибудет группа антитеррора, они займутся этим делом.
- Нет. – Голос Сефри. Эта сука уже успела добраться сюда. Нехорошо об этом думать, но лучше бы ей по пути вышибли мозги.
- Акита Сефри, Спектр Совета. Мы уничтожим противника здесь и сейчас.
Варон лишь молча выругался. И подумал – а не послать ли ее в харанью задницу, не взять ли командование на себя? Но она воспротивится. Может, применит силу. А драться под огнем противника...
Дело принимало совсем скверный оборот.

+1

7

- На связи мастер-сержант Горус! У нас захват школы! Дети в опасности!
Леора шумно выдохнула сквозь зубы, ощутив как кровь резко отливает от головы. Неприкрытая кожа побледнела, став практически одного цвета с лицевыми пластинами. Духи. Захват школы... Руки вцепились в руль.
БТР сорвался с места за миг до произнесенного лейтенантом приказа. Вжимая педаль акселератора, Ранис чувствовала, что ее колотит. Дети... Перед внутренним взором проносились картины бегущей по пыльной дороге малышни. И Лео вдруг так некстати подумалось, что дом, он ведь здесь. Тут. И детишки эти свои. И поселок этот свой. И какие-то твари угрожали им. Злость вперемежку с тревогой за детей заставляли сердце усиленно биться и гнать машину вперед.
Голос лейтенанта Скаторуса чуть не заставил ее вздрогнуть. Предки, Ранис, возьми себя в руки. Соберись и успокойся.
- Капрал.
Леора слегка повернула голову и встретилась взглядом с парой сосредоточенных синих глаз, оказавшихся вдруг довольно близко. Лицо лейтенанта и сейчас было идеальным для игры в скиллианскую пятерку. Но глаза выдавали его - переживает за детей. Хоть он-то их и не видел ни разу, небось. Переживает за неких абстрактных детей, которых не знает и не видел. Внезапно Лео прониклась к офицеру симпатией. Не благодарностью, как в тот момент, когда он парой слов защитил ее от рапорта азари, а именно симпатией. Дальнейшие его слова так вообще ее легка обескуражили:
- Я рассчитываю на вас больше, чем на нее.
Наверное, удивление на ее лице проявилось слишком очевидно. С сохранением непроницаемого выражения лица у Леоры дела еще были плохо. Эмоции то и дело отражались на ее чертах, как загоравшиеся в темноте неоновые вывески. Надо бы взять пример с лейтенанта. Лео постаралась сымитировать его каменное выражение. Но то, что Скаторус рассчитывал больше на нее, чем на спектра Совета... Хотя. Чему тут удивляться? Сефри была же той еще су...
- И напоминаю. Это не боевые действия. Пальбу отставить. Точечные выстрелы и только наверняка. В противном случае не стреляйте вообще.
- Да, сэр, конечно, - еле слышно кивнула Ранис под внимательным взглядом лейтенанта и даже умудрилась оскалиться в мимолетной улыбке. Она именно так и собиралась поступить. Но всегда было лучше, когда тебе лишний раз напоминают о твоих действиях. Леоре нравилось, чтобы всё было предельно ясно и понятно. Чтобы приказы были четкими, и всё, что от тебя требовалось, это просто исполнить их. Когда вокруг творился сущий дурдом и свистели пули, только так и можно было оставаться сфокусированной на деле.
За одним из домов прятались местные. Лео автоматически притормозила. И как раз вовремя - в дорогу впереди попал противотанковый снаряд. Ранис сомневалась, что целились в них. Скорее всего их приближение пока что осталось незамеченным, ведь со стороны школы эта улица не просматривалась. Но дальше ехать на броневике было бы неразумно. Лейтенант думал так же, и по его приказу Леора остановила транспорт. Скаторус, бросив короткое "На выход", выбрался наружу. По пути закинув за спину снайперскую винтовку, Ранис последовала за ним мимо спектра, что-то скрупулезно перебиравшей в своей экипировке. Толпа местных жителей встретили их с расспросами и причитаниями.
Кое-кого из них Лео знала в лицо, но по имени не помнила никого. Но и они узнали ее. Со всех стороны слышались вопросы о школе и просьбы спасти их детей. Леора сглотнула, поспешив вслед за лейтенантом и стараясь не глядеть в обеспокоенные лица фермеров. Ей нечего было им сказать и нечего обещать. Какая-то турианка слегка сжала локоть Лео, когда та проходила мимо.
- Спасите их... - прошептала она. Лео уставилась на ее и раскрыла было рот для ответа, но не зная, что сказать, тут же захлопнула его, судорожно кивнув. Спасите их... Да что я-то? Я же просто водитель. Вон спектры такими вещами занимаются.
Ранис остановилась рядом с лейтенантом. Со стороны школы то и дело слышались выстрелы. Было что-то неправильное во всей этой ситуации. Не должно было здесь ничего такого звучать. И эти турианцы, что сейчас прятались за домом и переживали за собственных детей ничем этого не заслужили. Они жили здесь десятилетиями, занимаясь своими делами и никого не трогая. Они были мирными фермерами. Именно поэтому они же и обосновались на этой тихой колонии. И эта улица... Леора помнила ее. Она здесь бывала. За углом, как раз напротив школы было кафе-мороженное. Летом они выставляли несколько столиков прямо на улицу...
- Пошли, - велел Скаторус и, пригнувшись, рванул вперед. Леора тут же поспешила следом, стараясь держаться ближе к нему. Она уже привыкла выполнять приказы, не тратя драгоценные секунды на раздумье. Тело будто бы реагировало само по себе, еще до того, как смысл сказанных слов доходил до мозга. И, наверное, так и нужно было.
В землю у ее ног врезалась пуля. Еще одна просвистела прямо у нее над гребнем, и Лео со слегка истерическим весельем подумалось, как хорошо, что она такая невысокая. Иначе ей бы сейчас так глупо и напрасно прострелили бы голову.
Сердце барабанило где-то в горле, когда она упала в укрытие за аэрокаром рядом с лейтенантом. Тот тоже был цел. Впрочем, чего еще было ожидать? Не могло же задеть выстрелом какого-то сбежавшего преступника офицера турианской армии.
Краем глаза она увидела, что осталось от столиков того кафе. Видимо одни из противотанковых снарядов попал именно туда. Это неправильно. Предки, это же так неправильно.
Стараясь не пропустить ни слова из разговора лейтенанта и мастер-сержанта, Леора оглядывалась вокруг. Школьный двор был похож на зону боевых действий. Окна здания были выбиты, и из них с завидным постоянством велся огонь.
- Принимайте еще двух снайперов, - кивнул Скаторус в сторону Ранис и она тут же обернулась к офцеру. Заметил снайперку за спиной. Лео нервно улыбнулась. Сама она не обратила внимания на его вооружение. Но после этих слов пригляделась и поняла, что вторым снайпером являлся он сам. Она уже потянулась за винтовкой - Блокируем и ждем группу антитеррора. Отлично. - когда послышался голос спектра-азари.
Леора пораженно уставилась на Сефри. Уничтожим противника здесь и сейчас? Она хоть слово слышала из того, что только что было сказано? Ранис кинула быстрый взгляд на лейтенанта и нервно повела мандибулами. У нас же нет бойцов. А у них дети. А группа антитеррора ведь уже в пути. Лео ожидала, что Скаторус сейчас возразит азари и еще раз объяснит ситуацию, раз пока что она не до конца ясна для нее. Ведь в этом все дело, так? Спектр просто не до конца разобралась в сложившемся положении. Леора не верила, что азари на самом дело просто глубоко наплевать как на потери среди военных, так и среди мирного населения. Что ей не было ни малейшего дела до детях, которых держали сейчас в школе в заложниках. Что спектру Совета Аките Сефри было важно лишь одно - уничтожить противника и как можно быстрее.
По лицу лейтенанта Скаторуса промелькнуло выражение, по которому стало понятно, что он-то как раз прекрасно осознавал, что двигало спектром. Ранис поняла, что дело дрянь.
- Сэр? - тихо проговорила она, глядя на лейтенанта. Она понимала, что азари настаивала на командовании операцией и, что было глупо так открыто выказывать сомнения в ее приказах. Но, духи, он же говорил, что рассчитывает на нее. И Лео не собиралась его подводить. Она ведь всё еще была солдатом именно Турианской Иерархии и подчинялась не Совету и его представителями, а лишь офицерам Иерархии. Так что она не сдвинется с места без приказа своего начальства, а не каких-то синих хамоватых баб.
Синяя хамоватая баба была другого мнения.

+1

8

Она действительно не хотела подводить Скаторуса. Не хотела подводить детей, оказавшихся в смертельной опасности. Их родителей, надеявшихся на нее.
Видимо, Сефри поняла, что Варон уже обладает здесь намного большим авторитетом. И задумала лишить его возможности выбирать между вариантами действия.
Фиолетовое свечение охватило ее, и в заряде она устремилась к школе. Навстречу полетели пули - но они не причинили вреда. В состоянии заряда Сефри была неуязвима.
Варон успел лишь мысленно выругаться, прежде чем Спектр исчезла в глубине школы. И стрельба стала еще интенсивнее. Но теперь - в основном внутри.
«Сука!» - Скату резко захотелось вонзить когти в синюю шею.
Но он был профессионалом - и действовал целесообразно, а нахлынувшие эмоции не могли ему помешать.
- Горус, оставьте бойцов здесь!
Варон не геройствовал. По крайней мере, не имел такого намерения. Но сейчас он - единственный, на чьем боевом счету были специальные операции. Они всегда отличались сложностью, требовали точности. А лейтенант был ювелиром в военном ремесле.
И все же должен быть кто-то, кто выведет освобожденных Скаторусом детей, пока сам лейтенант будет продвигаться дальше.
- А сами за мной! Капрал, тоже!
И он сорвался. Пригнувшись, прижав штурмовую винтовку к килю, сняв палец со спускового крючка. Сейчас нельзя вести огонь. Скаторус вообще понятия не имел, что сейчас делать - ни дымовых гранат, ни слезоточивого газа, ни других спецсредств. Нечем освобождать школу. Но Сефри не оставила выбора.
Варон покрылся синей рябью, когда пули ударили по щитам. Но он успел укрыться за деревом. Миг - и турианец продолжил движение, оставив укрытие следующим за ним товарищам.
Еще одна перебежка по диагонали - и Варон оказался за каменной колонной. Плотность огня усиливалась. А в окнах мелькали дети, которыми прикрывались преступники.
Скаторус акивировал защитную матрицу - и сделал последний рывок. Он оказался у самой стены, в мертвой зоне. Остальные долго не задерживались.
- Входим здесь! - Скаторус махнул рукой на окно. - Парадный вход может быть заминирован. Сцепите руки.
Скаторус схватил их за плечи, поставил одну ногу на сцепленные руки капрала и мастер-сержанта.
- Раз-два-три, подняли!
Он буквально взмыл вверх, выбив собой стекло. Влетел в помещение и, вмиг сориентировавшись, кувыркнулся вперед, уходя из-под обстрела. Скаторус укрылся за стеной – тут же выглянул и дал несколько очередей чуть выше, в потолок, чтобы – не приведите духи! – никого не задеть, но заставить противников спрятаться.
Лишние секунды были даны Ранис и Горусу, чтобы они успели пробраться внутрь.
- Тактическая маскировка есть? - спросил он.
Оказалось - не наивно.
- Капрал, по команде – в невидимость и к позиции противника. Будем импровизировать.
Из-за одной синей суки. И сейчас все могло накрыться, сейчас количество жертв запросто могло возрасти до критической отметки.
Но думать о плохих качества Спектра не было времени.
Варон дал еще очередь – чтобы враги гарантированно не высовывались из укрытия.
- Сейчас!
Он выскочил из-за угла – но азари его не увидели.
Не увидели стремительного продвижения вперед. Не увидели проникновения на их позиции. Поняли, что что-то не так, только когда начали погибать.
Здесь был просторный коридор с большими окнами, оставшимися без стекол. Боевики-азари, взявшие в плен группу детей. И несколько трупов на полу.
Не все преступники увидели свою смерть. Из невидимости Скаторус нанес удар мачете в шею. Пистолет, удерживоемый другой рукой, выплюнул несколько пуль. Инструментрон выслал сгусток воспламенения. Три трупа. Никто из детей не задет.
Быстро и чисто.
Леора тоже не сплоховала. Умница. Старательная.
Помещение было освобождено. Появились минуты спокойствия. Притихшие дети снова начали паниковать – у них на глазах произошел бой. Самый настоящий. Молодая учительница пыталась их успокоить. Кое-как получалось – но несколько маленьких тел, лежавших неподвижно, задевали чувства даже хладнокровного спецназовца.
- Вы вытащите нас отсюда? – спросила учительница.
Глядя в глаза маленьких турианцев, ставших жертвами по желанию преступников, трудно было сказать «Нет». И не хотелось этого говорить – но врать не хотелось еще больше.
- Если выйдем сейчас – попадем под обстрел из других помещений. Придется потерпеть.
Скаторус с неким удовольствием выстрелил в голову лежавшей азари, которая вдруг шевельнулась. Теперь уже – точно мертва. И поделом – если противника-солдата Варон еще мог уважать, то извергов, прикрывающихся детьми – никогда. Это не воины. Они ничего, кроме отвращения, не заслуживают.
- Капрал. Возьмите Горуса и спрячьте их где-нибудь. Я пойду дальше. Буду на связи – если удастся найти и отжать противотанковое, пригоните БТР прямо под стену. За работу.
И он исчез в следующем помещении.

+1

9

Синяя хамоватая баба была другого мнения. Она даже не стала отдавать никаких приказов, а просто молча рванула напролом в школу. Леора ошарашено щелкнула мандибулами, глядя вслед светившейся фиолотовым азари. Она же всех подставляет... Проклятье. Судя по взгляду, брошенному лейтенантом на скрывшегося в здании спектра, внутри он рвал и метал. Но внешне оставался все таким же собранным. Духи, мне бы так научиться владеть собой. Все тот же деловой тон:
- А сами за мной! Капрал, тоже! И в ту же секунду сорвался с места. Ранис, проверив свои щиты, молча помчалась следом. Пробежка под пулями заставляла сердце биться, но тело действовала как механизм, сказывались годы обучения и тренировок - несколько шагов от одного укрытия к другому, не высовываться, пригнуться к земле, вновь рвануть вперед, не общая внимания на свист пролетавших мимо пуль. Мозг реагировал в свойственной ему манере - почему-то до конца не верилось, что выстрелы реально могут попасть в цель и чем-либо навредить. Ну да, ну да, щиты же... К тому же преступники - а сколько их вообще? - сейчас были в основном заняты бушевавшей в здании школы азари. - Хоть какой-то прок от нее, - подумалось Леоре, когда она оказалась уже у самой стены, рядом с лейтенантом и мастер-сержантом. Они сцепили руки и подняли Скаторуса, который тут же исчез в окне.
- Давай, - заглушаемый грохотом выстрелов голос Горуса звучал нетерпеливо. Он подсадил легковесную Лео, и чуть ли не забросил в окно, явно не рассчитав свои силы. Ранис ойкнула, но успела сгруппироваться и, удостоверившись, что преступники отвлечены, схватила мастер-сержанта за вцепившуюся в подоконник руку, помогая забраться. Что ж ты такой тяжелый-то... Тот кивнул, и они оказались рядом с затаившимся за стеной лейтенантом.
- Тактическая маскировка есть? - Синие глаза Скаторуса глядели серьезно и сосредоточено.
- Есть, сэр, - коротко кивнула Леора, стараясь выглядеть столь же серьезной и профессиональной, несмотря на то, что сердце колотилось и от каждого звука выстрела под гребнем пробегали мурашки. Ей почему-то постоянно казалось, будто это гибли заложники. Глупо, конечно, вообще так думать. Надо думать о задании. О следующем шаге. И всё будет хорошо. Кажется, ответ даже немного удивил лейтенанта. Хоть это и было трудно сказать, так как выражение его лица не изменилось ни на йоту.
- Капрал, по команде – в невидимость и к позиции противника. Будем импровизировать.
- Да, сэр, - Ранис нервно повела мандибулами и тут же мысленно покорила себя за это явное проявление неуверенности. Нечего тут нервничать. Импровизировать, так импровизировать... Только дело было в том, что в импровизации Лео была не сильна. Она прекрасно действовала по строгому сценарию, по алгоритму, выученному наизусть и стократно повторенному, или же по инструкции, но вот импровизировать... Но думать об этом не было времени. Лейтенант Скаторус велел "Сейчас!" и с мерцанием растворился в воздухе. Леора, глубоко выдохнув, чтобы успокоить нервы, тут же активировала собственную маскировку и выскользнула из укрытия. Она спешила, так как время ее невидимости было ограничено. Надо было успеть. Добежать. И... И что? Духи. Мысленно считая секунды, Ранис несколькими широкими шагами пересекла помещение. Сердце оглушительно колотилось в ушах и ей казалось, что если противник даже не видел ее, то сердцебиение должно было выдать ее с потрохами. Но нет. Азари даже не глянули в ее сторону, когда она оказалась у них за спиной. Она помнила инструктаж по применению тактической маскировки. "Зайти врагу с фланга. Нанести точечный удар. Отступить." Пистолет Леоры уже почти уперся в висок не видевшей ее азари, когда она случайно взглянула на испуганных детей, жавшихся друг к дружке и большими глазами смотревших на взявших их в заложники. Ох. Лео не хотела окрашивать мозгами стены на глазах у детей. Им ведь итак досталось. Резко вскинув руку с пистолетом, она с размаху ударила им азари в висок. Преступница, выронив оружие, осела на пол. Но тут начался переполох, когда кто-то невидимый начал расправляться с преступниками. Скат действовал быстро и наверняка, хоть и чересчур кроваво для детских глаз, по мнению Ранис. Тактическая маскировка закончила свое действие и, на миг окутав Леору в неровное мерцание, сделала вновь видимой. Кто-то из детей восторженно вскрикнул, будто бы им показали какой-то редкий магический трюк. Лео постаралась улыбнуться.
Сказать, что дети были в шоке, значит, ничего не сказать. Совсем еще маленькие, лет по шесть, они ныли и льнули к своей учительнице. А чуть поодаль лежало два тела. Два маленьких тельца. Сердце болезненно сжалось при виде безжизненно раскинутых маленьких рук в луже синей крови. Ранис сглотнула и заставила себя отвернуться.
Прогремел очередной выстрел, когда лейтенант добил ту азари, которую оглушила Леора. Она невольно вздрогнула. Ну вот, поздравляю. Ты уже облажалась. Во-первых, не довела дело до конца, доставив офицеру лишнюю работу. А во-вторых, так и не уберегла детей от вида разбрызганных мозгов. Она обреченно вздохнула и обернулась к лейтенанту, когда тот ее окликнул.
- Возьмите Горуса и спрячьте их где-нибудь. Я пойду дальше. Буду на связи – если удастся найти и отжать противотанковое, пригоните БТР прямо под стену. За работу.
- Да, сэр, - отозвалась Ранис, обрадованная уже тем, что он не стал ее ругать. Сама-то она чувствовала себя очень виноватой.
Стоило Скаторусу скрыться в дверях, как они с мастер-сержантом повели учительницу с детьми к ближайшему служебному помещению. Шли гуськом - Леора впереди, за ней учительница и взявшиеся за руки детишки, замыкал шествие Горус с винтовкой. Идти было, по словам учительницы, недолго. Но у каждой открытой двери они тормозили, удостоверяясь, что путь свободен. Всё шло удачно. Только перед самой дверью к кладовой их настигла одна из азари. Винтовка Горуса не подвела.
- А сколько тебе лет? - с детской непосредственностью спросил Лео один из учеников, когда они заходили в кладовку.
Ранис расправила мандибулы в легкой улыбке, но ответить не успела, так как после первого вопроса тут же посыпались следующие:
- А как ты становишься невидимой? А можешь научить? А ты долго тренировалась? А в армии все могут быть невидимыми? А почему у тебя синие отметки а лице?
- Двадцать лет, - усмехнувшись, отозвалась Лео, глядя на любознательного ребенка. Было здорово, что несмотря на всю эту паршивую ситуацию, дети оставались детьми.
- А это много?
- О-очень много, - подмигнула Леора. Горус за ее спиной неопределенно фыркнул.
Вмешалась смутившаяся учительница, уводя детей от Ранис:
- Не обращайте внимания...
- Ничего страшного, - чуть развеселившись, ответила Леора и тут же куда серьезней добавила:
- Забаррикадируйте дверь и сидите тихо, пока всё не кончится.
Учительница кивнула. Лео прикрыла дверь и услышала звук передвигаемой мебели.

+1

10

- Сефри.
Ответ – молчание.
- Спектр!
То же самое. Или азари нарочно не отвечала, или связь блокировали. Хоть немного зная Сефри, Варон не удивился бы и первому.
Очередная дверь открыта – впереди еще один коридор. У окон – так же само – отстреливающиеся враги. Совсем рядом с ними, под прицелом – дети.
Скат моментально юркнул обратно за угол, но его прибытие не осталось незамеченным.
Дети, и без того испуганные, взволновались еще сильнее. Закричали. А потом...
Потом Скаторус предвидел, что будет. И уже действовал на опережение.
Шаг из-за угла – светошумовая полетела в толпу. Одновременно рука навела пистолет – на ту азари, которая прицелилась в детей. Вырвавшихся. Бегущих к нему. К спасителю.
Палец несколько раз выжал спуск. Граната вспыхнула в тот миг, когда в голове азари появилось несколько пуль. В это же мгновение Скат почувствовал, как биотический сгусток врезался в него, снимая щиты и причиняя боль.
Терпимо. Тем более – здесь дети. Нельзя отступать и отвлекаться.
Из-за гранаты азари потеряли ориентацию в пространстве – и этих секунд Варону хватило, чтобы перестрелять их, словно диких животных. Вспышка подействовала и на детей – но они хотя бы не погибли от пуль.
- Сефри!
Она и сейчас не отвечала.
Дети начинали приходить в себя – и это было сейчас самое страшное. Что делать с группой несовершеннолетних гражданских – Скаторус понятия не имел. Как говорится, жизнь его к такому не готовила.
- Тише-тише! Пожалуйста!..
«Ворка побери!..»
Варон выудил из группы самого старшего – этот и вел себя спокойнее. И, похоже, поручение ему можно было дать. Не факт – но Скат надеялся. Точнее, хотел надеяться.
- Парень, как тебя зовут? – турианец положил руку на плечи юноши.
- Тарис, - неуверенно ответил тот.
- Послушай меня, Тарис. Мне нужна твоя помощь.
Скаторус не знал, что и как говорить в таких ситуациях. Он запросто мог ляпнуть что-нибудь ненужное. Но просто взять и уйти – тоже неверное решение.
- Теперь ты – солдат. И у тебя есть боевая задача.
«…Что я несу?..»
Парень непонимающими глазами смотрел на лейтенанта – видимо, мысленно задавал такой же вопрос.
- Ты сможешь спрятать их? Я не могу остаться с вами. Нужно помочь остальным.
- Да, конечно, - в его голосе явно ощущалось волнение, но в глазах молодого турианца Скаторус увидел желание не подвести. Что ж, уже лучше, чем просто оставить детей здесь. Ведь и правда – Варону нужно было идти дальше.
- Далеко идти?
Как бы там ни было, Скат не мог отпустить их разгуливать по школе.
- Нет, - качнул головой Тарис. – Прямо здесь. За этой дверью укроемся… Внутри парт накидаем. Не пройдут, наверное.
«Надеюсь».
Скаторус кивнул.
- Давай.
Варон держал под контролем каждую дверь, каждый угол. Он был готов открыть огонь в любую секунду и в любом направлении. И если понадобиться, ловить собой пули, предназначенные детям. Однако преступники сюда больше не пришли. И, как только освобожденные заложники забаррикадировались, Скаторус двинулся дальше.
Выстрелы стихали. Вароне не хотел делать никаких выводов – просто шел на шум. На голоса. На звуки шагов. И дорга его вывел к внутреннему двору.
Турианец остановился возле угла, выглянул наружу. Крепко выругался. Очень крепко.
Там стоял челнок, готовый к полету. Рядом – преступники и дети. Сефри не было.
- Турианец! Выходи!
«Твари…»
Спорить сейчас было опасно. Не для него – для заложников. Да и на переговорщика он не обучался. И пришлось поддаться. Оставить укрытие. Выйти на открытое пространство – от чего инструкторы остерегали всегда и везде.
- Делайте со мной, что угодно.
Не финт. Не блеф. Скаторус и вправду готов был пожертвовать собой. И для любого турианца это было в порядке вещей.
- Только отпустите их.
- Ну уж нет.
Варон не мог стрелять. И не только из-за того, что он сам находился под прицелом. Нет – преступники целились еще и в детей. Одно лишнее движение – и…
- За меня Иерархия заплатит. Возьмите меня.
Он не лгал. Действительно, Скаторус был подготовленным кадром. И в его подготовку было вложено немало денег. Таких Иерархия не бросит.
- Возьмите меня вместо них, - повторил Скат.
Бесполезно.
Они ничего не сказали. Просто держали под прицелом и Варона, и детей. Отступая. Заходя в челнок. Вместе с детьми.
«Духи, нет!»
Поздно. Они уже были внутри. Челнок взлетал.
Жар внутри не стихал – он становился еще неприятнее.
- Капрал!
Нет ответа.
- Ранис!
И снова. Молчание.
- Ранис, не сбивайте челнок! Внутри заложники! Как слышно?!
Тишина в ответ. Похоже, связь действительно глушили.
И Скаторус, позабыв обо всем ринулся обратно – в то место, где небольшая группа военных проникла в школу. Может, Леора еще там. Может, она не отступила к БТРу…
Надежды – это все, что осталось у лейтенанта.

+1

11

Надежды не было. Ни малейшего шанса избавиться от этой синей стервы. Леора поняла это при одном лишь взгляде на хмурое лицо спектра. Сефри появилась перед ней и Горусом в школьном коридоре, будто бы из-под земли. Выскочила из-за угла и лишь презрительно фыркнула, когда на нее уставились дула турианских винтовок.
- Вы двое, за мной, живо! - велела она, резко развернувшись на каблуках и даже не оглядываясь проверить следуют ли за ней, или нет.
Ранис и мастер-сержант переглянулись. Откуда взялась Сефри именно сейчас? И опять же что-то требует.
- Но, мэм, у нас приказ вернуться к транспорту, - заметил Горус, догоняя азари. Та даже не взглянула на него.
- Тогда выполняйте, - выплюнула она, не сбавляя шаг. - Как раз туда нам и нужно.
Горус кинул взгляд на спешившую следом Леору и слегка повел мандибулами. Она неопределенно качнула головой в ответ. По крайней мере, они шли в правильном направлении. По пути им встречались лишь трупы, очевидно, что Сефри расчистила себе путь. Помимо мертвых преступников азари, то и дело виднелись и маленькие турианские тела. Леора старалась не присматриваться, но во рту появился горький привкус и сердце сжималось. Она и не ожидала, что Сефри будет заботиться о невинных жертвах, но видеть своими глазами тот след из трупов, который она оставила за собой, это было болезненно. Горус впереди сжал мандибулы. Сама Ранис не так хорошо владела выражением своего лица. И если бы азари или турианец сейчас обернулись на нее, то увидели бы всю ту боль и тот гнев, что бушевали в ней. Но спектру вряд ли было бы какое-либо дело до этого. Мерзкая синезадая тварь.
За одной из дверей послышался шорох. Спектр резко остановилась, выставив вперед оружие. Палец уже был на спусковом крючке, когда из-за приоткрытой двери показалась перепуганная детская мордашка. Горус и Леора дернулись одновременно, оказываясь между азари и ребенком.
- Мэм, нет!
- Стойте!
Сефри раздраженно выдохнула, но стрелять не стала. Ребенок тихонько захныкал.
- Эй, всё хорошо, - Лео опустилась на корточки и успокаивающе улыбнулась девочке.
- У нас нет времени на это дерьмо, - нетерпеливо встряла азари. - Пошевеливайтесь.
- Но мы же не можем ее оставить, - начала была Ранис, но спектр схватила ее за локоть и подняла на ноги.
- Тогда пусть он с ней останется, - Сефри кивнула на Горуса. - Мне нужен водитель.
- Идите, я догоню, - отозвался мастер-сержант. И раздраженная азари потащила Леору дальше по коридору.
Бронетранспортер они нашли там же, где и оставили. Спектр и капрал турианской армии всю дорогу не проронили ни единого слова. Лишь забираясь в транспорт, азари велела:
- К школе.
- Да, мэм, - сухо отозвалась Ранис, усаживаясь на водительское сидение, и потянулась к комлинку.
- Ты что творишь? - остановила ее спектр, резко перехватив ее руку. Леора удивленно уставилась на азари.
- Докладываю лейтенанту, - Она дернулась, высвобождая пальцы. - Мэм.
- Отставить, солдат, - жестко велела Сефри.
- Но...
- Закрой рот и веди это долбанное корыто! - взорвалась азари, брызгая слюной. - Я спектр Совета и это моя операция! Ты подчиняешься мне! Если не хочешь оказаться под трибуналом, лучше выполняй приказы! Понятно, солдат?!
Леора похолодела и тяжело сглотнула. Перспектива военного трибунала ее откровенно пугала. А спектры Совета ведь и правда были наделены властью. И если Иерархия обещала Совету свою поддержку, то получалось, что азари на самом деле обладала авторитетом. Духи. Лео очень захотелось, чтобы рядом оказался лейтенант. Он знал бы, что делать. Под яростным взглядом Сефри, Ранис медленно кивнула. Ведь перед ней был спектр. И тронула БТР.
Останавливая машину перед зданием школы, Леора волновалась. Ей не нравилось, что она находилась наедине с Сефри. Она слишком хорошо помнила те маленькие детские трупы в коридоре. Азари тем временем тоже была будто бы как на иголках. Но в ее глазах светилось не волнение и не опасение, а лишь охотничий азарт и желание как можно быстрее закончить свое дело. Спектр проверила свое оружие и с тихим возгласом негодования отбросила, повернувшись к Ранис:
- Подготовить орудия.
Зачем? Вопрос так и остался невысказанным, когда над зданием школы, медленно стал подниматься небольшой челнок. Сефри издала раздраженный звук и крикнула:
- Да шевелись же ты!
Леора поспешно занялась вооружением. Челнок медленно набирал высоту.
- Капрал! - голос лейтенанта Скаторуса послышался по рации и заставил Леору вздрогнуть. Он звучал как-то странно. Не так, как до этого. Лео глянула на спектра, собираясь ответить. Азари покачала головой.
- Ранис! - в голосе  Скаторуса слышалась то, чего ей раньше в его тоне не доводилось замечать - тревожность. Она нервно покосилась на Сефри. Если лейтенант нервничает, то дело плохо. Леора вновь потянулась к комлинку, азари ударила ее по пальцам:
- Отставить. Орудие готово?
- Да. - Что-то здесь было неладно. Ранис ощущало это кончиками гребней. Что-то здесь было совсем не в порядке. Спектр растянула синие губы в довольной, но нетерпеливой улыбке:
- Тогда не тормози. Стреляй, пока они не поднялись слишком высоко!
Леора навела оружие на цель. В салоне вновь прозвучал голос Ската:
- Ранис, не сбивайте челнок! Внутри-- Сефри раздраженно выключила рацию и остальная часть сообщения лейтенанта так и осталась не услышанной. Но и этого хватило, чтобы рука Лео замерла над приборами. Нельзя сбивать.
- Какого черта? - орала Сефри. - Стреляй пока не поздно!
Леора застыла, похолодела, будто бы покрылась ледяной коркой. Едкий привкус вновь появился во рту. Мандибулы трепетали. Ей вспомнились дети. Те самые, что с радостным смехом бежали вслед за ее машиной по проселочной дороге. И маленькие безжизненные тельца в лужицах синей крови в коридоре. Это не правильно.
- Это приказ! Стреляй, солдат! - надрывалась азари над самым ухом. Слово "приказ" резануло слух. Ранис ни разу не ослушивалась приказа. Она никогда не сомневалась в приказах. Никогда не задумывалась о приказах. Она просто исполняла их. И это было правильно, это было верно. Это было естественно. Как дышать. Ведь ты не задумываешься о том, что дышишь. И правильно ли это. Так же и приказы... Но сейчас. Это... нет, что-то здесь было неправильно. Леора чувствовала себя так, будто бы погружалась в воду. Тонула. И истеричный крик азари доносился до нее, как будто издали, приглушенный теми самыми массами воды, что норовили утопить ее. Но ведь лейтенант сказал, не сбивать. Лео схватилась за эту мысль как за спасательный круг. Его слова важнее приказов спектра.
Что-то ощутимо ударило ее по лицу. Ранис повернула голову. Сефри в порыве ударила ее рукояткой пистолета.
- Стреляй! Пока они не ушли! - прошипела спектр. - Если я из-за тебя, маленькой дряни, не выполню задание, я тебя в порошок сотру. Стреляй!
Челнок был под прицелом. Оставалось лишь секунд десять до того момента, когда он окажется вне зоны досягаемости. Обычный такой, старенький челнок, используемый во многих колониях для не длительных космических перелетов. Он медленно поднимался над поверхностью планеты.
- Стреляй! - орала азари. И Ранис выстрелила. Снаряд будто бы в замедленной съемке устремился к своей цели. Еще до того, как он достиг челнока, Леора поняла, что ошиблась.
Нет. Она большими, не верящими глазами смотрела на челнок. Слова лейтенанта гремели в памяти, заглушая все остальные звуки: "Ранис, не сбивайте челнок! Внутри--" Что внутри? Что внутри?! Что, твою мать, внутри?! Темная масса воды будто бы поглотила Леору. Стало трудно дышать. Внутри. Заряд достиг цели, и челнок взорвался, вспыхнул. Наверное, это было громко. Но Леора не слышала ничего, кроме оглушительного шума собственной крови в ушах. Осознание пришло внезапно и окончательно выбило почву из-под ног. Внутри. Заложники. Дети. Даже странно, что она сразу не догадалась. Дура. Сверху сыпались горящие обломки. Это зрелище было чудовищным и завораживающим. Ранис с трудом повернула голову к азари. Спектр торжествовала. От ее довольного вида Леору начало подташнивать.
- Вы знали, - проговорила она хриплым, чужим голосом. Сефри с улыбкой убрала оружие. Глаза блестели самодовольством, когда она нагло соврала в лицо Ранис:
- Не понимаю о чем ты. И продолжила сочившимся пренебрежением тоном: - Если бы я разбиралась в вашей допотопной технике, не стала бы с тобой возиться. И не думай, что в моем отчете не отразится твой непрофессионализм. Из-за твоей нерасторопность мы чуть было не упустили их.
Леора не слышала ее. Она молча смотрела на здание школы перед собой - Белые стены. Белые однотонные стены. - и тонула. Она почти утонула, когда в БТР врезалась посланная из падавшего челнока ракета - последняя отчаянная весточка преступных азари. Броневик содрогнулся. Ранис покачнулась и ударилась головой о спинку сиденья. Сефри громко выругалась и сорвалась с места. Датчики на приборном щитке сошли с ума. Панический писк приборов привел Леору хотя бы частично в чувство. Пахло дымом. Ракетница. У них же была ракетница. Противотанковые ракеты. Машина горела.

+4

12

Перед глазами мелькали двери и коридоры. Иногда – маленькие тела, лежавшие на полу. Немного позже – испуганные ученики, которых уже никто не держал в заложниках. Но у Ската не было времени их утешать. Да и не умел он обращаться с детьми. Пожалуй, семейная жизнь – особенно в той части, которая касалась возни с чадом – иной раз пугала его больше какой-нибудь сложной военной операции.
- Вернитесь в кабинеты! Скоро за вами придут! – на ходу крикнул Варон, решив перестраховаться: в школе могли остаться азари для прикрытия челнока.
Но выстрелов нигде уже не было слышно. А попавшиеся на глаза азари лежали бездыханными трупами.
Скоро их число пополнится. Варон не давал клятв в пылу эмоций – но духи подсказывали ему. Скоро все будут наказаны.
Лейтенант выпрыгнул из того же окна, кувыркнувшись по инерции. Мигом вскочил на ноги, бегом направившись к точке высадки.
- Эвакуировать заложников! – на ходу крикнул он солдатам.
За зданием по-прежнему находились местные, но сейчас их было меньше – наверняка отправились вслед за эпицентром событий.
- Где БТР?
- За челноком поехал, - ответил один из гражданских. – Туда, - он указал рукой на восток.
Ругаться, даже мысленно, уже не было времени.
- Чей аэроцикл?
- Мой, - к Варону подошел подросток.
- Я его реквизирую.
Пальцы крепко обхватили руль. Туловище наклонилось вперед для большей обтекаемости. Загудел мотор – машинка рванула по улице.
Скаторус добавил скорости. Он рисковал. Повсеместно попадались большие скопления народу, которые нужно было обходить. Тут и там стоял транспорт, который тоже мешал прямолинейному движению. Картинка смазывалась по бокам, строения мелькали и мигом пропадали из поля зрения.
Варон надеялся, что это оправданный риск.
- Ранис!
Здесь уже связь была. Но Леора не отвечала.
Догадок много – одна хуже другой.
За одиноким домом на окраине открывалась ужасная картина. Даже для лейтенанта спецназа, повидавшего немало – ужаснейшая. Прям как в школе. Такие картины означали, что где-то какой-то солдат не исполнил долг надлежащим образом.
Сейчас это был Скаторус. Он винил себя в большей мере, нежели Спектра.
Челнок сбит. Он осыпался на темную землю горящими обломками, испускающими пламя вверх, к небу.
Не получилось. Не уберег.
Шаттл был не просто подбит, он не просто совершил аварийную посадку. Он был полностью уничтожен – наметанный глаз офицера безошибочно определил это. А еще горел БТР. И рядом – ни Сефри, ни Ранис. Наверняка они внутри. И лучше бы им поторопиться – огонь подбирался к топливному баку.
Обязанность спасти хотя бы Леору не давала оцепенеть. Турианец подбежал к транспорту, на ходу надевая шлем. Не хватало только задохнуться там, внутри пылающей машины.
Люк на крыше оказался поврежден – открываться он не хотел. Скаторус несколько раз дергал на себя ручку – точнее, пытался. Тщетно.
- Вы еще живы там? – крикнул он, чтобы его было слышно.
- Не медли! – крик Сефри напоминал истерику.
Турианец сделал несколько разрезов лезвием инструментрона – и люк поддался. Варон, сложив ноги вместе, сиганул вниз.
Здесь дымело. Искрило. Горело.
Здесь можно было находиться минуты две, не больше.
- Вы приказали сбить челнок, Сефри? – спросил Скаторус, приближаясь к оцепеневшей Леоре.
А какая разница? Погибших не вернуть. Прерванные жизни молодых турианцев не восстановить. Теперь они дети навеки – и никогда не станут взрослыми.
...Разница была. Духи говорили, что виновные должны быть наказаны. Все.
С каждой секундой решимость крепла. Да и не оставалось времени на сомнения. Вот-вот машина взорвется.
Скаторус отстегнул ремень от торса Ранис и потянул турианку на себя.
- Ну же, пошли, - негромко сказал он.
- Я выполняла миссию, - Акита метнулась было к люку, но путь ей загородил Варон, ведущий под руку Леору.
- Вы знали, что там дети.
Он не спрашивал. Он был уверен.
- Да! Дай пройти!..
- Выхода отсюда нет, - в голосе турианца еще не было столько холода и ненависти.
- Что? Быстрее!..
- Ты застряла, сука.
Она успела сделать недоумевающее лицо – а потом получила по нему кулаком. Оставив Леору, турианец схватил кисть азари, пока та не успела опомниться. Варон сунул ее руку под отколовшуюся часть внутренней обшивки, в искрящуюся панель – а потом навалился, прижимая лист металла к стене. Сефри и вправду застряла.
- Что ты?..
С ее пальцев сорвалась биотика – но слишком слабая. На сильную Варон времени не дал.
Его щиты замерцали. Миг – и его кулак снова врезался в голову Сефри. Тридцать секунд спокойствия обеспечено.
- На выход, Ранис.
Турианец пролез в люк и вытянул вслед за собой мастер-сержанта. Он двигался на автомате. Внутри не было ничего – казалось бы, душа Скаторуса опустела. Но если так – опустела она еще при виде детских трупов.
Это все лежало на Сефри. Пришло время расплачиваться.
- Прыгай!
Он соскочил с БТРа на землю. Мягко приземлился, пружинисто присев и снова выпрямившись. Снова схватил Леору за запястье и потащил за собой.
Тридцать метров – отойти на большее расстояние времени не хватило.
Бак рванул. БТР разнесло на части.
Скаторус услышал грохот – а затем ему в спину ударил жар, буквально бросая наземь. На лету лейтенант прикрыл голову руками и, упав, замер, не двигаясь.
Он выждал три секунды – и только потом перевернулся на бок. Медленно, как-то отрешенно приподнялся на локте. Сначала повернул голову на новый пожар, охвативший бронетранспортер. Потом - на турианку.
- Ты как? – его тон не выражал ни одной эмоции. Но если раньше голос был каменным, то теперь – мертвым.

+1

13

Машина горела. Но Леора не чувствовала жара и не замечала дыма. Она застыла. Запах гари и дым, стремительно заполнявший бронетранспортер, она хоть и ощущала, но не осознавала. Где-то невероятно далеко истошно орала азари. Но ее вопли тоже не доходили до сознания Ранис. Неподвижно застыв на водительском сидении, она лишь невидящим взглядом уставилась перед собой. Не видя ни сошедших с ума приборов, ни пожиравшего машину пламени.
С неба всё еще падали, неспешно паря в воздухе, горевшие куски сбитого челнока. Совсем крохотные, будто бы невесомые и пылавшие. Они сгорали и превращались в пепел. Как и дети. Пепельные дети.
Леора не замечала происходящего вокруг. Становилось трудно дышать, но Ранис итак почти не дышала. Она не слышала спектра, пытавшегося открыть заклинивший люк. Не слышала крик лейтенанта снаружи и грохот, с которым люк в конечном итоге распахнулся. Только на миг чей-то негромкий, но знакомый голос проник сквозь поглотившую ее тишину:
- Ну же, пошли.
И Леора, как безвольная тряпичная кукла, позволила поднять себя на ноги, сделала несколько шагов. Всё вокруг было будто бы в тумане, не столько из-за задымленности, от которой щипало глаза и горло, сколько из-за той звенящей, парализовавшей тишины, что поглотила Ранис. Она как слепая, на ощупь, придерживая чьей-то рукой, брела сквозь эту мглу. Голоса и слова не доходили до ее слуха. Лео не заметила ни перепалки лейтенанта со спектром, ни того, чем она закончилось.
Только несколько раз вновь сквозь тишину доносился голос:
- На выход, Ранис.
И казалось, что да, выход был. Не только мгла и туман. Но и выход. И чьи-то пальцы, железной хваткой сжимавшие запястье, не дававшие мгле поглотить ее окончательно. Не позволявшие потеряться в тумане.
Позже она не помнила ничего из этого. Не помнила, как вылезла из машины. Как спрыгнула вниз и, как побежала, увлекаемая лейтенантом. Она не помнила взрыва и волны жара, окатившей их. Не помнила, как ее кинуло на землю. Или же она сама кинулась. Не помнила, как уткнулась лицом в траву, зажмурилась и вся сжалась. Не помнила, сколько она так пролежала, пока в каких-то тридцати метрах от них горел БТР. Новый пепел на пепелище. Теперь уже сложно было так сразу сказать, где были обломки челнока, а где броневика.
Первое, что Леора могла вспомнить после того рокового выстрела, был голос лейтенанта. Страшный, безжизненный голос, при звуке которого Ранис почувствовала, как в горле возник комок.
- Ты как? – Пусть произнесенные слова и не были страшными сами по себе, а подразумевали даже некое участие, но от тона, которым они были произнесены, кровь стыла в жилах. Мертвый голос. Леора открыла глаза и уставилась на траву перед собой. Обычная, примятая, довольно чахлая трава. Желто-зеленая. Повернувшись на спину, Ранис уставилась в синее небо, в которое поднимались столбы черного дыма. В воздухе витал пепел.
Как я? Ранис не знала ответа на этот вопрос. Никогда еще подобный вопрос не ставил ее в тупик. Она не чувствовала себя. Никак. Поворачиваясь, она не ощущала собственного тела. А в голове не было ни единой мысли. Пустота. Но это было обманчивое впечатление. И Лео знала, что пустота эта - лишь тонкий пергамент. Рисовая бумага, которую можно было разорвать неосторожным движением, мыслей. И за которым таились боль. И скорбь. И чувство вины.
Я их убила. Пепельных детей. Я их убила.
Вот она, та мысль, которая рвет пергамент пустоты. Рвет в клочья душу. И блаженную тишину. Леора помнила детей, что бежали за машиной. Помнила тела в синей крови. Помнила взорвавшийся челнок. И от этого хотелось выть. Зарыться в землю и выть. Я их убила. Руки непроизвольно заскребли почву, сжимая в кулаке траву, но вместо этого наткнулись на чужую трехпалую руку. Те самые пальцы, что сжимали ее запястье во время ее блужданий в тумане. Те самые пальцы, что не дали ей утонуть. Потеряться. Пропасть. Леора коснулась ладони лейтенанта. Ей показалось, что она чувствует тепло даже сквозь перчатки, когда она сжала его руку, ухватившись за нее, как за соломинку.
- Плохо, - тихо проговорила Ранис, глядя в синее небо над собой. Я их убила. Меня просили их спасти. А я их убила. - Я не хотела... Я не хотела их убивать. Я не знала. - Комок в горле мешал говорить. Слова с трудом произносились. - Я не знала. - Пальцы сжались сильнее. И ведь даже в отставку не подашь. Еще же десять лет. Я их убила. Пусть спектр и отдала приказ, но ведь выстрелила я, а не азари... Леора повела мандибулами, только сейчас заметив, что спектра рядом не наблюдалось.
- Где Сефри? - спросила она всё так же тихо и повернула голову к догоравшему БТР. А. Точно.
- Не выбралась, - с каким-то странным равнодушием сама же ответила себе Ранис. Гибель азари ее не тронула. Наверное, потому что вся ее скорбь и вина достались детям. Пепельным детям. Леора с трудом сглотнула, но ком никуда не делся. Она все так же сжимала руку лейтенанта, но только сейчас поняла, что всё это время боялась даже взглянуть на него. Боялась увидеть осуждение и разочарование в его глазах. Он же говорил не сбивать. Он же говорил.
- Я вас подвела, сэр, - еще тише проговорила Ранис, всё так же глядя на пламя, пожиравшее БТР, и всё так же отчаянно цепляясь за руку лейтенанта. - Я их убила. - Прижав мандибулы, она всё-таки рискнула кинуть взгляд на Скаторуса.

+1

14

Варон удивился, когда на его руке сомкнулись ее пальцы. Посмотрел на нее непонимающим взглядом. А потом выражение его глаз изменилось. Наверное, в них появилось даже сочувствие – он не знал.
Так же, как и не знал, каково сейчас Леоре.
И никогда не захочет узнать на собственных пластинах. А вот понять ее сейчас…
Впрочем, неважно – она его глаз все равно не видела. Наверное, она вообще ничего сейчас не видела. Только пожарище и кучу обломков, среди которых догорают маленькие тела мертвых детей.
- Плохо.
…А что потом сказать родителям? Как им это объяснить? Солдат выстрелил по приказу Спектра, которому было плевать на ваших детей?
И чего родители пожелают солдату?
- Я не хотела... Я не хотела их убивать. Я не знала.
Варон не отводил взгляд от Ранис. И думал - хоть как бы мысли не хотели запутаться, пойти вразнос. Он уже знал, что скажет. Не ей - командованию. Что сказать сейчас Леоре - Варон понятия не имел.
Что касалось доклада… Те, кто может действовать жёстко, когда это необходимо, всегда будут нужны. Просто нужно составить легенду для местных жителей.
А наказывать...
- Я не знала.
Она сама себя наказала.
- Спектр виновата в этом, - сказал турианец. Все тем же безжизненным голосом.
- Где Сефри? – и сразу же ответила: - Не выбралась.
- Не выбралась, - кивнул турианец. - Ее зажало куском внутренней обшивки. Ты поняла?
Это должно остаться тайной. По крайней мере, для кого-то. Однако Ранис, похоже, совсем его не слушала. Не до того ей было.
Каково же это?..
- Я вас подвела, сэр. Я их убила.
Варон приподнялся, не выдирая руку из пальцев Леоры. Другую ладонь он положил ей на плечо. Хоть в броне она ничего и не почувствует, однако...
Скаторус понятия не имел, как себя вести. Что ещё сделать. Но вдруг почувствовал, как проникся огромным сочувствием и... пониманием? Нет. Но попытка была.
- Не кори себя. Ты спасла сегодня многих.
Она была здесь? Или, разговаривая с собой же, находилась в каком-то своём мире?
Она слушала? Слышала?
- Эй. Леора...
Шум. На фоне треска языков пламени раздался звук приближающегося транспорта. Не одного и не двух. Боевых машин Скаторус не разглядел – значит, на место событий прибыли местные жители.
Каково им будет?..
И не исчезал вопрос – каково ей?..
Ответ был прямо перед ним. Все то же отчаяние. Все то же заторможенное состояние.
- Ну, вставай.
Он потянул ее на себя, чтобы она приняла сидячее положение. Но вставать Леора, похоже, не торопилась. И вообще, совершать какие-либо действия.
Впрочем, как и Скаторус.
А в мыслях у нее – что? Не хватало еще, чтобы она вздумала застрелиться прямо сейчас.
- Леора. Успокойся.
Он не должен был этим заниматься. И делать то, что он сделал дальше – тоже, наверное, не должен был.
Но ситуация такая – неправильная, неестественная. Безумная.
Варон обнял ее, прислонив к себе. А потом крепко, по-солдатски прижал к своему килю. Так в одном из старых фильмов сделал генерал, когда привел подкрепление на позицию, на которое после боя остался один-единственный солдат.
Измученный, уставший.
Потерявший все.

+1

15

Лейтенант что-то говорил. Его голос звучал на периферии сознания, мандибулы двигались в такт произнесенным словам, но смысл сказанного так и не доходил до Леоры. Она чувствовала себя опустошенной. Она чувствовала себя мертвой. Казалось, что это она погибла в том челноке, а не дети. Дети. От одной этой мысли хотелось выть. Но она не выла. Хотелось орать. Но она не орала. Она даже не повысила голос. Только тихо повторяла, что она не хотела, что она подвела, что она виновата. И даже сама не отдавала себе отчета в своих словах. Ее голос затих сам собой, без воя и крика. Просто сошел на нет.
- Леора. Успокойся.
Лейтенант называл ее по имени. И это привлекло наконец ее внимание. Она вгляделась в синие глаза Скаторуса, не осознавая какое безумие сейчас виднелось в ее собственном взгляде. Успокоиться? Я же спокойна. Я спокойна. Но ее била нервная дрожь. И оцепенение было отнюдь не признаком спокойствия.
Леора судорожно вздохнула, когда лейтенант обнял ее, и обхватила его плечи руками, отчаянно цепляясь за его броню. Она зажмурилась, уткнувшись носовой пластиной в киль лейтенанта. От него пахло гарью и копотью. И от этого запаха хотелось выть в голос. Его руки крепко прижимали ее к нему, пусть она и не чувствовала прикосновения сквозь собственную броню, но сам этот жест тронул до боли. До резкого укола в сердце. И Леора уцепилась за него, не желая отпускать.
Так их и настиг прибывший на место транспорт - рядом с местом крушения сбитого челнока и взорвавшимся бронетранспортером. Ранис потом не помнила последовавшие за этим часы. Большую часть времени она молчала. Не смотрела на местных, ничего им не говорила, боясь сломаться под чувством вины. Она держалась как можно ближе к Скаторусу, вплоть до прибытия в штаб.
Потом были долгие часы допросов и составления протоколов. Допрашивали их, конечно же, отдельно и независимо друг от друга.
Леора устала повторять одно и то же. Офицеры расспрашивали о спектре, о приказах, о точном времени каких-либо действий. Обо всем, что произошло в школе. Снова и снова задавались одни и те же вопросы. Кто отдал приказ сбить челнок? Спектр. Где находился мастер-сержант Горус? В здании школы. Кто прибыл первым на место взрыва? Лейтенант Скаторус. Ранис вновь и вновь повторяла, что Сефри зажало куском внутренней обшивки.
Расследование затянулось на несколько дней. Да и вряд ли так скоро закончится. Очевидно, ситуация была серьезной. Но для Леоры эти дни слились в один сплошной лишенный времени водоворот. Ей казалось, что она ничем иным и не занималась, только отвечала на вопросы и давала показания. Она даже не могла заставить себя отправиться в гараж и заняться БТР. Да ведь у нее и не было больше своей машины. Лишь искореженный остов. И при виде его она тут же вспоминала и всё валилось из рук.
Ранис понимала, что вне зависимости от результатов расследования, ее переведут в другую часть. Здесь она бы не осталась и по собственной воли. Ей было страшно даже подумать о том, что она могла столкнуться с кем-нибудь из поселения. С родителями детей. Что она могла сказать им? Как она могла смотреть им в глаза? Только от этой мысли уже тряслись руки.
Никого не интересовало самобичевание Лео. Как ни странно, никто не собирался ее судить. Она выполняла приказ и никто в части ни разу не высказал ей никаких претензий. Но никогда еще она не чувствовала себя более одинокой. Вокруг нее будто бы образовался вакуум. Пусть никто ее ни в чем и не обвинял, но Ранис прекрасно чувствовала, что отношение сослуживцев к ней изменилось, пусть никто и не озвучивал этого открыто. Она и сама старалась держаться подальше от всех. Ведь они не поймут. Несколько раз за эти дни она ловила себя на том, что направлялась в сторону комнаты лейтенанта. Она сама не знала, что собиралась ему сказать. Но казалось, что он бы понял. Ведь только он был там. Только он видел то же самое, что и она, в тот день. От начала и до конца, а не отрывками, как Горус. Лейтенант бы понял. Вспоминался его голос, не позволявший ей утонуть в то страшное время. И Леоре казалось, что она тонет до сих пор. Она не раз почти доходила до его двери, но останавливая себя на полпути и ругая за глупость.
Вечером третьего дня после происшествия в школе ноги в очередной раз принесли Ранис к его двери. Она даже уже подняла руку, чтобы постучать. Но в последний момент одернула ее. Зачем я пришла? Лучше пойду... Она нервно щелкнула мандибулами и с особой отчетливостью поняла, что идти-то ей было некуда. Гараж, в котором она еще четыре дня тому назад с таким удовольствием проводила свое время, теперь будил лишь скверные воспоминания. Ее подташнивало от одной мысли о том, чтобы сесть за руль, или заняться калибровкой орудий. Отправиться сейчас к сослуживцам, игравшим в скиллианскую пятерку после ужина, было тоже не вариантом. Разговоры смолкали всякий раз, когда она заходила в комнату. Вакуум. Вокруг меня вакуум. Я будто бы в открытом космосе. И идти было совершенно некуда. Но постучаться в дверь Лео себя тоже не могла заставить. Глупо-то как.

+2

16

Она точно ждала этого. Ждала, когда его поддержка перестанет быть лишь на словах. А может, мысленно просила об этом…
Иначе как объяснить то, с какой готовностью она ответила на его касания? То, как крепко она прижалась к нему, ища поддержки?
И как не обращала внимание больше ни на что. Весь мир сузился для нее до мельчайших размеров. До размеров небольшого кусочка выжженной земли, где ее рукой встретили смерть мирные жители, дети, и где Скаторус не оправдал доверия, данного ему Родиной, когда он принимал присягу и заслужить честь стать одним из элитных солдат. Варону и самому не хотелось покидать этот узкий круг. Жизнь снаружи шла своей чередой, пока два турианца, практически оцепенев, думали о том, что сегодня произошло.
Но уйти в мысли не дали. Группа антитеррора прибыла очень скоро, а вместе с этим пришло время эвакуации. Пришло время расспросов, допросов, рапортов, докладов.
Скаторус придерживался версии. Сефри застряла после повреждения транспорта. Варон едва успел выбросить Ранис из БТРа. Помочь Спектру - времени уже не было.
А челнок... Да, его сбила Леора. По приказу Спектра. Не зная, что там находятся дети.
Она и вправду не знала. Скаторус не смог довести это до ее ведома. Связи не было.
- И что думаешь? - единственный неожиданный вопрос, который пришлось услышать Скаторусу. Этот вопрос был задан командиром, который прибыл в часть лично.
- В плане?
- Насчет девчонки.
Скаторусу ничего не оставалось, кроме как удивленно взглянуть исподлобья на капитана. А потом он понял. Вопрос был не о том, стоит ли ее наказать или отстранить от службы или нет. Вопрос затрагивал эту тему, но лежал несколько в ином русле.
- Она еще годится в солдаты?
- Так точно.
- С таким опытом...
Лейтенант кивнул. Слова и мысли капитана могли показаться циничными, но... Они так привыкли. Ребята из спецназа часто сталкиваются с непростыми решениями. Часто мыслят и поступают противоречиво. Но необходимо.
В конечном итоге.
- Да... Возможно, из нее получится хороший... кхм... исполнитель.
- Не колеблющийся.
- И не задающий вопросов. Но не сейчас.
- Само собой. Всему свое время. Однако же мы будем за ней присматривать.
Скаторус опять кивнул. Ценные кадры не должны пылиться.
Но и впрямь - лишь бы не сейчас. Варон искренне желал, чтобы ее оставили в покое. Даже, как ему казалось, и сам лучше перетерпел бы втрое больше допросов - лишь бы ее не трогали. И если поначалу Скаторус подсознательно списывал на заботу командира о подчиненном...
Черт побери, какой еще командир? Какой еще подчиненный? Такие отношения Ската и Леору больше не связывали. Это все позади. Сгорело вместе с проклятым духами челноком. Скаторус и Ранис служили в разных частях, никаких служебных отношений между ними не существовало.
А ещё он хотел её увидеть. Думать, почему так, испытывать какие-то внутренние противоречия можно было бесконечно. Но и избавиться от мыслей тоже невозможно. Разве что в бою.
А пока хватит боёв. И ему, и ей.
Немного погодя Варон взял увольнительную. Но до отбытия с планеты ещё оставалось время, а возвращаться в поселение турианец не хотел. Не хотел смотреть в глаза ни одному взрослому, ни одному ребёнку. Хоть и знал, что некоторые - даже большинство - будут смотреть на него с благодарностью.
...Его путь лежал к реке. Через лесопосадку, по едва заметной тропе, окруженной деревьями и утопающей в стрекоте насекомых. Здесь не было запаха топлива, как на военной базе. Не слышались выстрелы. Не утомляла цивилизация.
Все в первозданном виде. И сознание становилось таким же. Очищалось, чтобы уже наполниться тем, чем пожелает Варон, а не тем, что наваливается на него снаружи.
Он сбросил рюкзак рядом с берегом, убедившись, что здесь относительно сухо.
"Хорошее место", - подумал турианец и, присев на траву, активировал инструментрон.
"Если хочешь развеяться и поговорить, найдешь меня возле реки Сейры. Отслеживай сигнал".
Леора как раз сегодня должна была уйти в увольнение. И к тому времени, как она придет - если придет - Скаторус вполне мог обустроить место. Правда, он не спешил.

+1

17

Тихий писк инструментрона, оповестивший о полученном сообщении, заставил Леору вздрогнуть. - Вот ведь. Совсем нервы расшатаны. Не дело это. Совсем не дело. - Ранис устало потерла лобную пластину тыльной стороной ладони и открыла входящий текстовый файл. Несколько строчек, два коротких предложения темнели на светлом фоне.
"Если хочешь развеяться и поговорить, найдешь меня возле реки Сейры. Отслеживай сигнал".
Леора удивленно повела мандибулами. Она не ожидала вестей. Тем более от лейтенанта. Тем боле таких... - Развеяться?.. Как он узнал?.. - Откуда он мог знать, что у Лео голова уже готова была взорваться от невеселых мыслей и мрачных перспектив. Ей вдруг подумалось, что кто-то мог заметить ее неспокойные прогулки в сторону его комнаты и нервное топтание у двери. - Мда уж. Ранис. Молодец. Очень разумное и зрелое поведение. Тоже мне, нашла время и место предаваться унынию и самобичеванию. В воинской части, где всё на виду и каждый твой горестный вздох не остается незамеченным. - Конечно же, кто-то видел. И лейтенанту доложили. Вот он и звал ее поговорить по душам. Леоре аж стало неловко. - Психологические беседы он со мной вести будет? - Или просто мозги вправит коротким "Не раскисай!", как сделал непосредственный командующий Ранис, отправляя ее в увольнительную не далее как полчаса тому назад.
Лео вдруг вспомнилось то объятие рядом со взорвавшимся бронетранспортером. Она мало что помнила из всего, что произошло после попадания снаряда в челнок с террористами. - С детьми, - горько добавила услужливая память и от этого уточнения вновь стало паршиво на душе. После того попадания всё было как в тумане. Но вот то объятие Леора помнила четко. Иногда ей даже казалось, что его и не было вовсе, потому что остальное же всё было неясным каким-то, будто бы приглушенным, а вот ощущение рук лейтенанта Скаторуса, его брони, к которой она прижималась лицевыми пластинами, и запах гари и копоти, исходившей от него - это было таким четким и настоящим, осязаемым, что Леора невольно подумала, что ей оно привиделось. Приснилось. А хотелось наоборот - чтобы всё остальное оказалось сном, а вот то объятие... Лео хмыкнула, качнув головой. От таких мыслей становилось еще более неловко.
- Что это я?.. - Она еще раз прочитала сообщение и поняла, что хоть приглашение и было именно лишь приглашением, предложением встречи, а не приказом, не пойти она не могла. То есть, конечно, могла не пойти. Никто ж ее не заставлял. Тем более в свое собственное свободное время. Она могла и не идти никуда. Но дело было как раз в том, что она хотела пойти. - Пусть даже ему и доложили, что какая-то безумная девица то и дело ошивается у его двери. Пусть он даже и хочет всего лишь провести со мной воспитательную беседу. - Вспомнился голос лейтенанта. Он тоже звучал удивительно ясно в памяти, тогда как все остальные звуки того дня даже в воспоминаниях казались приглушенными. А вот голос Скаторуса...
"Отслеживай сигнал." Ранис неожиданно для себя приоткрыла мандибулы в слабой улыбке. Впервые с того самого дня. Отследить сигнал было не сложно, особенно когда он был столь четким. Простейшая функция инструментрона, которой почему-то редко кто пользовался вне боевой ситуации.
Она проследовала по неприметной в высокой, некошеной траве тропинке, через молодой лес. Вокруг зеленела и тихо шуршала нетронутая природа. В непривычной тишине отчетливо слышались звонкие голоса птиц и стрекотание невидимых в чаще насекомых. Пахло лесом - свежестью, хвоей и землей. То и дело попадались более терпкие запахи отдельных растений. Леора, пропахшая машинным маслом и топливом, как ей казалось, уже насквозь, дышала глубоко и с наслаждением. Лес жил своей неведомой жизнью, никак не связанной с событиями мира турианцев - над головой колыхнулись ветви, какой-то маленький и юркий зверек быстро скрылся в листве.
А потом чаща распахнулась, приведя Ранис к переливавшемуся, струившемуся потоку воды. Река Сейра, широкая и полноводная. Она казалась величественной и совершенно непоколебимой. Равнодушной ко всему, что происходило на ее покрытых зеленой травой берегах. Это было удивительно красивой мыслей - величественное и безразличное спокойствие реки. Захотелось снять обувь и почувствовать под ногами почву. И Леора, недолго думая, стянула сапоги и пошла дальше босиком, неся обувь в руке. Земля была согрета солнцем, теплая и живая. Это простое ощущение будто бы вернуло Лео назад домой, на Дигерис, где она фактически всё свое детство пробегала босиком. Только там не было столь зеленой и буйно растущей травы. Больше песка и камней. Да и реки такой рядом с родительской фермой не было. Ничего подобного. На горном плато Ранисов было сухо и пыльно. Там преобладали желтоватые тона, в то время как здесь всё было зеленым и синим.
Инструментрон неспешно мигал, указывая путь. Леора столь же неспешно шла вдоль берега, уже почти позабыв, зачем и куда направлялась, и просто прогуливаясь. Солнце медленно клонилось к закату, когда инструментрон оповестил о прибытие к исходной точки отслеживаемого сигнала.
И только увидев перед собой фигуру лейтенанта, темневшую на фоне мерцавшей и переливавшейся речной воды, Ранис вдруг поняла, что пришла к нему как-то совсем уж не по уставу, босиком, с сапогами в руке. И от этого стало как-то вновь неловко. А еще почему-то радостно. Хоть и совершенно непонятно почему. Что могло быть такого радостного в том, чтобы выглядеть нелепо перед лейтенантом? - Хотя, какая теперь разница? Он же видел меня не только нелепой, но и совершенно некомпетентной. Так что о сапогах уже можно не беспокоится. - От этой мысли стало, как ни странно, спокойней. Да и всё это место, зелень вокруг и невозмутимые воды Сейры, буквально дышало спокойствием. Леора сделала несколько шагов к лейтенанту, по пути уронив сапоги рядом с рюкзаком Скаторуса.
- Красивое место выбрали, лейтенант, - вместо приветствия заметила она, оглядывая  всё вокруг, кроме, почему-то, собеседника. - Здесь дышится свободно. - Это было правдой. Но Лео отчего-то всё равно нервничала, сама не до конца понимая, почему. - Наверное, от возможных тем для разговоров. Ох, Духи. И почему мне всё просто не приснилось? Бывают же кошмары, которые помнятся как будто случились наяву. Вот и тот день такой же.

+2

18

Она пришла быстрее, чем он предполагал. По правде говоря, в какой-то момент Скаторус думал, что Ранис вообще не придет. И неведомо отчего, эта мысль ему совсем не нравилась.
Возможно, он хоть иногда тоже заслуживает простой радости от простого общения… От которого он отвык. Наверное, бесповоротно.
Но и что с того?
Турианец успел разобрать рюкзак, положить винтовку рядом, примерно представить, что и где в импровизированной стоянке будет находится, и сорвать с ближайших кустов несколько ароматных цветов и листьев. Больше ничего.
…Она пришла довольно скоро. Красивая фигура, пусть и тёмная от вечерних сумерек. Сапоги в руках, а сама босая. Такое зрелище хорошо подходило к рабочему столу на компьютер.
«Рабочий стол… Компьютер… Да ты романтик, Скаторус…»
Ни оружия на ней, ни брони. После всего, что случилось недавно – насколько же это было непривычно?..
- Красивое место выбрали, лейтенант. Здесь дышится свободно.
Свободно? Это она действительно подметила или сказала так, для атмосферы, чтобы поддержать настрой?
- Смотрел топографическую карту, - ответил он, - искал, где бы отдохнуть.
Варон вбил колышек в землю. Здесь будет стоять палатка. Для бродяги – роскошь.
Скаторус немало ночей провел под открытым небом – зачастую он грелся в броне или в спальном мешке. А вот настоящая палатка… Да, это солидно. Это уже совсем другое.
- Помоги мне. Вбей колышек там, - указал он рукой в нужное место. - Подожди, - турианец пригляделся, даже немного прищурившись. - На десять сантиметров правее… Да, то, что нужно.
Скаторус снял китель, оставшись в одной майке. Хотя ночь уже на подходе, а турианцы в большей мере, нежели представители других нас, зависели от тепла - огонь все исправит. А костёр - непременный атрибут настоящего отдыха на природе. Брали некоторые с собой баллон с газом, дабы было на чем еду приготовить - но так делали в основном новички или те, кто занимался туризмом где-то в снегах.
А здесь и сейчас – почему бы не сделать все так, как делали предки тысячи лет назад? В костре было какое-то свое таинство, в огне была какая-то своя сила.
- Дальше я сам, спасибо. А с тебя дрова. Ты же не собираешься прямо сейчас ложиться спать?..
Хорошо... Природа. Речка. Свежий воздух.
И все же груз – тяжелейший, почти невыносимый, но разделенный на двоих, - все ещё не покидал турианца. А Леоре было ещё труднее – нетрудно об этом догадаться. Но сначала лучше обустроиться, а потом уже говорить. Иначе, подозревал Скаторус, у турианки сейчас все начнёт валиться из рук.
Да у него у самого едва ли не валилось.
Захваченная школа. Отсутствие каких-либо внятных средств реагирования. Операция с бухты-барахты. И сука-азари, не считавшаяся с чужими жизнями.
Конечно, и такие стратеги бывали – которым победа важнее жизней солдат. Но сейчас получилось совсем… Чересчур. Не солдаты погибли. Дети. Учителя.
Но такое случается. Гражданские нередко находятся по ударом, как бы кто их не старался обезопасить. Но приказать сбить челнок с детьми… Нет, такое до сих пор не могло уложиться в голове. Конечно, Скат понимал, что есть в Галактике еще и не такая жестокость, но все равно не мог принять и понять. Не мог оставить без ответа.
И потому Сефри не выжила. Это было справедливо. Вернись Варон назад во времени – поступил бы так же само… если бы не смог предотвратить трагедию.
Мысли турианца были прерваны Леорой. Девушка уже закончила собирать дрова – несколько десятков веток разной толщины лежали возле уже разбитой палатки.
Из кучи выгруженных из рюкзака вещей лейтенант выудил небольшой котелок.
- Набери воды, - сказал он, передав сосуд Леоре.
А сам начал складывать дрова. Сначала те, что помельче – именно от них должно было разгореться пламя, пока еще пребывающее в виде искр и еле зарождающегося огонька. А потом уже основа, толстые ветви – то, что даст костер на долгое время.
Варон сел в позу лотоса спиной к палатке, подвинул к себе мачете и винтовку; с этими друзьями – неизменными, настоящими – он не расставался и сейчас.
- Какие у тебя планы на это увольнение? И да, давай в неформальной обстановке не «выкать». Идет? – если каким-то образом и можно сделать подбадривающий взгляд, то Варон честно пытался. Вот только насчет результата не был уверен. Наверное, потому, что не знал, как это делается.
- Я думал завтра поохотиться, и, может быть, мне понадобится загонщик.
Какая, к ворка, охота?.. Какой, к ворка, загонщик?.. Видел же, что не до того ей сейчас. Совсем дурак. Заслужился – уже начал терять все свои социальные навыки. По крайней мере, навык общения с женщинами уж точно скатывался к нулю.

+1

19

Вопреки ее опасением, лейтенант не стал сразу же заводить нравоучительную беседу, да и вообще никаких бесед, а вместо этого занялся обустройством стоянки. И это дело, возможность занять руки и тем самым мысли, думать о результате своих действий и о том, что происходило здесь и сейчас, успокаивало куда больше, чем могли бы любые словесные обороты. Да и необходимо сейчас было сосредоточить на чем-то разум, ведь иначе то и дело грозили вновь вернуться воспоминания, от которых кровь стыла в жилах.
А так. Так легче. Вбить колышек, мельком взглянуть на лейтенанта Скаторуса в майке, сосредоточенно устанавливавшего палатку. Он казался столь же собранным, как тогда во время... - Нет, не надо об этом думать. Не надо думать о школе, - Леора заставила себя вновь отвлечься от мрачных мыслей. Думать о мертвых детях, когда вокруг темнело и холодало, было совсем уж плохой идей. Думать о мертвых детях - всегда плохая идея. Лучше было искать не совпадения в поведении лейтенанта тогда и сейчас, а различия. Различия куда лучше, они отдаляли тот день от этого. Они отдаляли ту боль.
Поэтому Лео сосредоточилась на том, как майка облегала его киль, на том, как на его оголенных плечах играли мышцы под кожей и пластинами, на том, как чуть напрягалось его тело, когда он прикладывал усилие. И было в этом что-то сексуальное. От чего внутри становилось тепло и что-то натягивалось как струна... Голос лейтенанта заставил ее врасплох. Леора, и не заметившая, что засмотрелась, смутившись, перевела взгляд на его лицо. Зря. Встретившись с ним взглядом, она почему-то смутилась еще сильнее.
- Дальше я сам, спасибо. А с тебя дрова. Ты же не собираешься прямо сейчас ложиться спать?..
- Ложиться спать? - Леора открыла рот, чтобы что-то ответить, но так и не нашла подходящих слов. Ведь ничего такого в этой фразе не было. Да и логично же, раз ночь и палатка... Но она как-то не подумала о том, что доведется оставаться ночевать на берегу реки, когда шла сюда. Да и сама эта мысль как-то странно резонировала с недавними ощущениями. Лео очень надеялась, что все ее мысли и смущение не отразились на ее лице, или хотя бы оказались скрыты сумерками.
Она коротко качнула головой, потом тут же кивнула и отправилась за дровами для костра. - Ох, дурочка ты, Лео, ох ну и дурочка, - мысленно корила она себя, чуть ли не бегом ныряя в ближайшую чащу. Глупо было вообще воспринимать офицеров как мужчин. Вышестоящие чины - это тебе не парни из твоей роты, с которыми можно заигрывать, дурачиться, а потом вместе же смеяться над этим. Да и навряд ли лейтенант из тех, кто дурачится... Он, наверное, всё делает обстоятельно и сосредоточенно.
Найти сухие ветки было не сложно и не заняло много времени, более того, даже толком отвлечься это занятие не позволило. Ранис автоматически нагибалась за подходящим ветками, а мысли ее всё возвращались к лейтенанту. Впрочем, надо признать, зато она ни разу не вспомнила о школе и сбитом челноке. - Но, с другой стороны, он же не мой командующий. Кроме того раза... - Ан нет, мысли всё-таки вернулись к заданию со спектром-азари. И это воспоминание тут же подействовала как холодный душ. Вечерний холод сразу же показался колючим, а сгущавшаяся темнота - враждебной. Леора пожалела, что не надела вновь сапоги. Ноги замерзли. Подняв последнюю ветку, она заспешила обратно.
Палатка уже стояла во всей красе, когда Леора вернулась с охапкой дров и вновь увидела занятого Скаторуса. К счастью, у него снова было дело для нее. Лео с удивившим ее саму энтузиазмом взяла котелок и спустилась к реке. Речной берег оказался песчаным. Спустившись в мелководье, Леора, пока наполняла посудину, позволила ленивым речным водам окатить голые ноги. Было прохладно и приятно. И умиротворяюще. Где-то в траве квакала лягушка. Чуть дальше от берега плескалась рыба. Вода казалась черной в полумраке, но набранная в котелок оказалась совершенно прозрачной и чистой.
В темноте вспыхнула искра и медленно разгоралась в теплое, оранжево-желтое пламя костра. На этот свет Леора и шла с набранной водой, чувствуя как мокрые ноги холодил вечерний воздух и желая уже поскорее оказаться рядом с огнем. Пламя уютно потрескивало и освещало лейтенанта желтоватым мягким светом. Ранис передала ему котелок и присела рядом. Огонь согревал и притягивал взгляд. Леора уставилась в языки пламени, глядя на то, как то и дело к ночному небу поднимались искры. Мир будто бы сузился до костра и освещенного им куска земли, травы, палатки и двух турианцев. Остальное - лишь тьма.
- Какие у тебя планы на это увольнение? И да, давай в неформальной обстановке не «выкать». Идет? - Лео повернула голову, глядя на Скаторуса, сидевшего рядом со своим оружием. Даже сейчас готовый отразить любую атаку, случись она. И было в этой вечной готовности что-то очень надежное и похвальное, но и одновременно нечто очень и очень грустное. Ранис вздохнула.
- Идет, лейтенант, - и поняв, что согласившись не "выкать", она всё равно тут же назвала его по званию, невольно хмыкнула. Вообще-то можно было бы и рассмеяться такой нелепости. И она бы так и сделала, будь она сама собой. Но... Леора мрачно сжала мандибулы. Смеяться не тянуло с того самого дня.
Планы на увольнение? У нее не было планов. Ей и это увольнение не нужно было. Когда ее отправили "отдыхать", она первым делом ощутила растерянность. Пустоту и неприкаянность. Как и всё время после того самого дня. Уж лучше бы дали какое-нибудь задание. Хоть оружие для всей части почистить, хоть полы мыть. Лишь бы не оставляли ее наедине с чувством вины и воспоминаниями. А начальство посчитало иначе, отправило ее "отдыхать", а на деле - вариться в собственном соку. Поняв, что Скаторус всё еще ждет ответа, Ранис слегка повела плечами.
- У меня нет планов. - Костер грел босые ступни и напоминал об отчем доме. О жарком солнце Дигериса. - Вообще-то было хорошо слетать домой, - задумчиво проговорила Лео, глядя в пляшущее пламя. - К родителям. Но я еще не знаю. - Она не стала добавлять, что она вообще ничего сейчас не знала. Всё казалось зыбким и таким ненастоящим. Строить планы в таком настроении было невозможно. Леора подняла взгляд на лейтенанта и заметила то выражение, с которым он смотрел на нее. В отсвете огня его лицо выглядело теплее и эмоциональнее. А тени красиво играли на гребне и пластинах, выделяя острые линии и привлекая внимания к ним. Ранис с какой-то странной грустью заметила, что рядом с ней сидел сейчас до боли красивый турианец. И лежавшие рядом с ним мачете и винтовка лишь усиливали это впечатление. Они казались органичным продолжением его, будто бы дополнявшим его. Так что слова об охоте прозвучали уместно. И Леора, для которой подобное занятие стало бы хорошим отвлечением и способом сохранить свой рассудок, согласилась бы, не раздумывая, если бы не одно "но".
- Ни разу не была на охоте, - честно призналась она. - Боюсь, что я распугаю ва... тебе всю дичь. Но если тебя такая перспектива не пугает, то можно попробовать. - Всяко лучше, чем тихонько сходить с ума и не знать куда себя деть, - подумала Лео, но добавлять этого не стала. Подобные мысли, говорившие о слабости, никогда не стоило озвучивать вслух.
Вот ведь, а я думала, что лейтенант будет мне нотации читать и вправляющие мозги беседы вести. А вместо этого я оказалась с ним на природе. С палаткой, костром и охотой. Эта мысль казалась такой странной, что даже не удивила. К тому же эта тема была куда лучше всяких разговоров в стиле мозгоправа.
- А на что ты собираешься охотиться, лейтенант? - И вновь звание вырвалось само собой. Леора поняла, что ведь даже не знала имени Скаторуса, фамилию - да, позывной - да, а вот имени... Наверняка, кто-то в ходе допросов называл его имя. Но она не помнила. И спрашивать, несмотря на всю неформальность обстановки, одетого в майку Ската было неловко. - Тоже мне! Неловкость! - Лео внутренне фыркнула сама на себя. - После того, как ты облажалась в тот день, тебе уже ни за что не может быть неловко. - И это, пожалуй, было правдой. Леора встретилась взглядом с лейтенантом. В синих глазах отражалось пламя костра.
- Лейтенант, а как тебя зовут? Выкать же не велел, а я только фамилию и позывной твой знаю. Странно называть турианца по позывному, не находишь? - О, смотри-ка, я только что выдала самую длинную фразу в разговоре с ним. - Леора раскрыла мандибулы в улыбке, хоть никакого веселья и не чувствовала. Но, говорят же, что нужно делать вид, что ты в порядке до тех пор, пока сам в это не поверишь и на самом деле будешь в порядке. Улыбаться, когда не получается, и со временем улыбка станет искренней и настроение измениться. Ранис не помнила, где и когда это слышала, но сейчас хотелось верить, что так оно и было.

+1

20

Варон несколько раз ловил на себе взгляд Леоры. Не мимолетный, не равнодушный – а заинтересованный. Может, даже выискивающий… Что же она искала? После недавнего – наверняка утешение, способ отвлечься.
Или ему так казалось? Он, всецело отдавший себя воинской службе, утратил часть социальных навыков. В том числе – умение вести себя с женщинами. Конечно, лейтенант не был профаном в этом деле, но и до ловеласа, понимающего девушку с малейшего жеста, – Скаторусу очень далеко.
Он и сам иногда поглядывал на Ранис. У нее были красивые гребни и изящные мандибулы. Он хотел увидеть это милое лицо не только так, как видел сейчас. А еще и в полной темноте при теплых отблесках костра – когда тени лягут по-другому. Ему хотелось увидеть это лицо во всех возможных вариантах.
Варон мысленно осадил себя. О чем он сейчас вообще думал?!
Ответ был скор и прост: о женщинах. В данном случае – о женщине. Может же он хоть иногда себе это позволить. Тем более, что ему нужно было отдохнуть. Развеяться. Просто проводить время на природе – это тоже помогало. Но хотелось большего.
Для этого солдаты нередко посещали бордели.
Нет, Варон не рассматривал Леору как девушку легкого поведения, предназначенную лишь для постельных утех. Это было бы оскорбительно для нее – пусть она и не читает его мысли.
Просто… ему не хватало кое-чего. Очень не хватало, каким бы стойким он не был. Того, о чем он несколько дней назад говорил со своим командиром. Прямо во время боевого выезда. Того, чего он лишился – и что обратно уже не вернется.
И что теперь? Он хотел найти этому замену? В Леоре?
Смешно.
Долой мысли.
Светило гасло, окрашивая горизонт в багровые тона. Становилось холоднее. Ветер тоже усилился… или Скаторусу так показалось?..
Пока Леора отправилась за водой, Варон занялся костром. Он любил костры в походах. Что-то в этом было. Какая-то энергия. Символ. Когда смотришь на трепыхающиеся языки пламени – не столько значило тепло, сколько…
Это словами не выразишь. Как можно объяснить, что духи огня витают над тобой? Что они с тобой – и вокруг тебя? Как?..
- У меня нет планов. – Леора прервала внезапно нахлынувшие мысли. - Вообще-то было хорошо слетать домой. К родителям. Но я еще не знаю.
- Подай это мне. – Скаторус протянул руку к котелку, который лежал рядом с Леорой. Он взял посудину и положил рядом с собой.
- Найди вот такую палку. – Варон развел руками, показывая длину. – Вот такой толщины, - показал он пальцами. - Ну, или что-то близко к тому. А я пока кое-что приготовлю.
Он отправился в палатку, нехотя покидая теплую зону вокруг костра. Впрочем, внутри «термостойкого» жилья тоже было не так плохо. Да еще и безветренно.
Турианец присел возле не до конца разобранного рюкзака. В боковом кармане находилось то, что он искал – плотно закрытая металлическая банка и половник.
Варон вернулся к костру одновременно с Леорой. Она молодцом – быстро справилась.
- Подойдет. Спасибо. Теперь у нас получится отличный чай.
Лейтенант повесил котелок над костром при помощи двух «рогаток» и палки между ними.
И засмотрелся. Не на будущий чай – а снова на Леору. Огоньки в глазах и отблески на лицевых пластинах сделали ее… загадочной? Да. Примерно так.
Пусть в полутьме и не виднелись ее синие колониальные метки – но она и без того была прекрасна. Такую красоту мало где увидишь.
- К родителям… - задумчиво повторил турианец, переведя взгляд с жаркого огня – снова на Леору. Задумался. А у него что? А ему пора брать пример – почаще думать о своей семье.
Сообщить родителям? Проведать их? Или лучше не нужно приучать их к тому, что сын-спецназовец отчитывается после каждого задания? Чтобы, если вдруг что-то случится, не пугать родителей сразу же…
- К родителям – это ты правильно решила.
Ей станет легче. Да, ей так точно станет легче.
- Наверное, мне тоже следовало бы… Расскажи о своей семье, - внезапно пришел ему в голову вопрос.
Это ее хоть немного, но отвлечет. Меньше будет боли у нее на душе.
Наверное.
Скаторус взял из банки несколько лепестков, бросил в нагревающуюся воду и размешал ложкой.
- Советую тебе сначала попробовать чай без добавок. Натуральнее будет. А там уже – на твое усмотрение.
Варон еще что-то хотел добавить – но замолчал. Его отвлек аромат, уже поднявшийся над котелком и разливающийся по воздуху.
- Ни разу не была на охоте. Боюсь, что я распугаю ва... тебе всю дичь. Но если тебя такая перспектива не пугает, то можно попробовать.
- Значит, будем есть сухпай, если что, - улыбнулся лейтенант. Это была одна из немногих его искренних улыбок – пусть и омраченная усталостью и грустью. Редко он улыбался так.
- Но я думаю, все у нас получится, - продолжил турианец. – Начнем с малого… и ты еще сама на это подсядешь, - хмыкнул он.
- А на что ты собираешься охотиться, лейтенант?
- Да есть тут зверье одно… Мясо вкусное, сам пробовал. Карисами называются. Не слышала?
Варон пошарил руками вокруг себя – но нужную вещь не нашел. Он осмотрелся кругом.
- Леора, вон рядом с тобой пакет, там кружки. Подай, пожалуйста.
Скаторус протянул руку, когда Леора взяла пакет. Она тоже потянулась к нему. Они сблизились. Встретились взглядами.
Глаза в глаза.
Завораживающе.
- Спасибо.
Турианец вынул кружки из пакета и поставил их прямо на землю. Негигиенично – скажет кто-то. Но этот кто-то наверняка никогда не был в походе, а может, и вовсе в армии не служил. Солдат брезгливостью не страдает – а здесь земля чище, чем ручки дверей в общественных столовых.
Скаторус принялся разливать чай по кружкам – от этого приятный запах становился еще выразительнее.
- Лейтенант, а как тебя зовут? Выкать же не велел, а я только фамилию и позывной твой знаю. Странно называть турианца по позывному, не находишь?
- Варон. Но ты обращайся, как тебе будет удобнее.
Добавлять, что только в неформальной обстановке – не стал. Умная, сама все понимает.
Похоже, Ранис разговорилась. И даже улыбнулась. А настрой надо поддержать – или хотя бы попытаться.
- Что? – кажется, у него даже был по-веселому непонимающий вид. – Имя смешное? Да брось!..
Он подцепил пальцами ручку кружки и сделал маленький глоток. Немного задержал чашку возле своего носа, вдыхая аромат.
Стало теплее. Правда, ненадолго – вскоре придется одеваться.
- Кстати, ты б лучше обулась. Температура будет падать.

+1

21

Пламя костра приятно и как-то странно по-домашнему потрескивало. Мир незаметно сузился до островка света и тепла, распространяемого огнем. Плеска реки где-то в темноте. И легкого, почти не ощутимого ветерка, приносившего запахи трав и леса. Беседа текла плавно и неспешно, как невидимые речные воды за спиной лейтенанта. Леора почувствовала, как на нее наваливается умиротворенное спокойствие. Чего не было все последние дни. А теперь внезапно нахлынуло. Мысли текли ровно и вяло, будто бы сами собой избегая опасных, болезненных тем, о которые до этого постоянно бились, как прибой о прибрежные скалы. Воздух был кристально чистым, пахнувшим ночной прохладой и непонятно откуда взявшейся свободой.
- К родителям… - Голос лейтенанта звучал задумчиво и от этого почему-то чуть грустно. Взгляд его глаз, в которых отражался огонь, обжег. И Ранис резко вдохнула, будто бы ее на самом деле коснулось пламя. Причудливая смесь спокойствия и волнения, которое охватывало ее всякий раз, стоило взгляду Скаторуса чуть дольше задержаться на ней, будоражила кровь и заставляла кожу невольно синеть под пластинами. Иногда Лео казалось, что она так и осталась той юной шестнадцатилетней девицей, которой попала в учебный лагерь. Что она совсем не взрослеет, несмотря на всё, что с ней происходит. Несмотря на всё переживания и события. Ей казалось, что они омывали ее, как вода и стекали с нее, не оставляя никаких следов. И уж точно это касалось общения с противоположным полом. Казалось бы - армейская жизнь то и дело сталкивала с мужчинами, пора бы научиться уже принимать их как должное, перестать смущаться от собственных порой не слишком скромных мыслей. Научится общаться. Она и умела. В любой боевой обстановке она прекрасно общалась со всеми. Но вот стоило соскользнуть с "безопасных" рабочих тем в более личные, где маячила призрачная возможность более близкого общения, как Леора вновь превращалась в себя шестнадцатилетнюю. Наверное, именно поэтому она и старалась не воспринимать вышестоящих офицеров как мужчин. Куда проще было со сверстниками, столь же нелепыми и несерьезными, как она сама. Или же со случайными знакомствами в барах, с которыми можно было потанцевать, позаигрывать, претворяясь столь же раскрепощенной, как и все вокруг, поиграть в свою чуть более взрослую и опытную версию, которой ты в глубине души совсем уж не соответствуешь, а потом улизнуть. Потому что робкая всё-таки. - Мама была бы довольна. - Ранис в легкой улыбке приоткрыла мандибулы.
Голос лейтенанта прозвучал, как ответ на ее мысли, но всё же удивил:
- Расскажи о своей семье.
Леора скользнула взглядом по фигуре в отблесках костра. Игре света и тени. Острых выступах гребня и сверкавшим из-под пластин синим глазам. Внутри что-то натянулось, защемило. Вновь эта гремучая смесь волнения и покоя. Чем-то напоминавшая огонь, у которого они сидели - уютный, ласкавший теплом и в то же время готовый в любой момент сжечь, спалить, если проявить неосторожность. Если сунуться слишком близко. Если поддаться странному и совершенно неразумному искушению и сунуть руку в жар пламени. Лейтенант будил в Лео схожие желание и опасения. Ее ощутимо тянуло к нему. Но в то же время она опасалась обжечься. И всё равно всякий раз, глядя на него, невольно замечала, насколько он был хорош. И насколько точно, как оказалось, тело помнило то давнее объятие.
- Опасная ассоциация, - осадила сама себя Ранис. Так было недалеко и о школе вновь вспомнить. О челноке. О пепельных детях. Не надо. Не надо о них. Она волевым усилием заставила себя вернуться к теме разговора. О семье говорить было просто. Слова произносились сами собой, даже не нужно было их специально искать. Леора начала говорить, уставившись в костер, и сама не заметила, как повеселела:
- У нас семья маленькая. Только родители и я. Братьев и сестер у меня никогда не было. Думаю, родители не самые чадолюбивые турианцы на свете. Или со мной в свое время слишком намучились. Хотя это вряд ли. Мама всегда говорила, что я была спокойным ребенком. Да и лишние рабочие руки на ферме не помешали бы. У нас на Дигерисе свое хозяйство. На горном плато. Ничего выдающегося. Всего лишь домик и немного земли. Даже фермой это в полном смысле слова назвать сложно. Отец любит заниматься земледелием. Хоть для этого у нас не самые лучшие условия. В долине почва куда более плодородна. Но мне кажется, - Ранис улыбнулась, с любовью вспоминая вечерние беседы с отцом, когда он отряхивал пыль с ладоней на заднем крыльце. - Мне кажется, ему так больше нравится. Когда сложно. И каждый новый урожай дается с трудом и через силу. Для него это что-то вроде борьбы. Вызова. Если было бы проще, ему стало бы неинтересно. - Она подняла глаза на лейтенанта и чуть повела плечами. - Мама как-то держала немного живности. Пару неприхотливых животных. На мясо. И птицу. - Она болтала, наверное, слишком много. Лео замолчала и пожала плечами.
- Ничего необычного. А твоя семья где? - задав этот вопрос Леора была готова тут же взять его обратно, если вдруг лейтенант не захочет говорить. Вспомнился тот невольно подслушанный разговор в машине. И промелькнула мысль, что не ее это всё дело. И одно, когда вышестоящий офицер спрашивает тебя о твоей семье, а совсем другое, когда ты сама лезешь с расспросами туда, куда тебя не звали. - Глупости. Мы же сейчас совсем неформально общаемся.
Скаторус кинул несколько листьев в кипящую на огне воду и вечерний воздух наполнился ароматами чая, трав и лета. Терпкий аромат, солнечный, несмотря на сгущавшуюся вокруг них ночь. Ранис кивнула в ответ на замечание лейтенанта о чае без добавок. Летний травяной запах обещал столь же насыщенный вкус, а портить такой было бы святотатством. Скат заговорил об охоте.
А потом он улыбнулся. И Леора на миг позабыла, как дышать. У лейтенанта была грустная, усталая улыбка, но только увидев ее, Ранис вдруг осознала, что до этого он ни разу толком не улыбался. Лишь намеки, оскалы, не касавшиеся синих глаз. А ведь когда он улыбался, пусть и не весело, но весь, целиком, то сразу же становилось заметно, что он был еще молод. Немногим за двадцать. Молодой, но слишком много уже повидавший. И сердце невольно наполнялось какой-то не прошенной нежностью. Лео поймала себя на мысли, что хотела бы видеть его улыбку чаще. И не только такую - усталую и грустную, а полноценную, жизнерадостную, веселую, светлую. - Хочу заставить тебя улыбаться. - А если ради этого придется питаться одними сухпайками лет сто, то оно явно будет того стоить.
- Карисами называются. Не слышала?
- Нет, - отозвалась Ранис, не сводя взгляда с лейтенанта, чтобы не пропустить вдруг очередную вспышку его улыбки. - Надеюсь, они не напоминают молотильщиков размерами и яростью.
Оглянулась в поисках искомого пакета с кружками, заметила, что почти сидела на нем, и с тихим смешком протянула его лейтенанту. Подалась вперед и неожиданно уставилась в оказавшиеся совсем близко глаза. Вблизи они казались темнее, чем выглядели раньше. В огненных бликах костра. И с темной точкой зрачка. А всё вместе затягивало. Завлекало. Леоре показалось, что она падала, хоть она и оставалась на месте. Кружки звякнули в пакете. Ранис моргнула. Скаторус взял пакет и благодарил, отстраняясь.
Леора резко выпрямилась, сев на место. Стало прохладней. Хотелось ближе придвинуться к огню, пусть искры от него и отлетали маленькими обжигавшими светлячками.
- Пожалуйста, - проговорила она, и удивилась своему непонятно хриплому голосу. Чай разливался по кружкам. И его ароматный пар наполнил воздух, вытеснив на время свежесть ночи. Горячий бок походной кружки приятно согревал ладони. Лео вдохнула травяной запах чая и сделала глоток. Почти кипяток. С терпким привкусом лета и солнца. Согревающий изнутри и приятно обжигающий язык.
Лейтанант назвал свое имя и принял так вовремя проявившуюся улыбку Ранис на свой счет:
- Что? Имя смешное? Да брось!..
Варон. Ничего смешного в этом имени не было. Но Лео всё равно улыбнулась, разглядывая лейтенанта из-за своей кружки с чаем. Улыбнулась, потому что, чем больше она смотрела и сопоставляла Скаторуса с его именем, тем больше понимала, что оно ему подходило. Просто идеальное совпадение. Варон сейчас, сидя у костра с ночной темнотой за спиной и с оранжевыми отблесками огня в глазах, со всеми своими тенями между пластинами и скользившими вокруг него искрами, очень походил на собственное имя. Леора не могла бы объяснить это, спроси ее сейчас кто-либо, в чем именно заключалось это сходство. Но оно ощущалось. Буквально кожей. И от этого под гребнем пробегали мурашки, а в животе разливалась приятное тепло, которое можно было бы спутать с выпитым чаем, но вряд ли это чай так будоражил нервы, до покалывания в кончиках пальцев. Потому что пальцам уж больно хотелось прикоснуться к гребню лейтенанта. Проверить, так ли он остр, как кажется. И провести по краям пластин на киле, ныряя в залегшие между ними тени, к коже. Ранис поспешно глотнула горячего чаю, вновь слегка ошпарив язык.
- Ничего, - отозвалась она, заметив, что несколько затянула с ответом. - Не смешное. Хорошее имя. Крепкое.
Ночь сгущалась и тяжелела. Костер будто бы делался ярче и всепоглощающим. И это было приятно и хорошо. Ведь и не нужно было ничего сейчас - ни этой планеты за пределами освещенного пламенем круга, ни остальной звездной системы, ни всей этой галактики. Хотя стоило поднять голову, и можно было увидеть в черноте неба россыпи звезд. Всех тех систем, что окружали их, весь тот большой простор и космос. Красиво сверкали они сверху, далекие и будто бы нереальные. Будто бы не существующие на самом деле. Обманчиво недостижимые. Легко было забыть, что там тоже бурлит жизнь, со своим заботами и тревогами. Леора не хотела сейчас думать о жизни. Ей хотелось забыть даже о том, что жизнь существовала на этой планете.
- Кстати, ты б лучше обулась. - Голос лейтенанта - Варона, поправила себя Лео, но ничего не могла с собой поделать, мысленно всё еще называя его лейтенантом - голос Варона прозвучал тихо, лишь немногим громче хруста костра. - Температура будет падать.
Ранис повела голыми ступнями. Прохлада подкрадывалась со спины. И контраст между согретым теплом огня килем и холодной спиной был ощутимым. - Термоброню бы сейчас, - подумалось Леоре. Но от мысли о том, что сквозь нее не ощущалась бы толком близость костра, да и палитра ночи, идея термоброни потеряла всю свою привлекательность. Сапоги надевать тоже не хотелось. Под босыми ступнями чувствовалась примятая трава, камешки и земля. Приятно было осознавать, что всё это есть. Хорошо было даже мерзнуть. Потому что это тоже было настоящее. Ничем не заглушенное ощущение.
- Нет, и так хорошо, - Ранис качнула головой, вытянула ноги, почти касаясь босыми ступнями пламени. Кусачие мелкие искры отделялись от костра и жалили, попадая на кожу. Она некоторое время наблюдала за этим танцем, чувствуя как со спины подкрадывается холод, и допивая свой чай. Потом подняла глаза на лейтенанта. И глядя на Варона, ей вдруг жутко захотелось, чтобы он ее согрел. Не какая-то там термоброня или сапоги, очередной виток технического прогресса в области обмундирования, а он, настоящий, живой и дышащий. Такой же настоящий, как этот костер и ночь вокруг. Такая же часть этого крохотного мирка, в котором она оказалась на берегу невидимой в темноте реки. Хотелось, чтобы он согрел ее, обнял как тогда, но без брони между ними и без того мерзкого привкуса безысходности, который ощущался тогда. И хотелось, чтобы он улыбнулся. Но просить об этом, наверное, глупо.

+3

22

- Отец все еще на службе, - ответил Скаторус, наблюдая за языками пламени, которые трепетали в холодном воздухе. Варон любил огонь. Не тот, который горит в лампе или на факеле циркового трюкача. Не тот, который, родившийся от руки преступника, пожирает дом и находящихся в нем несчастных.
А живой. Дикий. Как сейчас.
Скаторусу вспомнилась строчка из человеческой песни, услышанной несколько лет назад:
"Путь тяжел, но цель прекрасна, как огонь костра..."
Дальше он, к сожалению, не помнил. Но наверняка песня была о чем-то хорошем. И ее куплеты наверняка были мудрыми и жизненными.
- Его в отставку никакие силы не отправят, - хмыкнул турианец. В его усмешке было что-то совсем невеселое. Просто он подумал о том, как часто кончают жизнь те, кто, отслужив пятнадцать лет, не ушли в запас или резерв, а остались в войсках. Впрочем, та же участь ждала и лейтенанта. Чем он будет заниматься в жизни – давно уже для себя решил.
- А мать живет на Палавене.
"...Под другой фамилией", - мысленно добавил он, но вслух не сказал. Некоторые вещи, касающиеся службы, были не для разговоров у костра.
- Преподом работает…
Турианец запнулся. Если бы мысли каким-то чудом стали материальными и осязаемыми, Варон бы их скомкал и выбросил. Он видел, как Леора наблюдает почти за каждым его движением. Словно чувствовал, что ей в душе холодно, и она хочет согреться. Не от костра. Понимал, что их разговор если не нелеп, то близок к этому. А все потому, что был лишним.
Скаторус оставил кружку на земле и порылся в рюкзаке. Быстро найдя искомое, он обошел костер и, остановившись рядом с Леорой, накинул ей на плечи покрывало. Скаторус задержался всего на миг, застыв над девушкой. Воспоминания все еще не угасали. Не о трагедии в поселке, нет. Ведь была еще жизнь до этого. Жизнь с определенными планами, надеждами, с большими и маленькими радостями.
Перед лейтенантом вдруг возникло лицо турианки, о которой он говорил с капитаном. Ее звали Аканта. И если бы месяц назад кто-нибудь спросил у Скаторуса, какие у него были планы насчет нее, он бы ответил, не колеблясь - свадьба и семья.
Но все разрушилось. Для него - вмиг. Она же - готовилась долго. Удар был подлым.
И теперь предстояло ждать, пока заживет еще и эта рана. Варон был не из тех, кто вот так просто забывает прошлое, небрежно выбрасывает из головы и сердца пережитые моменты.
Поэтому он и сомневался. Но лишь мгновение. Пока что - лишь мгновение.
И сел рядом с ней, так и оставив свою руку на ее плече. А потом - обнял Леору и прислонил к себе.
Наверное, все еще становилось холоднее. Но в какой-то момент температура воздуха для турианца словно застыла на одной отметке. А потом мало-помалу, ненавязчиво, незаметно начала отходить на задний план. Куда-то далеко. Не до нее становилось.
Варон наклонился к Лео - так он ее будет называть сегодня - и коснулся своим носом ее мандибул. Костяные пластины, потершись друг о друга, издали тихий шорох. Почти неслышный при треске сгорающих дров. Костер больше не казался лейтенанту таким привлекательным. Огню не сравниться с красивым лицом турианки, местами окрашенным в синий цвет крови.
Скаторус коснулся ее скулы и провел когтем по линии узора. Словно пытался стереть кровь. Ту кровь, которая была у них на руках от недавнего времени.
Варон и вправду попытается это сделать. Убрать. Стереть. Не из докладов, а из сердца. Не навсегда - ведь это невозможно, - а на эту ночь.
Он попробует, если она позволит. И ради нее, и ради себя. Иногда можно позволить себе забываться. Не так - иногда нужно заставить себя забыться.
- Мы познакомились при самых худших обстоятельствах, - тихо сказал Варон. - Я хочу попробовать еще раз... Заново... Узнать тебя другой.
Потому что он уже читал ее досье, внимательно изучая каждую строчку биографии. Потому что знал, что Леора ничем не провинилась перед духами. И что эта судьба - с позором и кровью на руках - не ее судьба. И те недавние ужасные действия - не ее действия. Не ее сущность. Чужая, вероломно подброшенная против ее желания. Фальшивка.
А теперь он хотел узнать ее, Леору Ранис. Настоящую.

+2

23

Разговор о семье лейтенанта будто бы расстроил. Леора заметила, как резко он замолк, буквально на полуслове, и вспомнила о том подслушанном в транспорте разговоре с его другом-капитаном. Что-то тогда было задето, какая-то тема, которую Ранис не поняла. Но в голосе Скаторуса тогда явно промелькнуло какое-то сильное чувство. И одно это интриговало.
Ночь вокруг становилась прохладней и темнее, плескавшаяся в темноте река совсем исчезла из вида, а костер будто бы разгорался ярче, как и светлые точки звезд на небе. Россыпь звезд, усеявшая весь небосклон. Казалось, что искры поднимавшиеся от пламени к небу, тоже превращались в крохотные звездочки. Странный такой, но занятный обман зрения.
Холод подкрадывался со спины. Леора повела плечами. Голые ступни уютно грел костер.
Варон зашуршал в тени в своей поклаже, вытаскивая на свет что-то бесформенное, в чем Лео не сразу разглядела покрывало. Он поднялся и, в два шага обойдя костер, накинул покрывало ей на плечи. Оно мягким шерстяным теплом прикрыло спину. А его рука, оставшаяся лежать на ее плече, согревала еще сильнее. Скаторус задержался на какой-то короткий миг, застыв рядом. Леора застыла вместе с ним, сама не понимая почему, и выдохнула короткое: - Спасибо. - Отсветы пламени плясали в его глазах и прочитать что еще в них отражалось было невозможно. Ей показалось, будто бы в синеве этой вновь промелькнуло какое-то выражение. Чуть ли не то же самое, как тогда в транспорте. Связанное с тем разговором? Но момент прошел, и лейтенант опустился на землю рядом с ней.
Иногда этого достаточно - тепла костра, теплого одеяла... А иногда этого так болезненно мало. И когда его рука прижала ее ближе, Лео поддалась, даже не моргнув и глазом. Уткнулась лобовой пластиной ему в мандибулу. Вдохнула запах его кожи, его пластин, смешавшийся с дымом костра. Он пах как согретый солнцем камень родного плато на Дигериса. Он пах домом. Всем, что было надежно и незыблемо. Он будто бы излучал тепло и силу. Она заерзала, устраиваясь чуть удобней, чуть ближе. Под гребнем пробежала волна мурашек. Хотя холодно уже не было.
В этом объятии не было ничего от того, что случилось у горевшего БТР. Только участники опять те же. И опять горело пламя. Но иное. Костер потрескивал тихо, ничем не напоминая о своей разрушительной силе. И отчаяния того не было. Не было той пустоты в груди. Это было совсем другое объятие.
Варон коснулся носовой пластиной ее мандибулы, его дыхание полоснуло кожу шеи, не прикрытую природной броней. Странно, но от одного этого еле ощутимого прикосновения, голова шла кругом. Лео прикрыла на секунду глаза. И не могла не думать о его острых клыках в  непосредственной близости. Какой-то древний, первобытный инстинкт проснулся и тут же требовал откинуть голову назад, подставить глотку, демонстрировать свою готовность самым наглым и вызывающим образом, открывая свои самые уязвимые места. - Совсем дурочкой становлюсь... - Конечно, такое поведение никуда не шло, но от одной мысли дух почему-то захватывало, будто ей снова было шестнадцать, когда гормоны бушевали, а она впервые осталась наедине с парнем. - Ха... - Его пальцы пробежались по лицевым пластинам, и у Леоры вновь сбилось дыхание. Она почти не чувствовала этого касания, но ей казалось, будто бы он касался ее незащищенной кожи. И мысли вновь куда-то улетучились. Она распахнула глаза и встретилась с ним взглядом. Так близко. Можно было разглядеть каждую мельчайшую трещину. В отблеске огня в проемах между пластинами залегли темные тени, на фоне которых синие глаза казались еще ярче. Сверкавшие, как самоцветы в горной породе. Он был горой. Он был материком. Он был планетой. И Ранис чувствовала, как гравитация притягивала ее ближе. Как всё внутри будто бы стремилось к нему.
Варон говорил тихо. Его голос переливался и отдавался вибрацией в груди. Сам этот звук казался теплым и обволакивающим.
- Узнать меня другой... - Лео улыбнулась и подумала, что она и сама себя не знала. Кем она была, та, что убила тех детей, по глупости и незнанию своему? И кем была та, что сейчас сидела здесь, у пламени костра, и которую так влекло к обнявшему ее турианцу? Одна и та же ли это Ранис? Или две разных... Скаторус казался иным. Не таким, как тогда. Но всё же тем же...
- И я хочу тебя... - на выдохе кивнула она. - Узнать.
Но слова сейчас не играли особой роли. Куда важнее были интонации и прикосновения. Ладонь сама нашла свой путь к его гребню. Пальцы провели по острым краям, которые заставляли сердце биться быстрее. Когти интереса ради нырнули под гребень лейтенанта, слегка царапая кожу головы. Леора заметила, что задержала дыхание и выдохнула, облизнув ротовую пластину кончиком синего языка.
И тут она сказала то, что вообще не собиралась. Сама не понимая, откуда вдруг взялась эта фраза, она произнесла:
- А тогда в транспорте, тот звонок от капитана... - Леора запнулась, поняв, что ее понесло куда-то совсем не туда. Не ее это дело. Да и вообще не нужно было вспоминать тот день, когда он уже почти забылся, вытесненный тихим треском костра, теплом лейтенанта рядом, контуром его гребня под кончиками пальцев, звуком его голоса и этим блеском его глаз. Не надо было ворошить. Не надо. Но Лео, как с ней бывало, когда она волновалась, уже не могла заткнуться:
- Он ведь друг, да? Но что-то стряслось и он переживал за тебя... Знаю, незачем мне спрашивать. Так что, ты не отвечай, если не хочешь. Сама не знаю, почему вдруг спросила. - Но так обычно и бывало. На ум лезло все, что не нужно, в самые неподходящие моменты.

+3

24

- А тогда в транспорте, тот звонок от капитана...
Варон почувствовал, как внутри него что-то напряглось, что-то натянулось до такой степени, словно сейчас оборвется, лопнет. Чем было это что-то? Его выдержка? Его какое-никакое, но имеющее место быть офицерское достоинство? Или... Его подсознание еще не успело сформулировать третий вариант.
- Он ведь друг, да?
Сформулировало. Третий вариант - желание проводить время с Лео. Хотел ли он этого теперь?.. Пожалуй, да. Еще больше, чем раньше.
Варон молчал. Он слегка покачал головой и повторил этот вопрос. Мысленно.
Друг? Наверное. Вместе с тем - командир. Конкурент. Брат. Наставник. И все это - после недавней истории, которая была затронута несколько дней назад в БТРе. До этого все было намного проще.
- Но что-то стряслось и он переживал за тебя... Знаю, незачем мне спрашивать. Так что, ты не отвечай, если не хочешь. Сама не знаю, почему вдруг спросила.
Негодование? Разочарование? Усталость? Он не знал, что чувствует, не мог разобраться в себе. Всегда мог, при любых обстоятельствах. А вот рядом с этой девчонкой, познавшей несчастье…
До того наклонившийшся к Лео, Скаторус выпрямился, слегка отстранился. Его рука, пальцы которой мягко сжимали плечо турианки, опустилась. Стало немного холоднее.
- Ее зовут Аканта. Зовут, хм… - мрачно усмехнулся он. - Для меня - уже звали. Я всерьез рассматривал ее как будущую жену. Мы были знакомы уже несколько лет.
Варон неотрывно смотрел в трепещущее оранжевое пламя. Тихий треск сгорающих поленьев создавал подходящий звуковой фон для таких историй. Ночная тьма, тусклый свет звезд и стрекот насекомых тоже способствовали изложению рассказов, которые предназначены для единиц.
- Задержался я в лейтенантах. Сначала быстро рос, а потом... И все чаще слышал... Тогда мне это казалось мечтаниями, высказанными вслух. Но, кажется, это были намеки... Все чаще слышал о мундире майора, полковника, генерала. О том, как я буду брать ее с собой на вечера в компании других высоких офицеров, дарить украшения, как буду возить детей на полигон на новейшей дорогой технике... Но становилось ясно, что этого ждать долго и нудно. Проще сразу найти себе генерала. Или хотя бы начать с капитана. Она так и сделала.
Холод растекался по спине. Жар - по ногам. Становилось очень некомфортно.
- Этот капитан - тот, кто связался со мной тогда, в БТРе. Мой командир. Я думал, что это... хм... нож в спину. С его стороны. Я ошибся. Когда он узнал, что Аканта какое-то время встречалась одновременно со мной и с ним, а потом уже полностью переключилась на него, он при ней засунул ее шмотки в чемоданы и вынес их из дому. А самой сказал, что генералом он станет нескоро, а утомлять ожиданием ее светлость не хочет. И чтобы она выметалась.
Скаторус хмыкнул. Все-таки смешные моменты в этой истории были. Однако его голос все равно выражал грусть и усталость. Это была та, которую он считал без недели женой. Та, с которой он заговаривал о детях. Выбирал их имена. Продумывал, как законспирировать ее, жену бойца разведки, какую легенду для нее составить и поместить в личном деле. Та, которую познакомил с родителями. И родителей которых знал сам.
Он и она признавались друг другу в любви.
Несуществующей.
- Потом мы вдвоем напились. Жестко. Помогло, но не настолько, насколько хотелось бы. Через два дня капитан отозвал меня из увольнения, дескать, чтобы занять чем-нибудь раньше, чем я созвонюсь с Акантой, и мы начнем какие-то невообразимые... мутки. Правильно он сделал. А еще через два дня встретились мы с тобой. Вот такая история.
Ветер задувал все сильнее. С костра сорвалось несколько искр и полетели к лицу Лео. Варон отмахнулся от них. Его движение было натренированным, резким, напряженным. Словно в бою. Скаторус хотел расслабиться. Он даже начинал расслабляться. До тех пор, пока Лео не заговорила о его отношениях.
- Это... больная тема для меня, - продолжил турианец. - Но я... я хотел, чтобы ты это спросила.
Почему - он и сам не мог сказать. Но одно - нечто важное - он сейчас внезапно осознал. Почувствовал. Понял. Не будет ему покоя. Этой ночью - точно, да и после нее... уже вряд ли.
Варон ощутил, что больше не может расслабиться. Ни треск теплого костра, ни размеренный гул ветра ему в этом не помогут. Варон почувствовал, как внутри что-то сжалось, как все его существо напряглось, встрепенулось. Это было знакомое ощущение - но в то же время такое чужое, такое... не для него, строгого офицера, смело бросающегося под пули и снаряды. Такое, словно ему не по силам. Ему, привыкшему к самым жестоким боям, к самой сложной и неоднозначной работе.
Это - не его. Но это - с ним. Здесь и сейчас.
- Я думал о тебе все эти три дня. Будь у меня возможность взять то, что мы пережили, только на себя... Я бы это сделал, Лео.
Все же не по силам? Привнести в свою жизнь еще что-нибудь, помимо сослуживцев и боевых заданий - не по силам?
Кто сказал?
Он сам?
Его руки коснулись ее гребней, когтистый указательный палец опустился вниз, по лицевым пластинам, остановился на мандибуле. Ему показалось, что Леора напряженно вздрогнула - а может, так случилось и в самом деле.
- Оставь это все, - наклонившись к ней, тихо сказал он. - Забудь хотя бы сейчас.
И она забыла. Потому как ее движения вдруг стали смелыми. Потому как в ее глазах словно что-то загорелось.
Это была не скорбь. Это была не боль.
Это было другое.
Искра.
Через месяц она уже будет огнем. Но пока что они об этом не знали.

Отредактировано Skat (5 февраля, 2017г. 00:17)

+2


Вы здесь » MASS EFFECT FROM ASHES » Архив флешбека » Допустимые потери


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC